У. и М. Сирс. Готовимся к родам (гл. 1)

Беременность – это не только период развития ребенка, но и время, когда вы сами совершенствуетесь как личность, побеждаете боязнь родов, вырабатываете собственное отношение к родам.

Несколько слов от Билла и Марты

У вас будет ребенок! Скоро вы поделитесь этой новостью с родными и друзьями. Теперь, по мере того как внутри вас развивается новое существо, вам предстоит решать различные вопросы, связанные с родами. Эта книга поможет сделать этот выбор осознанным. Конечно, вы не в состоянии организовать идеальные роды – они всегда полны неожиданностей, – но вы можете создать условия, которые повысят вероятность того, что роды будут такими, какими вы хотите их видеть. Эта книга о том, как определиться в своих желаниях и как осуществить их на практике. Книга призвана укрепить систему медицинской помощи, а не расшатать ее. Будучи по профессии врачом и медсестрой, мы являемся частью системы здравоохранения и гордимся этим. К моменту написания книги двое наших старших сыновей учились на медицинском факультете университета, а третий тоже собирался стать врачом. Мы включили в книгу описания различных проблем и возможных средств их разрешения потому, что ценим свою профессию и чувствуем себя обязанными сделать все возможное для ее совершенствования. Медицинская помощь во время родов, необходимая или желательная для одних женщин, вовсе не обязательна и даже не нужна другим. Мы хотим, чтобы родители чувствовали бы и свою ответственность за связанные с родами решения, и помогаем научиться владеть ситуацией. Помимо знаний, которые помогут сделать роды максимально успешными, мы научим вас слышать свое тело, понимать его сигналы и доверять его естественной реакции. Именно здесь лежат ключи к позитивному опыту родов.

Мы желаем, чтобы рождение ребенка доставило бы вам как можно больше радости.

Уильям и Марта Сирc
Сан-Клементе, Калифорния, Январь 1994

ПОДГОТОВКА К РОДАМ

Беременность – это не только период развития ребенка, но и время, когда вы сами совершенствуетесь как личность, побеждаете боязнь родов, вырабатываете собственное отношение к родам, подбираете ассистентов и определяете наиболее подходящее место для родов. Никогда раньше перед женщиной не открывалось столько возможностей. В этом разделе мы поможем вам разобраться в многочисленных источниках информации и выработать собственный подход к родам. Немногим женщинам удается исполнить абсолютно все свои желания, но чем лучше вы подготовитесь, тем больше удовлетворения принесут вам роды.

Итак – приступаем!

Наш опыт родов – чему мы научились

Немногие события в жизни человека могут сравниться с рождением ребенка. За последние тридцать лет мы родили семерых собственных детей, помогли появиться на свет нашей приемной дочери, а также участвовали более чем в тысяче родов – Билл в качестве педиатра, а Марта как ассистент. После родов мы испытывали разные чувства. Довольно часто мы искренне радовались: «Какие чудесные роды! Если бы все были такими же». В других случаях мы чувствовали, что родители не очень довольны и что все могло бы пройти гораздо лучше: «Если бы они знали о том-то... или попробовали бы вот это...» Мы обнаружили, что многие супружеские пары воспринимают роды как испытание, которое нужно выдержать. Они не понимают, что роды могут приносить радость и удовлетворение. Нам хотелось бы поделиться с вами своим опытом и рассказать, как извлечь из родов максимум возможного. Мы выяснили, что если роды стали позитивным, радостным событием, то это можно считать удачным началом нового этапа жизни вместе с ребенком. Очень часто это удачное начало играет решающую роль в семейной жизни. Роды – это очень важный момент вашего жизненного пути.

