Путь преподавателя йоги

Преподавание – языка ли, точной науки, мастерства – это всегда в первую очередь передача живого знания, некоего импульса, вокруг которого выстраивается система. На мой взгляд, научить кого бы то ни было, к примеру, физике невозможно, не вложив в обучение сверхъидеи о том, что физика – в конечном счёте, не что иное, как попытка освоить Вселенную инструментами знания (своего рода вкладывание Фомой Неверующим перстов в раны Христа). Любая наука, любое мастерство – это система, завязанная на духовном ощущении, на идее, которые оба об одном – о попытке человека понять своё место в мире.

Лишённое личности учителя, учение превращается в конвейер. Гончарный круг превращается в завод, клепающий одинаковые бездушные и бесцельные вещи. Зазубренные правила без глубокого, одним лишь учителем способного быть переданным понимания языка, порождают не учёных-мыслителей, а кабинетных щелкопёров, ограничивающих пространство вокруг себя рамками этих же правил.

И конечно, важнейшая часть человеческого становления – духовный путь – не постигается без наставника.

Это утверждение далось мне с большим трудом: привычка не принимать на веру ни одну «истину», преподносимую извне, формировалась долгими годами занятий журналистикой. Любые авторитеты рано или поздно обнаруживали свои проплешины, и в конечном итоге единственным надёжным наставником оставались священные тексты – да и те, по мере изучения истории религий, местами подвергались сомнению.

Однако нельзя отвергнуть простой факт: не будь всех этих людей, каждый из которых по-своему учил меня, не будь тех, кто писал и правил книги, - моё духовное развитие запросто могло бы пойти иной стезёй, подозреваю, куда более тёмной, чем та, на которой я стою сейчас.

А коль так, то лучшее, что я могу сделать – поблагодарить учителей за преподанные уроки и попытаться извлечь лучшее из них для того, чтобы самой стать достойным учителем для кого-то.

Выбор пути преподавателя йоги был осознан мной в той мере, в какой я вообще могу себя считать осознанной: это был результат долгих размышлений – как сознательных, от которых в конце концов начинает болеть голова, - так и неосознанных, принимаемых за меня телом и тем, что вне его.

Представляя себя преподавателем йоги, я прежде всего спрашиваю у себя, «Что?» и «Как?». Что есть конечная цель (если можно себе таковую представить) моего преподавания? И, представив её, как я могу идти к ней с моими учениками?

Размышления эти основываются не только на книгах, в основе их много личного опыта.

Практикуя йогу у разных преподавателей на протяжении не одного года, я всякий раз убеждалась, что представления о том, чему и как нужно учить, у каждого преподавателя свои. Иногда сложно даже понять, есть ли у конкретного преподавателя представление о том, зачем его ученики выполняют ту или иную асану, зачем завязываются в тот или иной узел. Я не знаю, можно ли подходить к этому с моральной оценкой – в конце концов, для ряда посетителей йога-класса от практики и не требуется ничего больше, как только завязывание в эффектный узел.

Вопрос «Как?» важен ничуть не меньше «Что?»: последний месяц мне довелось наблюдать инструктора, с треть урока посвящающего пространным размышлениям о том, что есть человеческое тело и сколько будут жить йоги в этой эре (по прогнозам преподавателя, 600). В конце урока ученикам были предложены аюрведические средства «для улучшения пищеварения».

Я не против ни размышлений о человеческом теле, ни аюрведических средств. Но моё личное восприятие йога-класса таково, что в нём нет места для преподавательских эзотерических наблюдений и торговли.

Так, отталкиваясь от собственных ощущений во время практики, я попыталась сформулировать (не без помощи, разумеется, куда более знающих умов), кто такой преподаватель йоги и каков его путь.

Перефразируя Кортасара, можно сказать, что путь – это человек, идущий по пути. А стало быть, путь преподавателя йоги – не что иное, как он сам, опущенный в систему, где существуют время и пространство.

Физическая практика

« Йогу нельзя изучить с помощью лекций. Йоге нужно обучать через восприятие и практику» (Б.К.С. Айенгар)

Практика асан – лишь один аспект йоги, но самый «заметный», по крайней мере, в западной парадигме. Говорим «йога» - подразумеваем согнутые, вывернутые и вытянутые тела. Да и в йога-классах занимаются как будто бы именно телом, пусть даже некоторые и имеют в виду на самом деле духовную практику.

Как бы то ни было, тело – основной объект практики, и с этим необходимо считаться. Ученик, приходящий на урок, доверяет учителю своё тело, и вся ответственность за него лежит на учителе. Поэтому невозможно преподавать йогу без глубокого знания об устройстве тела. «Учителя йоги должны полностью знать функции человеческого тела, - пишет Айенгар в книге «Дерево йоги». Они должны понимать психологию поведения людей, которые к ним приходят. Они должны знать, как реагировать на это поведение, а также помогать, защищать и обезопасить своих учеников».

Знание тела в том смысле, в каком я употребляю эти слова, значит не только и знание анатомии человека, но и знание процессов, происходящих в нём на уровне, недоступном нашему бытовому сознанию. «Представим, что при выполнении одной из асан вы больше вытягиваетесь с правой стороны и меньше с левой. В вашем теле возникает безнравственное состояние. С правой стороны, где вы вытягиваетесь сильнее, возникает насилие, а с левой, где вытяжение меньше - насилия нет», - объясняет Айенгар. Простое выстраивание асаны, без осознания происходящего внутри тела, - не учительствование.

