Гиперборея. Исторические корни русского народа (часть 7)

Найденные на Кольском полуострове и в других регионах России памятники наидревнейшего происхождения позволяют считать Гиперборею праматерью мировой культуры. Открытие, сделанное на Русском Севере, имеет непреходящее значение для установления подлинных корней общих для всех народов Земли обычаев, традиций и менталитета.

ЧАСТЬ 7
В ПОИСКАХ ПОГИБШЕЙ ПРАРОДИНЫ

Ранней осенью 1922 г. по берегу священного лапландского Сейдозера, в одном из самых труднодоступных уголков Кольского полуострова, пробирался отрад обессиленных людей. Скоро вечер – надо спешить. И вдруг вдали, в скользящих лучах солнца проступила гора. На ее отлогом каменном склоне отчетливо выделялась гигантская – до 100 м – фигура человека с крестообразно раскинутыми руками. Так Александр Барченко увидел то, к чему, быть может, стремился всю свою жизнь. Перед ним был несомненный след, оставленный той древнейшей и давно исчезнувшей с лица земли гиперборейской цивилизацией.

Казалось, все силы земли и неба ополчились против горстки смельчаков, задумавших выведать одну из самых сокровенных тайн истории. Проводники-саамы (лопари) с ужасом и мольбой отговаривали их от намеченного маршрута. На обратном пути налетевший вихрь едва не потопил лодку. Физически ощущалось враждебное противодействие каких-то неведомых природных сил. Но вожатый продолжал двигаться к избранной цели, как Амундсен к своему полюсу.

Из дневника участника экспедиции Александра Кондиайна – ученого-астрофизика, близкого друга Барченко, впоследствии разделившего печальную судьбу друга (все участники экспедиции были расстреляны в годы массовых репрессий):

«10ЛХ. «Старики». На белом, как бы расчищенном фоне <...> выделяется гигантская фигура, напоминающая темными своими контурами человека. Мотовская губа поразительно, грандиозно красива. Надо себе представить узкий коридор версты 2–3 шириной, ограниченный справа и слева гигантскими отвесными скалами до 1 версты высоты. Перешеек между этими горами, которыми ограничивается губа, порос чудесным лесом – елью, роскошной елью, стройной, высотой до 5-6 саж., густой, типа таежной ели.

Кругом горы. Осень разукрасила склоны вперемешку кущами берез, осин, ольх. Вдали <...> раскинуты ущелья, среди которых находится Сейдозеро. В одном из ущелий мы увидели загадочную вещь. Рядом со снегом, там и сям пятнами лежавшим на склонах ущелья, виднелась желтовато-белая колонна, вроде гигантской свечи, а рядом с ней кубический камень. На другой стороне горы виднеется гигантская пещера на высоте саж. 200, а рядом нечто вроде склепа. <...>

Вечером, после короткого отдыха, идем на Сейдозеро. К сожалению, мы пришли туда после захода солнца. Ущелья уже были закрыты синей мглой. Очертания «Старика» смутно выделялись на белом плафоне горы. К озеру через Тайболу ведет роскошная тропа. Вернее, широкая проезжая дорога, кажется даже, что она мощеная. В конце дороги находится небольшое возвышение. Все говорит за то, что в глубокую древность роща эта была заповедной и возвышение в конце дороги служило как бы алтарем-жертвенником перед «Стариком».

Александр Васильевич Барченко (1881–1938) – одна из трагических и загадочных личностей XX в. Носитель Великой Тайны, он, судя по всему, навсегда унес ее в мир иной. Попытки оставить какую-то информацию для потомков предпринимались. Даже удалось убедить палачей отсрочить исполнение смертного приговора. Ему дали карандаш и увесистую стопку бумаги, чтобы смертник обстоятельно изложил все, что знал. А расстреляли на другой день после завершения исповеди. Рукопись немедленно упрятали, да так, что с тех пор ее почти никто не видел. Даже легенду сочинили: дескать, пропало все, когда в трагическом 41-м немцы подошли к Москве и пришлось сжечь архивы НКВД. Верится не очень – больно уж велика была засекреченная тайна!

Теперь можно лишь догадываться, что было в той пропавшей рукописи. Но догадаться в общих чертах можно! О многом Барченко написал еще в своих дореволюционных романах: пещеры в Гималаях и на Русском Севере, подземные хранилища глубочайших тайн мировой цивилизации, замурованные отшельники и т.п. (Беллетристика Барченко была частично переиздана в 1991 г. в издательстве «Современник» его наследниками – сыном и внуком. Им обоим выражаю искреннюю признательность за предоставление фактического материала из семейного архива. – В.Д.) Описано все в полуфантастических романах Барченко так, как будто автор все видел своими глазами. Впрочем, кто его знает: видел или нет. Ведь сохранилось в протоколах допроса на Лубянке глухое признание: в пору дореволюционных скитаний довелось ему посетить не одну из заморских стран якобы с коммерческими целями. А после революции организовал экспедицию на Кольский полуостров в поисках следов прародины человечества. И нашел-таки, проложив маршрут таким образом, как будто точно знал, где и что следует искать.

В этом Знании как раз вся-то и суть. Ибо Знание сие тайное, сокровенное, эзотерическое, как говорили в старину, да к тому же еще и древнее. Таким же Знанием владел и Николай Рерих, когда вместе с женой и сыновьями готовил экспедицию на Алтай и в Тибет. Собственно, искал Рерих в Центральной Азии то же самое, что и Барченко в Русской Лапландии. И руководствовались они, судя по всему, одним и тем же источником. Даже личные контакты между ними, скорее всего, были, например, в 1926 г. в Москве, когда Рерих привозил Послание махатм советскому правительству (еще один из таинственных эпизодов истории, но уже связанный с семьей Рерихов). Барченко убедился лишний раз в своих предположениях, когда неожиданно столкнулся с русским отшельником из глухих костромских лесов – хранителем древнего тайного Знания. Тот сам под видом юродивого пробрался в Москву, отыскал Барченко и поведал ученому о вещах невероятных (этот факт стал известен и Рериху).

У Барченко была стройная историософская концепция развития мировой цивилизации, Золотой век ее в северных широтах продолжался 144000 лет и завершился 9 тысяч лет назад исходом индоариев на Юг во главе с предводителем Рамой – героем великого индийского эпоса «Рамаяна». Причины тому были космического порядка: при благоприятных космических условиях происходит расцвет цивилизации, при неблагоприятных – ее упадок. К тому же космические силы приводят к периодическому повторению на Земле «потопов», перекраивающих сушу и перемешивающих расы и этносы. Руководствуясь этими идеями, Барченко сумел организовать экспедицию, которая в 1921/23 гг. обследовала глухие районы Кольского полуострова. Главной целью (точнее – тайной подцелью) были поиски следов древней Гипербореи. И нашел ведь! И не только гигантскую черную фигуру человека с крестообразно раскинутыми руками, но и прямоугольно обтесанные гранитные глыбы (а на вершине гор и в болоте – «пирамиды»), вымощенные участки тундры – остатки древней дороги (?) в труднодоступных местах, где вообще отсутствовали всякие дороги. Участники экспедиции сфотографировались у священного саамского лаза, уводящего в глубины земли, но спуститься по нему не решились, так как почувствовали противодействие природных сил. Наконец, своего рода талисманом путешественников стал «каменный цветок» с изображением «лотоса» (?).

Отряд Барченко пробыл в заповедных местах недолго. Приближалась ранняя в здешних местах зима – нужно было срочно возвращаться назад. Но кое-что все-таки обнаружили. Газеты того времени сообщали: в центре Кольского полуострова найдены древние пирамиды. Академик Ферсман, побывавший в тех же местах с целью разведки полезных ископаемых, саркастически опровергал сенсационные сообщения прессы. Несомненно, Барченко соприкасался с неким тайным источником знаний, откуда почерпнул имевшиеся у него факты и сведения. Судя по всему, это был тот же самый источник, который заставил и Николая Рериха сняться с насиженных мест и устремиться на поиски Универсального знания. Рерих и Барченко действовали как бы синхронно, искали одно и то же, но первый – на Востоке, а второй – на Севере.

К сожалению, результаты экспедиции Барченко были засекречены и исчезли в архивах ВЧК-ОГПУ-НКВД. Барченко обладал экстрасенсорными способностями и занимался вопросом передачи мыслей на расстояние. Кстати, на Кольском полуострове он действовал с мандатом Института изучения мозга и личного благословения академика Владимира Михайловича Бехтерева. Впоследствии Барченко был привлечен к работе в органах госбезопасности, где возглавил сверхсекретную лабораторию психотронного и оккультного направления. Но и это еще не все. В 1926 г. Барченко по личному указанию Дзержинского возглавил совершенно секретную экспедицию в пещеры Крыма. Цель – все та же: поиски остатков древних цивилизаций, которые, согласно концепции русского ученого, владели Универсальным знанием. Но Барченко искал большее; он считал, что древние цивилизации владели тайной расщепления атома, иными источниками энергии, а также действовали средствами психотронного воздействия на людей. И сведения о том не исчезли, они сохранились в закодированной форме, их можно отыскать и расшифровать. Этим не в последнюю очередь и объясняется повышенный интерес к его изысканиям со стороны чекистов и лично Дзержинского. Было ли найдено искомое доказательство? Ответ на этот вопрос сокрыт за семью печатями. Секретные службы всегда умели хранить свои тайны.

Не исключал Барченко и возможности палеоконтактов между древнечеловеческой и внеземными цивилизациями. На сей счет он располагал какими-то особыми сведениями. Одна из скрытых подцелей Кольской экспедиции заключалась в поисках таинственного камня, ни больше ни меньше как с Ориона. Этот камень был якобы способен накапливать и передавать на любые расстояния психическую энергию, обеспечивать непосредственный контакт с космическим информационным полем, что давало обладателям такого камня знание о прошлом, настоящем и будущем. Этот вопрос занимал и академика Бехтерева. Во всяком случае, он был в курсе намерений Барченко и поручил ему заодно специально исследовать таинственное явление «мерячения» – присущего северным аборигенам состояния массового транса, в который они впадали под воздействием различных факторов, в том числе и шаманских камланий. «Мерячение» (у эскимосов этот таинственный феномен именовался «зовом Полярной звезды») имело и чисто природную обусловленность, связанную с северными широтами, что требовало изучения и объяснения.

В дальнейшем результаты изысканий Барченко после его гибели оказались утраченными. Богатая коллекция древних письмен исчезла вместе с уникальными авторскими рукописями. О многом теперь можно только предполагать. И в частности, о подземных убежищах в различных районах Русского Севера, имеющих несомненное гиперборейское происхождение.

Вполне допустимо, что во времена катастрофических климатических и геофизических изменений часть тогдашнего населения планеты попыталась спастись от смертоносного похолодания и ожидаемого очередного потопа не с помощью миграции на Юг или перекачевкой в высокогорье, а путем поиска убежищ под землей. Для этого использовались прежде всего естественные подземные пустоты. Но не только они. Преданиями о подземных царствах и подземных жителях перенасыщен фольклор разных стран и разных народов. Есть ли в этих легендах рациональное зерно? Скорее всего, есть! Дыма без огня не бывает.

Особенно много подобных сказаний на территории Севера вообще и Российского Севера в частности. Среди русского населения, а также аборигенов Европейской и Азиатской частей России особенно популярны рассказы о «подземной чуди», обитающей глубоко под землей и ведущей особый образ жизни. «Чудь» – собирательное название для древних неведомых народов, некогда живших на поверхности земли, но из-за неблагоприятных обстоятельств вынужденных переселиться под землю или даже под воду. У Николая Рериха есть даже символическая картина на данную тему, написанная в 1928–1930 годах.