ВОСЕМЬ РОДОВ В НАШЕЙ СЕМЬЕ

Рассказ Марты

Джим родился в 1967 году в родильном доме Бостона. Мы чувствовали себя в полной безопасности от того, что наш ребенок должен появиться на свет в учебном центре медицинского факультета Гарвардского университета. В то время отцов не пускали в родильную палату, а стандартными методами родовспоможения считались спинномозговая анестезия, эпизиотомия и применение акушерских щипцов. Еще в самом начале беременности я попыталась обсудить с врачом возможность родов без применения медикаментов, он отмахнулся от меня, отечески похлопав по плечу: «Зачем вам испытывать совсем необязательные страдания?» Я промолчала, потому что была молода, наивна и не привыкла спорить с врачами. Этот разговор определил течение родов, которые прошли прекрасно, но в душе я чувствовала гнев и разочарование. Мне казалось, что меня предали – из-за всего того, что со мной делали против моей воли. Я стремилась к родам без применения медикаментозных средств, но вовсе не хотела «страдать». Роды начались в три часа утра, когда у меня отошли воды. Дело продвигалось быстро, и когда в четыре часа мы собрались в роддом, схватки были уже частыми и сильными. Я так сосредоточилась на правильном дыхании, что почти не замечала присутствия мужа. В приемной после осмотра и бритья лобка нам сообщили, что шейка матки полностью раскрылась – довольно редкое явление для первых родов. По этой причине мне не стали делать клизму (обычная практика для тех времен), а быстро увели в родильную палату, и мы с Биллом были вынуждены расстаться. В этот момент я растерялась. Но, к счастью, у меня появилась потребность тужиться. Потуги помогли – я начала осознавать некую силу внутри меня, настоятельно требующую от меня действий. Но в том, что произошло дальше, не было абсолютно никакой необходимости. Как только я стала по-настоящему тужиться, меня уложили на стол и сделали спинномозговую анестезию. Нижняя половина тела почти мгновенно стала бесчувственной и тяжелой, как мешок картошки, а мои ноги закрепили специальными ремнями. Медсестра объявила, что видит черные волосы ребенка, и я исполнилась решимости помочь моему ребенку появиться на свет. Я попыталась тужиться при каждой схватке, но момент сокращения матки я могла определить только прижав ладонь к животу, потому что спинномозговая анестезия блокировала все ощущения. Для того чтобы ввести акушерские щипцы, врач разрезал мне промежность. Через несколько минут все закончилось. Затаив дыхание, я смотрела, как врач берет в руки нашего ребенка. Он родился в 5.13, всего лишь через два часа после начала схваток. Это был чудесный момент, но меня не оставляло ощущение опустошенности и беспомощности, как будто я не принимала в том, что произошло, никакого участия. Мне казалось, что спинномозговая анестезия подавила саму мою сущность как женщины, дающей начало новой жизни. Я была пассивным свидетелем, беспомощно наблюдавшим за рождением собственного ребенка.

Когда я поняла, что владею верхней половиной тела, то приподнялась на локтях и посмотрела на крошечный живой комочек, издававший слабые звуки. Медсестра положила ребенка в плетеную кроватку и подвезла поближе, «чтобы он посмотрел на свою маму». Я взглянула в лицо сына и увидела огромный нос, заостренную голову и большой, широко раскрытый в крике рот. Затем его почти сразу же забрали от меня, чтобы обмыть и завернуть в пеленки, и только после этого мне позволили несколько минут подержать сына, прежде чем снова увезти. Врач позвонил в приемную и передал мне трубку, чтобы я сообщила Биллу радостную новость. Мы с Биллом увиделись после того, как меня перевели в послеродовую палату. Сюда же прикатили кроватку, и Биллу было «позволено» взглянуть на нашего сына. Несколько часов я провела в одиночестве, не чувствуя нижней половины тела и пытаясь осознать, что со мной произошло. Умом я понимала, что родила ребенка, но совсем не ощущала этого. Кроме того, я чувствовала себя разлученной с ребенком. Меня лишили тех важных минут сразу после рождения малыша, когда формируется связь матери и новорожденного. Гормоны бурлили у меня в крови, но я была беспомощна и разлучена с сыном. Мне не только не дали почувствовать, что значит родить ребенка, но и лишили заслуженной награды. В следующий раз я увидела Джима через окошко детской палаты, когда меня переводили на другой этаж. Мне кажется, что все произошедшее являлось олицетворением бездушного, механистического и негуманного отношения к родам, преобладавшего в шестидесятые годы. Я приняла твердое решение, что с моим следующим ребенком все будет по-другому.

Два года спустя на свет появился Боб – в военно-морском госпитале в Беиседе, где врач ничего не имел против моего желания родить ребенка без применения медикаментозных средств. В этом лечебном учреждении отцов пускали в палату к роженице, но не позволяли присутствовать при появлении ребенка на свет. Роды начались в 6.45 утра серией схваток, которые постепенно усиливались – пока не стали повторяться через каждые пять минут и не достигли длительности шестьдесят секунд. Однако к 8.00 схватки ослабли. Я решила лечь и сконцентрироваться на процессе родов, пока Билл не ушел на работу. Схватки усилились, и тогда мы быстро оделись, собрали необходимые вещи и поехали в госпиталь. В 9.00 я уже лежала в родильной палате, но раскрытие шейки матки составляло всего 3 сантиметра. Одно это уже отличало мои вторые роды от первых. После клизмы схватки следовали с интервалом две минуты и продолжались не менее семидесяти секунд. Следующие полчаса Билл помогал мне расслабиться и сконцентрироваться на каждой схватке. Я была рада, что он со мной. Примерно к 10.00 я почувствовала давление и поэтому попросила, чтобы меня осмотрели еще раз; раскрытие шейки матки составляло 8 сантиметров. Вскоре наступила последняя стадия родов, и пока я тяжело дышала и отдувалась, стараясь не тужиться, мне привязали ноги ремнями и ввели в вену иглу капельницы (стандартная для того времени процедура). Схватки были очень сильными – гораздо болезненнее, чем когда я рожала Джима. Звуки, которые я издавала, соответствовали остроте ощущений. Перед тем как вскрыть плодный пузырь, врач еще раз спросил меня, по-прежнему ли я хочу отказаться от спинномозговой анестезии. Я подтвердила свое намерение, подумав про себя: «Худшее уже позади. Нужно лишь тужиться, и все будет хорошо».

