Мясо означает смерть! (отрывок из книги "Безмолвный ковчег")

Моя первая кампания для взрослых, начатая в 1991 году, подарила мне некоторую надежду на будущее. СМИ проявили пристальный интерес к результатам исследований, проведенных Брэдфордским Университетом, которые показали стремительно увеличивающееся число вегетарианцев. В результате я еле успевала перебегать из одной телевизионной студии в другую, а в перерывах между съемками еще и умудрялась давать интервью прессе. Я почувствовала, что, наконец-то, у меня появилась официальная трибуна, с которой я смогу рассказывать всей стране о тех ужасных условиях, в которых живут и умирают сельскохозяйственные животные. В течение нескольких недель, прошедших с момента запуска кампании, число участников нашей организации возросло на 25 %.

У меня не было времени на то, чтобы радоваться результатам, потому что я знала, что приближалось нечто, способное затмить любое чувство победы тучами негодования, отвращения и отчаяния. Один активист за права животных сумел попасть внутрь помещения бойни и теперь принес мне результаты своего расследования. Я уже испытывала отрицательные эмоции, когда смотрела видеозаписи с боен разных европейских стран, и это было достаточно тяжело для восприятия человеческой психики, но сейчас я ждала неофициально сделанных фотографий и информацию, полученную из первых рук. Я надеялась, что это раскроет правду о «гуманном убое» в Британии.

На пленке было заснято небольшое помещение для бойни в г. Поттериз. Видеозапись производилась в течение нескольких дней, эти кадры опровергали официальную позицию о том, что нарушения если и случаются, то очень редко. Нарушения совершались на каждом шагу.

Чтобы убить животное, ему перерезают горло, и оно умирает от потери крови. Перед этим его приводят в бессознательное состояние одним из двух способов: либо оглушают электрическим током, либо – специальным боенским пистолетом. В обоих случаях цель заключается в том, чтобы устранить ненужную боль. Есть еще третий метод – с использованием углекислого газа, он применяется реже и практикуется на некоторых свиных бойнях.

Оглушение током производится при помощи инструмента, напоминающего огромные ножницы. Он состоит из изоляционных рукояток и лезвий с электрическими клеммами. Голову животного зажимают между клемм, и, если напряжение низкое, клеммы остаются прижатыми к голове, как минимум, в течение 7 секунд, пока электрический ток, наконец, не приведет животное к потере сознания. Затем, к задней ноге прикрепляют цепь, с помощью которой животное поднимают вверх тормашками, а потом перерезают ему горло – это называется «закалывание». Этот способ широко используется при убое свиней, овец и иногда – телят. В случае с цыплятами используется другой метод оглушения, который был подробно описан в предыдущих главах (см. стр. ).

Боенский пистолет выглядит, как обычный пистолет, но из него вылетает не пуля, а винт, который при этом остается привязанным к пистолету. Пистолет прикладывают к центру лба животного и выстреливают. Теоретически, животное сразу должно потерять сознание. Чтобы оно перестало брыкаться, в получившуюся дыру ему вставляют металлический прут (так называемый спинной штырь), который проходит через головной мозг и затем, вниз, через позвоночный столб. Опять же, животных, главным образом крупный рогатый скот, телят и в меньшей степени, овец, подвешивают за ногу и закалывают.

В Великобритании совсем небольшое количество боен использует отравление углекислым газом для отключения сознания. А в Дании на большинстве свиней применяют именно этот метод. Ученые установили, что организм очень тяжело реагирует на этот газ (СО2): от него возникает чувство удушья, что ведет к мучениям и панике.

Хотя существуют нормативные акты, регулирующие эту сферу деятельности, правительство не принимает никаких мер для того, чтобы они соблюдались на практике. Такой подход позволяет владельцам боен ставить своих работников на штучное производство: чем больше животных они убьют, тем больше им заплатят. А скорость выполнения «работы» и забота о состоянии живых существах – вещи несовместимые.

Карла Лэйн рассказала мне, как она гуляла по узкой аллее и случайно наткнулась на приоткрытую дверь. Это был запасной вход помещения бойни, но, когда она туда вошла, то еще этого не знала. Она увидела в загоне группу маленьких перепуганных телят, стоявших по колено в крови и грязи. Они шарахались от каждого внезапного звука или движения и жались скопом к краю загона. Всякий раз, когда забойщик проходил мимо них, он специально кричал, пугая их, и уходил, смеясь. Это было 30 лет назад, и с тех пор практически ничего не изменилось.