Детализация темы обнаруживается в преданиях российских саамов – древнейшей коренной народности Европейского Севера. О полярной легенде поведал Василий Иванович Немирович-Данченко (1845–1936) – некогда весьма популярный и плодовитый писатель, чье собрание сочинений насчитывало пятьдесят томов. Он еще в конце прошлого века пешком исходил чуть ли не всю Русскую Лапландию, написал об увиденном несколько сочувственных книг, одну даже детскую, «для народа и школ», с трогательным названием «Лопь белоглазая». По саамской версии, древний народ, который раньше обитал на Севере, погрузился на дно океана и там продолжает жизнь. Под водою, как и наверху, те же горы, леса, бродят звери, летают птицы. «Чудь подземная» (точнее было бы сказать, «подводная») пасет под водой не только оленей, но и моржей, тюленей, разводит вместо коров дельфинов, отбиваясь от нападения акул с помощью огромных железных луков и каменных стрел. Своеобразная полярная версия легенды о невидимом граде Китеже, с той лишь разницей, что речь идет о целом народе, погрузившемся вместе со своими городами в пучину Ледовитого океана и продолжающего там прежнюю жизнь. Несомненная память о гиперборейских временах!

В дальнейшем эти сведения стали перекликаться и с легендами о другом таинственном городе Русского Севера – «Мангазеи златокипящей». Такой город действительно существовал в районе Обской и Тазовской губы до середины XVII в. Однако после недолгого и фантастического расцвета (когда через него ежегодно проходило до полумиллиона шкурок соболей – «мягкой рухляди» – по терминологии того времени) Мангазея неожиданно исчезла с лица земли. По официальной версии – сгорела дотла со всеми домами, складами, церквами и архивами. По народным преданиям – опустилась на дно океана.

В исключительно содержательной книге путевых очерков «Страна холода» (1877) Немирович-Данченко излагает легенду о «подземной чуди» несколько иначе:

«Чудь «ушла в камень», в нем хоронится. По вечерам <...> она внутри гор разговаривает. Перекликается тоже. Из пахты [скала. – В.Д.] в пахту. <...> Против такой чуди есть заклятие – стать лицом к Северу и повторить до 12 раз: «Во имя Отца, Сына и Святого Духа, чудь некрещеная, схоронись в камень, размечись по понизью не от меня грешного, а от креста Христова. Не я крещу – Господь крестит, не я гоню – Господь гонит. Молитвенники соловецкие Зосима и Савватий – наши заступники, а Трифон Печенгский – предстоятель и заступник наш, а Варлаам Кретский – надежда во веки веков. Аминь!»

В беллетризированной форме о том же самом рассказывает и А.В.Барченко. Он, как известно, не просто верил в правдивость древних легенд, но и пытался отыскать реальные следы мифологизированных событий в районе Русского Севера. Именно здесь и развертывается действие его романа «Доктор Черный». Собственно, действие развертывается по всему миру – и в Индии, и в Тибете, но завершается в глубоких и наполненных неразгаданными тайнами подземельях Русского Севера. Приключениям в многокилометровых северных пещерах, когда едва не погибает одна из героинь романа, предшествует ее разговор со стариком-плотником:

«Далеко, на том берегу вспыхнул огонь. Окунулся, исчез, замигал снова, и было похоже, будто в глубине озера, блеснув чешуей, поползла змейка. Тучи, подмазанные краской заката, падали в воду. И навстречу, со дна поднимались такие же тучи, и нельзя было разглядеть, где зажегся, мигает огонь. Обнажая небо, тучи уходили друг в друга, и не было туч, не было озера. Синие шапки сосен под обрывом, опрокинутый берег и жуткий маленький огненный глаз – все висело в мутной лиловой мгле и вместе с нею дрожало и колыхалось под глухими ударами колокола. А огонек все мигал. Притухал временами, передвигался. И особенно жутко почему-то становилось на душе, когда, шевеля тонким лучом, будто подтягивался к веранде, будто делался ближе...

– <...> Что это за огонь мигает, Илья? Где это? Это рыбаки?

Старик повернулся к озеру, долго смотрел, даже рукою прикрылся, хотя давно погасла заря, пожевал неодобрительно губами.

– Никак нет, это не рыбаки. Это... в печорах.

– Где? – переспросила хозяйка.

– Так точно. В печорах. Там рыбаков не бывает. Каменья там, скалы, гранит. Глухое место... Это в печорах.

Хозяйка спросила с неудовольствием:

– Там пещеры?

– Так точно, печоры. К самой воде подходят, а потом в землю, в скалу, на Фильянскую сторону. Говорят, на большие тыщи верст под землей эти печоры самые, очень глухое место, прямо, можно сказать, темное.

– А огонь там откуда?

Старик плотник пожевал губами еще неодобрительнее. Покосился в сторону огонька, покрестился на звуки благовеста. Отозвался нехотя:

– Так то... Нечистота.

– Что такое? – Хозяйку, видимо, не на шутку заинтересовал жуткий огонек. – Что ты говоришь, Илья? Какая нечистота?

– Обыкновенно какая... – Плотник решился, махнул на огонь шапкой, заговорил скороговоркой:

– Вы, сударыня, себе этим не беспокойте, оставьте безо внимания. Не к добру это, не к ночи будет сказано – просто можно сказать, к несчастью. Тут, в этих местах, в старое время чудь жила. Очень обнакновенно, не извольте смеяться... Жила, стало быть, чудь, а потом чухны этой стороной завладели, так точно. Вот она, стало быть, и ушла под землю... Чудь эта самая. Живет себе никому невидимо. Ну, а как, стало быть, перед бедой, перед несчастьем каким, сейчас она повылазит. Огонь жжет, аукает, людей пужает... прямо, можно сказать, невежество. А изымать ее человеку никак невозможно. Подойдешь, а она в землю уходит».

Надо полагать, Барченко знал, что описывал. И именно это искал! Нашел ли? Экспедиция «Гиперборея-98», через 75 лет следуя по маршруту Барченко, обнаружила взорванный лаз под землю. Кто его взорвал? Когда? И почему? На эти вопросы еще предстоит ответить...

В мифологизированном сознании русского народа «подземная чудь» не обязательно локализовывалась на Севере. На Алтае среди староверов ходили столь же колоритные и подробные рассказы о подземных хранителях «ключей от счастья». Впрочем, старообрядцы пришли на Алтай после церковного раскола и гонений не ранее конца XVII в. А давно известные легенды просто спроецировали на «местные условия». Память о Золотом веке оказалась неискоренимой. И привязывалась она к вечной Стране счастья – Беловодью.

«Вот здесь и ушла Чудь под землю. Когда Белый Царь пришел на Алтай воевать и как зацвела Белая Береза в нашем краю, так и не захотела Чудь остаться под Белым Царем. Ушла Чудь под землю и завалила проходы каменьями, – сами можете видеть их бывшие входы. Только не навсегда ушла Чудь. Когда вернется счастливое время и придут люди из Беловодья и дадут всему народу Великую науку, тогда придет опять Чудь со всеми добытыми сокровищами».

Сказания о подземном царстве – излюбленный фольклорный сюжет разных народов мира. У мантии оно располагается в районе Ледовитого океана. Его властитель – бог Куль-отыр – один из сотворцов Вселенной – живет здесь в золотом дворце (мифологема Золотого века) в окружении свиты из подземных карликов. У русских особенно любима во все времена была сказка о трех подземных царствах – Медном, Серебряном и Золотом. Популярность ее не поддается сравнению. Только опубликованных различных версий ее известно около пятидесяти. Хотя главный стержень во всех известных вариантах остается неизменным. Да и сюжет – в общем-то достаточно незамысловатый – тоже.

Суть такая: главный герой – естественно, младший брат, всеми презираемый (имя и сословная принадлежность у него в разных сказках может не совпадать, и уж совсем не обязательно – Иван-царевич) попадает под землю, где попеременно попадает в Медное, Серебряное и Золотое царства. Надо полагать, царства располагаются друг над другом, но из контекста сие не следует. В каждом царстве живет распрекрасная девица-хозяйка – одна краше другой. Виктор Михайлович Васнецов посвятил им одну из лучших своих картин «Три царевны Подземного царства», которые существуют в двух далеко не тождественных вариантах (1881 – можно увидеть в Третьяковской галерее; другой – 1884 – в Киевском музее русского искусства). После ряда неизбежных в таких случаях приключений и преодоления смертельной опасности герой возвращается на родную землю, женится на самой ослепительной красавице – хозяйке Золотого царства, да еще и братьям своим по жене дарит.

Какими-либо уж очень уникальными подробностями сказки не блещут. Однако кое-что все-таки имеется. Во-первых, попасть в подземные царства не так уж и сложно: нужно отворотить большой камень (конечно, заветный), а там – «дыра в землю»; дальше – главное: не теряться и не бояться. Во-вторых, во всех трех царствах светло, как днем, – тоже немаловажно. В-третьих, счастье там в изобилье: ешь – не хочу. Одним словом, перед нами классическая мифологема «трех веков» (трех стадий первоначального развития человечества) – Медного, Серебряного и Золотого, облаченная в сказочную форму.

Любопытно, однако, почему этакая благодать оказалась под землей, а не наверху, не на поверхности земли-матушки. Впрочем, с точки зрения Матери Сырой Земли, все части ее «тела» прекрасны: внутри или, так сказать, во чреве даже теплей и уютней. Но неспроста ведь Страна счастья под землей оказалась? Пока что запомним это, а ответить на вопрос постараемся попозже. Другая отличительная особенность русских сказок про подземное царство – возвращение главного героя домой. Если вниз он проник через довольно-таки узкое отверстие, то назад, возвращается, как правило, сидя верхом на могучей птице. Зоологическая принадлежность птицы в этом случае решительно никакой роли не играет, а вот летательный аспект путешествия на поверхность земли – вряд ли случаен. Мы уже видели, с чем он связан. Не гиперборейские ли опять отзвуки?

* * *

У других народов России и Российского Севера подземные жители известны под разными именами. Наиболее известны рассказы ненцев о сиртя (другие варианты произнесения – сииртя, сихиртя, сирте). Об этих таинственных подземных жителях иностранные мореплаватели, искавшие северный проход в Индию и Китай, сообщали в своих путевых заметках и вахтенных журналах, начиная с XVI в. Можно назвать англичанина Бэрроу (1556), голландца ван Линсхоттена (1594–1595), француза де Ламартиньера (1671). Сподвижник Ломоносова русский академик Иван Иванович Лепехин (1740–1802) сообщает в своих подробных дневниковых записях о подземных убежищах «наподобие пещер, с отверстиями, подобными дверям». Другой русский ученый – Александр Шренк, – двигаясь вдоль побережья Ледовитого океана в 1837 г., обследовал одну из таких пещер и оставил ее описание в книге «Путешествие к северо-востоку Европейской России через тундру самоедов к северным Уральским горам» (1855).

«В прежние времена (когда страна эта еле-еле была известна) она была обитаема совершенно другим племенем, нежели которые заселяют ее теперь. Племя это, равно и многие другие, говорящие не русским языком, известно у русских под общим названием чуди, то есть чужого народа. Самоеды называют их «сирте» и с уверенностью говорят, что они жили в этой стране до них, но что потом они ушли будто под землю.