Врач определил заднюю позицию ребенка, затылком к моему крестцу (именно этим объяснялись такие сильные ощущения), и поэтому мне сделали местную анестезию, чтобы врач мог воспользоваться щипцами. Переждав две схватки, доктор ввел щипцы и повернул головку ребенка, изменив заднюю позицию плода на переднюю, наиболее благоприятную для прохождения по родовым путям. Однако ему не понадобились щипцы, чтобы извлечь ребенка – очередное усилие, и я почувствовала, как головка ребенка проходит через влагалище и выходит наружу. Какое облегчение! Еще одна потуга, и показались плечики малыша, а затем я увидела две маленькие ножки и ручку. Даже несмотря на сильную боль во время этих родов с задним положением ребенка, я помню, что получила неизмеримо большее удовлетворение – я в полной мере ощутила, что такое рожать ребенка, и чувствовала, что смогу использовать приобретенный опыт для установления контакта с этим малышом. Мои руки оставались привязанными (еще одна абсолютно лишняя стандартная процедура), и я не могла сразу же прикоснуться к Бобу, но все равно ощущала более сильную связь с ребенком, чем это было в случае с Джимом.

Ощущения, которые я испытала, рожая Боба, были настолько сильными и так потрясли меня, что в течение нескольких дней я повторяла: «Больше никогда в жизни». Много лет спустя, когда я училась на инструктора по родам, я наконец поняла, что дали мне эти роды без применения анестезии. Задняя позиция плода стало причиной сильнейшей боли в спине, но по этой же причине роды прошли очень быстро. Врач, предлагавший спинномозговую анестезию, чтобы «помочь» мне избавиться от боли, мог лишить меня самого ценного в жизни опыта – первых родов в полном сознании и со всей полнотой ощущений. Этот опыт я не променяла бы и на миллион долларов. Теперь я знаю, что страдала сильнее, чем это было необходимо, – существует множество разумных заменителей спинномозговой анестезии и поворота плода при помощи щипцов, которые обеспечили бы мне гораздо больший комфорт. Конечно, щипцы ускоряют вторую стадию родов, но в конечном итоге я поняла, что правильнее сохранять вертикальное положение тела и подвижность, чтобы позволить процессу родов развиваться естественным путем.

Я была поражена невероятной разницей между двумя родами, а также моими ощущениями. Я планировала, что когда-нибудь стану инструктором по родовспоможению, и шесть лет спустя мое желание исполнилось. Я проходила обучение этой профессии, и одновременно мы с Биллом посещали курсы для молодых родителей, готовясь к появлению на свет нашего третьего ребенка. Мы жили в Канаде, в городе Торонто, и к этому времени отношение к родам изменилось. Супружеские пары стали более информированными, и врачи с готовностью прислушивались к пожеланиям «пациентов». Женщины больше не хотели мириться с ролью пациентки – как бы то ни было, а беременность – это не болезнь. Из трех моих родов в больнице эти были ближе всего к идеальным. Биллу разрешили быть рядом со мной до самого конца, и теперь мы знали о том, как важно сразу же покормить малыша и не разлучать его с матерью. Роды начались в полночь с разрыва плодного пузыря, после чего последовали сильные и длительные схватки, которые постепенно учащались. В больницу мы поехали в 12.45 дня, и большую часть времени, проведенного в предродовой палате, заняло бритье лобка и заполнение анкеты – раздражающие и отвлекающие процедуры, поскольку единственное, чего я хотела, это сосредоточиться на схватках. Не успела я расслабиться и почувствовать, что справляюсь со схватками, как, к своему величайшему удивлению, ощутила необходимость тужиться. Меня тут же осмотрели, и выяснилось, что раскрытие шейки матки составляет 5 сантиметров, причем процесс продвигался «очень быстро». Следующие несколько схваток были очень сильными, желание тужиться все усиливалось, и поэтому мы поспешили в родильную палату. Я так сконцентрировалась на дыхании, чтобы удержаться от потуг, что даже не замечала Билла, пока не оказалась на родильном столе.

