Девадатта

буддизмВ той жизни, в то время, тот, кого звали Благочестивым – это я ныне.

Тот, кого звали Нечестивым, – это ныне Девадатта.

Тогда впервые он стал относиться ко мне враждебно.

Я же к нему в сердце любовь утвердил.

Джатака о Птице Благочестивой и Нечестивой

Девадатта — буддийский монах, известный созданием раскола в сангхе. Его описывают завидующим величию и мудрости Будды и желающим стать религиозным лидером вместо Будды. Согласно писаниям, Девадатта на протяжении всех своих прошлых жизней строил козни против Будды и неоднократно пытался убить его.

В традиции хинаяны Девадатта считается чуть ли не величайшим грешником среди людей. В махаяне Девадатта — значительная фигура, на примере которой демонстрируется новый взгляд на возможность духовного спасения всех без исключения живых существ. В XII главе Саддхарма-пундарика сутры Будда говорит, что Девадатта, даже несмотря на его злодеяния и плохую карму, однажды станет Просветлённым и сострадательным существом.

«Когда пройдут неисчислимые кальпы, Девадатта воистину станет Буддой. Звать [его] будут Татхагата, Царь Богов, Достойный Почитания, Всё истинно Знающий, Следующий Светлым Путём, По-Доброму Уходящий, Знающий Мир, Наидостойнейший Муж, Всё Достойно Устраивающий, Учитель Богов И Людей, Будда, Почитаемый В Мирах. [Его] мир будет называться Божественный Путь. Будда Царь Богов будет пребывать в мире двадцать средних кальп и широко проповедовать живым существам Чудесную Дхарму».

Начало монашеского пути

Девадатта (санскр. देवदत्‍त), или Лха Джин, был сыном Суппабуддхи и, таким образом, двоюродным братом и шурином принца Сиддхартхи Гаутамы. Но санскритские тексты называют его отцом Амритодану, другого дядю Будды.

Согласно палийским рассказам о раннем периоде жизни Девадатты, он вступил в сангху в самом начале служения Будды. Девадатта упоминается как один из одиннадцати старших учеников Будды, о которых Учитель говорит без малейшей враждебности: «Вот идут брахманы, о монахи». Некий монах, брахман по рождению, спросил: «В каком смысле, Господин, человек бывает брахманом и что это за вещи, делающие его брахманом?» Будда отвечал:

«Те, что изгнали злые мысли,

А в поведении всегда внимательны,

Просветлённые, те, чьи оковы разрушены,

Они поистине брахманы в мире»

Изначально ничто не предполагало в Девадатте будущего противника Учения. Девадатта вступил в монашеский орден вместе с Анандой и другими царевичами из рода Шакьев. Юношей он был хорошим монахом: люди говорили о его милосердии и доброте. Изначальная мотивация Девадатты следовать праведной жизни и стать монахом была чистой.

Но поскольку Девадатта не смог одолеть ни одну из ступеней на пути к святости, он начал упорно трудиться над возможностью обрести сверхъестественные способности и показать их миру. После достижения некоторых сверхъестественных способностей Девадатта прельстился мирскими почестями и славой. Он всё сильнее стал завидовать и желать зла Будде.

Однажды, посреди большого собрания, в котором принимали участие цари и их наследники, Девадатта попросил Будду сделать его главой Сангхи. Поскольку он не обладал необходимыми способностями и нравственными качествами, Будда ему отказал. Девадатта пришёл в ярость и поклялся отомстить своему учителю. Так Девадатта стал главным личным врагом Будды.

Анантарика-камма («Смертные грехи»)

sbudda_4.jpgДевадатта — единственный персонаж в ранней буддийской традиции, кто совершил три из пяти самых тяжёлых злодеяний.

Несмотря на злобный и мстительный характер, Девадатта имел много поклонников и последователей. При дворе царя Севета Девадатта основал свой собственный монашеский орден численностью пятьсот человек (раскол общины — первая «анантарика-камма»).

