Измени себя — изменится Мир вокруг
Логотип клуба OUM.RU

Пранаямы: мой опыт освоения. Н. Лимбах-Маляр

Я в зале на своём первом занятии для продолжающих. Идёт выполнение капалабхати, третий круг. Голова тяжелеет и начинает болеть, плечи пытаются скомпенсировать еще не очень разработанную дыхательную систему животом, общее состояние ниже среднего. На мои плечи спускается рука преподавателя, такая спокойная и тяжёлая, мне уже от этого становится спокойнее. А после он шепчет мне на ухо: «Не торопись, пожалуйста, продолжай делать в своём ритме». Сердце наполнилось большой благодарностью.

Несмотря на то, что, согласно классическим текстам, капалабхати не является пранаямой, я считаю именно этот опыт моим первым в их основании.

Пранаяма состоит из сочетания двух слов: «прана» и «айяма». На данный момент самое близкое для меня объяснение «праны»: это некая сила и энергия, задающая вектор движения по жизни. О какой энергии мы говорим? О той, которая поддерживает нашу жизнь! Как мы эту энергию формируем и поглощаем? По-разному, например, через пищу (насыщение крови жизненно необходимыми элементами) и через дыхание (насыщение органов кислородом). Получается, дыхание – это один из видов управления праной, нашей энергией, в том числе и на тонком уровне. А вторая часть слова «айама» означает объём, расширение. То есть пранаяма – это практика управления и расширения энергии, которая обуславливает нашу жизнь.

Мой первый опыт с дыхательной техникой капалабхати получился чересчур активным и излишне мучительным. А это не является целью пранаям, несмотря на то, что капалабхати – очень активная, заряжающая дыхательная техника. Её выполнение происходит за счет энергичного выдоха животом (диафрагмой) с последующим пассивным вдохом. А при правильном её выполнении происходит укрепление мышц живота, массаж спинномозговой жидкости и активный вывод углекислого газа из лёгких и клеток тела. Эту технику также называют «сияющий череп» или «техника очищения передней части мозга», что подчеркивает факт активации и массажа дремлющих центров мозга, которые ответственны в том числе и за более тонкие восприятия.

Второй, более вдохновляющий, опыт с пранаямами у меня произошёл при выполнении нади шодхана (пер. «очищение каналов нади»). Это балансирующая и очищающая дыхательная практика, включающая в себя вдохи и выдохи в разных пропорциях. Для продолжающих практиков нади шодхана может выполняться с задержкой дыхания («кумбхака») на вдохе («антар кумбхака») и/или выдохе («бахир кумбхака»). Как следствие, идёт гармонизация двух энергетических каналов: ида («лунный канал») и пингала («солнечный канал»), приводящих нашу физическую, психическую и энергетическую системы в равновесие.

Я практиковала впервые нади шодхану на том же самом для меня первом курсе для продолжающих. Прорабатывали мы её сразу с задержкой дыхания. «Закрываем вторую ноздрю, … задержка… один, два, три…». На счёт «двенадцать» на задержке, перетерпливая эти нескончаемые секунды я, как мне показалось, достигла границы своих сил, а также была близка совсем разочароваться в пранаяме. Что же это – всегда невероятное усилие и насилие?

И именно в этот момент, где-то между «двенадцать» и «тринадцать», у меня как будто бы вышла пробка из головы, я чётко и резко перестала «терпеть» эту задержку, и вместо этого она меня как будто бы перенесла в другой мир восприятия, а время замедлилось. Стало невероятно легко и спокойно, как будто бы тебя кто-то немного приподнял. Мне показалось, что даже сердце успокоилось ещё больше и стучало медленнее. После этого для меня задержки дыхания стали некой маленькой радостью, некой мотивацией для продолжения выполнения всех остальных практик.

Сейчас я понимаю, что я наверняка занималась этим и раньше, очень давно. Обычно люди долго практикуют сначала удлинение выдоха, а потом минимальные задержки, прежде чем приступить к пропорции 1:4:2. А я по воле случая (случай ли это…?) попала на этот курс продолжающих без особых знаний и получила вот такой опыт. Это было два с половиной года назад.

