Йога Айенгара и Йога 23. Моё понимание и впечатление

Несмотря на то, что тема реферата подразумевает прежде всего моё личное впечатление от знакомства с этими стилями, обойтись без пары слов теории, разумеется, было бы слишком самонадеянным. Поэтому начнём, пожалуй, с краткой справки.

Йога Айенгара, она же Айенгар-йога, названа так по имени своего создателя Беллура Кришнамачара Сундарараджи Айенгара, которому в этом году исполнилось 94 года. Характерная особенность Айенгар-йоги – акцент на общую точность и согласованность (а следовательно, и эффективность) позы и контроль дыхания в ней. Помимо общих для любого вида йоги целей, лежащих вне физической реальности, физическая сторона Айенгар-йоги особенно глубоко работает над развитием выносливости, мобильности и устойчивости практикующего.

Йога 23 – не отдельное направление йоги, а методика осваивания асан в соответствии с физической подготовкой практикующего. Йога 23 была разработана Андреем Сидерским, адаптировавшего, по его утверждению, традиционную индийскую духовную практику к западному сознанию и европеоидным же типом строения опорно-двигательного аппарата. Система построена с учётом чётких требований к физическому состоянию человека, в ней, как неоднократно подчёркивают источники, максимально нивелирована всяческая «духовность» - по крайней мере, со стороны преподавателя не спускается никаких философских или же религиозных привязок.

Первое знакомство: впечатления

Попытавшись максимально отвлечься от харизмы преподавателей, знакомивших с двумя вышеобозначенными направлениями, сразу должна заметить, что и Айенгар-йога, и Йога 23 обратили моё внимание отсутствием в терминологии преподавателей привычной йоговской терминологии, охватывающей в первую очередь нефизический аспект и делающей акцент на дыхании. Йога 23 попервоначалу вообще напомнила урок ЛФК: требования на занятиях лечебной физкультурой были примерно так же беспощадны и так же очевидно необходимы для результата. Айенгар-йога в этом смысле оказалась как будто «нежнее», но всё же вектор физического ощущался весьма и весьма.

Не исключено, впрочем, что, будь моя физическая подготовка совершеннее, я бы обратила внимание на совершенно другие вещи. Но об этом я никогда не узнаю.

Аксессуары

В йога Айенгара используются самые разные вспомогательные материалы: мягкие кирпичи, подставки, валики различного размера, ремни, лавки и одеяла. Вся эта амуниция подчинена главной направленности этого вида йоги – помочь несовершенному телу достичь совершенного состояния. Кирпичи, к примеру, используются в триконасанах в тех случаях, когда нерастянутый бок (или недораскрытый таз) не позволяет достать рукой пола; также может использоваться во всевозможных прогибах или для разворота бёдер, который практикующий может выполнить пока лишь с помощью осязаемого предмета, который нужно сжать. Одеяла могут понадобиться для смягчения соприкосновения суставов с полом или для ликвидации небольших разрывов, где кирпич был бы уже избыточен. Ремень может использоваться для захвата ног или рук в тех случаях, когда собственной растяжки не хватает.

Примеров использования подобных аксессуаров множество, я перечисляю лишь самые для меня очевидные.

Инструкторы Йоги 23, по словам Андрея Рыжакина, знакомившего нас с этим направлением, используют 2 аксессуара, один из которых – собственно методическая таблица, на которой построена система Йоги 23. Однако таблица всё же как правило запоминается, и единственным, таким образом, аксессуаром, с которым непосредственно соприкасаются практикующие, становится маятник. Насколько мне удалось понять из объяснений Андрея Рыжакина, этот прибор позволяет определить психофизическое состояние аудитории в данный момент и подобрать, используя собственные знания, подходящий комплекс, максимально эффективный для практикующих в данный момент.

Не будучи знакома с физикой подобного толка ни на йоту, отдаю суждения об эффективности подобного прибора целиком на совесть его создателя – Андрея Сидерского, учившегося в Киевском политехническом институте.