Благодаря поддержке царевича Аджаташатру, он приобрёл немалое влияние. Ему и его окружению подавали ежедневно по 500 порций риса на молоке. Не в силах устоять перед такими почестями, Девадатта возгордился. Он подговорил Аджаташатру убить своего отца, царя Бимбисару, преданного сторонника Будды (вторая «анантарика-камма» — убийство своего отца). Аджаташатру заточил отца в темницу и уморил его голодом, чтобы получить царство. Это действие позже помешало царевичу достичь Просветления, во время слушания поучений Будды. По этому поводу Будда заметил:

– Если бы не убийство отца, Аджаташатру мог бы вступить на Первый Путь. Но уже и теперь он спасся от нижнего уровня ада, куда ему суждено было попасть. Следующие шесть тысяч лет он проведёт на другом уровне ада, затем пребудет в обители богов и, снова родившись на земле, станет буддой.

Фанатично завидуя Будде, Девадатта замыслил расколоть буддийскую общину и убить Будду (третья «анантарика-камма»).

В первый раз он нанял убийц, чтобы те напали на Благословенного. Девадатта попросил у Аджаташатру предоставить ему пятьсот лучников. Из этих пятисот он отобрал тридцать одного человека. Первый должен был убить Будду, двое других – убить первого, следующие четверо — убить этих двух, а последних шестнадцать лучников Девадатта собирался убить лично, чтобы сохранить всё в тайне. Будда же был прекрасно осведомлён о намерениях своего брата. Когда первый убийца приблизился к Будде, он испугался, отложил своё оружие и принял прибежище в Учении. В конце концов все наемники, посланные убить Будду, стали его учениками. Так провалилась первое покушение на жизнь Будды.

Затем Девадатта попытался убить Будду сам. Когда Будда шёл по горе Гридхракута, Девадатта забрался на самую вершину и бросил в Будду огромный камень. Падая с горы, камень ударился о другой, и от него отскочил осколок. Он поранил ногу Будды, и из неё потекла кровь. Будда поднял голову, увидел Девадатту и произнёс голосом, исполненным сострадания: «Великий ущерб, злой человек, сделал ты себе тем, что с намерением убить ты пролил кровь Татхагаты».

В третий раз Девадатта использовал для попытки убийства свирепого слона Налагири. Слон привык выпивать в день по восемь мер пива. В один из дней Девадатта велел дать слону шестнадцать мер. Был выпущен царский указ, в соответствии с которым никто в тот день не мог выйти из дому. Девадатта надеялся, что слон убьёт Будду, когда тот выйдет на улицу просить подаяние. Весть о злом плане Девадатты донеслась до Будды, но он не изменил своему обычаю. На следующий день все балконы были заполнены друзьями и врагами Будды. Первые желали ему победы, вторые — гибели. Когда Будда вышел на улицу, выпустили слона, который принялся разрушать всё на своем пути. Издалека увидев Будду, Налагири поднял уши, хвост и хобот и бросился на него. Монахи пытались убедить Будду скрыться. Затем многие монахи выразили желание заслонить собою Будду и тем защитить его. Однако он ответил, что его сила отличается от силы монахов. Когда вперёд пожелал выступить Ананда, Будда усилием мысли приказал ему отступить. Неожиданно из одного дома на улицу выбежала маленькая девочка. Слон уже собирался растоптать её, когда Будда обратился к нему:

– Я – твоя цель, не трать свою силу на других.

Когда слон подошёл к нему совсем близко, Будда окутал его своей любовью (метта). Любовь Будды была настолько широка и бездонна, что слон замер, притих и остановился как вкопанный перед своим господином. Тогда Будда погладил Налагири по хоботу и ласково заговорил с ним. Преисполнившись почтения, слон хоботом отряхнул пыль со ступней господина, посыпал ею свою голову и склонился перед ним. Будда взял со слона обещание не вредить другим, и слон пять раз повторил слова Будды в присутствии всех собравшихся. Потом он стал пятиться и, не поворачивая головы, вернулся в стойло. Увидев это чудо, люди радостно закричали и захлопали в ладоши. Они осыпали слона драгоценностями, и восемьдесят четыре тысячи человек вступили на Путь.