На тайно сделанной видеозаписи я увидела, как молодой забойщик оттащил взрослую свинью за уши и хвост от группы других напуганных свиней, а потом вскочил ей на спину. Ошеломленное животное бегало кругами, не в силах остановиться, в то время как юнец скакал на ней, изображая из себя участника родео, и во весь голос улюлюкал. Остальные свиньи разнервничались еще сильнее, у этого животного началась паника, и парень свалился с нее, затем встал и несколько раз пнул ее в живот. Потом приложил к ней щипцы с электротоком, и она упала на пол. Он держал на ней щипцы всего около трех секунд, и когда ее подвесили за заднюю ногу, можно было видеть, как она сопротивляется. Парень продолжал злобствовать и осыпать ее грязными ругательствами, когда перерезал ей горло.

На другой пленке была показана свинья, которую, также, не оглушили до конца. Она была вся залита кровью, которая выплескивалась из разрезанного горла. Барахтаясь, она вырвалась из цепей, за которые была подвешена, упала на пол и начала бегать по помещению в поисках выхода. Она издавала странные звуки, мне кажется, она пыталась визжать. Когда из нее вытекла вся кровь, она, постепенно теряя силы, рухнула на пол. На нее снова надели цепь и подвесили. Ей предстояло стать сырьем в производственном конвейере.

Прибыла партия ягнят, и каждого из них заковали в цепь, подвесили и закололи, даже не попытавшись оглушить. Какофония их блеяния пронзила мое сердце. Я знала, что шерсть на их головах может снизить мощь электрического тока, и предположила, что, возможно, поэтому их не оглушали, но позже я узнала от человека, который делал видеосъемку, что причина была другой. Большое животное может ударить забойщика, если его поднимают в сознательном состоянии. Ягнята же слишком малы и не могут нанести травмы, поэтому оглушение пропустили, чтобы сэкономить время и увеличить производительность.

Фермер привез партию свиней и стал выгружать их в загоне. При этом он их со злостью бил, пинал, сопровождая удары грязной руганью – вся эта картина была ярким отражением существующей ненависти. Потом он остался, чтобы помочь во время забоя, и стал сгонять свиней к месту для оглушения, дергая их при этом за хвосты. Животные визжали особенно громко, так как фермер вертел каждый хвост до тех пор, пока тот не рвался. Забойщики смеялись – он всегда проделывал это!

На той же пленке было снято, как молодого вола поместили в загон и попытались оглушить с помощью боенского пистолета. Выстрел не смог проломить черепную коробку. Забойщик выругался и сделал новую попытку. Но и она не удалась. Он сделал третью попытку, но вол, понимая, что с ним хотят сделать, отдернул голову, и винт прошел в боковую часть его морды. Пришлось сделать еще 5 попыток, при этом вол каждый раз поднимался на задних ногах, и, наконец, удачным выстрелом его удалось уложить на пол. Все это время было слышно, как забойщик ругал плохое состояние своего пистолета.

Будто в противоположность этим зверствам, на пленке был эпизод с необъяснимой и странной нежностью. Пожилой забойщик держал старую и, по-видимому, беременную овцу в загоне, в стороне от того места, где производился убой. Только после того, как всех остальных овец закололи, а их туши убрали, он подвел старую овцу к загону для оглушения. Забойщик ласково говорил с ней и ободряюще ее поглаживал. Продолжая нежные речи, он убил ее.

В последующие несколько лет, с 1991 года, проводя исследовательские работы от организации «Вива!», я обнаружила, что многие научные труды подтверждают то, что было показано на этой видеопленке. Миллионам животных перерезают горло, когда они находятся в полном сознании.

Оглушение должно отключить животному сознание еще до того, как оно истечет кровью и умрет. Смерть наступила бы быстрее и была бы менее болезненной, если бы животное умирало во время оглушения. Но так не делают: до сих пор бытует устаревшее мнение о том, что когда животному перерезают горло, сердце должно биться, чтобы способствовать процессу полного оттока крови из тела через рану, в целях предотвращения размножения бактерий, и ухудшения состояния мяса. Но сейчас известно, что в мясе остается одинаковое количество крови вне зависимости от того, бьется сердце животного или нет.

