Асана, как основа построения практики Хатха йоги

Санскритское слово асана (сидение, пребывание) родственно русскому «осанка». Но сам технический термин асана не очень стар: его нет в наиболее древних упанишадах (впервые упоминается в «Шветашватаре упанишаде», 2. 10). 

Поначалу асана - это «сиденье», место для сиденья или сидячая поза для созерцания. В «Йога-сутре» Патанджали не приводится ни названий, ни описаний асан. В ней, очевидно, подразумевается освоение только сидячих поз в целях сосредоточения. «Асана - это устойчивое и удобное положение».

Позже асана стала пониматься как особое положение тела в обряде или садхане, не обязательно сидячее. Поэтому позже сложилась особая разновидность йоги, хатха-йога, которая собрала опыт разных телесных приёмов и положений, сделав их главным средством совершенствования. Таких асан существует огромное множество. Тексты говорят, что Шива, покровитель йоги, знает 8 400 ООО поз, из них 84 тысячи важны, но только несколько необходимы. «Хатха-йога прадипика» описывает 15, «Гхеранда самхита» - 32, а «Шива самхита» - 84 асаны. В общем, можно заметить, что чем более поздним временем датируется текст хатха-йоги, тем больше асан он описывает.

Тем не менее, в индийской йоге асаны - подсобное средство для созерцания или вид подвижничества для полного подчинения тела, при котором асана удерживается не секунды, а часы и дни, а иногда и годы. Но склонное к объективному восприятию и прагматизму западное мышление увидело в асанах разновидность физической культуры и выделило, в основном, их оздоровительные возможности. Поэтому занятие асанами стало главным содержанием йоги на Западе.

Кто овладел асанами, тем победил три мира. «Тришикхибрахмана упанишада», 52

Поз - множество, столько же, сколько видов живых существ, их сходство-различие понимает только Великий Владыка. Совершенная (сиддхасана), Бодрая (бхадрасана), также Лотосная (падмасана) и Львиная (симхасана) - говорят, четыре важнейших. «Дхьянабинду упанишада», 42-43

Существует множество асан, как и видов живых существ, И объяснённых Шивой - 8 400 000. Среди них важны 84. Среди этих последних 32 благоприятны в мире смертных. Сиддха, Падма, Бхадра, Мукта, Ваджра, Свастика, Симха, Гомукха, Вира и Дханурасана. Также Мрита, Гупта, Матсья и Матсьендра, Горакша, Пашчимоттана, Утката и Самката. Также Майюра, Кукутта, Курма, Уттанакурмака Врикша, Мандука, Гаруда, Вриша. Шалабха, Макара, Уштра, Бхуджанга и Йогасана. Поистине, эти 32 асаны даруют успех в мире смертных. «Гхеранда самхита», 2. 1-6

Асана, которая есть сидячее положение, является действительным началом собственно йоги. Здесь мы входим в истинные, действительные её владения, поскольку человек - во многом тело, и эта идея оставляет его последней. Кто-то может избавиться от своей связи с человеческим обществом, но не может избавиться от идеи, что он - тело. Кто-то может убежать от шума и суеты общественной жизни на вершины гор, или в пустыни, или в пещеру, однако никак не может ощутить, что он не тело. Это самое тяжкое, что возложено на нас, и поэтому собственно занятия йогой всерьез начинаются со ступени Асана. 

Свами Кришнананда

Тренировка постоянного сидения в одном положении

Поскольку о выполнении асан имеется огромная литература, мне представляется важным привести здесь выдержку из лекций Свами Кришнананды, в которой утверждается, что смысл асаны - умение сидеть неподвижно для сосредоточения. Приведенный ниже текст - фрагмент книги «Swami Krishnanada. Yoga as universal science (Ahmedabad, 1983). В ней йога Патанджали рассматривается с точки зрения веданты.

