Лого oum.ru

Год к вегетарианству. Личный опыт

Год к вегетарианству. Личный опыт

В древности мудрецы говорили, что жизнь человека начинается тогда, когда он задаётся вопросом о смысле своей жизни. До этого момента человек живёт на уровне животных, заботясь лишь о еде, крове, сне и защите. Пять лет назад последствия подобных дум о своей пользе в этом мире привели меня к вегетарианству и на путь йоги, историю которого я хочу вам поведать. Это не было мгновенным событием в моей жизни, я шла к нему целый год, а может и больше, кто знает.

Существует множество факторов, которые могут привести к отказу от мяса любого разумного человека, обладающего способностью анализировать. «Разумного», потому что тот, кто умеет думать, быстро поймёт пользу вегетарианства, сопоставив плюсы и минусы, почитав необходимое количество материалов, посмотрев на мир с широко открытыми глазами. И такое понимание я считаю самым главным шагом на пути к любым действиям. Семя, посеянное в почву сознания, побуждающее к действиям, рано или поздно обязательно взойдёт, вопрос лишь времени, силы воли, твёрдой решимости и кармы. Некоторыми из таких пониманий, в зависимости от уровня мышления личности, могут быть: вред мяса для здоровья, страдание животных, истребление лесов на Земле из-за пастбищ, загрязнение воздуха от парниковых газов на скотобойнях и понимание закона кармы. Однако что может побудить человека, ни в чём не нуждающегося, живущего в достатке и комфортных условиях, не страдающего от чего бы то ни было, задуматься об этом? Или может ли что-либо привести человека, постоянно борющегося за своё выживание, не имеющего ни жилья, ни еды, к подобным мыслям? Расскажу лишь о своём примере, как я, не имея представлений о йоге и карме, столкнулась с вегетарианством.

Выросла я в обычной казахской семье, где употребление горячей еды с мясом минимум два раза в день — на обед и ужин — считается необходимым условием для поддержания здоровья, поэтому о вреде мяса не могло быть и речи. Наоборот, считалось, что, исключив мясо из рациона, можно нанести ущерб своему здоровью, ведь наши предки с давних времён питались им, и, должно быть, это заложено в наших генах. Вредным я считала только свинину, так как об этом говорят в исламе, но почему оно вредное, я не задумывалась, считала, возможно, оно слишком жирное. А вот в пользе конины не сомневалась: все казахи об этом твердят, и казы (кишка коня, набитая мясом) считается деликатесом. Но страдания скота не могли меня не беспокоить. Я была впечатлительной и с детства любила животный мир. Ещё с младенческих лет, когда бывала в деревне, много раз видела, как дедушка забивает скот, и придерживала за ножки, пока сдирали кожу, чтобы меня не посчитали трусишкой. Я не смотрела, только когда рассекали горло, и молилась про себя, чтобы это сделали как можно быстрее, чтобы барашек не успел почувствовать боль и сразу умер. Однако конвульсивные судороги барашка, после того как содрали кожу, сильно запечатлелись в моей памяти, и мне казалось, что он все ещё страдает. Вопрос о том, почему мы их едим, не стоял передо мной, так как на него я получила ответ в одной книге, где описывалось, как сам Бог даровал барашка для жертвоприношения, когда один из пророков, по своей преданности Всевышнему, хотел принести в жертву своего сына. Поэтому с детства у меня не было сомнений в том, что некоторые животные созданы Богом, чтобы быть пищей для нас. Вопрос стоял в том, почему они должны чувствовать при этом боль? И этот вопрос долго висел в моём сознании, пока я не начала думать о смысле своей жизни.

На втором курсе университета, обучаясь на программиста и думая о своём будущем, я начала задаваться вопросами: «Какую пользу я приношу этому миру? Неужели я только получаю, но ничего не отдаю? Какой вклад я внесу в развитие мира?». Вопросы — лучшее средство развития личности, если быть честным с самим собой. Стоит только задать себе вопрос, как Вселенная закрутится вокруг тебя и предоставит множество ответов. Я читала разные книги и статьи о саморазвитии, о религиях, о достижении поставленных целей, о нравственности, о бизнесе, о зомбировании людей, о пирамидах, о бермудском треугольнике, об экологии и о многом другом. В голове зарождалось всё больше и больше вопросов, ответы на которых я не находила. Приведу те из них, которые сильнее впечатляли и привели к вегетарианству.