При использовании нынешних методов оглушения остается опасность, что животное вновь придет в себя, прежде чем ему перережут горло. Исследование, проведенное в 1991 году журналом «Наука о мясе» показало, что достаточно сильный электрический разряд не оглушает свиней – 38 % свиней, получивших 100-вольтовый удар, пришли в себя спустя 10 секунд, а те, кто получил 75 Вольт, не потеряли сознание вовсе. В кодексе Министерства сельского хозяйства говорится, что для эффективного оглушения свиньи нужно, как минимум, 240 Вольт. Это чрезвычайно тревожный факт, так как на бойнях напряжение часто подается всего в 75 Вольт, а вообще, как правило, оно не превышает 150 Вольт.

В 1984 году правительственный совет по состоянию сельскохозяйственных животных произвел на бойнях проверку методов убоя, и выяснилось, что огромный процент забойщиков не утруждают себя тем, чтобы прикладывать электрические щипцы к нужному месту на голове свиньи. Это означает, что степень парализации свиньи оказывается достаточной для того, чтобы забойщик прикрепил цепь к ее задней ноге и подвесил ее вверх тормашками, однако совершенно недостаточной для того, чтобы свинья перестала осознавать происходящее.

Другое исследование, опубликованное в 1991 году в журнале «Ветеринария свиней», показывает, что даже если свиньи получают разряд высокой мощности, и электрические щипцы находятся на голове у животного на нужном месте, все равно, как правило, между моментом подвешивания за ногу и перерезыванием горла, проходит слишком много времени. Они успевают прийти в себя. Это значит, что ежегодно в Британии миллионы свиней испытывают боль и ужас оттого, что из них постепенно выливается кровь.

Неудивительно, что ученые выявили ту же ситуацию с убоем крупного рогатого скота и овец. Исследование о забое овец, опубликованное в 1984 году в «Британском ветеринарном журнале», показывает ужасающее положение дел. Было осмотрено 10 000 овец на 40 британских бойнях, и выяснилось, что у этих животных промежуток времени между оглушением и тем моментом, когда животное перестает осознавать происходящее, составляет от 73 секунд до 5 минут. Но овцы пребывают в бессознательном состоянии в течение всего 50-60 секунд. Простые математические подсчеты показывают, что судьба большинства британских овец та же, что и у свиней – они умирают жестокой и мучительной смертью.

На ветеринарной конференции в 1992 году одним научным исследователем был зачитан документ, в котором особо подчеркивалось, что большинство телят также находятся в полном сознании, когда им режут горло. На многих телятах применяют электрические щипцы, которые отключают им сознание всего на 18 секунд. Этого времени слишком мало,и они опять приходят в себя. Большинство телят с момента перерезывания горла еще в течение 104 секунд остаются в сознании, прежде чем их мозг перестает функционировать.

Наконец, взрослых быков и коров обычно оглушают боенским пистолетом. Совет по состоянию сельскохозяйственных животных указывает в докладе, сделанном в 1984 году, что в большинстве случаев с неудачным оглушением коров, причиной является то, что пистолет приставляют неправильно, совершенно не к той части головы. В докладе указывалось большое количество случаев, когда в корову приходилось стрелять дважды, прежде чем животное теряло сознание.

В 1990 году была проведена инспекция 27 боен и были осмотрены почти 2000 коров и быков сразу же после оглушения. Выяснилось, что 7 % коров «оглушены неэффективно». Это означает, что 220 000 молочных коров, а также коров и быков, отправляемых на говядину, проходят через агонию.

Проблема со статистикой заключается в том, что в ней ничего не говорится о боли и страхе, о мычании перепуганных, израненных животных. Неудивительно, что эти массовые, с ритуальным уклоном, легальные издевательства над животными происходят за закрытыми дверями. Если бы людей заставили смотреть на ужас в глазах умирающих животных, то потребление мяса сильно бы сократилось, вплоть до полного исчезновения.

В мире мяса есть много других вещей, которые полностью скрыты от наших взоров и в повседневной жизни никогда не всплывут на поверхность. Совершенно случайно летом 1992 года я познакомилась с женщиной, которая работала в супермаркете, в отделе подготовки мяса. Тот обыденный тон, которым она рассказывала мне о своем опыте, просто шокировал меня, равно как и то, о чем она мне поведала. Ее рассказ открыл мне глаза на такие вещи, после которых я долго чувствовала сильную тошноту.