На том же курсе я познакомилась с дыханием уджайи и полным йоговским дыханием. Это успокаивающие пранаямы типа «лайа». С полным йоговским дыханием я была знакома с детства, мне казалось, это очень интуитивно понятно и легко выполняемо. Главное – направлять внимание туда, куда дышишь. И даже если дышать ключичным отделом не очень понятно как, то просто направляем туда внимание и практикуем, практикуем.

А уджайи была для меня открытием, несмотря на то, что получилась она довольно быстро. Меня вдохновила фраза преподавателя на том же курсе: «С уджайи можно пережить очень много, даже уход близкого человека». С этими мыслями я впоследствии практиковала хатха-йогу и в моменты, когда кажется, что больше уже не можешь выдержать ту или иную асану, я применяла дыхание уджайи. И, о чудо! В какой-то момент я опять прочувствовала то состояние спокойствия ума, как и при выполнении нади шодханы. Момент тишины, умиротворения, спокойствия, больших возможностей и, самое главное, осознание, что физическое тело и ум — это разные инстанции. Стоишь себе в вирабхадрасане и понимаешь, что тело может всё, если успокоить ум. Пожалуй, с этого момента я действительно поняла, в чём заключается практика хатха-йоги.

А потом жизнь меня познакомила с анапанасати пранаямой – техникой осознания дыхания. Здесь вдох равен выдоху, которые мы растягиваем до своего предела и дышим там. Ум концентрируется на дыхании, что не позволяет ему зацикливаться на обдумывании мыслей. А как только внимание уходит, то и дыхание сразу сбивается. Вот так эта пранаяма учила меня вниманию и концентрации. Кажется просто, а просидеть час бывает очень и очень трудно. Сначала на физическом уровне: болят ноги, спина, тело. А потом ощущаешь, что концентрация на обычном дыхании позволяет перейти в другие измерения, и физические ограничения уже не преграда. И тут можно подключать разные визуализации, которые выстраивают мостик к следующей ступени – медитации.

Анапанасати также научила меня дисциплине в практиках: совмещать обычный рабочий день и практики не всегда просто, особенно если они часовые. Но всё же мало-помалу именно эта практика является на данный момент той красной линией, которая тянется через всю мою практику йоги. Сейчас прошёл год её ежедневной практики, и это даёт результаты: возможность сиюминутной глубокой концентрации на желаемом объекте, информации, проблеме; осознание различных параллельных процессов в социальной жизни (или по-другому: ты живёшь не только в своём «мирке»); чёткое восприятие своих чувств, особенно если они негативные, с последующей нейтральной реакцией, даже если внутри всё кипит. Интересно, что ещё будет открываться в будущем.

И теперь я сижу на том же курсе, что и два года назад. Та же практика капалабхати. Страх угнетения дыхательной системы из прошлого всё еще присутствует внутри, но я знаю, что я стала опытнее, осознаннее, справедливее к себе и просто спокойнее. Первый круг медленно, второй быстрее, но мне всё еще комфортно дышать. Пошёл третий, голова начинает гудеть, я это осознаю, расслабляю напряжение как будто бы извне, дышу дальше, ощущаю всё большую радость от происходящего, контролирую движения тела, чтобы его не перегружать, а потом – внимание снова на дыхание, осознаю процесс, радуюсь, а потом: «Завершаем на выдохе, глубокий вдох, задержка, и переходим к обычному дыханию, осознаём состояние и изменения в теле и сознании». Всё, закончили. Программа страха в голове в отношении капалабхати перезаписана.

И вот получается, работая над одной пранаямой, приходят навыки, которые можно использовать и в других. А выполняя разные техники пранаям, мы работаем над укреплением различных частей нервной системы (например, капалабхати – симпатическая активность, солнечная, энергичная; нади шодхана – парасимпатическая, лунная, успокаивающая), учимся балансировать процессы в теле и успокаивать ум. А контроль ума – первый шаг к медитативным практикам. Вот почему пранаяма является четверной ступенью йоги, прокладывая путь от физических упражнений (асана) к медитации (пратьяхара, дхарана, дхьяна).