Тело не может пребывать в одном особом положении долгое время. По той же причине тело также долгое время не может сидеть в одном положении. Как ум, рассеивающийся из-за собственных желаний, не может сосредоточиться на какой-то отдельной вещи продолжительное время, так и тело не может сидеть в одном положении. Поэтому оно дезертирует, оно зудит, оно беспокойно. Это волнение тела причиняется волнением токов (пран), а оно, в свою очередь, - волнением ума. Тело, ум и токи так внутренне соотносятся и воздействуют друг на друга, что если что-то происходит с одним, это ощущается другими. Хотя телесных упражнений, известных как асаны йоги, огромное множество, система Патанджали нацеливает на одно особое упражнение, или асану йоги, для особой цели.

Ввиду того, что цель асан есть Высшее царство йоги, а не собственно асана (ибо асана - не конец, а лишь средство для высшей цели), много видов телесных упражнений не рекомендуется. Однако они могут допускаться, молчаливо приниматься и дозволяться некоторое время, чтобы тело могло в конце концов привыкнуть к продолжительному сидению в одном положении. Нет никаких возражений к выполнению множества асан: это вполне верно. Однако продолжать делать их бесконечно на протяжении всей жизни - не цель. Цель же - приучить тело до такой степени, чтобы оно могло сидеть в одном лишь положении.

Асана - помощник сосредоточения

Нам нужно вычитывать смысл между строк. Так как мы должны держать в уме конечную цель Йоги во всём, что мы делаем в этом мире, ту же цель нам нужно удерживать в уме и при выполнении какой-то позы. Цель - сосредоточение ума. Следовательно, всякое сидячее положение, которое поможет в сосредоточении ума, должно рассматриваться как благоприятное и удобное.

В свете цели йоги удобное положение допускается именно для выполнения сосредоточения, а не просто для обычного телесного удобства. Поэтому мы и говорим, что нам нужно быть осторожными в выборе этого телесного сидячего положения, поскольку тело связано с мышцами, мышцы с нервами и нервы - с умом. Поэтому же, какое бы мы не выбрали для себя положение, оно должно иметь отношение к цели ума - созерцанию. Любой вид неудобного положения тела, такого как наклонное, будет также воздействовать на нервы и мышцы и, следовательно, косвенно на ум. Йога в конечном счёте - это слаженность и уравновешивание сил, и всякая искривлённость тела: сгибание или наклон назад или в сторону - не послужит осуществлению слаженности нервной системы, ведя поток праны вкривь. Если мы наклоняемся, согнуты или горбим спину, появится и склонность для препятствий пранам в нервной системе, что мы и ощутим в итоге как некоторое неудобство. Поэтому обычно говорится, что следует сидеть прямо - с головой, шеей и спиной на одной прямой.

Отсутствие усилия в выполнении асаны

Это предписанное прямолинейное положение тела, опять же, не должно приносить какое-то чувство неудобства, поскольку ясно говорится, что положение тела должно быть только удобным. Не должно быть ощущения, что при сидении возникает какое-то усилие. При выполнении асан усилия должны отсутствовать. Prayatna saithilya - это очень важное выражение, или понятие, используемое Патанджали в этой связи. Отсутствие усилий должно быть асаной. Её не следует делать с усилием, так как тогда она не служит цели. Обучающиеся йоге не должны напрягать нервы и напряжённо ощущать, как они сидят.

Цель созерцательного положения - как можно больше отделаться от сознания тела, а не увеличивать телесное сознание. Задача - не застаиваться на идее тела, а быть свободным от идеи тела, чтобы уравновешивание тела ослабило, в какой-то мере, связь ума и пран в теле. Общепринято знание, что всякий раз, когда мы уравновешены или телесно, или нервно, или мысленно, мы меньше сознаём тело. Когда существует равновесие мысли, мы вообще не думаем, что у нас есть тело; особенно же когда мы совершенно здоровы. Дети не знают даже, что имеют тело. Они играют, бегают живо туда-сюда, как будто они - лёгкие души, нежели тяжёлые тела. Мы начинаем слишком сознавать свои тела, когда мы больны и когда имеется что-то неладное где-то в нашем устройстве. Если всё совершенно прекрасно, и мы совершенно здоровы, мы можем даже не отдавать себе отчёта, что мы существуем телесно. Мысль, что у нас есть тело, должна постепенно удаляться введением системы уравновешенности. Начинается это с асаны.

