Путь Карны с позиции йоги

Путь Карны с позиции йоги

Моё знакомство с описанием жизни Карны началось на лекциях Андрея Вербы. Точнее сказать, что до этого момента, конечно же слышал о существовании такого персонажа Махабхараты, главного героя на стороне «зла», который бился с Арджуной, и был убит, но это сложно назвать знакомством. Стоит, наверное, также отметить, что с первого занятия йогой, карнапидасана остаётся самой любимой асаной по необъяснимым для меня причинам.

Когда Андрей Верба перевёл название асаны и рассказал историю о дарении брони и серёжек брахману, у меня реально встали волосы дыбом, так как я физически ощущал ту боль, испытанную Карной в момент срезания даров. Именно эти ощущения и вызвали огромный интерес к описанию жизни Карны и выбор темы реферата.

Карна был сыном Кунти и бога Солнца Сурьи. Стоит упомянуть, что именно Сурья в своё время боролся за престол на Небесах с Индрой и в итоге уступил. И (по иронии ли?) сын Индры — Арджуна, становится главным соперником Карны в битве на Курукшетре, ставшая не только полем битвы во времена событий Махабхараты, а также бывшая местом, где Брахма сотворил Вселенную, а также местом, где Вишну спасал в облике Варахи Землю от погружения в Пучину, в которую её (Землю) увлёк очередной демон. Отсюда напрашивается вопрос, является ли Курукшетра местом географическим или же это место, где боги проводят важные события?

Но вернёмся всё же к Карне. Его рождение было непорочным с позиций чистоты Кунти, хоть и омрачено баловством матери, которое в итоге привело к тяжёлой жизни сына, быть приёмным ребёнком у возничего. С позиций рядового человека, может показаться суровым и несправедливым такой исход событий, однако с позиции жизни йога — наилучший вариант — Карна оказывается в ситуации, когда он не окружён роскошью, отвлекающей от самосовершенствования. Низкое происхождение позволяет достичь всего в жизни самому, воспитать в себе необходимые качества. Благодаря усилиям, аскезам и стойкости, Карна переходит из низшего сословия практически на уровень властелина мира. И как все описания Махабхараты, здесь нужно не забывать о метафоричности описания. Только личная практика в сочетании со стойкостью в Пути и аскезами, а также чистое, незамутнённое сознание позволяют пробиться сквозь невежество к свету (смотрим символизм Сурьи). Благодаря этому же «низкому» рождению, Карна так и не получил посвящения как кшатрий, хотя был и царевичем, и самым сильным воином на стороне Кауравов. На протяжении почти всей жизни, не смотря ни на что, он сражается со своим комплексом низкорождённого, ставшим причиной вражды с братьями, насмешками, унижавшими его до самого момента его смерти.

По воле судьбы, Карна попадает на учёбу к Дроне. Но отношения у них не складываются, так как Дрона отдал уже предпочтение Арджуне, как лучшему ученику, и статус-кво нельзя было нарушать. Поэтому Карна не получил от Дроны самые действенные мантры для превосходства в бою. Одержимый страстью, Карна идёт учиться к Парашураме — предыдущему воплощению Вишну, учителю Дроны, а также известному своей нелюбовью к кшатриям. И чтобы получить учение, Карна притворяется брахманом. И эта ложь раскрывается, хоть и после передачи знаний, и напоследок Парашурама проклинает Карну, тем, что в последний момент он забудет эти знания. Эта история учит нас соблюдению сатьи, честности перед собой. Это самый существенный промах Карны, и в классической модели самый губительный. Но и эти события ещё не способны повлиять на сознание Карны.

Переломный же момент происходит после разговора с Кришной, открывшего Карне правду о его рождении и родителях. И этот разговор, по моему мнению, был бы особо важен для идущих по пути йоги в современности, но почему-то он скрыт. То есть в этом месте должна быть Бхагавад-Гита для йогов, а не для бхакти, как в случае в Арджуной. Что сказал Кришна Карне? Это уже не прочесть, так как письменных источников не сохранилось.