Самой тяжелой частью родов оказалась дорога из дома в больницу, затем перемещение из предродовой палаты в родильную, а также неприятные и отвлекающие процедуры. Было бы гораздо комфортнее устроиться в уютном гнездышке – чтобы тебя не торопили и к тебе не приставали. Как только мои ноги привязали ремнями и приказали тужиться, я испытала огромное облегчение. В этот момент ко мне подошел врач и предложил вдохнуть какой-то газ, который «снимет 70 процентов боли». Я была слишком занята и просто не обратила на него внимания. Слава богу, рядом был Билл, который объяснил, что я не нуждаюсь в помощи. Мы хотели избежать эпизиотомии, но в последний момент врач решил прибегнуть к этой процедуре. Еще одно усилие, и я почувствовала, как прорезывается головка ребенка. Мне сказали, чтобы я перестала тужиться, а Билл взял меня за руку, взволнованно глядя на голову своего ребенка, – ведь он не присутствовал при двух первых родах. Он помог мне приподняться, чтобы я тоже посмотрела. Одну или две минуты я отдыхала, и мы вместе наслаждались видом ребенка, еще наполовину спрятанного в моем теле. Эти прекрасные мгновения мы никогда не забудем, хотя осознать их значение смогли гораздо позже. Тогда мы лишь с благоговейным трепетом смотрели на нашего сына. Мое следующее усилие, в 1.25 дня, было самым эффективным – показалось одно плечико, затем другое, и вот уже бело-голубое тельце новорожденного поднято на всеобщее обозрение. «Привет, Питер», – сказала я, и сына положили мне на живот, обернули зеленым полотенцем, а его красное личико повернулось к моему лицу. Мы с Биллом расслабились и с восхищением смотрели на сына. В этот момент мы осознали, как важно для отца присутствовать при рождении ребенка, – это помогает формированию близости между ними.

Перед тем как врач оставил нас одних, я спросила его, как скоро мне можно будет покормить Питера, и приятно удивилась, что он тут же дал указание медсестре, чтобы она помогла мне покормить новорожденного. Мне хотелось плясать от радости. Впервые мне позволили покормить ребенка сразу же после родов. Меня вымыли, и медсестра принесла Питера для первого кормления. Ночью, когда я не спала и вспоминала роды, мне казалось странным, что сына нет рядом. Воспоминание о том, что я держала в руках и кормила сына, помогло мне осознать факт материнства. Близость, которую мы испытали во время первого кормления, была очень важна для меня. Разлучать нас на ночь было совершенно необязательно. В следующий раз мне принесли его покормить в 9 часов утра, и мы потеряли драгоценное время общения – ночью я все равно не сомкнула глаз.

Наш четвертый ребенок, дочь Хейден, родилась дома, в Хилтон-Хед в Южной Каролине. Родильное отделение в местной больнице еще не открылось, а другое ближайшее находилось в часе езды. Учитывая, что все предыдущие роды у меня были быстрыми, мы не хотели участвовать в этой гонке. Несколько месяцев мы с Биллом обсуждали ситуацию. Нас привлекала «дерзкая» идея домашних родов, но у нас самих не было подобного опыта, и поэтому нам потребовалось некоторое время, чтобы привыкнуть к этой мысли. Наблюдавший меня врач предложил искусственно вызвать роды, но нам казалось, что это более рискованная процедура (повышалась вероятность рождения недоношенного ребенка, сильной боли и хирургического вмешательства), чем должным образом спланированные домашние роды. Поэтому мы обратились к семейному врачу, имевшему опыт приема родов на дому. В результате эти роды длились всего шестьдесят минут – от начала до конца. Интуиция нас не подвела. Когда в пять утра отошли воды и роды начались, мне было приятно сознавать, что я могу лечь, расслабиться и ждать дальнейшего развития событий. Роды, как и предыдущие, были стремительными, и врач прибыл за пятнадцать минут до рождения ребенка. Это произошло в шесть утра. Чудесная розовая девочка появилась на свет легко и быстро. Хейден негромко пискнула, и ее положили мне на живот. Я успокоила девочку, и она затихла. Как только смогла, я повернулась на бок и первый раз покормила ее. Дочь сразу же взяла грудь и стала энергично сосать. В таком положении мы оставались довольно долго – пока друзья разливали шампанское и поздравляли нас. Первые два часа жизни Хейден были особенными. Не было никаких процедур, обычных для родильного дома, – девочка лежала у меня на руках, внимательно разглядывая всех нас. Нас не разлучили и не прервали ту чудесную связь, которая образовалась между Биллом, Хейден, мной и другими детьми. Родить ребенка в собственной постели в своем родном доме, в окружении любящих тебя людей, без ремней, без эпизиотомии и команд персонала – я бы хотела, чтобы все это было доступно каждой женщине. Я помню, как радовалась, что мне не нужно поспешно одеваться, проверять сумку с вещами, просить кого-то присмотреть за детьми и тратить силы на то, чтобы уехать в больницу из моего уютного дома. Вместо этого я могла не торопясь, в оптимальном для меня ритме приготовить себе удобную постель, а затем снова встать, когда почувствую необходимость в движении. Я ощущала полную гармонию с собственным телом.