Так, один самоед малоземельной тундры рассказал мне, что в настоящее время сирты живут под землей, потому что они не могут видеть солнечного света. Хотя они и говорят своим собственным языком, однако ж они понимают и по-самоедски. «Однажды, – продолжал он, – один ненец (то есть самоед), копая яму на каком-то холме, вдруг увидел пещеру, в которой жили сирты. Один из них сказал ему: оставь нас в покое, мы сторонимся солнечного света, который озаряет вашу страну, и любим мрак, господствующий в нашем подземелье; впрочем, вот дорога, которая ведет к богатым соплеменникам нашим, если ты ищешь богатств, а мы сами бедны. Самоед побоялся следовать по указанному ему мрачному пути, а потому скорее закрыл вырытую им пещеру. Но известно, – продолжал рассказчик, – что сирты большею частью богачи: у них чрезвычайно много серебра и меди, железа, олова и свинца. Да и как им не иметь всего этого, когда они живут под землею, откуда, как говорят, все эти предметы добываются».

Аналогичные рассказы бытуют и по сей день. Нередки и очевидцы. Вот как описывает увиденного сиртя молодой ненецкий охотник из низовий Енисея: «Это такой белый, как известь, человек. Как тень, ходит. Вроде на солнце смотреть не может, только на темноту. Кто сиртя увидит, счастливым будет». Подобные описания очень уж напоминают известия о другом таинственном существе – так называемом «снежном человеке».

* * *

О «снежном человеке» многие слышали, но мало кто его видел. Хотя очевидцы есть; я сам знаю нескольких, которым не могу не доверять. Кстати, в октябре 1997 г. в московском Дарвиновском музее состоялся международный симпозиум криптозоологов, посвященный проблеме «снежного человека», точнее – 30-летней годовщине единственной достоверной киносъемки так называемого «реликтового гоминоида», сделанной американцами в Северной Калифорнии. С кинофрагмента, окрещенного «60 секунд, которые потрясли мир», и началась встреча энтузиастов-искателей, приехавших из разных стран. Крошечный кинофакт у экспертов сомнений не вызывает. Однако сейчас речь пойдет о другом.

Общеизвестно, что «снежный человек» покрыт густой шерстью. Но из этого автоматически делают другой, ничем не подкрепленный вывод: перед нами чудом уцелевший реликт, некое подобие неандертальца с соответствующим уровнем интеллекта. Так ли это? Факты иного порядка – но все-таки факты! – приводят к выводу диаметрально противоположному.

По традиционным древнейшим представлениям многих народов боги сначала создали мир, а затем человека. Но в мифологии древних ариев – прапредков всех современных индоевропейских народов – есть еще одно промежуточное звено, которому не придают особого значения. Оказывается, задолго до людей боги создали еще и популяцию высокомудрых и сверхсовершенных обезьян. И произошло сие экстраординарное событие близ все той же Полярной горы Меру, в районе Арктиды-Гипербореи. Именно здесь находился город бога-творца Брахмы. Однажды Брахма, погруженный в думу, уронил слезу, и из нее вдруг возникло обезьяноподобное существо. Оно и стало первопредком того таинственного, покрытого густой шерстью человекообразного племени, которое появилось на земле значительно раньше людей, но всегда было значительно умней и сильней представителей человеческого рода. Так, мифические обезьянолюди могли свободно перемещаться в воздушном и безвоздушном пространстве.

Первопредок обезьянолюдей был существом двуполым. Точнее, рожден он был мужчиной, но однажды превратился в женщину, да такую прекрасную, что в нее мгновенно влюбились два самых могущественных бога – Индра-громовержец и Красносолнечный Сурья. Оба устремились к красавице-обезьяне и одновременно овладели ею. И от обоих первобогов родились два чудесных сына, одного из которых назвали Сугрива. Он и есть тот самый «царь обезьян» из «Рамаяны», который помог великому Раме одержать его блистательные победы, предоставив индийскому герою своего главного советника – мудрейшую из мудрейших «обезьян» Ханумана. Действие «Рамаяны», как известно, развертывается на сугубо индийской почве. Но в великой индийской поэме имеется значительный архаичный пласт и многочисленные северные реминисценции, восходящие к арийскому и доарийскому периоду истории индоевропейцев.

Вот почему индоарийских «обезьянолюдей» приходится признать уроженцами Севера. Того же Ханумана. О, это бьша удивительная до неправдоподобности «обезьяна»! Сподвижник Рамы обладал воистину бесценными качествами. Чего стоили только его летательные способности! Хануман вырастал до исполинских размеров и проносился по поднебесью, как летучая гора. Ветер, рожденный его стремительным полетом, рассеивал облака на небе и гнал по морю бурные валы. Тень Ханумана бежала внизу по волнам, словно судно, движимое попутным ветром. А он летел в вышине, то нырял в тучи, то снова появлялся из них, словно ясный месяц. Уместно вспомнить, что точно такая же «летающая обезьяна» известна и в китайской мифологии. Это знаменитый царь обезьян Сунь У-кун, хорошо известный во всем мире по популярнейшему классическому роману У Чэн-эня «Путешествие на Запад» и его многочисленным экранизациям, включая мультфильмы.

Как и его индийский собрат, Сунь У-кун – сверхразумное существо, способное на молниеносные прыжки и длительные полеты в любые части пространства. Хотя литературная обработка популярных легенд бьша осуществлена сравнительно недавно – в XVI в., – в ее основе, несомненно, лежит древнейшая устная традиция. Тибетцы, как уже упоминалось, считают своим тотемным первопредком и праотцом царя обезьян, который также явился с Севера, где первоначально жил в окрестностях (полярной) горы Меру (Сумеру). Следовательно, индийская, китайская и тибетская мифологии не просто органично переплетаются, но попросту смыкаются в своих глубинных корнях.

Еще одним коррелятом северного «снежного человека» выступает его южный собрат. Таков Энкиду, густошерстное и сверхсовершенное существо с гор, друг и побратим Гильгамеша – героя великого шумерского и ассиро-вавилонского эпоса. Энкиду (раньше читалось – Эабани) – таинственное горное существо, покрытое густой шерстью и обладающее невероятной силой – физической и психической.

<...> Некий муж, что из гор явился,
Во всей стране велика его сила,
Как у небесного воинства Ану, крепки его силы...

В эпосе сообщаются и более удивительные подробности. Оказывается, Энкиду – «порожденье полуночи». Столь неожиданную для Ближнего Востока подробность можно истолковывать по-разному, в том числе и в традиционном для русского читателя смысле: полунощная страна – Крайний Север, царство полярной ночи. Люди при встрече с Энкиду цепенеют. Про охотника, который впервые столкнулся с «полунощным косматым существом», сказано: он не просто «устрашился, умолк, онемел», но страх проник в его утробу, а лик стал подобным мертвецу. Сказанное вполне соответствует рассказам очевидцев о столкновениях со «снежным человеком». Загадочное существо излучает мощное энергополе, от которого люди впадают в оцепенение, а охотничьи собаки (из тех, что не боятся медведя), поджав хвост, жмутся к ногам хозяина. Поэтому уместно предположить, что мы имеем дело не с примитивным реликтом, а со вполне развитым существом, по умственным способностям ничем не уступающим человеку, а, может быть, даже его и превосходящим.

Когда обремененные северной мифологической традицией индоарии после климатической катастрофы устремились на юг, они встретили в Индостане настоящих обезьян, чем-то напоминавших высокомудрых соратников полярных небожителей. Этого стало достаточно, чтобы объявить хвостатых обитателей теплого юга священными животными – в память об их северных прототипах. А что же последние? Какова последующая судьба этого удивительного народа?

Можно предположить несколько версий. Первая: популяция была полностью уничтожена во время мировой катастрофы. Вторая: она сумела приспособиться и выжить в суровой климатической обстановке, например, в подземных убежищах. Третья: она постепенно деградировала в неблагоприятных для социального развития условиях, утратив все цивилизованные навыки. Два последних объяснения неизбежно подводят к предположению об идентичности выживших потомков древнего и высокоразвитого «обезьяньего племени» с тем собирательным образом «снежного человека», свидетельства о существовании которого зафиксированы во многих регионах земного шара, включая Русский Север. Здесь наибольшее число данных о встречах со «снежным человеком» или нахождении следов его присутствия (отпечатки ступней, лежки, клочки шерсти, экскременты и т.п.) приходится на Кольский полуостров – один из периферийных центров древней Гипербореи.

Оставляя в стороне всю фактологическую часть свидетельств о встречах со «снежным человеком» в различных (как правило, безлюдных местах) зададимся вопросом: почему он так старательно и умело избегает людей? Бояться ему вроде нечего. Ведь первое, на чем настаивают очевидцы, это – недюжинная физическая сила таинственного существа. Не исключено также, что оно обладает невероятными гипнотическими способностями – вплоть до того, что становится невидимым для наблюдателя. Потому-то он так легко оставляет всех охотников за ним с носом. Но где же все-таки ему удается так успешно скрываться от любопытных глаз? Да там, где он в общем-то в основном обитает и проводит долгую и суровую зиму – в недрах земли!

Иначе лютая и темная полярная ночь не оставит ему шансов для выживания. Судя по всему, в глубинах горных образований и просто под землей сохранились обширные пустоты естественного (а может, и искусственного) происхождения с благоприятными геотермальными условиями. Здесь-то и нашли свое убежище выжившие потомки «обезьяньего племени».

Есть, видимо, что скрывать в глубинах Кольской земли. Но, быть может, неуловимый «снежный человек» и есть последний хранитель тайн далекого прошлого, пока что надежно сокрытых от посторонних глаз? Зачем же он тогда так тщательно прячется от людей? А разве нужны мы ему – если подумать?

Российскому читателю подземным диковинкам, безусловно, удивляться не приходится. Чудеса Подземного царства давным-давно описаны в сказах Бажова, который, как известно, опирался на предания обитателей Урала:

«Тут зашумело что-то, как осыпь земляная. Глядит Данилушка, а стен никаких нет. Деревья стоят высоченные, только не такие, как в наших лесах, а каменные. Которые мраморные, которые из змеевика-камня... Ну, всякие... Только живые, с сучьями, с листочками. От ветру-то покачиваются и голк дают, как галечками кто подбрасывает. Понизу трава, тоже каменная. Лазоревая, красная, разная... Солнышка не видно, а светло, как перед закатом. Промеж деревьев змейки золотенькие трепыхаются, как пляшут. От них и свет идет. И вот подвела та девица [Хозяйка Медной горы. – В.Д.] Данилушку к большой полянке. Земля тут, как простая глина, а по ней кусты черные, как бархат. На этих кустах большие зеленые колокольцы малахитовы, и в каждом сурьмяная звездочка. Огневые пчелки над теми цветками сверкают, а звездочки тонехонько позванивают, ровно поют».

Неоднократно предпринимались попытки представить подземное царство во всем его величии и красоте с помощью кинематографических (фильм «Каменный цветок») и изобразительных средств. Постоянно к данной теме, как уже говорилось, обращался и Николай Рерих. Все вышеприведенные, а также нижеследующие, на первый взгляд, разрозненные факты объединяет фантастическое и таинственное название – Агарта. Так именуется на Востоке подземная страна высшего знания и духовного разумения, где обитают человеческие существа иного, более высокого порядка и уровня развития, одаренные вечной юностью и глубочайшей мудростью.