Жизнь Карны до этого откровения можно сравнить с продавливанием мира под себя — достижения высокого положения в обществе; обучение у Дроны, который невзлюбил Карну за превосходство над любимчиком Арджуной; обучение с помощью обмана у Парашурамы и первое проклятье; становление главным военнокомандующим после смерти Бхишмы и Дроны; и так далее. И после разговора с Кришной у Карны (также, как и у Арджуны впоследствии) появляется особое сознание, зрелость. Он уже не увлекаем страстями, он принимает тот Путь, который ему открыт, сквозь слёзы и боль он двигается вперёд каждый раз несмотря на страдания (особенно при смерти Бхишмы, признавшего напоследок его внуком) и продолжает биться. Он не сломим, не сгибаем, его сознание направлено только на одно — поединок с Арджуной. Всё остальное — или как ведущее к нему или как мешающее этому. В рамках этого реферата невозможно охватить все толкования, которые мне кажутся важными, но некоторые из них не могу не описать.

Во-первых, всю жизнь Карны до разговора с Кришной можно рассматривать как жизнь в миру, жизнь в теле, жизнь в эго. И после приходит к пониманию своей божественности, к понимаю своего предназначения, к единению с Богом, со своим Высшим Я. Здесь приходит понимание зачем в его жизни всё так сложилось. Всё было путём к этому осознанию. Не это ли цель йоги на первых ступенях развития?

Во-вторых, не видим ли мы в действиях Карны ту самую однонаправленность мысли, то медитативное состояние, в котором он живёт после? Тут можно рассмотреть это с позиции перехода из сознания «внешнего пути» (буддизм), к переходу к внутренней работе. Карне уже не интересно играться с внешними проявлениями себя, он уходит от борьбы с миром в отрешение от эго. Все его действия несут в дальнейшем завершающий характер.

В-третьих, это путь от невежества (низкое рождение) и страсти (царевич, сильный воин) к благости. И этот тон прослеживается во многих вещах.

Но давайте всё же вернёмся опять немного назад и поразмышляем над сменой эпох. Карна, как представитель Двапара-юги уже ощущает на себе смену эпох. Это выразилось и предательстве побратима Дурьодханы, и нечестности боёв со стороны Пандавов, и невозможности найти махагуру. В некоторых источниках есть сравнение, что Карна является основанием мощи Кауравов, на нём зиждется их мощь, и не спроста после его гибели битва заканчивается в один день.

Однако не стоит ни здесь, ни далее воспринимать Карну, как воина — его образ куда глубже этой плоскости. Если смотреть на битву как на жизнь, как на лилу (санскр. игру) Богов, то образ Карны становится душой, пробирающейся сквозь тернии к Свету и достигающей Его. Борьба Карны за социальный статус можно рассмотреть как сломление невежества, общественных заблуждений с помощью верности своему Пути. Уважение и почести, отданные сразу после обряда посвящения в царевичи сморщенному старику, оказавшемуся его приёмным отцом — и как сломление страстей, и как отказ от стяжательства. А молитва к Солнцу (настоящему отцу) в этот момент — как понимание заботы Богов. Срезание доспехов и серёжек — как верность обетам, как самопожертвование, как принятие воли Богов. И этот список продолжит любой, кто может думать и сравнивать.

Отдельно хотелось бы отметить образ Карны, как символ верности. Верность приёмным родителям, верность Дурьодхане (предавшего его впоследствии), верность слову, данному Кунти, верность обетам. Особенно интересны последние два. Карна отличался с самого детства тонким чутьём (не зря его имя переводится как «чуткий»), не зная о том, кто его отец, он каждый день начинал с похода к Ганге, где совершал Сурья-Намаскар (ни главный ли завет практикующего йога, как регулярность практики?), питавшей его силой и пробуждением. Карна не отказал ни одному брахману, отдавая должное принципу служить вышестоящим на духовном развитии, чем впоследствии и воспользовался Индра. Судя по писаниям, Карна был один из самых щедрых героев, посвящая плоды своей деятельности другим душам. Твёрдость в обетах, с одной стороны можно назвать догматизмом, и есть даже отсылки к писаниям, что обеты могут стать препятствием на Пути йога, но в образе Карны, в образе Бхишмы, в сказаниях о Шиве проскальзывает красной нитью верность слову и направлению. Здесь не случайно три этих персонажа стоят в одном предложении. Именно Бхишма был славен, как человек верный обетам, и именно он на Курукшетре является эманацией Шивы, и по стечению обстоятельств (случайно ли?) место Бхишмы (после его смерти) занимает Карна.

