Опыты на животных — это анахронизм

животные, мышь, крыса, эксперименты для животными
По данным BUAV (Британского союза за отмену вивисекции), ежегодно в опытах используются от 50 до 100 миллионов позвоночных животных и в разы больше беЗпозвоночных. Подавляющее большинство из них по завершении опыта подвергается эвтаназии. Эта информация сегодня известна многим, и найти в интернете список компаний, тестирующих свою продукцию на животных, не составляет труда.

Но большая часть таких списков, копируемых всеми из материалов электронных изданий и блогов, доступных на веб-сайтах организаций и обществ защиты животных, представляет собой перечисление косметических компаний, а также производителей бытовой химии и средств личной гигиены. Безусловно, все эти списки играют важную роль в продвижении идеи этичного выбора — не стоит недооценивать стремление людей выбирать только те продукты и ту косметику, процесс производства которой не противоречит их моральным принципам и убеждениям.

И все же, когда речь идет об опытах на животных, следует понимать, что тесты на токсичность тех или иных компонентов косметики или бытовой химии составляют удивительно небольшой процент от общего числа подобных исследований. По данным ЕС, не более 8% всех животных используются для тестирования косметики. Еще 1% составляют животные, использующиеся в качестве «модельных организмов» в процессе обучения студентов университетов и колледжей. 91% животных становятся жертвами медицинских и фармакологических опытов, а также используются в военных, космических и оборонных исследованиях.

Конечно, все серьезные (или просто новые) лекарственные препараты проходят стадию тестирования на животных — такая стадия обязательная. При этом, несмотря на то, что именно создание новых лекарств влечет за собой гибель около 2/3 всех подопытных животных, проблема замещения и поиска альтернативы медицинским опытам с участием животных, все ещё не находит сегодня серьёзного отклика ни в вегетарианском, ни в массовом сознании.

Одна читательница интернета, скопировавшая себе на страницу в Facebook «черный список» косметических фирм и получившая 25 гневных комментариев сторонников сохранения status quo, отвечая на один из оставленных кем-то отзывов, сама отметила, что отказаться от тестирования лекарств на животных невозможно, ведь от этого по-прежнему зависят человеческие жизни. Но действительно ли это так?

Животные стали соучастниками многих великих открытий в области медицины. В 1880 году Луи Пастер доказал микробную природу некоторых болезней, искусственно вызвав сибирскую язву у овцы. В 1890 Павлов использовал собак для изучения условных рефлексов. Инсулин впервые выделили из собак (в 1922 году), что произвело настоящую революцию в лечении сахарного диабета. В 70-х с использованием в опытах броненосцев были разработаны антибиотики и вакцины против лепры (проказы). Благодаря вивисекции существует кардиохирургия, а опыты советского ученого Владимира Демихова по пересадке сердца, легких и других органов, проведенные им в 50-х и 60-х годах на собаках и о которых мало кому известно сегодня, сделали возможным развитие трансплантологии.

Все эти факты, конечно, заслуживают уважения. Реальность такова, что ради прогресса медицины, ради разработки лекарств от СПИДа, исследования рака, ради избавления человека от мучительных и страшных болезней человеку по-прежнему необходимо использовать животных. Какой бы кощунственной не казалась эта мысль, человечество по-прежнему уверено, что благая цель может служить оправданием мучений, причиняемых животным. Может ли?

Еще в 1954 году Чарльз Хьюм впервые предложил так называемый «принцип трех Р». Идея Хьюма заключалась в максимально возможном ограничении использования животных в опытах с помощью трех основных «инструментов» — Replacement, Reduction, Refinement (то есть замещения, сокращения и усовершенствования). Первый пункт предполагает замещение опытов с животными «опытами без использования оных». Второй пункт — сокращение количества животных в экспериментах. Третий — усовершенствование методов исследований, позволяющих минимизировать боль и страдания лабораторных животных, а также улучшить условиях их содержания. Сегодня «принцип трех Р» принят в большинстве стран мира — он является обязательным критерием при рассмотрении вопроса об одобрении или неодобрении какого-либо опыта или исследования.

Развитие исследований возможности замещения опытов на животных опытами без их использования на сегодняшний день уже дало несколько интересных результатов. Предлагается, например, использовать в тестах клеточные культуры — подвергать воздействию препаратов и их компонентов искусственно выращенные клетки. Например, выращивать из них эквивалент человеческой кожи, на котором можно было бы проверять химические соединения и компоненты лекарственных препаратов на раздражительность, токсичность и аллергичность.