Все началось с того, что в ее рассказе возник момент, когда она упомянула о том, что находила в мясе «мятные сливочные конфетки». Инстинктивно я почувствовала, что мне не понравится то, что я услышу. «Мятные сливочные конфетки» - это, как оказалось, круглые, заполненные гноем нарывы, которые часто обнаруживают работники, когда разделывают мясо на куски. Обычно с ними поступают так: соскабливают гной, вырезают пораженный участок мяса и бросают его в ведро – но не в ведро для отходов, а в ведро для фарша. Тогда я поняла, что пора исследовать реальное состояние мяса, которое считается годным для употребления людьми в пищу.

И выяснилось, что большинство супермаркетов, за редким исключением, практически не следят за тем, откуда поступает к ним мясо. Лишь немногие из них знают, где выращивались животные и на какой бойне их забили. Чаще всего мясо поступает через посредника. Тревожным фактом является отсутствие такого контроля у крупных общественных учреждений, на попечении которых находятся самые уязвимые категории людей. Это – больницы, дома престарелых, приюты и школы. Из них почти три четверти не знают, откуда поступило к ним мясо, какова его предыстория. Они обычно покупают мясо у дилеров и не могут узнать, были ли соблюдены правила, касающиеся гигиены мяса.

Правительство постоянно сокращает финансовую поддержку местных органов власти, а также органов управления в сфере образования и здравоохранения, поэтому у этих заведений появляется первостепенная задача – сэкономить. Вот они и начинают усиленный поиск дешевого мяса. К сожалению, дешевое мясо обычно имеет низкое качество, это часто забракованное мясо, пораженное болезнями. А практика использования отбросов в качестве продовольственного товара, является всего лишь одной из граней бизнеса, основанного на обмане.

Вся система контроля за качеством представляет собой хаос, а правительство в ответ на это решило создать еще один назначаемый орган, с которого нельзя спросить (якобы автономная, неправительственная организация). Так, в 1995 году была создана Служба гигиены мяса. Большую часть своих исследований на тему мяса я провела в 1992-93 гг., еще до появления этой службы, но из последующих разговоров с представителем этой организации я поняла, что правила по контролю за качеством не изменились.

Инспектора по мясу, в обязанности которых входит следить за соблюдением инструкций на бойнях, раньше, как правило, работали в органах местной власти. Когда была создана Служба гигиены мяса, у них появился выбор: продолжать работать на прежнем месте, в отделе здравоохранения, либо перейти в новый орган. Многие решили не оставлять свое место работы.

Таким образом, в 1995 году в Службе гигиены мяса было гораздо меньше мясных инспекторов, чем раньше. Было признано, что их слишком мало для качественного выполнения работы. Однако их представитель заверил меня, что сейчас они работают более эффективно и могут лучше следить за соблюдением правил, потому что ими руководят из центра. Но если Вы верите, что бюрократия с офисом в Йорке способна лучше контролировать проведение инспекции на бойне в Пензансе, чем это сделал бы городской совет Пензанса, то тогда Вы поверите всему.

Животное могут признать непригодным для употребления в пищу человеком по разным причинам: из-за болезней, отравления антибиотиками и другими медицинскими препаратами, или если животное погибло в результате получения травмы. Погибшее из-за травмы животное, должно иметь ветеринарный сертификат, в котором указывается, что в течение определенного времени до получения травмы, ему не вводили никаких медицинских препаратов. В течение какого-то периода времени перед забоем животным нельзя вводить никаких антибиотиков, иначе их признают непригодными для употребления в пищу человеком. Если их туши не содержат никаких медикаментов, то они могут быть использованы в качестве пищевых продуктов. Если нет ветеринарного свидетельства, то туша объявляется непригодной и выбраковывается. В 1996 году выплата за мясную корову с ветеринарным сертификатом была более 1000 фунтов стерлингов, а без сертификата – ничего, кроме поездки на живодерню и банки с кормом для домашних животных. При таких существенно различающихся компенсациях, неизбежны попытки обмануть систему, и часто они бывают успешными.