И смерти этих героев очень похожи. Оба умерли только в силу того, что сами осознанно потратили свою неуязвимость ради блага и исполнения воли своих родственников. Оставим сказания о Бхишме на домашнее чтение, и разберём, что же случилось с Карной, и в чём его было служение и скорбь. Как уже было не единожды упомянуто, он был сыном Кунти и Сурьи, и что немаловажно, старшим сыном! То есть объяви Карна о своём происхождении, битва при Курукшетре бы не случилась. Ведь вопрос престола, точнее в его незаконного перехода, исчезал бы сам собой, потому что царствовать должен был бы не Юдхиштира, а именно Карна, как самый старший из братьев. Причём в лагере Пандавов, он был принят и матерью, которая была на правах вдовствующей императрицы, и, как показывает реакция братьев после его смерти и раскрытии правды, — и ими тоже. В лагере же Кауравов, он также был очень уважаем, да и кто были бы Кауравы без Карны? Но после разговора Карны и Кришны, первый остаётся верен и обетам, данным Дурьодхане, и своим приёмным родителям, сохраняя статус-кво (не этого ли хотел Вишну в образе Кришны и не поэтому ли их разговор сокрыт?).

Впоследствии, при встрече с матерью, Карна осуждает её на словах за отказ от него. Но со свойственным для него благородством, обещает матери не убивать четверых из братьев, и только с Арджуной собирается биться до последнего. Однако вся мудрость и сострадание братьям выражается в другом. Уже в этот момент он делает выбор быть убитым в поединке с Арджуной, прося мать не говорить о их родстве с братьями, тем самым развязывая им руки для убийства! Карна как бы просыпается, понимая своё единство со своими кровными врагами, дважды кровными. Если отойти от прямого чтения текста, то можно сравнить это с осознанием единства всех душ, неразрывности существования. И Карна совершает поступок согласно Пути Будды — позволяет себя убить во благо другим.

Сам факт убийства брата Пандавами, которые только после смерти Карны узнали от матери об их родстве, очень сильно подавил сознание героев. И хотя в момент встречи в царстве Индры, Карна мило обращается с братьями, проявляя заботу старшего и совершенно забыв о прежней вражде, но для оставшихся в живых этот факт не прошёл бесследно. В дальнейшем повествовании, они почти все теряют свою яркость, превратившись в блёклых персонажей, занятых богоугодными делами и жертвоприношениями. Исключение составляет Юдхиштира, оставленный царём, но и он отягощён тем грузом войны и осознанием принципа: «цель не оправдывает средства». И не поэтому ли Юдхиштира без колебания делает выбор уйти с собакой в Ад, нежели одному в Рай, как сделал это Карна, выбрав приёмных родителей, а не честь, славу и богатство?

Поэтому вопрос о победителях в битве на Курукшетре остаётся весьма дискуссионным. Фактическая ли победа в теле, или всё же духовная победа значима для души? Карна, Дрона, Бхишма, сохранили верность себе до момента смерти, уйдя из этого мира так, что не могут быть осуждены ни шудрами и вайшу, так как были мощны и непобедимы, ни кшатриями, так как ни на момент не поступились честью и справедливостью, ни брахманами, так как проявили стойкость и — самое важное — обрели знание.

Особо хотелось бы отметить ряд вопросов, которые мне показались очень интересны, но ответы на них я так и не нашёл. Во-первых, как можно трактовать победу Карны на Юдхиштирой (эманацией бога Дхармы [Справедливости, Предназначения]), Бхимасемой (эманацией бога Ваю [Ветра]), Накулой и Сахадевом (эманацией богов Ашвинов [Рассвета и Заката]), причём оставив им жизнь? Ни освоением ли знания (Дхармы) и праны (Ваю), но как расшифровать рассвет и закат мне сложно. Можно лишь предположить — как понимание колеса рождений.

Во-вторых, почему Кришна (как олицетворение раджаса), помогает и направляет Арджуну (представителю саттвы), а Карне, олицетворяющему раджас, мешает Брахма, как никак, а саттва под его контролем? Ни есть ли это образ перехода от эпохи благости к эпохе страстей?

В-третьих, как объяснить необходимость случайного убийства Карной брахмана, превратившегося в оленя?

Павел Коноровский