Таким образом, хотя и говорится, что должно быть сидячее положение с прямой спиной, это не значит, что нам следует сознавать, что спина прямая. С прямой спиной обычно мы никогда не сидим. Мы сгибаемся или наклоняемся. Теперь, когда мы сказали, что следует сидеть с прямой спиной, и мы стараемся сидеть прямо, мы начинаем непроизвольно сознавать наше усилие сидеть прямо.

Вначале этого сознавания нельзя избежать. Однако есть способ, чтобы мы могли постепенно освободиться от этого сознания нашего пребывания в позе. Можно прислониться к перпендикулярной от пола стене. Вначале это можно делать, и никаких возражений здесь нет. Если вы прислонитесь к стене, вам нет необходимости думать, как сидеть, - нет никакого сознательного усилия, чтобы сидеть прямо. Так можно продолжать достаточно долго, пока вы не станете способны сидеть самостоятельно, без поддержки стены. Удивительно, что, лишь сидя без усилия в удобном положении, мы ощущаем внутреннее удовлетворение. Это удовлетворение, это счастье приходит только из-за уравновешенности. Уравновешенность, о которой мы говорим, имеет некоторое отношение к гуне саттве. Внутренняя радость возникает за счёт взаимного воздействия равновесия, передаваемого от тела нервной системе и в итоге - уму. Ум на миг ощущает счастье. Обычно, когда мы садимся для йоги, указывается, что мы можем выбрать одну, или две, или три, или четыре обычно предписываемых поз Йоги, или созерцательных положений, известных как падмасана, сиддхасана, сукхасана и т.д. Опять же, следует помнить, что положение должно быть ненапряжённым. Это не значит, что мы должны насиловать себя, сидя в падмасане с болью в суставах и коленях. Для нас возможны и другие асаны, которые могут быть более удобны. Всегда следует держать в уме, что мы не собираемся упражняться в йоге ради асан, но собираемся упражняться в асанах ради йоги.

Падмасана, сиддхасана, сукхасана и свастикасана - обычно в системе йоги эти четыре вида сидячих положений предлагаются вместе с обозначенным выше предписанием: спина, шея и голова должны быть прямыми. Также у упражняющегося не должно быть каких-либо трудностей в поддержании уравновешенности. Постепенно необходимое для сидения усилие должно быть ослаблено. Вначале некоторое усилие необходимо. Мы знаем это очень хорошо. В самом начале мы не можем быть ненапряжёнными, но позже должны стать такими. Когда акробат взбирается на проволоку в цирке, необходимы определённые усилия, чтобы привести себя в состояние равновесия. Однако при навыке это уже не требует усилий. Так же, когда кто-то садится на велосипед, необходимо некоторое усилие, чтобы привести себя в равновесие, а впоследствии усилия уже не требуется: велосипед будто бы везёт ездока сам. Prayatna saithilyana - это отсутствие усилия при выполнении асаны. Не должно быть ни малейшего усилия. Выполнение должно быть непроизвольным, естественным. Не должно быть никакой боли. Не следует резко менять положение или вставать. Этого не следует делать ни в коем случае. По крайней мере, следует сидеть час, но кто-то может начать с меньшей длительности, скажем, полчаса или пятнадцать минут.

Телесное удержание в практике асан

Даже простое сидение без какой-либо мысли в течение дней или даже месяцев принесёт великую пользу. В самом начале некоторым людям будет трудно сосредоточиться даже на воспевании имени [Бога]. Ум вначале не будет соглашаться с каким-то видом сосредоточения. Поэтому пусть не будет никакого думанья. Пусть ум думает, что ему нравится. Пусть он блуждает по сотне направлений. Обучающийся йоге не должен суетиться - пусть он будет сидящим... Всего лишь сидящим.

Это само по себе великое достижение. Одно лишь сидение - и то великое дело. Трудно сидеть так долгое время. Не следует представлять, что сидение два или три часа - простая вещь. Это достижение само по себе. И поэтому человек может ощутить законное удовлетворение, если способен просидеть, по меньшей мере, час, не меняя положения. Затем, постепенно, подобно хорошему другу, беседующему с другом, он может говорить со своим умом, чувственными органами и пранами о цели, ради которой он сидит.

Хари Ом, Тат Сат!

Салов Андрей