Взгляд на реальность: каково быть вегетарианцем в современном обществе

вегетарианство, источник энергии
Известный журнальный обозреватель Карен Шаинян написал в номере журнала «Men`s Health» авторскую колонку «Не убой», где честно рассказал о том, как настоящему мужчине – вегетарианцу живется среди мясоедов. «Я не говорю вам, как одеваться, ходить или говорить. Но и вы не пытайтесь накормить меня мясом», — пишет Карен.

На прошлой неделе я, впервые после годичного перерыва, взял себя в руки и отправился в фитнес-клуб. На этот раз хотелось сделать все по уму, поэтому я раскошелился на индивидуальную тренировку, которая, как водится, началась с беседы о режиме занятий и питания. «...И главное, надо есть после каждой тренировки. Белок. Куриную грудку, тунца, что-нибудь нежирное», — объяснил мне сэнсэй. А я честно и отвечаю, мол, не получится с грудкой, потому что мяса не ем. И рыбу не ем, разве что молочные продукты. Сначала он не понял, о чем речь, а потом с плохо скрытым презрением сообщил: «Надо есть мясо, понимаешь? Иначе нет смысла. Вообще».

Я давно и твердо решил никому ничего не доказывать. Я мог бы рассказать моему инструктору про знакомых веганов, которые на одних овощах и орехах раскачиваются так, что анаболики завидуют. Я мог бы объяснить, что за плечами у меня мединститут, и я знаю все про белки и углеводы, и я занимаюсь разным спортом большую часть жизни. Но я ничего не сказал, потому что он бы все равно не поверил. Потому что для него действительность выглядит так: без мяса нет смысла. Вообще.

Я и сам не верил в травоядных качков, пока не познакомился с одним. Он, ко всему прочему, был сыроедом — то есть натурально ничего, кроме свежих растений, пищей не считал. Даже соевые коктейли не пил, потому как в них переработанный белок, а не сырой. «Откуда все эти мышцы?» — спросил я его. «А у лошадей и коров, по-твоему, откуда мышцы?» — возразил он.

 Вегетарианцы — не инвалиды и не чудаки, это обычные люди, живущие нормальной жизнью. А я даже более нормален, чем средний В., так как отказался от мяса не по идеологическим причинам («птичку жалко» и т.д.). Просто оно мне не нравилось, сколько себя помню. В детстве приходилось, конечно, — воспитатели в саду не особенно интересуются гастрономическими предпочтениями подопечных. Да и дома действовал железный закон «пока не съешь, из-за стола не выйдешь». Но, покинув отчий дом, в своем личном холодильнике я истребил любые намеки на мясные изделия.

Жизнь вегетарианца в Москве куда комфортнее, чем принято считать. Официанты в приличных местах уже отличают лактоововегетарианцев (тех, что едят молочное и яйца) от веганов (которые едят только растения). Это вам не Монголия, где я две недели ел доширак с хлебом. Потому что в этой удивительной, фантастически красивой стране в сараях (что называются придорожными кафе) подают только два блюда: суп и баранину. Суп, понятно, из баранины. А в Москве полно старомодных кавказских ресторанов, где меню размером с «Войну и мир». Тут тебе и фасоль, и баклажаны, и грибы во всех мыслимых видах.

Друзья спрашивают, не надоедают ли овощи с гарнирами. Нет, не надоедают.  Кстати, за последние лет 10 я ни разу не отравился, даже не испытывал малейшей тяжести в животе. И вообще болею примерно вдвое реже, чем мои друзья-мясоеды. 

Единственное, что порой раздражает, — это внимание (или невнимание) окружающих к особенностям моего меню. Мама последние 15 лет каждый (КАЖДЫЙ!) раз, когда я у нее в гостях, предлагает мне то селедку, то котлетку — вдруг сработает? С дальними родственниками, греческими или армянскими, еще хуже. В их домах страшно заикнуться, что ты не ешь барашка. Смертельная обида, и никакие оправдания не помогут. В малознакомых компаниях тоже интересно: вегетарианство почему-то всегда воспринимается как вызов. «Нет, ну ты мне объясни, растения не живые, что ли? И вот как это у тебя ботинки кожаные, неувязка». Читать подробную лекцию в ответ как-то глупо.

Но и ура-героические веге, которые при любом удобном и неудобном случае обличают мясоедение, тоже раздражают. Они готовы убить каждого, кто не борется за жизнь зверушек и лесов Амазонки. Они пристают с речами к покупателям в бакалейных отделах. И, поверьте, мне они мешают жить больше, чем вам, потому что я вынужден отвечать за них. Неприязнь к этим святошам распространяется и на меня, ведь обычные люди слабо разбираются в нюансах вегетарианских течений.

Отстаньте от меня и те, и другие, ладно? Хорошо, если вас так интересует — иногда я думаю, что живу правильнее, чем вы. Правда, мысль эта пришла через много лет после отказа от животной пищи. Некоторое время назад я жил с убежденной вегетарианкой Аней, которая и втолковала мне железобетонный идеологический аргумент в пользу травоедения. Прикол не в том, что люди убивают корову. Это дело десятое. Прикол в том, что люди производят коров на убой, причем больше, чем им нужно по природе и по здравому размышлению, раз в двадцать. Или в сто. Никогда в истории человечества столько мяса не ели. А это уже медленное самоубийство.

Продвинутые веганы мыслят глобально — ресурсы, пресная вода, чистый воздух и все такое. Не раз подсчитано: если бы люди не ели мяса, то и лесов было бы в пять раз больше, и воды хватило бы на всех. Потому что 80% леса вырубается под пастбища и кормовые для скота. И большая часть пресной воды идет туда же. Тут уж действительно задумаешься, люди едят мясо или мясо — людей.

Источник: www.mhealth.ru/life/career/826158/