Интересную альтернативу предложили исследователи корпорации Hurel. Они создали чип, заменяющий животных для испытания на аллергические реакции кожи.

Только один такой чип спасет жизни 25 животным. Новый чип пока может быть использован лишь для весьма специфического теста, называемого local lymph node assay (анализ локального лимфатического узла). В настоящее время эти тесты проводятся на самках-мышах и хомяках.

Многие опыты на животных могут вполне быть заменены опытами на добровольцах из числа людей. На человеке, например, можно исследовать раздражения кожи (по крайней мере, те из них, которые могут быть локализованы и являются обратимыми). Тест на пирогенность (способность вещества вызывать повышение температуры тела) можно проводить в пробирках с донорской человеческой кровью.

Еще одной альтернативой считается компьютерная симуляция. Сегодня с помощью компьютерных кодов возможно воспроизвести «в электронном виде» условия и реакции, свойственные иммунной системе человека, а также полностью скопировать метаболизм человеческого организма. Методом компьютерной симуляции сегодня заменяют первый этап тестов новых лекарств от астмы (на втором этапе все еще участвуют люди и животные), исследуют процесс образования бляшек в крови и развитие многие сердечно-сосудистых заболеваний.

Замена животных человеком или машиной критикуется многими. Однако это уже не первый случай, когда новые технологии приводят к постепенному отказу от использования в опытах животных. Почти никто уже и не помнит, что краш-тесты новых автомобилей проводились раньше не с использованием специальных манекенов, напичканных датчиками, а свиней. Первый манекен был создан для военных, исследовавших различные травмы, и назывался «Sierra Sam». Было это в 1949 году. Массовое производство и использование таких манекенов началось только в 60-х.

Несмотря на то, что высокотехнологичные разработки традиционно стоят довольно больших денег, использование чипов, о которых говорилось выше, например, оказывается, во много раз дешевле опытов на животных. Но официальный отказ от использования животных не только принесет радость защитникам их прав и сторонникам этичного подхода в науке, но и лишит значительной прибыли многие компании и корпорации.

Животных в лаборатории поставляют в основном крупные корпорации. У одной из таких компаний, Covance, главный офис которой расположен в Принстоне, поиском, отбором и доставкой животных в лаборатории занимаются филиалы в 25 странах мира, в которых трудятся около 9 800 человек. Стоимость компании оценивается почти в два миллиарда долларов США.

В 2004 году немецкий журналист Фридрих Мюльн снял на скрытую камеру сотрудников компании Covance, которые заставляли обезьян танцевать под громкую музыку, грубо обращались с ними, кричали на них. При этом обезьян содержали в ужасных условиях — держали в маленьких проволочных клетках со слабым освещением и высоким уровнем окружающего шума. В 2004 и 2005 годах PETA тайно провела видеосъемку внутри американского отделения Covance, в котором обезьяны в тяжелом состоянии были лишены какого-либо медицинского ухода. Департамент сельского хозяйства США после обнародования видеозаписи лишь оштрафовал Covancе.

Еще один крупнейший поставщик животных для опытов — американская Charles River Laboratories. Компания основана еще в 1947 году, ее штаб-квартира находится в Уилмингтоне, штат Массачусетс. 7 500 сотрудников и более чем миллиардная прибыль от операций в Канаде, Бельгии, Франции, Германии, Италии и Соединенном Королевстве.

Откуда же берутся прибыли у таких крупных корпораций как Covance и Charles River? Скупая животных на фермах Африки и Азии, они перевозят их в Европу или США, где готовят на каждую особь всю необходимую документацию. Все это в несколько раз увеличивает «стоимость» животного на рынке. Закладывая в итоговую цену ещё и собственные расходы, работу сотрудников и необходимую прибыль, эти корпорации продают животных в лаборатории по совершенно невообразимым ценам, доходящим до нескольких тысяч долларов.

Животные, воспринимаемые как товар, — долго ли еще сохранится в научной среде подобное отношение к ним? Большинство крупных ученых уже сегодня выступают за отмену и запрет всех возможных опытов на ними. Альтернативы этому есть. Выбирая «этичную» косметику и бытовую химию мы вносим свой посильный вклад в дело скорейшего запрета подобных опытов, но все же основная надежда должна возлагаться на достижения прогресса. Клеточные технологии, компьютерные исследования — всех этих вещей не существовало ни 50, ни 100, ни 1000 лет назад. Опыты на животных — анахронизм, который с неизбежностью должен быть оставлен наукой в прошлом.