Измени себя — изменится Мир вокруг
Логотип клуба OUM.RU

Отзыв о випассане в Крыму (май 2018)

Отзыв о випассане в Крыму (май 2018)
Отзыв о випассане в Крыму (май 2018)

Посещение Випассаны мной было запланировано сразу после прохождения преподавательского курса в январе 2017 года. Первый год преподавания активизировал огромное количество разнообразных кармических проявлений в моей жизни, поэтому ретрит — это была моя мечта. Не было никаких иных желаний, кроме стремления к практикам в уединённом месте на природе… Я намечала то одну, то другую даты Випассаны в йога-лагере «Аура» и даже планировала одиночный ретрит. Но постоянно что-то срывалось, возникали какие-то трудности, которые делали мой выезд на данное мероприятие полностью невозможным.

Когда соответствующая карма была отработана, обстоятельства сами сложились нужным образом. Все события происходили как будто сами по себе. На каждом этапе ощущались поддержка и руководство, которые мне были необходимы: нужные люди, ответы на вопросы, идеальное сочетание времени, места, условий… Всё сошлось так, как было положено, и я отправилась на Виппасану в Крым в мае 2018 года.

Здесь нельзя не отметить высокий уровень организации этого мероприятия. Хочется ещё раз выразить огромную благодарность ребятам за существенный вклад сил, энергии, времени, за глубокую, искреннюю заинтересованность в развитии группы и всего мира. «Погружение в тишину» с oum.ru — это уникальное событие, которое способно менять этот мир к лучшему, вкладывая в каждого участника, как в плодородную почву, зерно самопознания. Все практики, условия проживания, питания, всей жизни на этом ретрите настолько хорошо увязаны вместе, что данный ритм полностью включает в необходимый поток. Каждый участник, с одной стороны, способен его осилить, а с другой стороны, получает постепенное, но уверенное погружение в работу над собой.

ретрит, випассана в крыму, вид на море, одиночество, тишина, молчание, мауна, крым, море, самопознание

Ожидания

Для меня не стояло цели получить тонкий опыт, узнать о себе, о мире что-то сверхважное, открыть для себя истины, которые перевернут мою жизнь. Не было расчёта вспомнить прошлые жизни. Более того, я в принципе не слишком вдохновлена идеей о том, что так уж необходимо извлекать из недр прошлых воплощений какой-либо опыт, по крайней мере, специально. Мне думается, что всё открывается вовремя, в нужное время. Основной мотивацией была практика, без отвлечений на работу, быт, общение, разговоры… Я мечтала о молчании! О максимальном отдалении от системы и времени, когда можно полностью погрузиться в работу над собой и переработать весь тот скопившийся энергетический «мусор» на всех планах, который был накоплен к тому моменту. Глубоко внутри у меня теплилась надежда получить какие-то ответы на волнующие меня вопросы, но я готова была к тому, что ответов не будет вовсе.

Место, куда мы приехали, несколько не отвечало моим представлениям. Ожидались горы, лес… А проявились степные дали и берег изумительного, чистейшего, удивительно прекрасного моря. В этом были свои плюсы и свои минусы. Очевидным преимуществом места явилось то, что, идя в пеший поход после завтрака или ужина, ты непременно оказываешься один на один с собой. Степь, ветер, гуляющий в сплетениях трав, неумолкающее разноголосье птиц, шум прибоя, доносящийся с берега, и твой внутренний мир, с неопределённым количеством и качеством участников. Минусы такого места, пожалуй, условны. Палящее степное солнце и разгуляй ветров явились, по сути, теми условиями, с которыми нужно было работать, к которым нужно было адаптировать свою жизнь и практику на эти дни.