Однажды в памяти всплыл тот вопрос о чувстве боли животных, когда их забивают. Сейчас, вспоминая прошлое, я понимаю, что, действительно, «истина не в устах говорящего, а в ушах слушающего». В то время, не подозревая о возможности перехода к вегетарианству, я наткнулась именно на такую статью, какую могла понять тогда: об ярёмной вене, которая находится на шее у животных, и когда при забое скота рассекают ему горло, теряется связь с нервной системой, отчего животное не чувствует боли. Не представляете, каким облегчением это было для меня, — теперь мясо можно есть, не беспокоясь о животных. Ведь я живу в стране, где забой скота происходит по общеобязательным правилам, которые соблюдают все мусульманские страны, где сначала быстрым движением рассекают горло и проливают всю кровь в тазик, и только после разделывают. Тут же я нашла ответ на вопрос о свинине, что нельзя её есть, потому что у свиньи шея толстая, и перерезать ярёмную вену ей трудно, отчего её убивают просто ударом ножа в живот, и то, что свинья питается чем попало, и её мясо содержит до 97% мочевой кислоты, которая вредна для организма. Моя впечатлительность сделала остальное, и хотя я не употребляла свинину, узнав какие продукты в магазине могут содержать свиной жир, решила исключить их из своего рациона, например «Сникерс». Покончив со свининой навсегда, я продолжала искать и читать разные статьи в Интернете об употреблении мяса. Когда человек настраивается на определённую волну поиска, то информация начинает приходить отовсюду: «случайно» начинаешь натыкаться на нужные сайты, на нужных людей, на нужную информацию. Следующим шагом было чтение статьи о переваривании мяса, о том, как в человеческой 12-метровой тонкой кишке при тёплой температуре мясо начинает разлагаться и выделять яды, о том, что пищеварительная система хищных животных и травоядных отличаются, о существовании вегетарианцев, веганов и сыроедов; и сомнение в правильности употребления любого мяса начало зарождаться во мне. Воображая прочитанное, я перестала получать столько удовольствия при поедании мяса как раньше, но всё же продолжала.

Однажды, просматривая картинки во «ВКонтакте», я наткнулась на одну, где написано было: «Ты не можешь называть себя человеком, пока не посмотришь фильм «Земляне», которая вызвала во мне сильное любопытство, и я решила посмотреть. Тогда одним из моих бесплодных беспокойств была забота об ухудшающейся экологии на Земле, поэтому я предполагала, что фильм будет о планете Земля, об экологии и о человечестве. Но это был фильм о скотоводстве и природе, о животных и птицах, о молоке и яйцах, о жестокости и страданиях, о беспомощности и невежестве, о землянах и действительности. Большую часть фильма смотрела с полузакрытыми глазами в слезах. После нашла ещё несколько фильмов на такую же тему, где показывали то же самое — страдания животных — то, чего я не люблю больше всего. Если до этого я читала статьи о пользе вегетарианства для здоровья, то просмотр фильма открыл для меня моральную сторону вопроса, поставив второй плюсик в пользу отказа от мяса. Однако я не спешила перейти на новый режим питания. Ум человека настолько изворотлив и хитёр, что может удовлетворить любое эгоистичное желание, погрузив в иллюзию, лишь бы не нарушать уже сложившуюся комфортную ситуацию. По этой причине йоги стремятся успокоить ум и взять его под контроль. Я же вспомнила деревню, дедушку, как он обращался с животными, со скотом, как он заботился о них, и начала убеждать себя в том, что всё, что показано в фильмах, происходит где-то в зарубежных странах, в Америке, в Европе. В том, что у нас, в Казахстане, у кого предки столетиями вели кочевой образ жизни и занимались скотоводством, для которых скот был свят, являясь и едой, и одеждой, и средством передвижения, такое жестокое обращение с животными невозможно. О том, что в стране с населением в 15 миллионов, где нет ещё ни МакДональдса, ни других сетей фастфуда, ни больших бойней, как в фильме, не могут происходить такие душераздирающие события с животными. В итоге мне удалось убедить себя и оттянуть вегетарианство на некоторое время, но сомнение о правильности своего решения не было рассеяно, и изучение вопроса продолжалось.