«Раскол» сангхи

Девадатта

Не оставляя надежды стать лидером Сангхи, Девадатта придумал вероломный план.

Он потребовал от Будды ввести пять дополнительных правил, которые монахи обязаны были соблюдать:

1) чтобы монахи всю жизнь жили в лесу;

2) чтобы они жили только на милостыню;

3) чтобы они носили только выброшенную ветошь и не принимали платья от мирян;

4) чтобы они жили у подножия деревьев, а не под крышей;

5) чтобы всю свою жизнь они не ели ни рыбы, ни мяса.

Будда указал, что все эти правила допустимы, но посоветовал не спать под деревьями в дождливый сезон. Однако он отказался сделать их обязательными. Дэвадатта обрадовался и, несмотря на предупреждения Будды об ужасных для кармы результатах греха раскольничества, стал ходить везде со своими приверженцами и распространять слух, будто Будда предался роскоши и жизни в изобилии.

Затем он рассказал Ананде, что собирается провести Упосатху без участия Будды. Девадатта убедил пятьсот недавно посвящённых монахов из Весали покинуть Будду. Юные бхикшу не успели ещё укрепиться ни в дхарме, ни в знании правил поведения, поэтому провозгласили Девадатту своим лидером и ушли с ним с ними к холму Гаясиса. Раскольники жили отдельной общиной и кормились за счёт одного из приходов.

Как только настало для монахов-раскольников время вкусить от плода истинной веры, Учитель послал к ним двоих своих самых лучших учеников — Шарипутру и Маугдальяяну. Будда молвил: «Шарипутра, пятьсот бхикшу, прежние твои приверженцы, ушедшие с Девадаттой, ныне достигли зрелости в понимании своём. Возьми же с собой монахов, пойди к отступникам, наставь их в дхарме, просвети в знании Пути и Плода и приведи назад ко мне».

Шарипутра с товарищем отправился в Гаясису, чтобы наставить отступников в дхарме и просветить их в знании Пути. Увидев их среди своих приверженцев, Девадатта обрадовался и решил, что на вечерней службе он сравняется величием с Пробуждённым.

В тот же вечер Девадатта прикинулся просветлённым и сказал одному из посланцев Учителя: «Почтенный Шарипутра, вся наша община ещё бодрствует и не собирается отходить ко сну. Побеседуй с монахами о трудностях постижения дхармы, а я ненадолго прилягу».

Девадатта ушёл в свою келью и тотчас же улёгся спать. Оба лучших ученика Пробуждённого принялись наставлять заблудших монахов в истинной дхарме и, пробудив в них стремление обрести подлинный Путь и Плод, увели всех за собой в Бамбуковую рощу. Будда принял отколовшихся монахов и отказался установить правило, согласно которому их нужно было вновь посвящать. Он разрешил монахам просто признаться в своей вине.

Видя, что монастырь совершенно обезлюдел, бхикшу Кокалика зашёл в келью к Девадатте и сказал ему возмущённо: «Ведомо ли тебе, почтенный Девадатта, что оба тхеры откололи от тебя твоих последователей и ушли вместе с ними, а монастырь совсем обезлюдел? Чего же ты здесь валяешься, как будто ничего не случилось?» Кокалика в бешенстве схватил Девадатту в охапку и шнырнул об стену. Затем пнул Девадатту в грудь, так что изо рта у того хлынула кровь. От этих побоев Девадатта никогда уже больше не смог оправиться.

Учитель спросил у тхеры, когда тот вернулся: «Шарипутра, как вёл себя Девадатта, когда вы к нему пришли?» «Почтенный, – ответил ему Шарипутра, – едва только Девадатта увидел нас, он тотчас вознамерился сравняться с тобой величием, однако тщетно он прикидывался Просветлённым, ему так никого и не удалось обмануть».