Это можно сделать тремя способами. Самый простой – добиться взаимопонимания с местным ветеринаром. Крупный фермер, содержащий несколько сотен голов скота, вносит огромный вклад в доходы ветеринара. Старая поговорка о том, что музыку заказывает то, кто платит деньги, верна в этой ситуации, как никогда. Для этого только требуется непрофессиональный или невнимательный ветеринар. И тогда, умершая по причине травмы, корова, которая должна была отправиться на живодерню, признается годной для потребления в пищу.

Второй способ: обман совершается на бойне. Все мясо, прошедшее проверку у инспектора, должно иметь клеймо. Вряд ли это является примером высокотехнологичного контроля за качеством, потому что любой продавец канцелярских принадлежностей может за несколько фунтов сделать точно такую же печать. И многие так уже делали. При системе, когда наблюдается недостаток инспекторов, да и те работают под давлением, ничего не стоит проштамповать тушу больного или покалеченного животного, или же такого, которого при жизни накачали антибиотиками (Далее – подробнее об опасности, которую таят в себе антибиотики, на стр. ).

Третий способ обмануть систему – это произвести забой ночью, когда некому проверить животных. Это один из самых простых способов обойти закон.

Некоторые из этих законов, включающих в себя также ограничения по перевозке больных и имеющих травмы, животных, которым трудно выдержать дорогу, основаны не только на заботе о животных. Когда животное устало, больно или испытывает стресс от длительного путешествия, в организме у него может резко повыситься уровень бактерий, что отрицательно скажется на безопасности мяса.

Такая же ситуация и с нарывами. Наличие «мятных сливочных конфеток» - это не только вопрос внешнего вида мяса, в них образуются яды и усиленно размножаются бактерии, причем часто это болезнетворные бактерии, такие как стафилококки и стрептококки.

Несмотря на это, многие из этих законов на практике не работают. Они построены таким образом, что не остается никакой надежды на то, что они будут действенны. За их выполнением должны следить местные чиновники по торговым стандартам, которые, будучи загруженными множеством других дел, могут следить за соблюдением правил, лишь устраивая эпизодические проверки. На них уходит много времени, и они практически не дают никакого результата, поэтому у чиновников нет стимула заниматься этим в первую очередь.

Дружеские отношения между мясными предпринимателями и владельцами боен, особенно когда речь идет о ночном забое, означают, что недобросовестные торговцы совершенно безнаказанно могут обойти все правила. Некоторые дельцы скупают скот, погибший от травм, точно также как некоторые компании скупают безнадежные долги. Они знают, что смогут сбыть это мясо как годное для человеческого потребления, потому что у них хорошие связи с забойщиками, и владельцу скота эти торговцы смогут заплатить больше, чем то, что он получил бы на живодерне. Выиграют при этом все, кроме потребителей, которое едят мясо, годное лишь на выбраковку.

Телевизионной команде канала Channel 4, снимающей документальные фильмы, удалось с помощью скрытой камеры показать всю правду об этих махинациях и их роли в причинении страданий животным. Я посмотрела их фильм «След плохого мяса» в 1992 году. Кадров, печальнее этих, я, наверное, не видела за всю свою жизнь. В грузовиках находились больные, дрожащие создания, которые были не в силах стоять. Их толкали и подгоняли, и они шли, испытывая боль и страх, по едва освещенным дворам навстречу жестокой смерти. Они наступали на кровь и отходы, оставшиеся после других животных, забитых ранее. Затем – другой грузовик с животными, которые были жестоко убиты на ферме. У них на шеях зияли огромные раны, потому что кто-то неумело их раскромсал, пытаясь найти сонную артерию. А быки и коровы, у которых во время осмотра нашли целый букет болезней – гангрену, пневмонию, септический перитонит – также абсолютно все были предназначены для убоя, чтобы потом кто-нибудь обнаружил их в качестве блюда на своем обеденном столе.

Этот фильм также разоблачает точно такое же циничное безразличие в отношении человеческого здоровья, которое выражается в нелегальных способах использования мяса. Те куски, которые признаны непригодными для употребления в пищу, и в целях распознавания помечены ярко зеленой краской, в итоге становятся начинкой для мясных пирожков. Куски мяса, возвращенные из супермаркетов по причине того, что они уже начали гнить, тщательно перемывают, придают им товарный вид и заново упаковывают, как свежее постное мясо.