Следующим инструментом, повлиявшим на меня, была картинка из демотиватора, где был показан лес в форме лёгких, и одна часть была полностью истреблена. Тут влияние на меня оказала совокупность нескольких факторов: я была под впечатлением от фильма «Земляне», размышляла, правильно ли употреблять мясо, беспокоилась об экологии, об уничтожении лесов из-за скотоводства и о своей бесполезности миру и бездейственности. Под влиянием этих факторов я подумала о том, что в моей стране, возможно, и не происходят те события, показанные в фильме, однако я не могу с уверенностью заявлять об этом и ручаться за каждого скотовода в Казахстане, так как люди бывают разные, а у меня есть свойство смотреть на всё через розовые очки; о том, что сейчас у нас нет ни бойней такого масштаба, ни различных сетей фастфуда, но очевидно, что мы идём по пятам западных стран и когда-нибудь придём к этому, если не предпримем меры; вспомнила о своём беспокойстве об экологии и о возможности внести свой вклад в сохранение лесов, отказавшись от мяса. Таким образом, плюсов в пользу вегетарианства накопилось больше, чем минусов. Единственным, но важным беспокойством было возможное ухудшение здоровья из-за нехватки белков и витамина В12, который якобы содержится только в продуктах животного происхождения. Возник вопрос: как тогда живут миллиарды вегетарианцев и веганов, и даже сыроедов? Разразилась во мне борьба между страхом за здоровье и верой в существующих вегетарианцев. Страх был сильным, так как заболеть в нашей семье было будто самым большим грехом, ведь можно предоставить много хлопот и беспокойств родным, заработать неприятное чувство вины. С другой стороны, и вера в правильности решения вегетарианцев, с которыми я не была знакома, о возможности их существования без ущерба для своего здоровья, была непоколебимой по непонятным для меня причинам, ведь вера сама по себе есть неимоверная сила. Возможно, я верила своей интуиции, с которой дружила с детства. А когда я вспомнила о том, что, отказавшись от мяса, могу внести вклад в спасение лесов от уничтожения и таким образом хотя бы начать действовать на благо миру, моя «слепая» вера одержала победу над страхом. Решение было принято — встать на путь вегетарианства со следующими условиями: первое — отныне я не буду употреблять мясо, но иногда, когда бываю дома у родителей, буду есть казы, это ведь редко бывает, а оно такое вкусное, да и ем мало; второе — я всегда могу вернуться к мясоедению, если возникнут проблемы со здоровьем. Столь странные условия, конечно, были продиктованы моим не до конца поверженным страхом, во мне не хватало преданности выбранному пути, поэтому было намерение сойти с него в случае непредвиденных обстоятельств. Это как в отношениях без преданности, когда женщина выходит замуж, думая, что можно развестись, если что-то не будет её устраивать, в итоге она обязательно воспользуется этим и рано или поздно разведётся. Так же и я, продержавшись всего неделю на вегетарианстве и питаясь только варениками с картошкой, начала поддаваться сомнениям. Как болезнь сначала поражает самый слабый орган, так и сомнение напало на мой самый слабый аргумент в пользу вегетарианства — на моё намерение не причинять вред экологии отказом от мяса. Оно безжалостно начало шептать мне: «Неужели ты думаешь, что добьёшься чего-то, если одна перестанешь есть мясо? Смотри, сколько людей вокруг ещё едят мясо? Как ты их убедишь отказаться от него? Как ты повлияешь на забой скота, ведь ты и так потребляешь мало мяса, и что будет, если ты откажешься от своего кусочка, скот ведь уже зарезали? Неужели ты воображаешь, что своим решением приносишь огромную пользу миру?». Нетрудно догадаться, к чему это привело в итоге, так как ответов на них у меня не было. Я благополучно оставила путь вегетарианства, обвинив себя в слабоволии, но продолжала изучение вопроса.