Достаточно подробно описал ее, опираясь на мифологический и фольклорный материал, русский путешественник и общественный деятель польского происхождения Фердинанд Оссендовский (1878–1945). Горный инженер и геолог по образованию, он во время Гражданской войны в России оказался на самой высоте бюрократической иерархии – стал министром финансов в Омском правительстве адмирала Колчака. После провала колчаковской авантюры и восстановлении Советской власти в Сибири Оссендовский бежал в Монголию, долго скитался по Центральной Азии, побывал в Тибете и, наконец, очутился в Лондоне, где в 1922 г. опубликовал на английском языке книгу с несколько нетрадиционным названием – «И звери, и люди, и боги». По жанру это, скорее всего, – путевой дневник. Но тем он и ценен, ибо автор ничего не выдумывал, а лишь добросовестно фиксировал то, что видел и слышал.

Именно в Монголии, по крайней мере, не боятся говорить вслух о величайшей Тайне тайн, каковой считается предание об Агарте. В народе по большей части распространены истории, наподобие русских легенд о «подземной чуди» или невидимом граде Китиже. Последнее даже более точно, так как увязывает сказания о подземном царстве с эпохой Чингисхана. Однако подобная актуализация древней истории типична для народного сознания, оторванного от достоверных источников. Известно, что даже в начале нынешнего века население степной Украины упорно считало скифские курганы шведскими могилами, а соловецкие монахи (до закрытия монастыря в революционные годы) считали, что древнейшие каменные кладки-лабиринты на Соловецких островах, восходящие не иначе как к гиперборейской старине, выложены якобы по указанию Петра I.

Так и монгольские араты рассказывали русскому путешественнику осовремененную легенду о том, как некое монгольское племя, спасаясь от ига Чингисхана, ушло под землю и навсегда скрылось в Подземной стране. Пастухи даже показывали место, где это произошло. Когда-то давным-давно некий охотник проник через закоптелые ворота в Подземное царство Агарты, а вернувшись, стал рассказывать всем об увиденных чудесах. И тогда ламы отрезали ему язык, чтобы он никому более не смог поведать о Тайне тайн.

Тем не менее посвященным известно, что властелином Подземного царства является великий Царь Мира, как его величают на Востоке. А царство его Агарта, основанное на принципах Золотого века, существует не менее 60 тысяч лет. Люди там не ведают зла и не совершают преступлений. Невиданного расцвета достигли там науки, поэтому подземный народ, достигший невероятных вершин знания, не ведает болезней и не боится никаких катаклизмов. Царь Мира мудро управляет не только миллионами собственных подземных подданных, но также еще и тайно всем населением поверхностной части земли. Ему ведомы все скрытые пружины мироздания, он постигает душу каждого человеческого существа и читает великую книгу судеб.

Царство Агарты тянется под землей по всей планете. И под океанами тоже. Существует там мнение, что народы Агарты вынуждены были перейти на подземное жительство после вселенского катаклизма (потопа) и погружения под воду суши – древних материков, существовавших на месте теперешних океанов. Как рассказывают гималайские ламы, в пещерах Агарты существует особое свечение, позволяющее даже выращивать овощи и злаки. Китайские буддисты знают, что древний народ, укрывшийся после очередного светопреставления под землей, живет в пещерах Америки. Вот они – эквадорские подземелья Эриха фон Деникена в предгорьях южноамериканских Анд! Напомним, что сведения, почерпнутые из китайских (!) источников, обнародованы в 1922 г., то есть ровно за полвека до того, как неуемный швейцарец начал свой фантастический спуск на двухсотсорокаметровую глубину к таинственным хранилищам древнего знания, расположенным в труднодоступных местах эквадорской провинции Морона-Сантьяго.

В подземных мастерских кипит неустанная работа. Там плавятся любые металлы и куются изделия из них. В неведомых колесницах или иных совершенных приспособлениях носятся подземные жители по туннелям, проложенным глубоко под землей. Уровень технического развития подземных обитателей превосходит самое смелое воображение. Они в состоянии осушить моря, затопить сушу и воздвигнуть горы среди песков пустыни. Они с легкостью могут взорвать земную кору, истребить все живое на земле и обратить ее поверхность в пустыню. Скорее всего, именно эти сведения, добытые неизвестно какими путями, были известны Барченко, который предпринимал упорные поиски следов деятельности такой технически развитой цивилизации в разных точках России, начиная с Кольского полуострова. И именно перспектива получить легкий доступ к секретам древнего знания, включая владение ядерной и полевой (лучистой) энергией, он сумел заинтересовать всесильное ведомства Дзержинского и лично железного Феликса.

Точно так же за два с половиной тысячелетия до встречи Барченко с Дзержинским феноменальные достижения Агарты поразили самого Будду. Когда-то благостный царевич Шакьямуни, совершив восхождение в горы, обнаружил там каменные таблицы, испещренные письменами, которые он сумел расшифровать только в старости. Будда понял, кому принадлежат найденные им письмена, и самолично отправился в царство Агарты. Там он встретился с самим Царем Мира – Брахитмой и получил он него, дабы передать людям, священные знания, совсем крохи – все, что сумела удержать его память.

* * *

Тема древних подземных коммуникаций в общем-то неисчерпаема. Так, в алжирской Сахаре давно уже открыта и частично исследована уникальная сеть полуразрушенных подземных туннелей. Всего обнаружено более 230 таких туннелей, вырубленных в известняковых породах. Их средняя высота – 3 метра, ширина – 4 метра, общая совокупная протяженность около 1000 миль. Предположительно, учитывая местонахождения в пустынной местности, они предназначались для пропускания воды. Время строительства и происхождение самих строителей никто определить не берется...

Нас, однако, занимает прежде всего Россия. Что же, отправимся в Якутию. На реке Вилюй известна загадочная аномальная зона с таинственными выходами из-под земли на поверхность. Речь идет о знаменитой Долине смерти (по-якутски Елюю Черкечех), где непонятные надземные купольные сооружения прикрывают проходы, уводящие в неизведанные недра. О Долине смерти писал еще в прошлом веке известный исследователь Вилюя Р. Маак: «На берегу речки «Алгый тимирнить», что означает «Большой котел утонул», действительно находится гигантский котел из меди. Величина его неизвестна, так как над землей виден только край, но в нем растет несколько деревьев...»

Исследователь древних культур Якутии Н. Архипов тоже знал о странных объектах: «Среди населения бассейна реки Вилюй издревле бытует предание о наличии в верховьях этой реки громадных бронзовых котлов-олгуев. Предание это заслуживает внимания, так как к этим предполагаемым районам местонахождения мифических котлов приурочено несколько речек с якутскими названиями «Олгуйдах», что означает «Котельная»...»

Современные изыскатели из города Мирный Александр Гутенев и Юрий Михайловский рассказали на страницах журнала «Чудеса и приключения» (1996, № 5) о старом кочевнике, тот, побывав в Долине смерти, поведал о металлической норе, в которой лежат промерзшие насквозь «шибко худые, черные одноглазые люди в железных одеждах». Есть тому и другие свидетельские подтверждения. Что же это за странные «котлы» скрываются в якутской земле? Обломки «летающих тарелок», попадавших туда после космической битвы, как утверждают некоторые уфологи? Или это следы какой-то древней цивилизации? Ответа нет. Ясно только, что далеко не все в этих легендах и слухах является досужей выдумкой.

Исследовательское объединение «Феномен» получило письмо еще от одного человека, посещавшего Долину смерти. Михаил Петрович Корецкий из Владивостока пишет: «Я побывал там трижды. Первый раз в 1933 г., когда мне еще было 10 лет, вместе с отцом ездил на заработки. Потом в 1939 г. – уже без отца. И последний раз – в 1949 г. – в составе группы молодых ребят. Долина смерти тянется вдоль правого притока реки Вилюй. По сути – это целая цепочка долин вдоль его поймы. Все три раза я был там с проводником-якутом. Шли мы туда не от хорошей жизни, а от того, что там, в этой глуши, можно было мыть золото, не ожидая в конце сезона ограбления и пули в затылок. Что касается таинственных объектов, их там, наверное, много, потому что за три сезона я видел семь таких «котлов». Все они представляются мне совершенно загадочными: во-первых, размер – от шести до девяти метров в диаметре. Во-вторых, изготовлены из непонятного металла. Дело в том, что «котлы» не берет даже отточенное зубило (пробовали, и не раз). Металл не отламывается и не куется. Даже на стали молоток обязательно оставил бы заметные вмятины. А этот металл сверху покрыт еще слоем неизвестного материала, похожего на наждак. Но это не окисная пленка и не накипь – ее тоже ни сколоть, ни поцарапать.

Уходящих в глубь земли колодцев с комнатами, о которых говорится в местных легендах, мы не встречали. Но я отметил, что растительность вокруг «котлов» аномальная – совсем не похожа на то, что растет вокруг. Она более пышная: крупнолистные лопухи, очень длинные лозы, странная трава – выше человеческого роста в полтора – два раза. В одном из «котлов» мы ночевали всей группой (6 человек). Ничего плохого не ощущали, ушли спокойно без каких-либо неприятных происшествий. Никто после серьезно не болел. Разве что у одного из моих знакомых через три месяца полностью выпали все волосы. А у меня на левой стороне головы (я на ней спал) появились три маленькие болячки размером со спичечную головку каждая. Лечил я их всю жизнь, но они до сегодняшнего дня так и не прошли.

Все наши попытки отломить хоть кусочек от странных «котлов» не увенчались успехом. Единственное, что мне удалось унести, – камень. Но не простой – половинка идеального шара диаметром шесть сантиметров. Он был черного цвета, не имел никаких видимых следов обработки, но был очень гладкий, словно отполированный. Я поднял его с земли внутри одного из этих котлов. Этот сувенир я привез с собой в село Самарку Чугуевского района Приморского края, где жили мои родители в 1933 г. Он лежал без дела, пока бабушка не решила отстроить дом. Понадобилось вставлять стекла в окна, а стеклореза не было во всем селе. Я попробовал царапать ребром (гранью) половинки этого каменного шара – оказалось, что он режет с удивительной красотой и легкостью. После этого моей находкой много раз пользовались, как алмазом, все родственники и знакомые. В 1937 г. я передал камень дедушке, а его осенью арестовали и увезли в Магадан, где он прожил без суда до 1968 г. и умер. Теперь никто не знает, куда подевался тот камень...»

Приведенное письмо, вне всякого сомнения, содержит новые факты и порождает новые загадки. Из какого такого сверхкрепкого материала изготовлены эти странные объекты, кем, когда и зачем? Невольно вспоминается загадочная фигурка Великой богини из сверхпрочного сплава, представленная в экспедицию «Гиперборея» инженером из Ревды Александром Федотовым, который нашел ее в глухом ущелье Ловозерских тундр. Якутские легенды описывают достаточно странные события, непосредственно связанные с металлическими объектами на реке Вилюй, скрытыми в вечной мерзлоте. Это и загадочный огонь, изрыгаемый из некоей отвесной металлической трубы, прикрытой «хлопающей крышкой», и железные коридоры, уводящие глубоко в недра земли...

Там, согласно тем же преданиям, обитает «сеющий заразу и мечущий огненные мячи» исполин Уот Усуму Тонг Дуурай, что в переводе означает «преступный пришелец, продырявивший землю и укрывшийся в глубине, огненным смерчем уничтожающий все вокруг»... Кто он – «преступный пришелец»? И что это за металлический коридор с «хлопающей крышкой», откуда время от времени изрыгается огонь? Если бы не древность легенды, можно было бы подумать о подземной ракетной шахте стратегического назначения...

