Йога и питание: голодание как духовная практика

Сложность разговора о таком, казалось бы, будничном предмете, как еда, особенно в контексте йоги, заключется прежде всего в том количестве стереотипных представлений, какими обросли и «йога», и «еда» (в смысле «правильное питание»). Говоря «йога», чаще всего подразумевают некий общий жизненный аскетизм, говоря «правильное питание», в целом, имеют в виду примерно то же – условное «нежирное», «нежареное», etc.

Избавиться от стереотипнх представлений можно проверенным нехитрым способом – просвещением. Прежде всего, необходимо осознать, что есть йога и какое отношение к телу она имеет. Вопрос отнюдь не праздный.

Широкое, правильнее сказать - экстенсивное распространение йоги на западе привело к некоторой девальвации самой цели йоги как духовной практики – обретения возвышенного состояния сознания. Действующий культурный паттерн, с его извращёнными ценностными представлениями, превратил тело в самоцель.

Между тем йога оперирует тем представлением о теле, что было присуще культурам Древнего Египта, Месопотамии и, разумеется Индии в эпохи, духовно многожды богаче нашей.(1) Причин популярности йоги множество, однако мы рискнём предположить, что одной из главных является лишь частично выразимая словами способность её с помощью физических манипуляций давать мощный духовный импульс даже тем, кто в принципе чужд каким бы то ни было духовных изысканий.

Ошибкой было бы считать йогой лишь набор асан. Сложная разветвлённая система, йога включает в себя прежде всего философское учение и многие техники, не связанные непосредственно со специфическими позами тела. Среди прочего, йога – это система питания, способствующая, в зависимости от целей практикующего, развитию различных аспектов его духовного, психического и физиологического состояния. И разумеется, наряду с системой питания, в йоге также существует ряд практик, позволяющих организм очистить (так называемые детокс-практики). Наше внимание привлекла одна из самых радикальных техник – голодание.

Краткий исторический экскурс

Излюбленный приём студентов, освещающих историю того или иного явления, - отсылка к Геродоту, древнегреческому историку, описавшего, кажется, все явления, какие только можно представить в истории древнего мира. Голодание – не исключение. «Египтяне, - пишет Геродот, - самые здоровые из смертных, ибо каждый месяц в продолжение трёх дней проводят очищение с помощью рвотного и клистиров, считая, что все болезни человек получает через пищу».(2) Среди других древнегреческих сторонников голодания – Пифагор, считавший, что голодание повышает умственное восприятие и творческие способности и потому систематически голодавший по сорок дней; Платон, считавший «истинной» медициной лечение постом, диетой, воздухом и солнцем; Асклепиад, ратовавший за т.н. «метазинкрезию» - т.е., за лечебное голодание; Плутарх, убеждённый в том, что «вместо того, чтобы принимать лекарства, лучше проголодать один день»; наконец, Гиппократ, писавший: «Если тело не очищено, то, чем больше будешь его питать, тем больше будешь ему вредить».

Сторонником голодания в Средние века был Людвиго Корнаро, венецианский аристократ, к сорока годам разъевшийся до состояния, близкого к предсмертному. Однако, последовав совету врача, посоветовавшего ему строжайшее воздержание от пищи, Людвиго не умер, более того – избавился от своих недугов в течение года. Позже, на 83-м году жизни, он написал «Трактат об умеренной жизни».

В XVII – XVIII вв. апологетами голодания стали доктора Чайн, доктор Фридрих Гофман и – уже веком позже – Х. Гуфепанд, рекомендовавший больным не есть, утверждая, что «сама природа отвращением человека в болезни к пище показывает, что мы не в состоянии в это время её переварить»(3).