ретрит, випассана, самопознание, одиночество, мауна, молчание, тишина, крым, море

Ограничения

Мне было хорошо. Последние месяцы, моя жизнь была настолько полна кармически обусловленными аскезами, что нахождение в отдалении от городов и сёл, молчание, практики концентрации, пранаямы, ежедневные прогулки на свежем воздухе, чтение, вкусная еда и отсутствие привычной суеты приносили мне глубочайшее ощущение удовлетворения и соединение со своей истиной природой. Временами мне казалось, что я бы хотела так провести всю оставшуюся жизнь.

При этом нельзя сказать, что не было трудностей и аскез. Без них, пожалуй, невозможны развитие и прогресс. В результате практики хатха-йоги в течение последних нескольких лет, моё тело было готово к определённым ограничениям и их преодолению. Боль в коленях от длительного сидения в позах со скрещенными ногами была проработана и отпущена ещё на преподавательском курсе в Ауре, поэтому ноги меня волновали редко, а если была возможность не двигаться, то и вовсе не волновали.

Зато дала о себе знать сильнейшая боль в спине. Максимально эта боль ощущалась в сессии пранаямы. Особенно первые дни. Потом к этой боли добавилась нарастающая боль в сердце, которая сбивала дыхание и не позволяла его растягивать. В какой-то момент были отброшены попытки «всё сделать правильно» и начались импровизации с телом, постоянно ищущим безболезненное положение, с умом, отчаянно мечущимся в попытках найти способ приглушить боль, с дыханием, всё время сопротивляющимся контролю.

В один из дней преподаватель, проводивший практики пранаямы, сказал: «Попытайтесь просто наблюдать за вашими мыслями и отбрасывать их, не вовлекаться в их обдумывание». Это было по-настоящему полезно. В этот день практика пранаямы прошла гораздо легче. Ум был занят «очищением от мыслей», и получалось дышать. В последующие дни я старалась придерживаться этой техники. Это сильно облегчало моё состояние. В конце Виппасаны боли уже практически не было, и даже получилось испытать интересные переживания в результате намеренного замедления дыхания.

ретрит, випассана, медитация, самопознание, йога в крыму

Также существенный прорыв в практике пранаямы произошёл, когда я не пошла на очередную «медитацию при ходьбе» после завтрака. Было подозрение, что результат такой прогулки под палящим солнцем с уже изрядно подгоревшим лицом, станет для меня непреодолимым препятствием к дальнейшим практикам. Устроившись на кровати, оперев поднятые ноги на стену, я погрузилась в чтение «Вималакирти Нирдеша Сутры». В результате, мои лёгкие и сердце получили отдых, наполнились кислородом и питанием от прилившейся крови, и дыхание на сессии пранаямы было намного свободнее, а боли заметно уменьшились.

Надо сказать, что спартанский темп, который был мною задан, способствовал, с одной стороны, более быстрому «выматыванию» тела, а с другой стороны, помогал уму находиться в состоянии привычного для него «делания», постоянной занятости. Утром я вставала в 4:30, шла на берег, выполняла простирания, приветствовала Сурью, делала ещё некоторые свои личные практики, после чего бежала на утреннюю медитацию. Далее хатха-йога, завтрак, ходьба с погружением в себя, во время которой я уходила так далеко, что обратно возвращалась в очень быстром темпе, соответственно перед длительной сессией пранаямы, моё тело было уже порядком уставшее. Так что, когда я «сбавила обороты» и сократила маршруты «прогулок» после завтрака, начав возвращаться так, чтобы дать себе небольшой отдых в перевёрнутых положениях и настроиться на практику апанасати, мне стало намного легче переживать трудности, связанные с ограничениями моего тела.

После совместной сессии личная практика пранаямы давалась с трудом. Иногда это была простенькая техника при ходьбе: вдох-задержка-выдох-задержка на счет шагов, но и такая простая техника в условиях палящего солнца и неугомонного ветра казалась довольно серьёзным испытанием на прочность и внутреннюю решимость. Когда удавалось находить укромный уголок в тени, нади-шотхана с задержками дыхания, даже в течение двадцати минут, наполняла тело новой энергией и силами для ещё одного часа концентрации. Хотя искушение отдохнуть, просто почитать в это время было очень сильным. Но усилия с лихвой вознаграждались, когда в процессе концентрации на внешний образ, тело, казалось бы, почти уже лишившееся сил, спокойно и уверенно справлялось с последней сессией дня.

