Источники счастья согласно буддизму. Часть вторая

Источники счастья согласно буддизму. Часть вторая
Шантидева хорошо выразил это в главе о терпении (VI.10):

Если это можно исправить,
Зачем печалиться?
И если сделать ничего нельзя,
Какой толк грустить?


Созидательное поведение как главный источник счастья

В долгосрочной перспективе основная причина счастья – созидательное поведение. Оно подразумевает воздержание от действий, слов и мыслей под влиянием таких беспокоящих эмоций, как страсть, привязанность, жадность, отвращение, гнев, наивность и так далее, когда мы не заботимся о том, как наше поведение в долгосрочной перспективе повлияет на нас и других. Основная причина несчастья – разрушительное поведение. Это когда мы не воздерживаемся от такого поведения и поступаем наоборот. Например, страстно желая какую-либо вещь в магазине, мы преувеличиваем её хорошие качества и, пренебрегая юридическими последствиями, крадём её. Гневаясь, мы преувеличиваем отрицательные свойства того, что сказал наш супруг и, не принимая во внимание, как это скажется на наших взаимоотношениях, кричим на него или на её и говорим грубости.

Когда мы не позволяем беспокоящим эмоциям влиять на наши поступки, речь и мысли, это создаёт привычку не поддаваться им и в будущем. В итоге, когда возникает беспокоящая эмоция, мы не действуем исходя из неё, и со временем сила беспокоящей эмоции ослабевает, а в конечном счёте она вообще вряд ли возникнет. С другой стороны, чем больше мы будем действовать, руководствуясь беспокоящими эмоциями, тем чаще они будут возникать в будущем и тем сильнее станут.

Как мы увидели, когда мы познаём объект с чувством счастья, у нас нет таких беспокоящих эмоций, как наивность, страсть, привязанность, жадность, отвращение и гнев. То, как мы познаём объект, основано на принятии его подлинной природы – таким, какой он есть на самом деле, без преувеличения и отрицания его хороших или плохих качеств. Далее, такое познание возникает от привычки к созидательному поведению, когда мы действуем, разговариваем и думаем на основе принятия подлинной природы людей, вещей и событий, не преувеличивая и не отрицая их достоинств или недостатков.

Обстоятельства, при которых созревает потенциал к счастью

Таким образом, ощущаем мы счастье или несчастье, когда познаём объекты или думаем, не определяется самими объектами и мыслями. Как мы видели, если длительное время вести себя определённым образом, создав привычку воздерживаться от преувеличения и отрицания положительных и отрицательных сторон различных явлений, то можно пребывать в счастливом состоянии ума, даже испытывая боль во время удаления зубного нерва. Возвращаясь к определению счастья, мы переживаем процедуру с удовлетворением, если верим, что она принесёт нам благо.

Хотя мы, возможно, и привыкли воздерживаться от действий, разговоров и мыслей под влиянием беспокоящих эмоций и, стало быть, создали потенциал для счастливого переживания объектов и мыслей, тем не менее, чтобы этот потенциал созрел в переживание счастья, необходимы некоторые условия. Как мы уже рассмотрели, счастье при познании объекта не обязательно зависит от него самого. Скорее оно зависит от того, принимаем ли мы подлинную реальность того, каков объект на самом деле, вне зависимости от того, что он собой представляет: это может быть болезненное ощущение от удаления зубного нерва или образ любимого человека. Поэтому именно наше отношение и состояние ума определяет, счастливы мы или несчастливы в тот или иной момент, невзирая на то, какой объект мы видим, слышим, нюхаем, пробуем, ощущаем физически или обдумываем.

Также мы говорили о том, что, когда мы принимаем реальность объекта и не наивны, мы не преувеличиваем и не отрицаем его достоинства и недостатки и поэтому не чувствуем страсти, жадности или привязанности, а также отвращения и гнева. Поэтому в любое мгновение отсутствие наивности помогает нам запустить механизм созревания счастья.

Наивность

В любой момент, когда мы несчастны, наша наивность не обязательно относится лишь к воспринимаемому объекту. Наивность намного шире. Она также может быть направлена на нас самих. Когда мы переживаем проблему с сильным чувством несчастья, из-за наивности мы склонны обращать внимание только на себя и нам даже может казаться, что мы единственные, кто когда-либо испытывал нечто подобное.

Например, потеря работы. На самом деле в мире миллионы людей, которые потеряли работу и сейчас лишены её. Мы можем размышлять о нашей ситуации без наивности, например, относительно непостоянства. Мы помним, что все явления, возникшие вследствие причин и обстоятельств, подвергнутся влиянию других причин и обстоятельств и в конце концов исчезнут. Это может быть очень полезным. Но ещё эффективнее мыслить шире, принимая во внимание не только нашу проблему, но и трудности других людей, которые потеряли работу: «Не у меня одного такое затруднение, это проблема очень многих людей. Не я один нуждаюсь в решении, но и все остальные. Каждый хочет преодолеть такие трудности и несчастье». Такова действительность.

Размышляя таким образом, то есть без наивности, мы развиваем сострадание (snying-rje, санскр. каруна) к другим, вместо того чтобы погрязнуть в жалости к себе. Наш ум больше не занят лишь собой, а намного больше открыт к мыслям обо всех остальных в схожем положении. Когда мы желаем помочь другим решить и их проблемы, наши собственные трудности становятся менее важными и мы развиваем мужество и силу работать с ними в объективном ключе. Нам, конечно, не хотелось потерять работу, но, обладая беспристрастием, мы принимаем действительность ситуации и, думая о других, можем даже испытывать счастье от того, что у нас теперь есть возможность им помогать.