Постепенно потребители начинают узнавать то, насколько опасным для здоровья является потребление красного мяса, но, к сожалению, большинство людей пока что очень мало знают об этом аспекте торговли. Если учесть еще и опасности от насыщенных жиров, холестерина, возможность коровьего бешенства , а также целый ряд других заболеваний, то взрослым людям следовало бы воздерживаться от употребления в пищу говядины.

Все больше людей выбирают для себя «более полезное для здоровья» белое мясо, в особенности, курятину. К сожалению, это все равно, что отказаться от мышьяка и заменить его стрихнином. В феврале 1995 года Ян Когхилл, заместитель председателя Комитета по безопасности пищевых продуктов, заявил на Радио 4, в передаче «Досье»: «Мы достигли ситуации, когда на цыплятах, как на сигаретах, нужно ставить предупреждение от министерства здравоохранения о том, что они опасны для здоровья».

На заводах по переработке продуктов, где имеют дело и с красным мясом, и с курятиной, цыплят подготавливают в отдельном помещении. Работа там проходит за стеклянными перегородками, как в помещении для карантина. Это делается для того, чтобы паразиты, в огромном количестве обитающие, как внутри цыплят, так и на поверхности их тушек, не распространились по всему помещению и не заразили все вокруг. Неужели это и есть то самое «полезное для здоровья» мясо?

Из всех этих паразитов наиболее распространенным является бактерия сальмонелла. Согласно правительственному департаменту здравоохранения, она поражает одну треть всех цыплят. Однако в 1995 году в Бирмингемском Университете ведущий микробиолог, доктор Лора Пиддок провела тест, и выяснилось, что этой бактерией были заражены почти все обследованные куры.

Позиция правительства относительно курятины проста, прямолинейна и в значительной степени верна: если мясо правильно готовить, то сальмонелла станет безвредна. Но они не говорят о том, что показал бирмингемский тест: почти вся сырая курятина, во всех формах, покрыта сальмонеллой. Когда Вы вынимаете курицу из упаковки, дотрагиваетесь до нее в процессе приготовления, бактерия попадает к Вам на руки, и Вы, вероятнее всего, распространите ее практически повсюду, к чему бы ни прикоснулись. Тесты ясно показали, как подобные, распространенные вокруг, инфекции могут стремительно расти и процветать, образуя огромные колонии бактерий на любых поверхностях. А если в роли такой поверхности окажутся холодные мясные или молочные продукты, то Вы рискуете очень серьезно отравиться, возможен даже смертельный исход.

Как же мы дошли до такой ситуации, когда на такой простой вещи как курятина нужно ставить предупреждение об опасности?

На самом деле, сальмонелла присутствует в организмах всех сельскохозяйственных животных, но основные проблемы связаны с курятиной из-за способов убоя и разделки птиц. После того, как цыплятам перерезали горло, конвейерная система переправляет их к емкости с кипятком, как уже было рассказано в предыдущих главах. Температура этой воды составляет 50 оС, что является идеальным для того, чтобы ослабить перья и ощипать кур, однако абсолютно недостаточным для того, чтобы убить бактерию, которая выдерживает температуру вплоть до 63 оС. Если бы температура воды в баке была выше, это предотвратило бы заражение бактерией, зато с птиц слезала бы кожа, что негативно повлияло бы на уровень продаж.

Следующий этап в распространении инфекции – это, так называемая, «машина для потрошения», которая, как уже было описано выше, выскребает внутренности цыплят предметом, похожим на «ложку». После потрошения каждой птицы струя воды смывает с этой «ложки» видимые загрязнения, но это не делает ее стерильной.

Инфекция передается от одной птицы к другой почти на каждом этапе убойно-разделочного конвейера, пока они не окажутся в пластиковых упаковках, внешне чистые и даже стерильные. Их украшают надписи «первый сорт», «высшее качество», «парное мясо», нет только предупреждения «Смертельная опасность».

В британской птицеводческой промышленности есть служба контроля за мясом. Раньше она состояла из инспекторов по птичьему мясу, над ними стоял государственный ветеринар. Но в мае 1994 года в силу вступили Европейские правила, и теперь текущие проверки проводятся заводскими помощниками инспекторов. Теперь их назначают не органы местной власти, а владельцы фабрик, на которых они проводят инспекцию.