Замечание доктора Билла. Пришла пора применить на практике то, что мы проповедовали, и взять на себя ответственность за связанные с родами решения. Роды – это всегда риск, независимо от того, насколько тщательно вы готовились к появлению ребенка на свет, и ваш выбор должен обеспечивать наименьший риск. Мы обсудили все возможные варианты: искусственная стимуляция родов в больнице, которая находится в часе езды от дома, попытка добраться до больницы, как только начнутся схватки, и домашние роды. В то время я разделял позицию официальной медицины, и меня нельзя было отнести к тем мужьям, которые одобряют домашние роды. Я считал, что это удел бедняков и хиппи. Разумеется, присутствовал и страх: «А что, если...». Как бы то ни было, а моя подготовка и опыт заставляли предполагать разного рода осложнения. Я заполнил нашу спальню всевозможным оборудованием для неотложной помощи, организовал транспорт, если возникнет необходимость ехать в больницу, и приготовился к многочисленным осложнениям. Первый крик Хейден вызвал у меня вздох облегчения. Наши домашние роды попали на первую полосу местной газеты – к большому неудовольствию моих коллег-врачей, которые боялись, что мы станем основоположниками своего рода альтернативной культуры.

Именно эти роды стали поворотным пунктом в изменении моего отношения к родам и в моих ощущениях. Я никогда не боялась родов и всегда была уверена, что мое тело справится с этой задачей. Но когда я рожала в больнице, страх все равно присутствовал, и причиной его были врачи, медсестры и сама больничная обстановка. Билл смог скрыть свой страх. Во время этих родов я чувствовала внутренний покой и безмятежность, и эти чувства отразились на ребенке. Мы, наконец, увидели роды во всем их великолепии, и обратного пути уже не было.

Следующие трое наших детей родились в нашем доме в Калифорнии, и во всех трех случаях нам помогала одна и та же замечательная акушерка. Наш пятый ребенок, Эрин, появился на свет после пятичасовых родов. Это были самые долгие из моих родов, но в то же время самые спокойные и легкие. Я обнаружила, что мне понравились такие более медленные роды, потому что у меня была возможность подумать о том, что со мной происходит. Я наслаждалась этим особым состоянием – ходила по своему уютному дому, помогала детям готовить завтрак, решала, что мне надеть, и действительно расслаблялась в промежутках между схватками. Я поняла, насколько легче переносятся схватки, если расслаблять мышцы живота, а не напрягать их, готовясь «терпеть». У меня оставалось достаточно времени, чтобы попробовать различные приемы релаксации, которым меня учили, и самой убедиться, что роды не должны быть болезненными. Это были первые роды, при которых присутствовали все наши дети, и мы записали это важное для всей семьи событие на видеокассету. С тех пор мы часто использовали эту запись, чтобы показать супружеским парам радость родов в естественной обстановке, преимущества полного расслабления и поддержки любящих людей.

Наш шестой ребенок, Мэтью, родился после спокойного и безмятежного утра, когда я думала, что до родов еще далеко. У нас дома в это время были корреспондент местной газеты и фотограф, которые готовили статью о нашей семье. К тому моменту, когда я поняла, что рожаю (наверное, вы полагаете, что после пяти родов я должна была лучше разбираться в этом), у меня осталось время только для того, чтобы позвонить Биллу и постелить на кровать непромокаемые простыни. Наша акушерка не успела приехать и давала консультации по телефону, зато Билл удостоился чести принять собственного ребенка. Интересно, что Билл всегда ощущал особую связь с Мэтью – отчасти, как он считал, благодаря этому первому прикосновению. Я поняла, что мне гораздо легче рожать лежа на боку, чем полусидя и опираясь на подушки, как это было во время родов Эрин и Хейден. Вообще не опираться на спину – это совсем другое дело.

Роды Стивена продолжались пять часов, причем первые четыре часа ощущения были такими слабыми, что я едва осознавала, что рожаю. Все резко изменилось в течение последнего часа, и мы на себе узнали преимущества использования воды для того, чтобы расслабиться и победить неожиданную боль (см. раздел «Вода и роды»). На этот раз наша акушерка была с нами и помогла Биллу в сложной ситуации принять и этого младенца. При рождении Стивена мы поняли важность непрерывной связи между матерью и ребенком. Если бы мы были в больнице, то тот факт, что Стивен родился с синдромом Дауна, заставил бы всех сосредоточиться на «проблеме», а не на естественных потребностях этого маленького существа.

Наш восьмой ребенок – приемная дочь Лорен – родилась в больнице. Та же самая замечательная акушерка, которая присутствовала при трех наших домашних родах, выступала в качестве профессионального ассистента у родной матери Лорен. Я не рожала Лорен, но помогала ее биологической матери, поделившись с ней своим опытом. Как потом выяснилось, это был третий наш ребенок, которого удостоился принять Билл, поскольку врач этого сделать не успел. Вернувшись в больничную обстановку во время родов этого ребенка, мы взглянули на все свежим взглядом и еще раз убедились, что типичные роды в больнице нуждаются в совершенствовании. Так, например, дежурная медсестра не позволяла роженице принять удобное для нее положение во время родов. «Это будет неудобно для врача», – утверждала она. Но информированная будущая мать проявила настойчивость: «Кто здесь рожает – я или врач?»