Часто Вселенная начинает помогать нам в минуты слабости, если цель, к которой стремимся, является благой. Она неустанно посылает нам знаки и символы, людей и ситуации. Снова засиживаясь в Интернете, я наткнулась на картинку со словами: «Безответственность: ни одна капля не считает себя виноватой в потопе». Слова меня сильно зацепили, так как от гордыни я ещё не избавилась, и мне стало стыдно за свой поступок. Как я могла поддаться сомнению, вести себя так безответственно и думать о том, ЧТО я могу сделать одна? Многие великие поступки начинались с примера одного и распространялись на многих. Как, если не на своём примере, я могу показать окружающим о возможности вегетарианства? Так во мне начали зарождаться более созидательные вопросы, и решение обратно вернуться на путь было принято. К этому моменту я прочитала ещё больше статей, и уверенность в правильности вегетарианства укреплялась во мне, неразрешённым оставался только вопрос о витамине В12, о котором так грозно пишут многие сторонники мясоедения и несостоявшиеся вегетарианцы. В то же время я планировала поездку в Америку по программе Work&Travel на три месяца, и, вспоминая впечатления от фильма «Земляне», я приняла решение — ни при каких условиях не дотрагиваться до мяса там в течение трёх месяцев. Во избежание резких перемен для своего организма я решила продолжать употреблять рыбу и молочные продукты. Когда мы принимаем твёрдое решение без всяких условий, как в моём первом случае, малые страстишки не способны сбить с пути. А когда мы ограничиваемся временем, то это ещё больше помогает удержаться на пути, так как известно, что это когда-нибудь закончится. Поэтому отказаться от мяса в Америке и даже не поддаваться желаниям, когда кто-то ел возле меня, не составило для меня труда.

Вернувшись домой после трёх месяцев воздержания от мясной пищи и оказавшись среди вкусной домашней еды, я не смогла устоять и решила отведать один раз мясное блюдо. Это было моим роковым решением на пути вегетарианства. Не будь этого решения, возможно, я продолжала бы свой путь из разумных соображений, но, не поборов пристрастий к вкусному мясу, только страдала бы от этого. Я стала бы одной из тех «агрессивных» вегетарианцев, которые со злобой грызут морковку и с вожделением смотрят на мясо. Но решив поесть мяса после долгой паузы, я почувствовала такую тяжесть, что пожалела о поспешном решении. Я ощутила, как тяжело на самом деле мясо переваривается, что съела я больше, чем нужно. Вспомнила статью о 12-метровой кишке, о ядах, выделяемых мясом, и возникло во мне такое отвращение к нему, и даже к любимому казы, которого хватило надолго, пока я не стала непоколебимой вегетарианкой. Так было принято моё окончательное и бесповоротное решение отказаться от поедания мяса, которого я придерживаюсь по сей день уже пятый год. И не от того возникшего отвращения я продолжаю вегетарианить, а от своей убеждённости в правильности своего решения, подкреплённого изменениями в моём самочувствии и жизни. Сейчас, оглядываясь назад, я понимаю, что это было началом моего пути к осознанности. Я отказалась от мяса, но не испытываю отвращения к тем, кто ещё продолжает есть, ведь когда-то и сама питалась им. Наоборот, именно такие люди вокруг укрепляют меня на пути, заставляют быть сильной и показать пример на своём опыте, чтоб и они рано или поздно смогли прийти к осознанности. Благодарю!

Эта длинная история только о моём становлении вегетарианцем, а что происходило на пути, когда я отказалась и от рыбы, как решился вопрос о витамине В12, когда и от кого я узнала о карме и йоге, расскажу вам в следующий раз. Ом!

Автор Aliya Zhumatayeva