йога в крыму, випассана в Крыму, ретрит в крыму, випассана, ретрит, медитация, самопознание, концентрация, крым, йога на природе

Игры разума

В первую пару дней в голове не было практически ни одной ясной мысли. Было такое ощущение, что кто-то миксером смешал всё содержимое моего ума, и в этой мутной «каше» нельзя было разобрать ни одной чётко оформленной идеи относительно чего-либо. Позже ум начал постепенно напоминать о себе. Он выделился в некую субличность и постоянно высказывал мне свои доводы, оценки, вступал в полемику… Вот только с кем? В какой-то момент во внутренних беседах обнаружилось, что ум не один, и в занимательные внутренние разговоры были вовлечены сразу несколько «участников». И у меня возник вопрос. Если ум задаёт вопросы, если он спорит, доказывает, рассуждает… Кто ему отвечает?

И вообще, кто я? То, что я — дух, получающий опыт в физическом теле, у меня есть ум, эмоции… — это всё понятно. Но вот конкретно, среди этих товарищей, которые ведут внутри меня беседу, кто из них «Я»? Кто из них ум? Кто эго? И если задача в успокоении ума, то кто из этих голосов должен замолчать? Все? А есть ли голос у моего истинного «Я», и как услышать именно его?

В каждую секунду времени во мне происходили процессы анализа. В моём условном одиночестве разрывалось множество разных голосов. Понять всё то, что выбрасывалось на поверхность волнами внутреннего шторма, было делом беЗперспективным. Поэтому я просто наблюдала за этими процессами, стараясь не слишком их контролировать, периодически подбрасывая новые «темы для рассуждения», фиксируя в свой «бортовой журнал» (дневник) наиболее интересные моменты и события внутренней работы.

море, крым, музыка ветра

Каждую ночь мне снились удивительные сны. Яркие, насыщенные, запоминающиеся. Сразу по несколько снов за ночь. И везде я видела толпы и толпы людей… У меня было ощущение, что моё подсознание просто лопатой вычищает переполненные закрома накопившихся результатов взаимодействия с миром.

Чем глубже были погружения в происходящие внутри процессы, тем яснее для меня становилось то, что все изображения, которые рисует мой ум по моей воле или спонтанно, все «эффекты», которые можно наблюдать в психике, — это всего лишь игры разума. Возможность моего мозга обработать и выдать информацию о том, что находится далеко за пределами его ограниченных представлений. Только внутренним сердцем, самой душой можно получить этот опыт. И для того, чтобы «включить» это ощущение, нужна концентрация, нужна остановка нашей «бешенной обезьяны» — ума… Чтобы просто дать возможность душе освободиться и начать воспринимать информацию только ей доступными способами.

крым, море, ретрит, випассана, самопознание, тишина, у моря

Медитации и тонкий опыт

Легче и, пожалуй, интереснее всего проходили утренние медитации с Романом. Утренняя энергия и ещё не уставшее тело позволяли максимально уходить в практику. Причём с каждым днём эта практика становилась всё более глубокой и чёткой.