Асаны и пранаямы

Йога Айенгара использует порядка 200 широкоизвестных классических поз йоги и 14 типов пранаям (с вариациями). Если верить официальным источникам, традиционно преподаватели Айенгар-йоги выстраивают занятия таким образом, чтобы практикующие осваивали асаны постепенно, по мере усложнения. Однако, и это важно в свете дальнейшего разговора о Y23 (Йога 23), подразумевается, что при должном терпении и постепенности ученик может освоить любую асану. Вероятно, истоки подобного отношения к методике лежат в истории самого Айенгара: известная история из его юности рассказывает о том, как он в несколько дней освоил для выступления перед махараджей асаны, которые, как думал его учитель, были для него недоступны.

Пранаямы, используемые в йоге Айенгара, - классические (если можно употреблять подобный термин применительно к йоге) дыхательные практики, используемые во многих других направлениях йоги.

Йога 23 также обращается к принципу постепенности в освоении асан, однако здесь работает и ещё один – эффективность. Стоит сказать, что упор на эффективность (в физическом отношении) Y23 стал фирменным знаком этого направления, сделав этот вид йоги наиболее популярным для людей, не имеющих к йоге духовного интереса, а заинтересованных прежде всего в физическом развитии. Асаны разделены на 23 матрицы, и каждая из них осваивается в соответствии с нынешним уровнем практикующего. Здесь же стоит упомянуть о том, что создатель системы Андрей Сидерский считает, что часть асан совершенно не подходит для выполнения «70% европеоидного населения», в связи с чем эти асаны безвременно покинули так тщательно расписанные матрицы Y23.

Пранаямы в привычном нам понимании этого слова здесь заменены специальным дыханием, которое само по себе – тоже своего рода очередной этап в освоении Y23. Иными словами, выполнение асаны с подобающим «спокойным», по словам Рыжакина, дыханием, - уровень выше простого выполнения асаны.

Кратко: впечатления, выводы и замечания после a posteriori

Для меня знакомство с Айенгар-йогой, равно как и с Y23, стало очень полезным опытом: до декабрьского интенсива я в основном имела дело с преподавателями, жонглировавшими «чакрами», «замками» и прочими очень правильными терминами в присутствии людей, зачастую недоумевавших, о чём идёт речь и, как следствие, шарахавшихся после занятия прочь от «сектантов». Будучи весьма и весьма открытой самому широкому кругу религиозных воззрений, я совершенно спокойно воспринимала (и продолжаю воспринимать) терминологию йогинов, однако не стараюсь всегда держать в голове, что подавляющее большинство неофитов идут на йогу за новыми физическими ощущениями, и уже потом, возможно, - за эзотерическими открытиями.

В этом смысле Y23 кажется идеальным тренажёром для эффективных менеджеров, спортсменов, вообще – людей с сильной материальной привязкой, старающихся в то же время держаться подальше от всего иррационального. Y23, как-никак, используя упражнения из йоги, позволяет этим людям, фигурально выражаясь, прокачивать зашоренные каналы, не задумываясь о том, что во время практики не просто поднимаются и опускаются ноги, а идёт работа с энергиями. В этом смысле, конечно, для меня остаётся загадочным компромисс с маятником, но с другой стороны, он и понятен – это своего рода необходимый «непонятный» элемент в такой рациональой Y23.

Айенгар-йога мне, с моим опытом ежедневных тренировок в ортопедическом интернате, показалась практически родной: те же «вытяни здесь сильнее» (когда кажется, что дальше уже невозможно), та же филигранная работа с деталями (чего стоит одно положение стопы в балансовых позах), тот же подтянутый тренер по плаванию в главной роли (при всём, разумеется, уважении). После занятия йогой Айенгара у меня было ощущение приятной усталости, но, думается, для более глубокой личной практики я бы обратилась к менее телесно-ориентированной методике.

Никакой общей моральной оценки этим двум направлениям я дать не смогу: каждый оценивает исходя из того, насколько ему подходит или не подходит тот или иной вид практики. Я лично не ощутила ни Айенгар-йогу, ни Йогу 23 «своей», но запросто могу представить, как, например, будучи в жутком стрессе, отправляюсь в зал Y23 слить стресс, измотав себя физически и заставив преподавательский маятник завертеться.

Надеюсь, правда, до этого не дойдёт и я раньше, чем дойду до такого состояния, пойму, как выглядит моя йога – помогающая проникнуть внутрь себя и находиться там всё время, отведённое для практики, а затем постепенно превращающая в духовную практику и жизнь за пределами коврика.