Регрессивный гипноз как метод познания себя. Насколько этому можно доверять, моё мнение об этом.

Любые наши внутренние образы, видения – это так или иначе опыт, который уже пережит или будет пережит дальше; разные слои бытия, которые перемешаны самыми немыслимыми способами, и разобрать весь этот ворох невероятно сложно. Эмоции, ощущения, блики мыслей, снов, туманных искорок души – память и беспамятство. Части немыслимой мозаики, в которой ты - лишь незначительная деталь, но в каком-то из опытов становишься всей мозаикой целиком. И это так странно осознавать себя ничем и всем в один момент. Это неописуемое ощущение, которому невозможно подобрать слова в человеческом языке: иногда такая тяжесть тела, а иногда такая свобода всего, что только можно вообразить и того, что и вообразить не получится, потому что оно такое большое и не помещается в тебя.

Можно ли доверять подобным методикам? Для кого-то это просто один из способов все же суметь заглянуть в себя хоть ненадолго. Но уверена, что многое зависит и от того, кто проводит сеанс регрессивного гипноза, поскольку обмен энергией никто не отменял. И, разумеется, важно уметь расслабиться. Наверное, в каждом человеке в момент погружения в подобное состояние проснётся что-то рано или поздно и подарит череду субъективных переживаний, которые так не просто облечь в слова…

Хорошо, когда есть возможность понять и осознать. Лучше, когда получается сделать выводы. Ещё лучше, когда выводы есть возможность использовать во благо всех, кто есть.

Регрессивный гипноз стал для меня весьма увлекательным опытом. Прежде мне не приходилось сталкиваться с подобными техниками. Многочасовая шавасана оказалась вопреки ожиданиям не сложной. Удалось сохранить состояние и не уйти в сон. Видела множество образов, которые вылились в какое-то подобие стихов, большей частью от мужского лица. Долго думала делиться или нет, но всё же решилась.



Зажгу свечу и посмотрю в окно
На слезы от растаявших снегов,
Струящихся по слипшейся земле.
Безмолвием своим они текут во мне,
Заменят мысли все и тяжесть слов.
Я растворюсь во тьме, где не темно.

Горел безумием, сгорал порой дотла,
Круша препятствия, что сам же создавал.
Склонял колени, клялся и страдал,
Я предавал и жизнь свою ломал,
Я убивал и умирал средь скал,
Я так привязан был к той искорке тепла...

Порой казалось мне, что слишком мало сил:
По склону сожженный не сможет сделать шаг.
Ошибок сделанных проявится поток...
Шрам заживал, что свеж и так глубок.
Туманом пепельным взметнулся просто так
Кто о прощении ни разу не просил.

В ладонях капельки прохладные росы...
Босыми стопами измеренных дорог
Пространство скручено и шелком сплетено.
Тем, что вдруг вспомнилось наполнено оно:
Я был суров и слишком был жесток,
Так проходили долгие часы.

Волшебной искрою безмолвия вершин
Я лик серебряный в пещерах созерцал.
Прохладной горечью текла в уста мои
Река целебная. Сквозь ночи и сквозь дни
Я слишком медленно и быстро умирал...
Но был печален я и был во тьме один.

Простым видением те жизни промелькнут...
Вздохну поглубже я, вернусь опять сюда,
Где тень свечи на полотне окна.
Я видел миг, где свет и тишина,
Но сделать шаг мешала слепота. 
Пусть слезы зренье мне забытое вернут.


***
Вот стих, рожденный пропастью безумья,
Скупым умом, что жалостью раздет.
Здесь падал снег в рассвете полоумья,
И все боялись бедности и бед.

Я спал и видел очи странных женщин,
Что так хотели страстью жизнь прожечь.
А фальши много и полночных трещин -
Корабль жизни дал скупую течь.

Я воспарил и, глупо ухмыляясь,
Летел над башней собственной тоски.
Я убегал, своих стихов чураясь,
И заливал спиртным свои мозги.

Я кипятился, гневался и падал,
И, размышляя в мутности своей,
Кричал так громко, словно водопады,
Сметали почву странных этих дней.

В горячке солнца прыгал и смеялся,
Горел огнём, упав в страстей тиски.
Я падал вновь и снова поднимался
На пьедесталы собственной тоски.

Я был смиренен, был немногословен,
Когда бы надо что-то говорить.
Я был размазан по своей основе
И заблуждался, что не мог любить...

Я связан был желанными очами
И горечь нот, что песнями лилась,
Я выводил на клавишах ночами,
Пытаясь жизнь ловить, что унеслась.

Я бездыханным телом падал, бился,
Дышать учился снова и дышал.
Мне снилась боль и смех мне тоже снился,
А я смеялся, всё вокруг круша.

Я вопрошал всезнающую вечность,
И смысл всё пытался здесь найти,
Рождался слабым, глупым и беспечным,
Не знал, как с этим топать по пути.

Я так хотел понять и разобраться
Во всех скупых эмоциях и снах.
Я уставал по всем мирам болтаться,
Порой напрасно превращаясь в прах.

Шучу ли я? О, нет! Какие шутки?
Лишь отзвук правды глупой и скупой...
Бегут, бегут заветные минутки
И вертят шарик этот голубой.

На нём живу я эту жизнь чумную:
Смеюсь и плачу между берегов,
А иногда летаю и танцую,
Не ощущая тяжести оков.

А кровь бежит всегда по кровотоку,
Но иногда в кровавых ранах я. 
Как много строк. Я удивлюсь потоку,
Что смысл привносит, плача и скорбя.

Мазками жизнь размажу по обоям.
Смотрите люди, поднимите взгляд!
Я здесь живу со скорбною толпою,
Слова рифмуя часто невпопад.

Ночами впяля взор в стекло и пластик,
Читая буквы, буквы начертав,
Возьму огромный и хороший ластик,
Из жизней боль и скорбное убрав.


***

На слоёный пирог так похоже всё то, что внутри.

Но снимая здесь слой за слоем:

Вспыхнет силой огонь отголоском кровавой зари,

Или шторм и ветра завоют.

Может, день обнажиться и скорбная звёздная ночь,

Битвы жар, или тлена запах,

Тени, жадно крадущие разум, и светлое прочь

Унося всё в когтистых лапах.

Много страшных усилий, чтоб сдвинуть пылинку одну,

Вмиг дыханьем сдвигая горы.

Вечность ждать пред потухшим камином весну,

Обнаружив, что осень скоро.

Улыбаться мгновенье, чтоб долгие годы рыдать.

Полететь, чтоб потом разбиться.

И три ярких мгновенья с теплом в темноте вспоминать,

Но хотеть навсегда забыться…



***

Продуманный до мелочей

Наш мир живет богатой жизнью.

Так много вычурных вещей,

Пропитанных великой мыслью.

Людские судьбы, жизней круг.

Рассвет, закат сплелись в объятьях.

И тень вселенной – этот звук

Вибрирует во всех понятьях.

Так много сделать и найти,

Понять, осмыслить и постигнуть.

На этом солнечном пути

Мне к поворотам не привыкнуть.

Плыву сквозь хаос бытия,

Ладони к солнцу простирая.

И жизнь короткая моя

Блеснет осколком догорая.


Расторгуева Юлия