Представьте, какими должны быть ваши роды

Это упражнение повысит вероятность того, что роды принесут вам удовлетворение. Если вы собираетесь рожать впервые, то в самом начале беременности вы, возможно, еще не определились с философией родов. Мысленная тренировка поможет вам представить рождение ребенка. Попробуйте написать план-рассказ об ожидаемых родах, подчеркивая наиболее важные для вас моменты. Читая книгу, составляйте список того, что поможет исполнить ваши желания. По мере приближения дня родов периодически пополняйте этот список. Письменный рассказ и список облегчат вам составление плана родов, который предназначен для того, чтобы роды стали такими, какими вы хотите.

К счастью, молодая женщина проявила решительность во всем, что касалось родов, и не испытывала страха, но ей приходилось противостоять страхам, которые присутствовали у других. Во время родов Лорен мы еще раз убедились, как важно, чтобы в больнице вас опекал заботливый и квалифицированный персонал, который вместе с вами будет добиваться того, чтобы роды соответствовали вашим желаниям. В идеале, ваши пожелания должны быть изложены персоналу больницы заранее, вместе с планом родов (см. раздел «Составление плана родов»).

ДЕСЯТЬ СОВЕТОВ – КАК СДЕЛАТЬ ТАК, ЧТОБЫ РОДЫ БЫЛИ БЕЗОПАСНЫМИ И ПРИНЕСЛИ УДОВЛЕТВОРЕНИЕ

Основываясь на собственном опыте родов, мы сформулировали десять рекомендаций, которые помогут вам сделать роды безопасными и получить от них максимум удовлетворения. В следующих главах все эти способы будут рассмотрены подробно.

1. Доверяйте своему телу. Для большинства женщин роды – это нормальный физиологический процесс, и организм, если ему не мешать, сам делает все, что требуется. Понимая, что происходит в вашем организме во время родов, и помогая, а не мешая ему, вы снижаете вероятность сильных мучений и применения медикаментов. Вы должны верить, что ваш организм создан для того, чтобы рожать детей.

Одна из задач этой книги – избавить вас от страха перед родами. Некоторая тревога в ожидании родов – это нормально, особенно если это ваш первый ребенок или если во время предыдущих родов вы пережили неприятные минуты. Однако присутствующий на протяжении длительного времени страх влияет на то, как ваш организм ведет себя во время родов. Вы выбираете врача, а не акушерку, опасаясь осложнений; вы выбираете больницу на тот случай, если потребуется неотложная помощь; вы проходите через огромное количество диагностических процедур и большую часть беременности мучаетесь от страха, что что-то пойдет не так. Этот страх мешает естественным биологическим процессам, протекающим в вашем организме, и абсолютно необоснован. Примерно 10 процентов беременных женщин нуждаются в той или иной медицинской помощи, чтобы родить здорового ребенка, но даже у них уверенность в себе оказывает благотворное воздействие на течение родов (см. раздел «Страх – враг родов»).

2. Используйте период беременности для подготовки к родам. Хорошо, что беременность продолжается долго – это дает вам время подготовиться к важнейшему в вашей жизни событию как физически, так и психологически. Подготовка к родам не ограничивается посещением шестинедельных курсов, приобретением кучи брошюр, запоминанием огромного количества фактов и обучением разнообразным приемам дыхательной техники. Мы убеждены, что подготовка к родам состоит в следующем: необходимо познакомиться со всеми доступными вариантами родов, выбрать тот из них, который в наибольшей степени соответствует вашим желаниям и вашему состоянию, подойти к родам вооруженной философией и планом предполагаемых родов, а также проявить мудрость и гибкость, если по независящим от вас обстоятельствам роды пойдут не так, как намечено по плану. Сам процесс изучения вариантов родов может оказать положительное терапевтическое воздействие. Он заставляет вас разобраться в себе, осознать свои сильные и слабые стороны, проанализировать прошлые воспоминания, которые могут повлиять на течение родов (см. главу 3 «Варианты родов»).

3. Не забывайте о собственной ответственности. Если вы не сделаете выбор, его сделает за вас кто-то другой. Если вы просто скажете: «Доктор, посоветуйте, что мне делать», – а затем примете тот вариант родов, который порекомендует врач или который обеспечивается страховкой, то роды вряд ли принесут вам удовлетворение. Если вам необходимы обследование, применение аппаратуры или хирургическое вмешательство, то вы не пожалеете, если будете активно участвовать в принятии этих решений. Почему мы так настаиваем на необходимости и вашей ответственности? Наш богатый опыт свидетельствует о том, что роды оказывают существенное влияние – в ту или иную сторону – на самооценку женщины. Роды – это важнейшее событие в жизни, и они должны оставить у вас чувство гордости за себя. Мы покажем вам, как подойти к родам с готовностью сделать выбор, чтобы роды стали такими, какими бы вы хотели их видеть.