Связь между состраданием и счастьем

Таким образом, сострадание – это одно из ключевых условий для того, чтобы задействовать наш потенциал познать объект или пережить ситуацию счастливо. Но как это работает? Сострадание – это желание, чтобы другие освободились от страданий и их причин, так же как и мы желаем этого для себя. Однако когда мы сосредоточиваемся на страдании и несчастьях других, то естестенным образом испытываем печаль, а не счастье. Или, возможно, мы заблокировали чувства и не ощущаем ничего. В любом случае мы не чувствуем счастья от того, что они страдают. Итак, каким образом сострадание вызывает счастливое состояние ума?

Чтобы понять это, следует различать расстраивающие (zang-zing) и нерасстраивающие (zang-zing med-pa) чувства. Здесь я использую эти термины не в их узком значении, а больше в разговорном, нетехническом стиле. Разница в том, смешаны ли счастье, несчастье или нейтральное чувство с наивностью или заблуждением о самом чувстве. Вспомните, когда мы проводили общее различие между счастьем и несчастьем, разница заключалась в наличии или отсутствии наивности относительно познаваемого объекта. Однако даже если мы не преувеличиваем и не отрицаем качества объекта, который мы познаём с чувством несчастья, мы, тем не менее, можем, например, сделать из этого ощущения прочную, на самом деле существующую «вещь», подобную тёмному, тяжёлому облаку, которое висит над нашей головой. Потом мы преувеличиваем недостатки этого чувства, воображая, что это, например, «ужасная депрессия», и чувствуем, что пойманы в эту ловушку. В этом случае наша наивность в том, что мы не принимаем чувство несчастья таким, какое оно есть. В конце концов, несчастье – это то, что меняется от мгновения к мгновению, поскольку его сила не остаётся постоянной: это не монолитный объект, который действительно существует сам по себе и не подвергается воздействию ничего другого.

Мы можем применить подобный анализ, когда ничего не чувствуем, размышляя о страданиях других. В этом случае, преувеличивая отрицательные качества грусти или несчастья, мы боимся их ощущать и поэтому блокируем. Затем мы испытываем нейтральное чувство, которое не является несчастливым или счастливым. Но после этого мы преувеличиваем и это чувство, представляя его плотным, как большое плотное «ничто», сидящее внутри нас и мешающее искренне что-либо ощутить.

Чтобы развить сострадание, важно не отрицать, что сложные ситуации других людей такие же печальные, как и наши, например, когда мы потеряли работу. Было бы нездоровым бояться чувствовать эту грусть, сдерживать или подавлять её. Нам нужно уметь чувствовать её, но без расстройства – для того чтобы сопереживать страданиям других; развить глубокое, искреннее желание, чтобы другие освободились от страданий; и взять на себя ответственность за то, чтобы помочь им преодолеть страдания. Вкратце буддийский совет звучит так: «Не делайте чувство печали плотной “вещью” – не придавайте ей большого значения».

Успокоение ума

Чтобы печаль не расстраивала нас, нужно успокоить ум, освободить его от блуждания и вялости. Если ум блуждает, наше внимание улетает к посторонним беспокоящим мыслям, таким как волнения, сомнения, страх и ожидание чего-нибудь, что, как мы надеемся, будет более приятным. В случае умственной вялости наш ум затуманивается и мы становимся невнимательны ко всему.

Буддизм изобилует способами, которые позволяют нам избавиться от блуждания и вялости ума. Один из основних методов состоит в том, чтобы успокоиться, сосредоточившись на дыхании. Когда блуждание и вялость незначительны, наш ум спокоен и безмятежен. Кроме того, в этом состоянии нам легче избавиться от преувеличения чужих проблем и страданий, отвращения и безразличия к ним, а также от преувеличения того, что мы чувствуем по поводу страданий других, от отвращения и безразличия к собственным чувствам. Тогда, даже если нам изначально грустно, это не расстраивает.

Хотя в конце концов, когда ум всё более расслабляется и успокаивается, мы естественным образом чувствуем низкий уровень счастья. В спокойном умственном и эмоциональном состоянии начинают проявляться теплота и счастье, свойственные уму. Если мы своим созидательным поведением создали достаточно сильный потенциал для счастья, наше спокойное состояние ума также способствует его созреванию.

Развитие любви

Затем мы усиливаем это счастье мыслями о любви (byams-pa, санскр. майтри). Любовь – это желание, чтобы другие были счастливы и обрели причины счастья. Оно естественно вытекает из сострадательного сочувствия. Хотя нам грустно, что кто-то другой испытывает боль и печаль, эти чувства легко проходят, когда мы активно желаем этому человеку счастья. Когда мы прекращаем думать о себе и сосредоточиваемся вместо этого на счастье других, мы легко чувствуем сердечность. Это непроизвольно вызывает у нас ещё и спокойную радость и может привести в действие дополнительный потенциал к счастью, созданный нашим созидательным поведением на протяжении долгого времени. Поэтому бескорыстную и искреннюю любовь сопровождает спокойное счастье, которое не расстраивает, и наша печаль исчезает. Точно так же как родитель, который страдает от головной боли, забывает о ней, когда успокаивает своего больного ребёнка, печаль от чужого несчастья исчезает, когда мы излучаем мысли любви.

Александр Берзин
Берн, Швейцария, март 2010 г.