В первый день Виппасаны, когда Роман погрузил нас в нашу первую, очень короткую медитацию, сразу после собрания, у меня была удивительно яркая вспышка. Воспоминание прошлой жизни это было или «картинка из параллельной реальности», или из вероятного будущего, неизвестно… Но это было такое яркое и такое сильное переживание… Буквально несколько секунд, и совершенно чёткий образ человека, ситуации на внутреннем экране и полное ощущение «реальности» события... Этот образ появился безо всяких усилий, специальных подготовительных действий и особой концентрации и явился для меня полной неожиданностью. Он отозвался очень глубоко внутри, моментально погрузив меня в то настроение, эмоции, которыми было окрашено событие. И сейчас, при мысли о том «кадре», по телу «бегут мурашки», а к горлу «подступает ком»…

Образы дерева, его потоков, слияние с этими потоками у меня проходило очень быстро, с очень сильными ощущениями в физическом теле. С практиком работа пошла не так, как ожидалось. Сначала практика не возникало, и не было желания с ним работать вовсе. Потом проявились два практика одновременно, и через них приходили очень интересные ощущения, так как они были связаны друг с другом, а по сути, это было проявление единой высшей сути через дуальность материального мира. Моя душа воспринимала какое-то совершенное знание, переданное на внутреннем, почти неосознаваемом уровне, уровне ощущений, через эти знакомые мне и читаемые мною образы.

ретрит, випассана, Крым, йога в крыму, випассана в крыму, медитация

На пятый день, в последние полчаса практики медитации, мне был подарен ещё один опыт. В какой-то момент, все образы полностью растворились в мягком сияющем свете. Я вдыхала этот свет внутрь себя и выдыхала его наружу. И в этом процессе было столько совершенного, невообразимого экстатического счастья… Это невозможно специально вызвать. Ты просто растворяешься в Божественном свете, в ощущении высшей благодарности, любви и гармонии. Ты становишься частью этого света, всего сущего, при этом не теряя ощущений своего физического тела. Ты прикасаешься к этому тонкому опыту, трепетно и осторожно углубляясь в него, какой-то частью своего сознания, опасаясь нарушить эту связь, выпасть из этого состояния. В какой-то момент тело пронзала острая боль, но сознание не желало реагировать, стремясь всё глубже и глубже в этот поток света, пока, наконец, физическое тело не вернуло меня окончательно на коврик.

И какие желания материального мира, какие приземлённые мечты, цели могут мотивировать практика после такого опыта? Когда мы говорим о подобном опыте, мы просто задействуем систему представлений. Но когда мы полностью погружаемся в это переживание… Что может это заменить? Ты вдруг осознаёшь, насколько материальный мир искусственен. Помню, когда читала «Йога Васиштху», меня глубоко задевала мысль, что весь мир — всего лишь иллюзия. Мне думалось: «Ну как же так!? Я же вот, вот моя боль, вот моя радость, быть может, этот мир несовершенен, и существует множество других, более прекрасных миров, но полная иллюзия?!..» Теперь, как мне кажется, мне более понятно, о чём там идёт речь. О какой иллюзии говорит мудрец Васиштха Раме.

Интересная история у меня получилась и в практике концентрации на внешний образ. Довелось поработать с двумя очень разными, совершенно не похожими друг на друга, диаметрально противоположными образами. И они удивительно друг друга дополнили. Один из них меня поддерживал в начале всех практик, исцелял меня. Другой образ вдохнул в меня новые идеи, силы, энергию, спровоцировал внутренние мощные перемены, которые вызвали, в свою очередь, и внешние изменения.

Махадев, Шива, концентрация на образ

В этой практике хорошо помогало то мягкое направление, которое задавала Наталья. Очень тонко и плавно она включала, как мне показалось, всю группу в ту взаимосвязь, которую очень сложно передать и объяснить, особенно людям, которые только начали работу с энергией.

Кто-то из участников написал, что у него все техники слились в одну: концентрация на внутренний и на внешний образ, пранаяма… У меня получилось нечто подобное. Мои практики из внутренней концентрации, образ из внешней концентрации постепенно объединились, а практика апанасати легла в основу всех сессий. И под конец Виппасаны, мне казалось, что всё моё существование происходит в медитации. Сменяются объекты внутри и снаружи, а медитация всё продолжается. Даже во время «прогулок» возникало тянущее желание просто продолжать идти дальше, глубже, до того момента, пока не превращусь в далёкую точку на горизонте…

Мантры

Каждый вечер были изумительные мантры. Погружение в совершенные, глубокие, чистые, исцеляющие вибрации… Все трудности и испытания дня, накопленные эмоциональные, физические, ментальные напряжения буквально растворялись в этих вибрациях. Особенно последние три дня. Было мало отведённого на эту практику времени… Хотелось продолжать это волшебство, не верилось, что прошёл уже час после того, как по берегу разлилось наше первое «АОУМ».