Сами авторы публикаций считают их делом рук человеческих. Котлы хоть и прочные, но не беспредельно. В своем письме Михаил Петрович подчеркивает: в 1933 г. якут-проводник говорил ему, что 5–10 лет тому назад он обнаружил несколько котлов-шаров (они были абсолютно круглые), которые высоко (выше человека) выступали из земли и выглядели как новенькие. А позже охотник уже видел их расколотыми и разбросанными. Исследовательская группа из объединения «Феномен» готовится к экспедиции в район якутской Долины смерти. Планируется досконально изучить загадочные объекты и провести их приборное обследование с помощью физической аппаратуры.

Впечатляющие результаты, хотя и вновь уводящие нас за границы России, были получены в ходе сенсационной экспедиции в Тибет, организованной летом 1996 г. группой уфимских ученых во главе с директором Всероссийского центра глазной и пластической хирургии профессором Эрнестом Мулдашевым. О ее ходе и итогах подробно сообщалось в отечественной печати*. Поиски законсервированного генофонда человечества привели исследователей к созданию своего рода фоторобота прапредка человека, которого они назвали «атлантом». Когда виртуальный портрет показали тибетским ламам, они поведали о запретной пещере, где в состоянии анабиоза находится множество подобных существ, представляющих различные цивилизации прошлого. Руководитель экспедиции побывал в таинственной пещере:

«Вход в пещеру находится на безлюдном скальном горном склоне. Лишь тропинка ведет к небольшому лазу, найти который, не зная, почти невозможно; таких углублений в скалах множество. Через 25–30 м узкого прохода уже в полной темноте встречается дверь, запертая на замок. Дверь вмонтирована в камни. Видимо, ее установили особые люди. За дверью появляется большой зал, который переходит в двухметровый по ширине лаз. Именно здесь я ощутил действие психоэнергетического защитного барьера. Вначале возникло легкое чувство тревоги, которое стало переходить в страх. <...>

Чувство страха усилилось и неожиданно сменилось чувством непонятного и сильного негодования, и появилась головная боль. Было такое ощущение, что душа твоя негодует и хочет вернуться наружу. Руку, протянутую вперед, я перестал почему-то ощущать. <...> [Далее] есть моменты, о которых я не имею права говорить...»

Действительно, все, кто когда-нибудь воочию сталкивался с подобными феноменами, вынуждены были давать обед молчания. Таково главное условие проникновения в таинственный подземный мир, хранящий многие неразгаданные тайны далекого прошлого.

* * *

Со многими подобными феноменами столкнулась и экспедиция «Гиперборея», которая под руководством автора настоящей книги, начиная с лета 1997 г., занялась планомерным исследованием заповедных уголков Русского Севера с целью выявления здесь останков древней арктической цивилизации. Поставленные задачи были с лихвой выполнены. В первый же сезон были обнаружены материальные следы, подтверждающие глубокую древность процветавшей здесь некогда самобытной культуры. Она вполне вписывается в общую линию развития общемирового исторического процесса.

Экспедиция началась с повторения маршрута отряда Барченко, направившись в самый центр Кольского полуострова, в район горного массива Ловозерские тундры и священного саамского Сейдозера. Оно испокон веков окутано тайной. Геологи определяют его окрестности как геотермическую аномалию. Эзотеристы склонны искать здесь Северную Шамбалу и место, где проходит невидимая «космическая струна», облегчающая контакт с Мировым разумом. Существует поверье, что у озера вообще двойное дно. Неудивительно, что именно здесь, в труднодоступной горной местности, на высоте примерно пятьсот метров от уровня озера, и был обнаружен мощный мегалитический комплекс: циклические сооружения, культовые и оборонительные кладки, геометрически правильные плиты с таинственными знаками и следами техногенной обработки. Наконец, останки обсерватории – проложенной в скальных породах и устремленный в небо пятнадцатиметровый желоб с визирами. Отдаленно он напоминает утопленный в грунте секстант знаменитой обсерватории Улугбека под Самаркандом. Однако, глядя на обнаруженные руины (возможно, в далеком прошлом здесь было также и перекрытие), поневоле вспоминается описанный Диодором Сицилийским храм Аполлона в Гиперборее, имевший не только культовое, но и астрономическое предназначение. Оттуда, по словам античного историка, «Луна видна так, будто она близка к Земле, и на глаз различает на ней такие же возвышенности, как на Земле» (здесь явный намек на какой-то неизвестный Диодору прибор, «приближающий» Луну к наблюдателю).

Все это подтверждает вывод о существовании на Севере России в очень отдаленные времена высокоразвитой культуры, генетически связанной с другими известными культурами древности. Это значит: писаная история России, всех населяющих ее народов должна быть скорректирована. Это значит: нижняя планка хронологии Отечества должна быть значительно снижена.

Памятником древнейшей эпохи, выражающим северное осмысление «Вечноженственного» и вполне соответствующим гиперборейским временам, может служить выявленный в ходе экспедиции культовый комплекс на горе Нинчурт, идентифицированный как святилище Великой богини. Здесь же, у подножия отвесной скалы в ущелье Чивруай, была обнаружена загадочная металлическая фигурка (спектральный анализ показал: сплав хрома и никеля), по форме напоминающая известные керамические статуэтки Великой матери. Сама гора Нинчурт также напоминает материнское лоно. Именно данное обстоятельство, видимо, и привлекало сюда издревле всех, кто поклонялся Великому Началу всего живого. Трудно назвать другую причину выбора места для отправления культа с использованием ландшафтных особенностей – прямо у входа в отверстие условного «чрева». Для первобытного человека любые природные формы, отверстия и складки, соответствующие женскому естеству, становились сакральными символами и объектами поклонения. Таков и обнаруженный гиперборейский культовый комплекс. Он расположен в проеме между двумя частями горы Нинчурт и является в условном ландшафтном лоне как бы перемычкой, соединяющей обе половины священной горы. Так и видится сквозь века и тысячелетия торжественное шествие гиперборейцев, неспешно поднимающееся по склону к сакральной точке, где, быть может, когда-то, по их убеждению, и произошло соитие Неба-Урана с Землей-Геей, завершившееся рождением всего пестроцветья древних исполинов – титанов (среди которых родители будущих Олимпийских богов – Рея и Крон, последний по наущению собственной матери вскоре оскопит и низвергнет отца), гигантов, циклопов и сторуких великанов гекатонхейров – будущих сокрушителей своих братьев-титанов в великой битве на стороне Зевса за олимпийский престол. Именно так, спустя много веков, потомки гиперборейцев – эллины – отмечали раз в году на своей новой балканской родине Элевсинские мистерии, посвященные таинству зарождения жизни. Сакральное празднество происходило прямо во чреве Геи – в глубокой подземной пещере, куда медленно направлялась процессия молящихся. И не было в Древней Греции более смыслозначимого события, посвященного, как выразился Лукреций, «Матери всех богов и праматери нашего тела».

Выявленные и идентифицированные в Ловозерских тундрах святилища ландшафтного типа органически вписываются в общемировую традицию развития религиозных воззрений и отправления культа. Да и строительной практики вообще! Хорошо известно, что первоначально человек не столько создавал жизнесферу, сколько приспосабливался к природной среде и окружающему ландшафту. Естественные феномены – ущелья и склоны гор, пещеры и гроты, удобные берега рек и озер – во все времена становились как надежным убежищем, так и объектом поклонения. Последним могли стать любые природные особенности – возвышенности и, наоборот, углубления, провалы, проходы и лазы под землю; источники воды – ключи, колодцы, реки, озера и даже само море (океан); рощи, лесные поляны, отдельные деревья или камни и т.п. Так, наши предки-язычники (как о том говорится в Несторовой летописи) до введения христианства поклонялись рощам, колодцам и рекам.

Особенно почитались горы – во всем их богатстве и многообразии. Быть может, бессознательно это было связано с тем, что горы становились единственно надежным местом спасения во время всесокрушающих и уничтожающих все живое потопов. В памяти уцелевших подобное могло запечатлеться чуть ли не на генетическом уровне. Потому-то горы и обретали статус вселенскости (Мировая гора и, в частности, Меру). Им поклонялись всем вместе и по отдельности. Они служили путевыми ориентирами и опорными точками миропредставления. Они же (или их выдающиеся ландшафтные особенности) чаще всего становились объектами поклонения – реального (там, где горы есть) или же мысленно-символического (там, где сохранилась лишь память о горах). Вот почему жертвоприношения так часто совершались в горах, а там, где их нет, – просто на лоне природы. В разных культурах, но во все времена соблюдалось то, что хорошо выражено в стихотворных строках тибетского устава:

Что касается места жертвоприношения,

То следует повернуться лицом
К нижней части долины и перекрестку дорог.
Там будет высокая гора и открытое пространство,
Ограниченное скалами,
плодородная земля с перекрестками дорог.
Повернитесь назад к горе, совершите приготовления
На открытом пространстве...

Открытые в Русской Лапландии культовые святилища – без впечатляющих строений, с использованием одних ландшафтных (как правило, горных) особенностей – известны издревле. Применительно к древнеиранским верованиям их прекрасно описал еще Геродот: «...Ставить кумиры, сооружать храмы и алтари у них не дозволяется; тех, кто поступает противно их установлениям, они называют глупцами». Аналогичные сведения содержатся и в «Географии» Страбона:

«Персы не сооружают изображения и алтари и совершают жертвы на высоком месте, рассматривая небо в качестве Зевса. Они почитают также Солнце, которое они называют Митрой. <...> Они совершают жертвоприношение в чистом месте после посвятительной молитвы. Жертвенное животное украшено венком. Маг, который совершает над ним ритуал, режет животное на части, а они [молящиеся персы. – В.Д.] берут свою долю и уходят, не оставляя никакой доли богам. Они говорят, что божеству нужна душа жертвы, и ничего больше. Но они, согласно некоторым поверьям, кладут сальник в огонь.

Они делают различие между огнем и водой в способах жертвоприношения. Для огня они кладут сухие поленья без коры, добавляют жир сверху и зажигают снизу, выливая на него масло. Не дуют в него, но обмахивают его. Того, кто дунет в него или положит мертвое тело, или испражнится, они убивают. Для воды, когда они приходят к озеру, реке или ручью, они выкапывают яму и убивают над ней жертву, заботясь о том, чтобы в воду, около которой они находятся, не брызнула кровь, так как они могут ее тем самым осквернить. Затем, разложив по порядку куски мяса на миртовых или лавровых ветках, маги касаются их пучками прутьев и поют гимн. Совершая возлияние маслом, смешанным с молоком и медом, но не в огонь или воду, а на землю».

Но прапредки иранцев родом с Севера, их – полярная прародина описана в «Авесте», там же рассказано и о климатическом катаклизме – резком похолодании, вынудившем ариев мигрировать на юг. Следовательно, и культовые традиции они принесли с Севера – именно такие, какие прочитываются в археологических памятниках Ловозерских тундр. Кроме того, имеется известие античных авторов о том, что Зороастр – основатель древнеиранской религии – также прибыл в район нового расселения иранцев с Севера, переплыв огромное море (Ледовитый океан?), и случилось это за шесть тысяч лет до Платона.