4. Сформулируйте свою философию родов. Во время наших первых родов нас больше всего занимал конечный результат – рождение ребенка – а не сам процесс, то есть испытываемые ощущения. Как вы увидите в главе 14 «Рассказы о родах», роды – это высшее выражение женской сексуальности. Отношение женщины к родам неразрывно связано с ее отношением к жизни вообще. Какие ощущения вы хотели бы испытать? Что, помимо здорового ребенка, вы ждете от родов? В самом начале первой беременности вы, возможно, не представляете имеющиеся в вашем распоряжении варианты и поэтому еще не разобрались в своих желаниях. Понимая это, мы познакомим вас со всеми преимуществами и недостатками наиболее распространенных вариантов родов.

Тесно соприкасаясь с родами, мы поняли, что у каждой женщины свое представление о позитивном опыте родов. Женщина, которая делает выбор в пользу применения современной эпидуральной анестезии, может быть полностью удовлетворена родами: «Мне было не очень больно, и у меня остались только самые приятные воспоминания». Другая женщина может мечтать о родах без применения медикаментов, которые воздействуют и на нее, и на ребенка: «Мне было немного больно, но я вытерпела!» Обе эти женщины добились того, чего хотели, и обе они имеют право гордиться этим.

5. Разумно подходите к выбору ассистентов и места родов. Ассистенты должны заниматься именно тем, что предполагает само название их профессии – помогать в процессе родов. Однако разные специалисты по-разному относятся к родам, причем некоторые пытаются управлять этим естественным процессом. Одни женщины чувствуют себя более комфортно при «медицинском» варианте родов, другие предпочитают акушерку с девизом «бдительное ожидание», а третьих больше всего устраивает сочетание этих двух подходов. Мы считаем, что в отличие от других видов медицинского вмешательства (например, удаление аппендицита) при родах взаимоотношения не должны ограничиваться схемой «врач – пациент». На наш взгляд, роды – это партнерство, и мы постараемся научить будущих матерей, как из пассивного пациента превратиться в активного партнера. Не существует наилучшего места для родов вообще – только лишь наиболее подходящее место для появления на свет вашего ребенка. Это может быть ваш дом, родильный центр или больница. Изучите все эти варианты. Будьте готовы изменить свое решение, если во время беременности изменятся объективные обстоятельства или ваши желания. Мы поможем вам проанализировать все доступные варианты, чтобы выбрать подходящих ассистентов и место рождения вашего ребенка (см. главу 3 «Варианты родов»).

6. Изучите наилучшие положения во время родов. Нельзя говорить о единственной оптимальной позиции во время родов – но только лишь о той, которая наилучшим образом подходит именно вам. В головах многих женщин прочно засела следующая картина: роженица лежит на спине со стянутыми ремнями щиколотками, а врач, вытянув руки, готовится принять ребенка. Это сцена из прошлого, причем новейшие исследования показали, что такой вариант родов не является ни самым благоприятным для ребенка, ни самым удобным для матери. Мы познакомим вас с разнообразными позициями во время родов – стоя, на коленях, на корточках и т.д., – чтобы вы смогли выбрать ту, которая подходит вам и вашему ребенку (см. главу 11 «Наилучшие положения во время родов»).

7. Разумно используйте медицинские новшества. Нам хотелось бы немного отвлечься от вопроса безопасности родов. Для большинства женщин роды – это не медицинское вмешательство, а естественный биологический процесс. Разумное использование новейших технологий позволит выявить проблемы и предложить решения в тех случаях, когда природа дает сбой, но чрезмерное увлечение новшествами может превратиться в проблему. При естественных родах бывает гораздо меньше осложнений, чем мы привыкли думать. Необходимость «высокотехнологичных» родов зависит от вашей философии родов и от вашего состояния. Если вы будете информированы относительно преимуществ и недостатков высокотехнологичных методов, то сможете разумно пользоваться этими достижениями современной медицины. Во время родов, как и в жизни вообще, иногда все идет не так, как хотелось бы. По независящим от вас обстоятельствам вам могут потребоваться «высокотехнологичные» роды. Однако «повышенная степень риска» (этот термин применяется слишком часто и необоснованно) вовсе не означает, что вы должны превращаться в пассивного пациента. Вы должны брать на себя ответственность при принятии связанных с родами решений. Даже роды при беременности с повышенной степенью риска могут принести удовлетворение. Дополнительную информацию о разумном использовании новых технологий вы можете найти в главе 5.

8. Овладейте некоторыми из многочисленных методик самопомощи, которые помогут устранить дискомфорт во время родов. Женщины совсем не обязательно должны страдать при родах или подвергаться воздействию медикаментозных препаратов. Сколько родов, при которых роженицы испытывали совершенно необязательные мучения или получали огромные дозы наркотиков, могли быть иными, если бы женщины знали... Если бы она была вольна изменить положение... Если бы она знала, что можно уменьшить боль... Подробнее все эти «если бы» рассматриваются в главах 8, 9 и 10 данной книги.