Рубеж XIX и XX веков стал плодотворным не только для естественных наук, но и для медицины: именно в это время развивать идеи лечения голодом стала целая плеяда врачей-диетологов, в том числе Бирхер-Бенер, Ноорден, Хейг, Платен, Мюллер, etc. Правда, систематических экспериментальных исследований проведено не было, поэтому с уверенностью утверждать, что опыт лечения голодом в санаториях США, Франции, Швейцарии и Германии был непременно полезен.

В России (СССР) научный интерес к голоданию проявляли многие выдающиеся учёные, в том числе заведующий кафедрой патологической физиологии Военно-медицинской Академии Петербурга В.В. Пашутин с учениками, Алексей Суворин, Н. Сутковой, Н.П. Нарбеков и т.д.

Как мы видим, голодание в качестве лечебной техники не исчезло за десятки веков. Однако что мы знаем о голодании в качестве духовной практики?

Постящиеся полумифические и реальные

Несмотря на запечатлённую глубоко в подсознании поговорку «В здоровом теле – здоровый дух», вера во взаимную связь тела физического и тела духовного – именно что вера. Современная медицина (следует, однако, подчеркнуть: медицина, но не отдельные доктора) имеет дело с сугубо материальными явлениями. В крайних своих проявлениях это выражается в том, что психологи и психиатры с лёгкой руки довлеющей «светской» (по сути же – атеистической) парадигмы приравнивают религиозные озарения к психическим расстройствам4.

Поэтому, говоря о духовном мире с людьми, далёкими от подобных категорий, мы должны давать себе отчёт в том, что, рассказывая, к примеру, о голодании как духовной практике, рискуем услышать в ответ подробное описание процессов, происходящих в теле под воздействием многодневного отсутствия телесной пищи.

Что, впрочем, не ахти как полезно: описав значение каждого древнеегипетского иероглифа, собрав из них тексты, прочтя их – сможем ли мы их осознать, не имея представления о том религиозном вдохновении, которое, думается, было присуще этой цивилизации?

Прекрасное в своей лаконичности и в то же время – многозначности – описание голодания мы находим в Евангелии:

…Когда они пришли к народу, то подошел к Нему человек и, преклоняя пред Ним колени,

15. сказал: Господи! помилуй сына моего; он в новолуния беснуется и тяжко страдает, ибо часто бросается в огонь и часто в воду,

16. я приводил его к ученикам Твоим, и они не могли исцелить его.

17. Иисус же, отвечая, сказал: о, род неверный и развращенный! доколе буду с вами? доколе буду терпеть вас? приведите его ко Мне сюда.

18. И запретил ему Иисус, и бес вышел из него; и отрок исцелился в тот час.

19. Тогда ученики, приступив к Иисусу наедине, сказали: почему мы не могли изгнать его?

20. Иисус же сказал им: по неверию вашему; ибо истинно говорю вам: если вы будете иметь веру с горчичное зерно и скажете горе сей: «перейди отсюда туда», и она перейдет; и ничего не будет невозможного для вас;

21. сей же род изгоняется только молитвою и постом.

Понимать этот отрывок можно в сколь угодно разных трактовках, однако пост в том числе как буквальное воздержание от пищи упоминается ещё не единожды в Евангелии (вспомним сорокадневный пост Иисуса в пустыне, метафорически повторяемый христианами в дни Великого поста).

Однако обращение к опыту великих духовных учителей – слишком соблазнительная приманка, чтобы запросто взять её на веру: количество метафор в Библии, Торе, Коране, etc. неизбежно ставит вопрос о том, какую их часть следует понимать буквально (и вообще, следует ли).

Поэтому в качестве примера постижения голодания как духовного опыта хочется привести Порфирия Иванова, пришедшего к «посту и молитве» без каких-либо внешних влияний, полагаясь лишь на собственный опыт.

Живя «обычной жизнью» и в конце концов попав в тюрьму в возрасте 35 лет, Иванов постепенно пришёл к выводу, будто причина болезней и, в конечном счёте, смерти – потребность в пище, одежде, жилом доме, словом, в устроенном быте, отрывающем человека от природы.