Уже многожды упомянутый мной Б.К.С. Айенгар рассказывал, как взялся за обучение девушки, практически лишившейся слуха, и занимался с ней несколько месяцев, отведённых ему врачом: по мнению последнего, эти несколько месяцев можно было повременить до того, как сделать операцию. Б.К.С. подробно описывает, как проверял состояние слуха девушки, вкладывая ей в ухо палец. Это помогало ему контролировать процесс работы над возвращением слуха.

Одному Богу известно, как именно проверять подобные вещи пальцем, но в моём представлении настоящий учитель йоги – человек, способный делать подобные вещи.

На телесном уровне йога – возвращение здоровья, то есть уравновешивание и взаимосвязывание работы органов тела. Знание, чуткость и постоянное расширение собственного кругозора – такие же необходимые для звания преподавателя йоги вещи, как для обычного человека в его повседневной жизни – зрение, слух и обоняние.

Если йоге можно научиться по книжкам (как рассказывает фольклор), то практике лечения с помощью йоги можно обучиться лишь на собственном опыте. Поэтому человеку, встающему на путь йоги, первым делом следует понять, что нередко ученики, приходящие на урок, не обладают идеальным здоровьем, более того – страдают от некоторых заболеваний. И если преподавателю нечего предложить в качестве лекарства, то сам собой встаёт вопрос, можно ли его называть преподавателем.

Б.К.С. Айенгар считает, что учитель должен уметь определять момент, когда следует прекратить практику, по цвету кожи ученика. Не думаю, что это умение сильно распространено среди учителей йоги, но в целом оно передаёт моё отношение к тому, сколь изощрённым должно быть знание и тонкой – чуткость учителя.

Духовный аспект

Эта главка, вернее всего, окажется длиннее предыдущей, что и понятно: нефизический аспект йоги для меня кажется не то что более важным, но требующим более тщательного рассмотрения в условиях, где практику йоги повально принято считать этаким подвидом гимнастики.

Помимо общих слов о том, что на учителе лежит огромная ответственность за духовное состояние ученика, что он как бы взращивает неокрепший духовный саженец, мне важно сказать ещё об одном, куда как более важном в условиях западной культуры.

Превратив йогу в одно из направлений фитнеса, мы подвергли себя своего рода прелести. Только если в церковной терминологии прелесть – духовное тщеславие, то применительно к йоге эта прелесть имеет сугубо физическое выражение: моё тело может сделать так, так и вот этак, показывает нам «учитель». «Но что мне проку от ваших скруток, учитель? – как бы спрашивает ученик, - покажите мне, куда вы ведёте моё сознание».

«Учитель должен всегда учится, - пишет Айенгар. – Он учится у своих учеников, и он должен обладать достаточным смирением, чтобы признаться им, что до сих пор пребывает на стадии изучения своего искусства».

Духовная задача учителя – не только направлять своего ученика, но и защищать его от соблазнов, сталкивающих с избранного пути. Учитель обязан давать своему ученику любовь, восхищение, преданность. Позволю себе вспомнить об исследовании, в котором принимали участие обычные учителя и обычные же дети-школьники младших классов. Учителям было сказано, что им в классы набрали интеллектуально одарённых детей из разных школ, а ученикам, в свою очередь, - что им выделили учителей, работающих с самыми одарёнными детьми страны. И учителя, и дети, веря в исключительные качества друг друга, вместе добились потрясающих результатов – все они были выше тех, которые показывают средние школы.

Однако за всем этим я хочу прежде всего вспомнить, что преподаватель йоги – не только учитель, но и сам практик. И здесь я позволю себе обратиться к лекции Андрея Вербы о том, как «накапливать тапас», говоря кухонным языком – где брать достаточное количество энергии, чтобы не выдохнуться на занятиях.

По словам Андрея, лучшее, что может сделать преподаватель, чтобы поддерживать себя в способном на творчество состоянии, - время от времени уходить в своего рода ретриты. Подробное описание ретрита я не буду приводить из соображений целесообразности, однако хочу высказать глубокое согласие с подобным взглядом.

Преподавание – деятельность столь же плодотворная, сколь и выматывающая. Учитель так или иначе разделяет карму ученика, если, конечно, относится к своим занятиям с рвением. И, даже если группа учеников не велика и состав её постоянен, часть происходящего в жизни учеников ложится и на плечи учителя.

Персональная практика, таким образом, становится необходимостью, а не просто профилактикой.

«Отношения между учителем и учеником подобны отношениям мужа и жены и отношениям отца и сына. Это очень наполненные и сложные взаимоотношения. Как в отношениях мужа и жены, чрезвычайно близких, учитель обязан ревниво следить, чтобы его ученики не упали, и помогать им на протяжении всей их практики», - подчёркивает Б.К.С. Айенгар. Относясь с подобным тщанием к каждому своему ученику, учитель должен обладать огромной внутренней энергией, которая будет его поддерживать на протяжении длительного времени – до следующего ретрита, где он вновь сможет набраться сил и накопить тапаса, развести огонь.

Вывод(ы)

Никаких конкретных выводов о том, что есть путь преподавателя йоги, я не смогу сделать. Путь преподавателя йоги – это прежде всего индивидуальный путь духовного развития, и разумеется, у каждого он свой.

Тем не менее, отвечая себе на вопрос «Как?» - как преподавать йогу? – я одновременно попыталась и ответить на вопрос «как идти по пути преподавателя йоги?». Для меня очевидно, что этот путь подобен пути аскета – не только в смысле самоограничений, но и в смысле полной осознанности, полного присутствия во всех своих поступках и мыслях, а также – полной самоотдачи в тот момент, когда речь идёт о практике другого человека, пришедшего с просьбой его обучить.

Путь преподавателя йоги – это путь служения.

Добрянская Александра