Ни в коем случае нельзя считать безопасной или нормальной ситуацию, когда женщина ничего не чувствует во время родов. Боль имеет определенное назначение – она побуждает женщину предпринимать те или иные действия, чтобы уменьшить ее. Меняя положение тела, чтобы снять боль, роженица часто приносит пользу ребенку.

Боль может стать вашим внутренним индикатором состояния организма. Осознав, что боль полезна, вы заставите эти ощущения работать на вас, чтобы ускорить процесс родов. Так, например, невыносимую боль нельзя считать нормальной. Это сигнал вашего организма, который требует от вас перемен. Одна из задач данной книги – научить вас понимать язык своего тела и правильно реагировать на его сигналы. Мы рассмотрим все самые безопасные и наиболее изученные методы обезболивания во время родов, чтобы помочь вам сформировать собственную систему противостояния боли, которая наилучшим образом подходит и вам, и вашему ребенку.

Если вы переложите задачу обезболивания на плечи врача, то вас может ждать разочарование. Роды без боли и без риска – это обещание, которое ваш врач не в состоянии исполнить. Не существует обезболивающего препарата, который был бы абсолютно безопасен для матери и ребенка. Однако если вы знаете о преимуществах и опасностях применения медикаментозных препаратов в процессе родов, понимаете, когда и как нужно их применять, а также делаете все от вас зависящее, чтобы уменьшить необходимость их использования, в этом случае вы повышаете шансы на приносящие удовлетворение роды и на рождение ребенка, не подвергавшегося воздействию медикаментозных средств. Наиболее эффективно дискомфорт во время родов устраняется совместными действиями роженицы и ее ассистента. Вы включаете естественные механизмы облегчения родов, а ассистент при необходимости или по вашему желанию предлагает медицинскую или акушерскую помощь.

9. Овладейте методами, помогающими прогрессу родов. Одна из наиболее распространенных причин использования кесарева сечения – «приостановка родовой деятельности». Процесс каждых родов индивидуален, и он может развиваться с разной скоростью. Иногда он занимает несколько часов, а иногда растягивается на несколько дней. Уверенность в себе и понимание происходящих процессов помогают ускорить роды. Механизм родов – как и работа сердечно-сосудистой, пищеварительной и других систем – зависит от слаженной работы тела и сознания. Роды – это испытание не только для тела, но и для души, и их результат неразрывно связан с эмоциями и психологическим настроем. Гармония родов обеспечивается тесной связью между разумом и телом. Во второй части этой книги мы рассмотрим безопасные – с физической и психологической точки зрения – методы, стимулирующие процесс родов.

10. В большинстве случаев в вашей власти избежать кесарева сечения. В Соединенных Штатах доля родов с кесаревым сечением достигает 25 процентов, и это вызывает сомнение относительно правильности американского подхода к родам. Примерно в 5 процентах случаев кесарево сечение необходимо и даже помогает сохранить жизнь, однако остальных случаев хирургического вмешательства, которое не является обязательным, женщины могут избежать. В главе 6, «Кесарево сечение», мы расскажем о том, как минимизировать вероятность этой операции. А если хирургического вмешательства избежать невозможно, мы подскажем вам, как добиться того, чтобы главными для вас стали роды, а не операция.

У каждых родов свой ритм

У нашей семьи есть хобби – парусный спорт. В плавании под парусами, как и в процессе родов, есть факторы, которые вы можете изменить, а также те, что находятся вне вашей власти. Невозможно управлять ветром и волнами, но можно установить паруса так, чтобы приспособиться к внешним факторам. Если паруса установлены наилучшим образом, то скорость яхты выше, а качка меньше; в противном случае яхта выпадает из гармонии с силами природы. Ход ее замедляется, а качка усиливается. То же самое происходит во время родов. Как и при родах, рывки и потеря темпа являются сигналами, что необходимо установить паруса по ветру, сместить балласт, сменить парус и так далее. Тогда дело снова пойдет на лад.

Одинаковых родов не бывает. Почему одним женщинам приходится долго мучиться, а у других все проходит легко и быстро? Продолжительность родов и интенсивность ощущений определяются множеством факторов: это опыт предыдущих родов, чувствительность к боли, уровень физической и психологической подготовленности к родам, положение и размер ребенка, а также помощь, оказываемая роженице. Мы пришли к признанию того, что не существует единственного способа рожать детей. Каждая мать в состоянии найти наилучший для нее способ родить своего ребенка. Определить этот способ – непростая задача, и наша книга поможет вам решить ее. Мы стремимся не сравнивать различные варианты родов, а информировать вас о них. Только вы можете ответить на вопрос, что больше всего подходит вам и вашему ребенку.

Но даже при наличии всей необходимой информации и прекрасной подготовки добиться идеальных родов удается лишь в редких случаях. Роды непредсказуемы – это удивительное и полное неожиданностей событие. Именно в этом заключена тайна и прелесть родов. Имея за плечами двадцатисемилетний опыт, мы каждый раз все равно испытываем чувство благоговения и восхищения.