C момента этого инсайта Иванов инстинктивно вырабатывает свою концепцию взаимодействия с внешним миром, в конце концов приходя к крайнему аскетизму в одежде (он ходил босым, в одних шортах) и в пище (подолгу воздерживался от еды и воды) и стремясь жить, как он выражался, «с природой на равне»; с весны 1935-го года он принципиально ходил без обуви и одежды, в одних трусах, круглогодично. Интересно, что наряду с метаморфозой телесной меняется и сознание Иванова: его деятельность с момента обретения нового знания больше напоминает деяния Ганди. Среди многочисленных порывов Иванова – попытки обращения в КПСС и лично к Сталину с предложением заключить мир с Германией.

Последователи Порфирия Иванова («ивановцы») продолжают проповедовать его идеи до сего дня.

Что происходит внутри во время сорокадневного «поста»

Главный эффект, приносимый голоданием – очищение организма от зашлакованности. При неполном «сгорании» пищи (неудивительном при постоянном переедании) мочевой кислоты, креатина, мочевины и креатинина образуется больше, чем выводится из организма. Чтобы не отравлять организм, они связываются и откладываются в жировой и соединительной тканях и в неработающих мышцах.

Когда мы пропускаем приём пищи, организм пользуется этим, чтобы избавиться от накопленных ядовитых веществ, выбрасывает их в кровь, в результате чего проявляются все симптомы отравления (головная боль, слабость, головокружение, etc.).

В результате голодания организм сталкивается с необходимостью жить засчёт собственных тканей, и в первую очередь он поедает больные клетки.

С переходом же на обычное питание, т.е., по выходе из «поста», в организме срабатывает эффект сверхвосстановления: для «добора» энергии появляются все возможности, и тело набирает её с усиленной мощностью. Сокращается сон: человек спит в среднем по 4-5 часов.

Однако с бытовой точки зрения всё не так радужно, как хотелось бы думать: первая стадия – два-четыре дня голода – сопровождается чувством голода, резко теряется вес, настроение резко ухудшается. На второй-третий день язык покрывается налётом.

Следующие 7-8 дней организм переключается на внутреннее питание и питание энергетикой. Этот период сопровождается ацидозом – закислением организма, который, в свою очередь, идёт об руку с запахом ацетона изо рта: тело всячески избавляется от токсинов.

Стадия завершается адаптацией, кризом. Организм полностью приспосабливается к внутреннему питанию.

После криза эффективность обменных механизмов возрастает настолько, что, по свидетельству отдельных учёных, организм может усваивать углекислоту. (5)

После четырнадцатого дня обычно начинается заметное обновление тканей: язвы, почки, печень и другие органы начинают активно лечиться.

Полное освобождение и очищение происходит на 20-й, 30-й или 40-й день вместе с покраснением языка («И напоследок взалкал»).

Вместо вывода

Связать физический и духовный аспект голодания довольно непросто – прежде всего потому, что понятие «духовности», во-первых, субъективно, во-вторых, неизмеримо в количественном отношении. Однако рамки йогической практики предоставляют возможность исследовать своё тело в любом, в том числе и этом, направлении, превращая чисто механический отказ от пищи в осознанную духовную практику.

1. В Древнем Египте, в частности, человеческое тело было священным постольку, поскольку оно было символом тела Высшего существа, Бога. Нетленность человеческого тела, запечатлённая в мумификации, отождествлялась с его божественной сутью. Забота о собственном теле при жизни была таким же священным ритуалом, как и молитва, как и любой другой богоугодный обряд. – Зубов А.Б., «История религии. Доисторические и внеисторические религии».

2 Геродот. История.

3 Х.В. Гуфеланд. Искусство продлить человеческую жизнь.

4 Станислав Гроф. Величайшее путешествие: сознание и тайна смерти.

5 Ю.С. Николаев, [29]

Добрянская Александра