Глядя на сказочную красоту, отражающуюся в водах Сейдозера, невольно вспоминаешь древнюю саамскую легенду о «заклятой горе», распадающейся после заклинания шамана на две половинки. Ее недра сокрыли и спасавшихся от врагов лопарей – еще один вариант чрезвычайно распространенного на Севере сюжета об обитателях Подземного царства. Их души якобы и по сей день скрываются там от посторонних глаз, свято храня величайшие тайны прошлого. Древние гиперборейские воззрения и традиции во многом были восприняты коренными жителями Кольского полуострова и всей Лапландии – саамами. Почти до XX в. на Сейдозере практиковался ритуал, уходящий своими корнями к архаичному культу Великой богини. Раз в год шаман-нойд приводил молодежь к берегам священного озера (на свободное его посещение было наложено табу). Далее разворачивались настоящие языческие игрища, присущие многим древним и первобытным культурам: коллективная трапеза и сексуальные оргии, во время которых снимались все традиционные запреты.

Разрозненные культовые объекты вокруг древнего святилища были открыты еще в 1997 г.: останки фундаментов, ритуальный колодец, желоб с визирами, позволяющими производить астрономические наблюдения и расчеты. Несомненную древность всего найденного подтвердили в последующие годы независимые эксперты. Одновременно стало ясно, что все старые и новонайденные памятники образуют стройную систему и группируются вокруг ступенчатого амфитеатра, образующего естественный центр притяжения, своеобразный алтарь, вполне соответствующий хорошо известным культовым сооружениям древности под открытым небом. На месте культового комплекса располагается мощный снежник, не стаивающий даже в самое жаркое лето и, быть может, прикрывающий доступ к другим интересным сооружениям. Тающие снега образуют мощный горный ручей, который лишь в самом низу вырывается из-под снежника на поверхность, устремляясь к озеру. Струясь по естественным уступам, он во много крат усиливает эстетическое впечатление от святилища.

Весна и лето 1998 г. на Мурмане запоздали чуть ли не на месяц. Это неожиданное обстоятельство внесло серьезные коррективы и в ход исследований: многие объекты оказались спрятанными под толщей мощного фирна. И все же поисковики сумели пролезть в щель под тяжелым ледяным панцирем по ступеням, ведущим вниз. И перед взором изумленных поисковиков предстала волнебная сказка: настоящий хрустальный дворец с гротами и комнатами из обтесанного камня! Сквозь полупрозрачные своды пробивались солнечные лучи, распадаясь на весь спектр радуги. Красота – не приснится во сне. К счастью, ее удалось заснять и показать в двух передачах по Мурманскому телевидению. К счастью, потому что спустя два дня под напором проливного дождя ледяные своды рухнули.

Как выглядел храмовый комплекс в первозданном виде? Какие сооружения покоились на мощных фундаментах, сложенных из геометрически правильных, с человеческий рост, гранитоидных брусков? Кто бросал в Кольской глухомани якоря, по форме напоминающие этрусские? Высоко в горах найдены плиты с идеально высверленными отверстиями. Участник экспедиции врач из Вологды С.Н.Зеленцов высказал вполне приемлемое предположение, что отверстия ранее предназначались для вешей-жердей, применявшихся для астрономических и геодезических наблюдений.

А чье время отсчитывали неплохо сохранившиеся солнечные часы? Сколько веков и тысячелетий прошло с тех пор? И кто создатели этого восьмого чуда света? На последний вопрос ответить легче, чем на предыдущие. Связывая культовые сооружения с достаточно размытыми хронологически гиперборейскими временами, можно с достаточной уверенностью сказать, что их функционирование и уж во всяком случае угасание былой значимости приходится на период, ознаменованный ожесточенной борьбой патриархата с уступающим ему место матриархатом. Торжество и победу новой социальной формации в определенной мере символизируют каменные сейды, кучно расположенные повсюду вокруг святилища Великой богини. На горе Куамдеспахк, в упор глядящей на противоположную ей гору Нинчурт, поисковики обнаружили множество подобных и доселе неизвестных сеидов. Здесь же и ландшафтная конфигурация, напоминающая женское лоно. Обе горы точно символизируют два начала всего живого – мужское и женское. Вообще же Нинчурт по форме своей напоминает усеченную трехступенчатую пирамиду, на уступах которой расположены хаотические нагромождения скальных пород. Многие из них имеют правильную геометрическую форму плит или блоков. Такие естественные сколы подчас трудно отличить от искусственных сооружений, тем более что в последних использовались и особенности ландшафта, и предлагаемые самой природой «строительные материалы». Аналогичным образом (только, так сказать, с обратным знаком) современные геологи, работавшие в этих местах начиная с 20-х годов, при закладке шурфов и рытье траншей использовали дре ние углубления и котлованы, невольно уничтожая при этом бесценные памятники.

В окрестностях Сейдозера множество геоглифов (гигантских «земляных» изображений). Помимо исполинской стометровой человекоподобной фигуры Куйвы с крестообразно раскинутыми руками, на северном склоне все той же горы Нинчурт просматривается еще более впечатляющее своими размерами полустертое изображение трезубца. Хорошо видно его лишь во время полярного дня, когда солнце светит с севера, а ориентировочные размеры – 400 м, что почти вдвое превышает величину более известного по многочисленным публикациям белого геоглифа в форме «канделябра», находящегося на Тихоокеанском побережье Перу.

Гигантские символические изображения разбросаны по всему миру. Вспоминаются и знаменитые рисунки в южноамериканской пустыне Наска, и недавно открытое в Австралии и сфотографированное с самолета четырехкилометровое (!) изображение обнаженного мужчины. Циклопический трезубец на склоне горы Нинчурт – 200 м, подводный «крест» и великан Куйва – 100 м. Откуда же все это? Что за исполины их создали? Невольно на ум приходят скупые сведения составителей и комментаторов библейских книг, а также свидетельство вавилонского историка Бероса (III в. до н.э.) о существовании на земле человека и одновременно с ним цивилизации исполинов.

В одном ряду «галереи гигантов» и таинственный подводный объект на дне Сейдозера, о котором уже говорилось выше. Кстати, он оказался не единственным. Отряд байдарочников из Электростали, который имел задание обследовать Ловозеры со стороны Умбозера, увидел на склоне горы противоположного хибинского берега примерно такой же контур из трех треугольников и примерно тех же размеров, даже больше – не менее 300 м (переплыть на байдарках непрерывно штормившее озеро и произвести точные измерения не представилось возможным). Похоже на посадочные знаки – особенно если их рассматривать в комплексе с подводными. Они высечены на камнях и сеидах рукой человека или рукотворно выложены на вершинах гор. Но также и проступают, как бы просвечиваясь изнутри, на некоторых валунах – результат игры природы, которая пишет свои письмена-трещины по законам геохимии и кристаллографии. Даже просеки в поросших лесом горах подчас образуют косые пересечения. Говорят, это – следы схода лавин, но как-то не верится, что снежная масса может прочерчивать столь длинные (сотни метров!) и идеально прямые линии, да еше и под косым углом. Скорее, речь идет об очередной аномалии, которыми просто перенасыщен сей заповедный и благословенный край.

Но почему же тогда повсюду натыкаешься на Андреевский крест – типичный христианский символ? Он и на флаге экспедиции с эмблемой: на пересечении голубых полос – карта Гипербореи, начертанной когда-то Герардом Меркатором. Объясняется все просто: христианский косой крест, на котором, по преданию, был распят апостол Андрей Первозванный, – провозвестник христианского учения на Руси, – восприемник архаичной символики и орнаментики, где кресты разных конфигураций были чрезвычайно распространены и несли важную смысловую нагрузку.

Русская Лапландия – край древнейшей культуры, быть может, одной из самых древних на земле – имеет прямое отношение к региону Арктиды-Гипербореи. Об этом свидетельствуют и новонайденные каменные сооружения, включая огромные пирамидальные камни – те самые, существование которых пытался оспорить академик Ферсман. Однако беспристрастный объектив фотоаппарата свидетельствует: прав был Барченко, а не Ферсман.

Значение открытия, сделанного в центральных районах Кольского полуострова, трудно переоценить. Впервые найдены материальные подтверждения сведений древних письменных источников и сообщений античных авторов. Таким образом, возникает совершенно новое видение истории России в контексте мирового исторического процесса. Безусловно, открытие древнего культурного очага, связанного с Гипербореей, и начатые исследования – как теоретические, так и практические – следует продолжить с подключением специалистов различного профиля – археологов, спелеологов, геологов, геофизиков, этнографов, лингвистов.

Конечно, в ходе летних поисков всем хотелось большего. Но иного, видимо, не следовало ожидать с самого начала. Что сохранилось от великой столицы Чингисхана – Каракорума в Монголии или столицы Золотой Орды – Сарая на Волге? Абсолютно ничего! А ведь чуть более полтысячи лет тому назад здесь находились центры, где вершились судьбы мира. Та же участь постигла столицы двух других средневековых империй на территории России – Хазарского каганата и Великой Булгарии. Применительно же к северной прародине человечества – Гиперборее – счет идет на тысячелетия. Немудрено, что следы тех времен смогли сохраниться лишь в виде сильно пострадавшей от катаклизмов «каменной летописи», прочесть которую до конца еще предстоит.

* * *

Лапландский горный массив Ловозерские тундры полон и других неразгаданных тайн. Так, загадочный фотоснимок был сделан однажды в ловозерской тайге. Мурманский журналист Павел Тихоньких сфотографировал учительницу Татьяну Рыжову у подножия горы Куамдеспахк, что нависает над Сейдозером, у реликтовой ели, чьи размеры не могли не впечатлять. Одна из местных газет, опубликовавшая фото, сообщила даже, что это самая большая ель Заполярья, отличающегося, как известно, низкорослой флорой. В газетной публикации, однако, из-за низкого полиграфического качества не просматривалась одна удивительная деталь, поразившая самих авторов и всех участников экспедиции: после проявки пленки и напечатания фото на заднем плане слева обнаружилась загадочная фигура существа, которое во время фотографирования никто из присутствующих и в глаза не видел.

Первой же мыслью было: вот он – таинственный невидимка, чье постоянное присутствие ощущали многие из побывавших в аномальной зоне Ловозерских тундр. Так случилось, к примеру, с семейной парой – Светланой и Игорем Георгиевскими. Вдвоем они отправились к труднодоступному и непередаваемо красивому цирковому озеру Райявр. В отношении его даже высказывалось предположение, что водоем носит искусственный характер и представляет собой древний карьер, в котором в гиперборейские времена добывалась редкоземельная руда. Игорь как профессиональный фотограф тотчас отправился на поиски удобных точек для съемки. А художница Светлана осталась на склоне обрыва, чтобы написать этюд. Неожиданно ее охватило тревожное чувство опасности, которое быстро переросло в ужас. Подняла голову – совсем низко парили два орла и зловеще кричали. Вокруг ни души, но панический страх не оставлял молодую женщину. Когда муж через полчаса вернулся назад, он застал Свету в слезах и истерике, чуть ли не без сознания. И это далеко не первый случай, когда люди сталкиваются в Ловозерах с подобными необъяснимыми феноменами. Откуда же исходит опасность? Из-под земли? Тогда кто там скрывается? Или что?