Будда заявил, что Дэвадатте суждено будет остаться в аду на протяжении всей кальпы, поскольку он так и остался неисправимым:

«Побеждённый тремя видами ложной Дхаммы – с подавленным [загрязнениями] умом – Девадатта неизбежно обречён на лишение, на ад, в течение цикла существования мира. Какими тремя? Побеждённый порочными желаниями – с переполненным [загрязнениями] умом – Девадатта неизбежно обречён на лишение, на ад, в течение цикла существования мира. Побеждённый дружбой с плохими людьми – с переполненным [загрязнениями] умом – Девадатта неизбежно обречён на лишение, на ад, в течение цикла существования мира. И когда нужно было сделать дальнейшее, он, тем не менее, остановился на полпути, [довольный] малым количеством выдающихся достижений1. Побеждённый этими тремя видами ложной Дхаммы – с переполненным [загрязнениями] умом – Девадатта неизбежно обречён на лишение, на ад, в течение цикла существования мира».

Смерть Девадатты

С тех пор Девадатта влачил жалкое существование. Он тяжело заболел, стал кашлять кровью и вспомнил наконец о достоинствах Пробуждённого: «Вот уже восемь месяцев я злоумышляю против Татхагаты, а между тем у самого Учителя нет ни малейшей враждебности ко мне. Да и ни один из восьмидесяти великих тхер не держит против меня зла. Лишь я сам повинен в том, что остался теперь один и все от меня отвернулись – и Учитель, и великие тхеры, и Рахула, сын Учителя, и княжеские роды шакьев. Пойду к Учителю вымаливать себе прощение!»

Подозвав тех, кто ещё оставался при нём, Девадатта велел уложить себя на носилки и нести в Шравасти. Люди шли всю ночь, и к утру оказались уже в окрестностях города. В тот час Ананда обратился к Учителю: «Почтенный! Похоже на то, что Девадатта направляется к тебе просить прощения!» – «Нет, Ананда. Больше Девадатте свидеться со мной не дано, ибо так велики его прегрешения, что даже тысяча будд не в силах спасти его».

Когда Девадатту уже внесли в город, Ананда опять известил о том Учителя, но Блаженный ответил так же. И наконец, носилки с Девадаттой поднесли к пруду, что был неподалёку от ворот в рощу Джеты. В тот самый миг плоды злодейств его созрели и проявились сполна. По всему телу Девадатты разлилось жжение, ему захотелось умыться и напиться, и он попросил поставить носилки и сходить за водой. Но напиться ему уже не пришлось: едва носилки коснулись земли, как земная твердь дала трещину, из Незыби взметнулось пламя и поглотило его. «Вот он, плод моих злодеяний!» – понял Девадатта и успел лишь воскликнуть:

«К тому, кто выше ариев, кто бог для небожителей,

Кто укрощает гордецов, кто всё увидит и поймёт,

Исполнен добродетели, – к нему,

Всепробуждённому, я прибегаю с верою!»

Взмолившись о помощи, Девадатта осознал, что принимает три драгоценности буддийской доктрины – Будду, Закон и Общину. Так он восславил Пробуждённого и вновь признал себя его учеником — это помогло ему избежать суровой кары за свои проступки, но он всё же оказался в аду, где обрёл огненное тело.

Затем, согласно 12 главе «Саддхарма-пундарика сутры», спустя неисчислимое количество кальп, он проявится на одной из планет во Вселенной Татхагатой по имени Девараджа.

Литература:

· Саддхарма-пундарика сутра

· Джатака о Птице Благочестивой и Нечестивой

· Джатака о плотниках-мореходах

· Джатака об отмеченном удачей (Lakkhana-Jataka)

· Джатака о блеске могущества (Virocana-Jataka)

· Девадатта сутта: Девадатта

Ананд Кумарасвами, Маргарет Нобель «Мифы буддизма и индуизма»

· Эдвард Томас «Будда. История и легенды»