Измени себя — изменится Мир вокруг
Логотип клуба OUM.RU

Какие могут быть цели у преподавателя йоги. Е. Червова

«На золотом крыльце сидели: царь, царевич, король, королевич, сапожник, портной. Кто ты будешь такой? Выбирай поскорей, не задерживай добрых и честных людей». Помните такую детскую считалочку? Список предложений закрытый, так сказать, ограниченный и сугубо практичный, на четырех управленцев — два труженика. В этой детской считалке продемонстрирована мини-модель предложений социума для ребенка. Сейчас в России много храмов, и ребенок легко может возжелать путь священника в христианском храме. Поэтому в считалочке вместо короля и королевича будет священнослужитель и церковнослужитель — не очень складно, но актуально. А йогин, как вариант, и сейчас не попадает в поле зрения большинства детей.

В детстве нам предлагается определенное количество вариантов для проявления себя в социуме. Давайте вспомним: кто из нас или наших друзей, или знакомых из детства мечтал стать преподавателем йоги? Если, конечно, этот кто-то не обладатель настолько благой кармы, что с детства вдохновлен лекциями Андрея Верба. Мне не повезло, мы играли в разных песочницах. Так кто? Думаю, таких в России наберется крайне мало. В моем окружении в 70-80-х годах таких не было вообще среди моих сверстников. Хотя понятие «йога» мне было знакомо с детства, папа занимался хатха-йогой и джняна-йогой. Обучал меня некоторым асанам, правилам поведения, некоторым шаткармам (правда, ему это давалось с большим трудом, мое упрямство и защита бабушки побеждали). Но преподавателей йоги не было вокруг вообще. Соответственно, и у меня такой идеи не возникало. А теперь из действующих преподавателей — кто и зачем пришел в йогу, а потом и на путь преподавания?

Встречаются разные варианты, но наиболее распространенный вариант — изначально корыстный подход. Например, одной из причин служат сложности со здоровьем с раннего детства (практически с рождения), которые погружают ребенка в условия постоянной аскезы, как то: терпение физической боли, неприятные высказывания или реакции на твой внешний вид со стороны окружающих, неперспективные прогнозы докторов, а в некоторых случаях их полное неведение, в части лечения вашего заболевания и т. п. Такой ребенок, (не без помощи и сострадания близких) пройдя сквозь боль, унижения и одиночество, обретает отличную начальную подготовку для занятия йогой. Терпение, смирение, сосредоточение (боль очень способствует сосредоточению на себе, постоянная, не отпускающая боль учит концентрации внутри, но приятного мало, конечно), очищение кармы и масса времени для внутреннего созерцания и наблюдения за социумом со стороны — просто отличные условия, круче всякого ашрама (монастыря). И на определенном этапе, когда все вокруг «умыли руки» в части попыток исцелить ребенка, наконец-то перестали его травить и отстали, он начинает искать пути к исцелению сам. В йогу, как правило, и приводят вопросы: зачем мне это (аскезы с рождения), зачем я вообще здесь, зачем мне эта боль, почему у других этого нет, как от этого избавиться. Такой ребенок уже с детства начинает получать ответы на свои вопросы, порой не совсем традиционным способом, через сны, озарения, совпадения и прочее и, обретая таким образом практические знания, начинает делиться ими с окружающими, делая первые шаги на пути к преподаванию йоги и служению обществу. Тот, кто сам прошел через боль, немощь, страдания, тому легко даются понятия сострадания и любви к ближнему. Например, через боль в йогу пришли: Рамкишана до Рамдева, Индра Деви (пришла в йогу в более зрелом возрасте, но тоже через болезнь), Серафим Саровский (да, не удивляйтесь, этот православный Святой воистину был Великим

Йогином и наставил на путь истины множество народа), Андрей Сидерский и многие другие.