Так, может быть, дела обстоят и вовсе фантастичнее. Таинственный невидимка, чей проницательный взгляд ощутил на себе не один участник экспедиции, обладает гипнотическими способностями и, наблюдая за нами, сам остается невидимым для окружающих. Но фотоаппарат не запнотизируешь! Вот и попало неизвестное науке существо в поле зрения объектива и запечатлелось, само того не ведая, на фотоснимке. Прорисовка показывала то ли человекоподобное существо в капюшоне с нависшими над глазами длинными волосами, то ли собакоголового зверя, но с человеческими усами и ртом. Невероятное предположение оспаривали скептически настроенные оппоненты: «А вдруг на фото обыкновенная иллюзия восприятия? Какой-нибудь трухлявый пень в неожиданном ракурсе? Не лучше ли еще раз перепроверить!» Но чтобы перепроверить, необходимо вернуться назад. А для этого придется дождаться следующего лета. Все же публикацию о таинственном феномене решили отложить...

И вот я вновь у подножия горы Куамдеспахк. Великолепный водопад, что низвергался здесь в июне – июле, исчез, ибо иссяк мощный снежник, его питавший. Иду по каменистому руслу, где еще совсем недавно стремительно несся вниз прозрачный, как хрусталь, ледяной поток. Нахожу реликтовую ель. Валун, некогда застрявший в ее подмытых корнях, перемещен водой и лежит рядом. Но вокруг ничего! Нет никаких пней или еще чего-то такого, что могло создать обман зрения. Значит? Значит, в объектив год назад попал именно тот, кто меньше всего того хотел.

Кстати, примерно в то же время (но в другом месте и у другого отряда) в аналогичной ситуации фотоаппарат был попросту похищен. Просто так, на глазах у всех, если только последнее словосочетание применительно к данному случаю. Не успели выгрузиться на запретный остров Могильный (где и по сей день встречаются следы жертвоприношений в виде оленьих черепов и рогов), положить на видном месте аппарат «Киев» – как через минуту он исчез, точно испарился. (Между прочим, про остров Могильный – он самый большой на Сейдозере – записана саамская легенда. Будто остров тот плавающий, и когда плывет он вдоль озерных берегов, появляется на его остром мысу прекрасная богиня вод, облаченная в лучи света. Она высматривает мужчин, соблазняет их, а затем безжалостно топит в озере.)

Не менее загадочный случай произошел с Мариной Борисенко. Она в одиночку бродила по склонам горы Нинчурт, фотографируя наскальные рисунки. Впоследствии на одном из напечатанных снимков проявилась все заслоняющая человекоподобная тень с раскинутыми руками и ромбической головой. Марина же была одна, без головного убора, а руки ее сжимали аппарат (и по этой причине не могли быть распростерты). Получается: кто-то невидимый (но не для оптики) подкрадывался сзади, возможно даже, пытаясь схватить или обнять. Спустя некоторое время аппарат девушки вообще упал в воду горной речки и перестал фотографировать, но снимок-улику удалось проявить и напечатать. Сам по себе каждый из вышеприведенных фактов мог бы показаться случайным, но в общей цепи взаимосвязанных звеньев просматривается определенная закономерность.

Так кто же он – таинственный Невидимка, случайно попавший в поле зрения экспедиционного фотоаппарата и оставивший свою «визитную карточку» на снимке? В древней мифологии саамов бытует легенда о подземных жителях чахкли, более всего напоминающих европейских гномов. Они любопытны, не вредоносны, хотя и могут наказать обидчика. Зачастую появляются на поверхности и любят подшутить над людьми. Считается, что чахкли становится другом, если бросить в густые заросли или ковер мха монетку и мысленно попросить о покровительстве. У основоположника саамской литературы поэтессы Октябрины Вороновой есть выразительное стихотворение на эту тему:

Когда заскучается в доме,
Иди на просторы тайги.
Там маленький сказочный гномик
Живет в корневищах тугих.
Смешной в колпачке своем белом,
Он зла никому не творит.
Но что бы в тайге ты не делал –
Он все за тебя повторит...

У других северных народов также распространены сказания о таинственных подземных жителях. Наиболее известные из них – ненецкие легенды о сиртя (сихиртя, сииртя, сирте), о чем уже говорилось выше. Можно ли сопрячь эти предания с имеющимися сведениями и гипотезами о «снежном человеке»? Вполне!

Если даже все они – не одно и то же, то непременно и тот и другие являются последними хранителями тайн Подземного царства.

Можно рассказать и еще об одном таинственном феномене, с которым мы столкнулись, – танцующими камнями Гипербореи. Есть в Ловозерских горах странные участки: на вершинах, поросших буйной растительностью гряд, вдруг наталкиваешься на поляны-пролысины, на которых ничего не растет. Представьте: вокруг изумрудный мох или, напротив, светлый, как неотбеленное полотно, ягель, внизу – полупроходимая тайга или болото. А здесь – утрамбованные песчаные площадки (одна – до 100 м в длину и около 20 м в ширину), усеянные крупными валунами и мелкими булыжниками. Некоторые образуют упорядоченные кругообразные фигуры типа кромлехов, на отдельных камнях – знаки и символы: косые кресты, трезубцы, треугольники, свастики. Обнаружен даже процарапанный примитивный рисунок человекоподобного существа с огромными глазами, в шутку прозванного инопланетянином (размер рисунка 19 см на камне величиной 30 см).

Любопытно и другое – некоторые из камней оказались сдвинутыми или даже перевернутыми. Причем по прошлому довольно-таки четкому и глубокому следу видно, что произошло данное событие совсем недавно, быть может, даже накануне. Сами вершины таинственных гряд плоские, на них нет никаких скатов воды – дождевой или снеговой, – могущих иногда на своем пути сокрушить и не такие камни. На податливом крупном, как гравий, песке остаются выразительные следы человека, оленя, зайца, лисы и даже медведя. Однако вокруг сдвинутых валунов никаких следов нет вообще. Что же происходит на безмолвных ловозерских возвышенностях? Какая драма здесь разыгрывается в отсутствии людей? Недаром ведь загадочные площадки были прозваны шаманскими святилищами! И поневоле вспоминаются весьма распространенные повсюду саамские легенды о священных сейдах – летающих камнях. Да и вся Лапландия давно поименована образно Страной летучего камня (В.В.Чарнолусский). Правда, обнаруженные повсюду сдвинутые булыжники – скорее, танцующие или пляшущие камни. Вот бы подглядеть, как это происходит. Но Гиперборея неохотно делится своими вековечными тайнами...

В сказанном мы лишний раз убедились, когда в очередной раз попытались отыскать священный лопарский лаз под землю, который в 1922 г. удалось сфотографировать экспедиции А.В.Барченко. Проход в Подземное царство вызывал у приблизившихся к нему людей чувство тревоги и даже страха. На чудом сохранившейся фотографии хорошо виден проход под землю, похожий на берлогу; вокруг него на довольно-таки покатом склоне расположились участники знаменитой экспедиции. Однако наши настойчивые усилия обнаружить таинственный лаз спустя 75 лет окончились полной неудачей.

Летом 1999 года (в отличие от предыдущего сезона) я отказался от массового прочесывания близлежащей округи, так сказать, квадратно-гнездовым способом, а стал рассуждать логически. Барченко и его люди не ходили дальше единственной большой поляны на берегу Сейдозера (их поджимала рано наступившая зима и налетевший свирепый ураган), где в те времена в полуземлянке-веже проживала лопарская семья, а позднее обосновалась рыболовецкая артель, и последние два года базировалась экспедиция «Гиперборея». Значит, и священный лаз где-то совсем рядом. Единственное подходящее для этого места – венчающая поляну колоритная сопка-варака, похожая на древнее городище (именно ее в первую очередь предполагалось «просветить» на будущий год геофизическими приборами). Когда-то покатые склоны сопки покрывали могучие ели, вроде тех, что запечатлены на фотографии Барченко. Потом их спилили, и сейчас о том времени напоминают лишь огромные пни (отдельные – в полтора обхвата). Некоторые успели превратиться в кочки, покрытые пышным мхом и черничником.

Сейчас на вараке вырос молодой лес. У ее подножия, перед самым выходом на поляну, заканчивается древняя и как бы мощеная дорога и лежит огромный, плоский и почти квадратный камень. Площадь его 310×290 см. Чтобы определить толщину, пришлось откопать один из углов. Измерение показало 21 см. Некогда гранитоидная плита полностью возвышалась над поверхностью (сейчас утоплена в грунте), что позволило Александру Кондиайну – сподвижнику Барченко, рассчитавшем маршрут всей экспедиции, назвать ее в своем дневнике жертвенным алтарем. Так оно, судя по всему, и было, исходя из культового характера всего окружающего ландшафта.

Другой вопрос: какая сила перенесла многотонную плиту и аккуратно уложила поперек древней дороги? Ведь в близлежащей округе нет подобных пород, следовательно, с горы-вараки плита не могла сползти или скатиться. Снова невольно возникает образ летающего камня. Или, быть может, левитирующего с помощью антигравитационных эффектов? Не на подобной ли основе развили свои летательные способности древние гиперборейцы? Вполне вероятно, рассуждал я, что жертвенник как раз и связан с неуловимым лазом под землю. Какие же жертвы (и кому) приносились здесь в гиперборейские и более поздние времена? Если же лаз засыпан или взорван (такое предположение уже высказывалось), то все равно поблизости должны сохраниться какие-то следы, знаки, намеки...

Склон горы перед алтарным камнем почти в точности соответствовал тому, что запечатлено на фотографии Барченко – только вместо старых елей молоденькие. И я стал подниматься в гору – строго перпендикулярно по отношению к придорожной плите, – испытывая нахлынувшее вдруг неизвестно откуда необычайное воодушевление. Сердце учащенно забилось, грудь сдавило. Тридцать шагов вверх – и передо мной открылось заросшее мхом углубление, его конфигурация и расположение на склоне вполне напоминали засыпанный лаз. Но этого мало. Нужны какие-то доказательства, хотя бы намеки. Да вот же они! Под ногами блеснуло белое полупрозрачное пятно – точно обратившееся в лед молоко. Я поддел мох заостренной палкой, и перед изумленными глазами открылась сахарная гладь большого – величиной с кирпич – куска кварца. Еще усилие – и увесистый «кирпич» у меня в руках.

Дохнуло чем-то древним и неведомым. На одной из сторон при определенном ракурсе и освещении как бы изнутри проступали контуры человеческого лица. Вгляделся – как будто я сам, только без очков. И тотчас же из глубины памяти всплыла скрытая и самая сокровенная подцель экспедиции Барченко. Вместе с Кондиайном, еще будучи в Петрограде, они почерпнули сведения по истории Гипербореи (само античное название древней северной страны ими не использовалось), содержанию древнего высокоразвитого знания и основанных на нем технологий, а также о местонахождении окраинных останков арктического континента, погибшего в пучинах океана. Сведения эти они узнали из каких-то секретных масонских источников (ими пользовался и Рерих, планировавший экспедицию на Восток), восходящих, впрочем, к древнейшим и абсолютно подлинным документам из архива чуть ли не Александра Македонского. Последние, уже в средние века, попали якобы к тамплиерам, а после уничтожения и запрета ордена стали достоянием других тайных обществ. Где-то хранятся они и поныне...

Так вот, согласно гиперборейско-тамплиерским преданиям, в тех местах, куда прибыла экспедиция Барченко, должна быть сокрыта самая величайшая реликвия всех эпох и народов – священный Грааль, или Камень с Ориона. То, что Грааль – не чаша и не кубок, а именно «вожделеннейший камень», дарующий сокровенное знание и бессмертие, хорошо знал и понимал еще знаменитый средневековый поэт Вольфрам фон Эшенбах, который подробно описал известные ему факты в обширной поэме «Парсифаль»:

Грааль – это камень особой породы:
Lapsit exillis – перевода
На наш язык пока что нет.
Он излучает волшебный свет...