Внешне невозможно распознать зараженный труп, поэтому заводские помощники инспекторов обычно ищут птиц явно больных или с повреждениями на теле. В среднем, за час они осматривают 10 000 птиц, то есть 5 – за две секунды. Примерно так производят осмотр некоторые врачи. Такое задание напугало бы даже Супермена, зрение которого подобно рентгену. Но заводские помощники инспекторов все-таки выбраковывают некоторых птиц (вероятно, таких, у которых отсутствует нога или оперение ярко-оранжевого цвета). А если они забракуют слишком много птиц, то на них станут оказывать сильное давление, чтобы они не так строго подходили к делу – давление, как со стороны работодателей, так и со стороны коллег, получающих премии-надбавки.

Сальмонелла и другие бактерии бурно расцветают в организме цыпленка уже с самого начала его жизни. Они являются закономерным явлением в помещениях, заваленных птичьими экскрементами. Разумеется, корм для цыплят содержит антибиотики, которые как в лучших традициях обмана, описанного в книге Оруэлла, именуются «усилители роста». Антибиотики убивают кишечных бактерий, которые представляют потенциальную опасность для цыплят. Это позволяет процветать другим, устойчивым к антибиотикам, бактериям, которые не вредны для птиц, однако опасны для человека. Среди них – сальмонелла. Антибиотики создают для этой смертельно-опасной бактерии благоприятную среду, а конвейер по обработке птицы распространяет ее еще больше. Но существуют и более страшные опасности…

Антибиотики используются сравнительно недавно, потому что их открыли только в 40-е годы. Это открытие, как и многие другие, вызвало восторг в научном мире. Лекарства произвольно назначались и людям, и животным для лечения любого заболевания, начиная от нарывов и заканчивая туберкулезом. А поначалу они были поразительно эффективны.

Однако в 1969 году в медицинском мире впервые появились дурные предчувствия, когда большое число коров умерло от инфекции, которую антибиотики не смогли побороть. Было выдвинуто предположение, что у крупного рогатого скота развилась устойчивость к антибиотикам из-за того, что им регулярно вводили эти препараты. В то время и людям, и животным выписывали одинаковые антибиотики. Появились опасения, что если у коров сформировалась устойчивость к антибиотикам, то же самое может произойти и у людей.

В результате, было проведено исследование, возглавленное профессором Майклом Свонном, в ходе которого выяснилось, что людям и животным следует давать разные антибиотики. С тех пор руководствоваться стали именно этим правилом, однако из-за последних разработок в этой области, различие между лекарствами начало сходить на нет, что в будущем может представлять опасность.

В течение последней декады число зафиксированных отравлений в Британии неуклонно увеличивалось и в 1995 году оно составило 85 000, из этого числа 260 случаев оказались смертельными. Количество незаявленных случаев отравления, как минимум, в 10 раз превышает эти цифры – в Великобритании, примерно, 2 300 человек ежедневно страдают от пищевого отравления. Увеличилось не только число, но и тяжесть отравлений. Сильную тревогу вызывает тот факт, что сократилось число антибиотиков, которые эффективны при пищевых отравлениях. Сегодня, в случае, если все остальные препараты не смогли помочь, остается только один антибиотик – Ципроксин. Но его эффективность может снизиться из-за того, что антибиотики широко используются в птицеводческой промышленности.

Ципроксин принадлежит к антибиотикам группы фторохиналонов. Хотя его никогда не использовали в животноводстве, сельскохозяйственным животным давали очень близкое к нему лекарство, из этой же группы. Этот препарат известен как Эндофлоксацин. Начиная с 1990 года, во всех странах Европы его регулярно дают курам, чтобы в условиях перенаселения не распространялись заразные заболевания. А среди всех кур, продаваемых в Британии, каждая шестая является импортированной из Европы.

Еще более распространенной пищевой бактерией, присутствующей в курятине и в не пастеризованном молоке является кампилобактер. Из-за этой бактерии в 1991 году в Британии заболело 350 000 человек, что составляет почти половину всех отравлений. Смертельный исход был всего один, однако болезнь, вызванная кампилобактером, сопровождалась кровавым поносом, сильной болью в области живота и слабостью, вплоть до полной потери сил. Кампилобактер уже начал обретать устойчивость к чудо-лекарству Ципроксину, это происходит, почти наверняка, из-за того, что в корм для цыплят добавляют Эндофлоксацин. Есть опасность, что появилось не что иное, как «супербактерия».