Ещё одним часто (на мой взгляд) встречающимся вариантом, думаю, можно назвать внутренний поиск. Вот человек выбрал свой путь, целенаправленно и удачно следует по нему, а счастья нет. Вроде, по понятиям социума всё правильно: дом, красавица жена, дети, бизнес, достаток, а в душе нарастает паника. Укрепляется понимание, что всё, что ты делаешь, не то, всё, чему ты отдаешь жизненные силы, — пустое. Всё легко дается, и кажется, что какое-то « déjàvu» — ощущение, что всё это уже проходил, всё знакомо и уже не важно, а что-то действительно нужное и важное постоянно ускользает. Такое осознание приходит чаще в более зрелом возрасте, от 30–40 лет, когда опыт социальных стандартов получен, тебя все хвалят, родители гордятся, друзья завидуют, а в душе растет недовольство собой, как в противовес. И вот тогда начинается активный поиск, те же вопросы: зачем я здесь, что нужно делать, чтобы быть полезным этому миру. Такие люди тоже предварительные практики многие прошли в процессе реализации материальных проектов.

Есть и другие пути, которые приводят в йогу, но всех этих людей объединяет одно: на момент прихода в йогу человек должен свободно использовать свое восприятия на всех чакрах, от муладхары до аджны, и хорошо чувствовать сахасрару. Его может носить по волнам снизу вверх, сверху вниз, но этап освоения этих уровней восприятия в действительности должен быть уже пройден. Ибо путь в йогу может открыться только на этих ступенях, и открывается он снаружи.

Когда ты сам становишься на этот путь и укрепляешься на нем, то люди начинают приходить в твою жизнь с вопросами. Так, постепенно и начинается служение. И тогда душу наполняет покой и тихая радость. Это и есть признак того, что ты на верном пути.

Какие могут быть цели у преподавателя йоги? Любые поставленные цели будут голосом эго, а на пути йоги — это не самый лучший советчик. Что-то изменить в людях, которые приходят к тебе заниматься? Сделать мир лучше? Помогать людям? Творить добро? Какую бы цель вы перед собой ни ставили — всё это игры тщеславного ума.

По большому счету, мир не меняется — меняется наше восприятие мира, вместе с изменениями в нас самих. «В то время, когда другие существа видят, что кальпа исчерпана и сгорает в великом огне, в моей земле мир и покой…» (Сутра о Цветке Лотоса Чудесной Дхармы).

Т. е. этот мир, не требует наших или чьих бы то ни было усилий для своего изменения. Мы похожи на лягушку в молоке, а йога — инструмент, который наделяет лягушку способностью бодро махать лапками и ритмично дышать, чтобы обрести устойчивое состояние покоя и выпрыгнуть из банки.

Как-то, на ретрите, тибетский лама, рассказал нам коротенькую притчу: «У одного просветленного старца спросили: “Учитель, как сложен путь к просветлению?” Учитель ответил: “Ха-Ха. Если бы только могли понять, что никакого пути нет. Вы всегда были и останетесь просветленными”».

«…Иисус, призвав дитя, поставил его посреди них и сказал: “Истинно говорю вам, если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царствие Небесное; итак, кто умалится как это дитя, тот и больше в Царстве Небесном…”» (Евангелие от Матфея гл.18).

Русские сказки… Помните? Всегда Иван-дурак побеждает. Он и в студеную воду окунулся, и в кипящее молоко… и не сварился при этом, а превратился в дивно-молодца. А царь сварился. А у него и цели, и стремления, и глобальные планы на жизнь… Тут тебе и мир полюбить и людям помочь. И всё ж сварился.

Чистота восприятия, чистота сознания, как у ребенка, который познает мир, и еще не наполнился ограничениями и омраченным восприятием. Йога — это комплекс, включающий все инструменты для очищения сознания, поднятия и накопления энергии. Накопление очищенной энергии и поднятие ее на более качественный уровень меняет восприятие мира. Это и есть путь йоги.

Так что, на мой взгляд, преподавателю йоги не нужно ставить никаких целей — всё это будет самообманом. Йога перестает быть какой-то особой практикой — ты так живешь, ежесекундно пребывая в мантре, стараясь сохранять внутренний покой и наблюдать внимательно за происходящим в тебе. Постепенно изменяется восприятие, и люди, которые обрели в сердцах надежду, присоединяются к тебе, и ты делишься с ними опытом своего пути. Вот в этом и будет заключаться служение обществу. А результат? На пути йоги мы учимся совершать деяние, не привязываясь к результату, но пребывая в глубоком сосредоточении и очень стараясь. Так нас учат Великие Учителя. Это как круги по воде. А внутри океан всегда спокоен и единJ) ОМ