Камень, который я держал в руках, света не излучал. Однако причастность к волшебству, точнее – к неземному, не исчезла. Так что же я нашел? Весточку из другого мира, который пока что не идет на открытый контакт, но и не отрицает, что подобное в дальнейшем возможно? Не знаю, как ответить на данный вопрос. Тем не менее воспринимаю находку как смыслозначимый знак, как добрую (ни в коем случае не враждебную!) надежду на будущее продвижение вперед к поставленной цели.

Сезон 1999 г. ознаменовался и другими интересными открытиями. Поисковая группа во главе с археологом Александром Прохоровым (В. Деркач, А. Евдокимов, М. Маликов) обнаружила на горе Нинчурт разрушенную культовую постройку с двумя поваленными четырехгранными колоннами. Ранее такие не попадались: сложенные из отдельных тщательно обработанных, но сильно выветренных кусков (что само по себе свидетельствует более чем о почтенном возрасте), они напоминали аккуратно нарезанный батон колбасы трехметровой величины. Радом – шестигранные цоколи, огромные отесанные гранитоидные брусы, образующие фундамент, и подобие ступеней, заканчивающихся ровной прямоугольной площадкой. На разбросанных вокруг плитах – следы техногенной обработки: полуовальные вырезы диаметром до 40 см, явно предназначавшиеся для перекрытий из бревен. Новонайденный памятник прекрасно вписывается в комплекс святилища Великой богини, сосредоточенного в «межгрудье» горы Нинчурт.

* * *

Идея перенести столицу Российского государства на Север, в район полуострова Рыбачий, принадлежит великому русскому мыслителю-космисту Николаю Федоровичу Федорову (1828–1903), одному из идейных вдохновителей К.Э.Циолковского. Еще в конце XIX в. он вдохновенно и провидчески предсказал северную будущность России, неотделимую от геополитического, космософского и эзотерического значения Кольской земли.

Считая полярные территории геополитическим центром государства, Федоров предлагал перенести туда российскую столицу, построить совершенно новый современный город на Мурмане, в районе полуострова Рыбачий. Судя по всему, идея неоднократно обсуждалась в окружении Федорова: ее изложение носит исключительно продуманный и содержательно насыщенный характер. Место выбрано и указано не случайно: ведь здесь, на окраинных землях древнего погибшего континента Арктиды, до сих пор сохранились следы – топонические и материальные – прародины человечества и праматери мировой культуры – Гипербореи. Все это и получило конкретное подтверждение по результатам научно-поисковой экспедиции «Гиперборея».

Кольский полуостров, древняя гиперборейская земля – это край, где прошлое встречается с будущим. Потому-то сегодня как никогда актуально звучат провидческие слова русского мыслителя-космиста, сказанные еще в конце прошлого века: «Для нас, отрезанных от океана, запертых в Балтийском, Черном и Японском морях, для нас есть только один выход в океан, выход в Студеном море, в никогда не замерзающих заливах Рыбачьего полуострова, в бывших владениях Троицко-Печенгского монастыря, сожженного шведами (1590), основанного Трифоном, апостолом лопарей, на границе Западного (Атлантического) <океана> с Северным, или, вернее, на первом, чем на последнем, потому что Рыбачий полуостров омывается Гольфстримом. Только временная морская столица-порт, как конечный пункт Владивосточной трансконтинентальной дороги, может нас избавить от англо-немецкого господства, надвигающегося на нас. <...> Столица, перенесенная на перешеек или волоки между Мотовскою губою и Варангским заливом, имея передовой пост на мысу под 70° северной широты (на 10° севернее Петербурга и почти на 15° от Москвы) получит многообразное значение: заменит С.-Петербург, освободит Россию от западного влияния. <...> Перемена <в жизни> в перенесении <столицы> находит свое наглядное выражение. Как есть полюсы геометрические, магнитные, термические (наибольшего холода), так будет полюс социально-полярная столица».

Вывод Федорова и введенное им понятие социального полюса исключительно важны, точны и обращены к нашему настоящему и будущему. В современной мировой политике спустя столетие после написания приведенных пророческих слов, утвердилось понятие многополярного мира, противостоящего однополярному, навязываемому мондалистской сверхдержавой. В данном вопросе Федоров предлагает оригинальный, более гибкий и диалектический подход: не по принципу «или – или», а с учетом исторических особенностей и закономерностей развития человеческой цивилизации, начиная с ее предыстории, уходящей в невообразимые глубины тысячелетий, и вплоть до дня нынешнего. Ибо в общественном и индивидуальном сознании современного поколения запечатлены архаичные архетипы коллективного, бессознательного, сформировавшегося на заре человеческого существования, у истоков во многом неведомой нам собственной предыстории.

В «Философии общего дела» Федоров прямо пишет о «забывших о своем общем происхождении народах» [курсив мой. – В.Д.] (в дальнейшем данное положение служит русскому мыслителю естественным трамплином для обоснования идеи «восстановления всемирного родства»). В данной связи автор концепции «всеобщего воскрешения» выделяет несколько сакральных центров (или полюсов), среди которых наиболее важное значение имеют Памир, священная Полярная гора Меру, а также Олимп, Арарат и Эльбрус. Анализируя сакральную историю Памира как одной из космически запрограммированных точек, куда переместился блуждающий центр многополярной истории и предыстории человечества, автор концепции всеобщего воскрешения утверждает: «Источниками для всенародной Истории Памира служат сами языки, на которых говорят забывшие о своем общем происхождении народы, но сохранившие память, предание о племенном происхождении, о местах, где жили и умерли их предки. Таким местом для китайцев служит Куен-Лунь, для монголов – Тянь-Шань, для финнов – Алтай, для семитов – Арарат, Назир. Центром всех этих мест, могил предков отдельных племен, оказывается Памир, в котором библейское предание отождествляется с преданиями других народов. Эдем, царство жизни, стал Памиром (бесплодною пустынею, по-нынешнему), начальною первою могилою, к которой примыкают все другие могилы; гора Меру сливалась в предыстории других народов со стержнем, с осью мира, около которой вращалось созвездие Медведицы».

Федоров неоднократно обращался к данному архаичному полярному символу – Вселенской горе Меру, известной многим индоевропейским и неиндоевропейским народам со времени, когда все они представляли собой нерасчлененную этнолингвистическую и социокультурную общность.

Понятно также, что симметричные противолежащие полюса неизбежно вписываются во взаимодействующие поля, связанные с другими планетами Солнечной системы, самим Солнцем и другими звездами нашей Галактики и другими галактиками, разбросанными в бесконечной Вселенной. Все это, вне всякого сомнения, обеспечивает направленный ток космической энергии, который – в соответствии с физическими и космическими законами – в наибольшей степени являет свою мощь именно в полярных областях, направленно пронизывая человека, максимально космизируя его, превращая во вселенское существо и многократно усиливая скрытые в нем творческие и иные потенции. Даже однажды полученный полярный заряд может навсегда обусловить человеческое бытие и существование. Лучшее подтверждение тому – жизнь и судьба великого русского северянина Михайлы Ломоносова. Потому-то не случайно и космизм другого великого россиянина – Федорова – неизбежно и органично смыкается с полярной тематикой.

Итак, северная будущность России, как ее понимал Федоров, произрастает из ее невообразимо далекого, но исключительно богатого прошлого. Кроме того, она имеет постоянную космическую подпитку, вселенскую запрограммированность и божественную предопределенность. Потому-то великая будущность России космически неисчерпаема, а ее северная направленность диктуется самой природой.

Три года проработала научно-поисковая экспедиция «Гиперборея» на Кольском полуострове, именно там, где Федорову виделись истоки и фундамент великого будущего России. Вдохновляли нас в проводимых изысканиях, разумеется, и идеи Федорова. Поэтому было бы странным не стремиться попасть в те места, где «московскому Сократу» (так прозвали современники Федорова) пригрезились площади и улицы «четвертого Рима» (но прав был, видимо, старец Филофей, что «четвертому Риму не бывать»).

И вот я, наконец, на берегу Баренцева моря, в той самой точке, где, по замыслу Федорова, должен был начинаться въезд в новую российскую столицу. Волны, урча, накатываются на скалистый берег, едва не достигая моих ног. Сквозь стелющийся по воде туман, как на картинах импрессирнистов, едва проступают размытые очертания пустынной бухты. Я стою на берегу Баренцева моря, где оно острым языком Варангского залива (Варангер-фиорда) – точнее Малой Волковской губы – отсекает самую северную полуостровную территорию европейской России от евразийского материка. Варангский залив, омывающий норвежский полуостров Варангер, назван так по имени русских варягов, проживавших здесь с гиперборейских времен. Между прочим, следующий на запад залив именуется Яр-фиордом: первая часть искусственного слова чисто русская и, скорее всего, связана с именем языческого Солнцебога Ярилы. Однако прошлое здесь теснейшим образом переплетается не только с настоящим, но, возможно, также и с будущим. Ибо еще больше века назад это место было выбрано для постройки новой столицы России.

Полуостров Рыбачий – самая северная российская оконечность Европейского материка – лишь на маломасштабной карте выглядит неким целостным образованием. На самом деле он распадается на две разновеликие территории – полуострова Средний и собственно Рыбачий, соединенные между собой и Большой землей узкими перешейками. Здесь проходят священные границы нашей Родины. Это – «родимая наша земля», как поется в известной песне военных лет, где мог быть «заложен», употребляя пушкинский оборот, новый стольный град. И прорублено здесь бы было окно не в одну Европу, но во весь мир.

Не символично ли (можно даже сказать – не мистично ли): именно на том самом рубеже, где Федоров определил место для будущей столицы, суровым летом 1941 г. советские воины остановили продвижение фашистов, наступавших по всему фронту – от Ледовитого океана до Черного моря. Точно так же враг вскоре был остановлен и у стен Москвы. Вся земля эта обильно полита кровью тысяч и тысяч солдат, которые точно бессознательно ощущали свою неразрывную, воистину космическую связь с краем, где некогда зародились истоки многих российских народов и прежде всего – русского. Горные егеря дивизии «Эдельвейс» так и просидели до конца войны в гранитных блиндажах хребта Муста-Тунтури: несмотря на неоднократные попытки прорвать линию обороны советских войск, нога ни одного из них не ступила на полуостров Рыбачий. Гиперборея стояла насмерть. Именно Гиперборея, ибо и эта территория насыщена древнейшими памятниками, аналогичными тем, которые были открыты в центральной части Кольского полуострова. Но они еще ждут своих исследователей.

* * *

Итак, Гиперборея вновь обретена. Опираясь на неоспоримые факты и чудом сохранившиеся материальные следы на территории Русского Севера, Полярная прародина человечества поднимается из глубин нашей памяти, точно затонувший континент со дна Ледовитого океана, становясь неотъемлемым элементом культуры всех народов, населяющих нынешний Север. Найденные на Кольском полуострове и в других регионах России памятники наидревнейшего происхождения позволяют считать Гиперборею праматерью мировой культуры. Это означает, что отныне мировая предыстория получает совершенно новое звучание, а ее хронология отодвигается в глубь тысячелетий. Открытие, сделанное на Русском Севере, имеет непреходящее значение для установления подлинных корней общих для всех народов Земли обычаев, традиций и менталитета.