На Европейском континенте проблема стоит еще более остро. Например, в Испании отравления кампилобактером в 70 % случаев не поддаются лечению антибиотиками. Однако в Британии решили извлечь урок из их опыта, по крайней мере, это производило именно такое впечатление. В 1995 году правительство провело опыты на препарате Байтрил, британской версии Эндофлоксацина, и разрешило давать его британским цыплятам. Как было заявлено, эксперименты не выявили никаких проблем.

Доктор Мартин Вуд, работающий в инфекционном отделении Хартлендской больницы в Бирмингеме не согласен с этим. Доктор Вуд занимается лечением пациентов с пищевыми отравлениями, в 1995 году, выступая на канале Би-Би-Си2 в телепередаче «Мясо», он заявил: «Ципроксин используется чаще всего, и он стал революционным прорывом в лечении пищевых отравлений». Однако появление устойчивой супербактерии означает, что «некоторых пациентов вылечить будет невозможно, и они умрут».

К счастью, не все правительства поступили так, как в Британии. Шведская администрация заняла более ответственную позицию и полностью запретила этот препарат.

Чудо антибиотиков превращается в кошмар бактерий, которые мутируя, развивают устойчивость к препаратам. Чрезвычайно опасным поворотом событий стало появление новой формы сальмонеллы – DT 104, а также E.coli 0157. Обе эти формы смертельно опасны и распространяются все больше. Способы борьбы с ними практически исчерпаны: уже выяснилось, что они устойчивы к пяти основным антибиотикам. E.сoli, по большей части, присутствует в говядине и в продуктах из переработанной говядины, таких как сосиски и мясо для гамбургеров. Сальмонелла DT 104, в отличие от других штаммов этой бактерии, также имеется в большинстве продуктов из говядины.

Многие болезни сегодня просто не поддаются лечению никакими антибиотиками, в их числе – туберкулез, который сейчас во многих странах носит характер эпидемии, и даже вновь появился на улицах Британии, особенно среди бездомных и самых бедных людей. Еще один показатель роста числа супербактерий обнаруживается в США, где, по подсчетам, 60 000 человек умирают в больницах от целого ряда инфекционных заболеваний, против которых антибиотики бессильны. В большинстве случаев причиной смерти становилась не та инфекция, из-за которой человека госпитализировали, а подхваченная впоследствии в больнице!

Существуют также доказательства того, что антибиотики могут способствовать развитию некоторых заболеваний. Выясняется, что если люди, у которых имеются не представляющие опасности половые инфекции, проходят курс лечения антибиотиками, то они больше рискуют получить ВИЧ-инфекцию. Промежуток времени, за который она переходит в СПИД, также становится короче. Вызывает тревогу тот факт, что свой вирус ВИЧ-инфекции появился сегодня у крупного рогатого скота, возможной причиной, так же, как и у людей, могли стать антибиотики.

Несмотря на очевидную тесную взаимосвязь антибиотиков и болезней, факт остается фактом: люди постоянно едят мясо животных, которым давали антибиотики, а количество случаев, иногда угрожающих смертельным исходом, при которых антибиотики могут помочь, сокращаются. Между тем, увеличивается число пищевых бактерий, опасных для человека, а способствует этому современное животноводство и методы производства мясо-молочной продукции.

Почти 95% всех пищевых отравлений происходит из-за употребления в пищу зараженных мясных или молочных продуктов. Всего в 5% случаев причиной становятся овощи и фрукты, причем часто из-за того, что инфекция передалась им от мяса или навоза животных. Причина, по которой мясо представляет для нас большую опасность, является наше биологическое сходство с сельскохозяйственными животными, чьи бактерии с легкостью приспосабливаются к нашим организмам, в отличие от бактерий растений. На самом деле, у нас с животными много общих заболеваний, и мы можем от них заразиться.

Насколько я знаю, еще никто не подхватывал смертельной болезни от моркови.

материал взят с сайта : http://www.vita.org.ru

СКАЧАТЬ КНИГУ "БЕЗМОЛВНЫЙ КОВЧЕГ"