Эзотерика и питание: Н. К. Рерих

Если в этом списке упоминается «Св. Рерих», то имеется в виду живший с 1928 г. в Индии портретист и пейзажист Святослав Николаевич Рерих (род. 1904). Но не о нем и его вегетарианстве в дальнейшем будет идти речь, а о его отце Николае Константиновиче Рерихе, живописце, лирике и эссеисте (1874-1947). С 1910 по 1918 г. он был председателем близкого символизму художественного объединения «Мир искусства». В 1918 г. он эмигрировал в Финляндию, а в 1920 г. в Лондон. Там он встретил Рабиндраната Тагора и через него познакомился с культурой Индии. С 1928 г. он жил в долине Кулу (восточный Панджаб), откуда совершил путешествия в Тибет и в другие азиатские страны. Знакомство Рериха с мудростью буддизма нашло отражение в ряде книг религиозно-этического содержания. В дальнейшем они были объединены под общим названием «Живая этика», причем жена Рериха, Елена Ивановна (1879-1955), активно этому содействовала — она была его «подругой, спутницей и вдохновительницей». С 1930 г. в Германии существует «Общество Рериха», а в Нью-Йорке действует музей «Николас Рерих».

В краткой автобиографии, написанной 4 августа 1944 г. и появившейся в журнале Наш современник в 1967 г., Рерих отводит две страницы в частности собрату по живописи И. Е. Репину, о котором будет речь в следующей главе; при этом упоминается и его вегетарианский образ жизни: «И сама творческая жизнь мастера, его умение трудиться не покладая рук, его уход в Пенаты, его вегетарианство, его писания — все это необычное и крупное, дает яркий облик великого художника».

Самого Н.К. Рериха, кажется, можно назвать вегетарианцем лишь в известной смысле. Если он почти исключительно пропагандировал и практиковал вегетарианский режим питания, то обясняется это его религиозными воззрениями. Он, как и его жена, верили в реинкарнацию, и такая вера, как известно, для многих людей является причиной отказа от животного питания. Но еще более важным для Рериха было распространенное у некоторых эзотерических учений представление о различных степенях чистоты пищи и о действии, оказываемом последнею на умственное развитие человека. В книге Братство (1937) (из серии Агни Йога) говорится (§ 21):

Всякая пища, содержащая кровь, является вредной для тонко-вещественной энергии. Если бы человечество воздерживалось от пожирания падали, то можно было бы ускорить эволюцию. Любители мяса старались удалить кровь из мяса < … > . Но даже если кровь удаляется из мяса, то его нельзя полностью освободить от излучений мощной субстанции. Солнечные лучи устраняют эти эманации до известной степени, но их рассеивание в пространстве причиняет немало вреда. Попробуйте произвести эксперимент близ бойни и вы станете свидетелями проявления чрезвычайного помешательства, не говоря уже о существах, присасывающихся к открытой крови. Недаром кровь считается таинственной. <…> К сожалению правительства слишком мало обращают внимания на здоровье населения. Государственная медицина и гигиена находятся на низком уровне; медицинский надзор не выше полицейского. Никакая новая мысль не проникает в эти устарелые учреждения, они умеют только преследовать, но не помогать. На пути к братству пусть не имеется боен» . В книге АУМ (1936) (из серии Агни Йога) читаем (§ 277):

Также, когда Указываю растительную пищу, охраняю от пропитывания кровью тонкое тело. Сущность крови очень прочно напитывает тело и даже тело тонкое. Кровь настолько не полезна, что даже в крайних случаях Мы разрешаем мясо, сушеное на солнце. Также можно иметь те части животных, где субстанция крови вполне переработана. Так пища растительная имеет значение и для жизни в Тонком Мире.

«Если указываю на растительную пищу, то это потому что Я хочу охранять от крови тонко-вещественное тело [т.е. тело как носителя связанных с тем светом духовных сил. — П.Б.]. Эманация крови очень нежелательна в пище, и только как исключение Мы позволяем мясо, сушеное на солнце). Можно при этом употреблять те части тела животных, в которых кровная субстанция основательно преобразовалась. Так растительная пища имеет значение также для жизни в Тонко-вещественном Мире».

Кровь, надо знать, совсем особый сок. Недаром еврейство и ислам, а частично и православная церковь, а кроме них и разные секты запрещают ее употребление в пищу. Или же, как, например, Касьян у Тургенева, подчеркивают священно-таинственный характер крови. Елена Рерих цитировала в 1939 г. из неопубликованной книги Рериха «Надземное»: «Мы решительно против мясной пищи, она достаточно задержала эволюцию. Но все-таки бывают периоды голода, и тогда мясо сушеное и копчёное позволяется как крайнее мероприятие. Мы решительно против вина, он так же недозволено как наркотика, но есть случаи такого невыносимого страдания, что у врача нет другого пути, нежели прибегнуть к их помощи».

И в настоящее время в России еще — или же: опять — есть община приверженцев Рериха («рерихи»); ее члены частично живут по-вегетариански.

То, что для Рериха мотивы охраны животных были решающими только отчасти, становится, между прочим, видно из письма, написанного Еленой Рерих 30-го марта 1936 г. сомневающемуся искателю истины: «Вегетарианская пища рекомендуется не по сентиментальным причинам, но главным образом из-за ее б?льшей полезности для здоровья». Имеется в виду как телесное, так и душевное здоровье. Рерих ясно видел единство всего живого — и выразил его в стихотворении «Не убивать?», написанном в 1916 г., во время войны:

Мальчик убил жука,

Хотелось ему его узнать.

Мальчик забил птицу,

чтобы ее рассмотреть.

Мальчик забил зверя,

только ради знания.

Мальчик спросил, позволительно ли

Для добра и для знания

Убить человека.

Если ты убил жука, птицу и зверя,

Почему же людей

Не убить?