крым, йога в крыму, випассана, ретрит, погружение в тишину

Итоги

Так вышло, что примерно до середины Виппасаны у меня было некоторое очищение. Боль в пранаяме, насыщенные сны, игры разума… Было состояние какого-то постоянного «перепросмотра». Вспомнилось столько событий, людей... Ко мне пришли образы тех представителей из моих родов, о которых у меня нет никакой информации на сознательном уровне. Пришли «воспоминания» не только моей жизни, но и, что удивительно, жизней моих бабушек, дедушек, других родственников… Возникли ситуации из их жизней, о которых мне никто никогда не рассказывал. Некоторые события возникали достаточно чёткими образами, другие проносились на уровне ощущений. Не зная, как правильно работать с этими «воспоминаниями», я просто старалась их продышать и отпускала, отпускала, отпускала.

И вот, в какой-то день нам предстало море без шторма. Спокойное, прозрачное… С его берегов исчезли груды водорослей. Беснующийся ветер уступил место лёгкому приятному морскому бризу. Волны накатывались на берег и мягко шлёпали по камням, сохраняя свою абсолютную чистоту и спокойствие.

В этот день нам поменяли пастельное бельё. Это было очень неожиданно и немного весело, учитывая, что мы сохраняли обет «не мыться до конца Виппасаны».

В тот день изменился мой образ для внешней концентрации. Возникло состояние освобождения от какого-то груза. Утихла боль в спине. Почти перестало болеть сердце. На практике пранаямы удалось растягивать дыхание. Пришло понимание, что что-то изменилось. Что теперь всё по-другому.

море, восход солнца, красивое небо, розовые облака, пейзаж

И это действительно так. Всё изменилась. Некоторые «открытия» навсегда изменили моё отношение к каким-то явлениям моего мира, к себе, к окружающим. Меня переполняло осознание того, что единственный способ познать мир — это любовь. Мы так примитивно судим о мире, прикасаясь только к одной его части, смотря на него через призму своих убеждений, ожиданий, верований, накопленного опыта, готовые спорить, бороться и беЗконечно отстаивать свои позиции… Но мир — это не плоскость наших убеждений, мир — это многомерное пространство вариантов, и чтобы иметь о нём хоть немного верное представление, нужно осознавать его целостную картину. Человеческий разум не способен на это. Пока. Но душа способна. И единственный инструмент для этого — любовь.

Спустя месяц после Виппасаны у меня были ещё воспоминания из прошлых жизней. Они возникли в медитации. Но самое главное — это запущенный там, в Крыму, процесс трансформации.

Изменяется что-то внутри меня. Меняются мои качества характера. Увеличилась моя решимость, стало гораздо меньше страхов, сомнений. Укрепилась мотивация в движении по направлению выбранного пути, на котором постоянно проявляются всё более чётко обозначенные задачи и цели. Внутри меня постоянно растёт сила. Изменения коснулись и событийного плана. Начали реализовываться те проекты, на которые никогда не могла найти сил и времени. Какие-то действия, напротив, ушли из моей жизни, не пройдя тесты на важность.

А ещё я помню, ради чего всё это… Во мне сияет знание своей истинной сути, которое очень сильно поддерживает и направляет меня в жизни и в практике. Осознание близости к высшей цели своего существования и одновременно с этим беЗконечная отдалённость от неё, определяет ту работу над собой, которую предстоит ещё проделать.