Мир Саха

Мир Саха
Все мы как-то себе представляем этот мир, можем описать его в терминах, понятиях или, пользуясь какими-то образными средствами. При этом велика вероятность того, что на первый план выйдет картина «одобренная» нашим сознанием. К примеру, нам со школьных лет объясняли, что земля вертится вокруг солнца, а никак не наоборот. И описывая свои представления о космосе, вероятно, так мы и скажем.

Но несмотря на это, в глубине нашего сознания хранится другая картина мира, называемая языковой. И пока в языке существует привычные для его носителей обороты такого рода, как «солнце село» или «солнце взошло», мы глубоко внутри уверены в том, что на самом-то деле, это солнце вращается вокруг земли. Такое представление заложено языком, входящим в наше сознание гораздо раньше, чем школьные уроки физики или астрономии, и определяющие его намного глубже. Погрузившись в язык можно понять – чем живет народ, на этом языке разговаривающий, каковы его основные ценности, вокруг чего для этих людей выстраивается картина мира.

Вторым важным для этой статьи понятием является языковая память. Язык всегда тесно связан с глубинной, внутренней памятью: «Язык сохраняет в себе слова, зарождавшиеся на заре человеческой речи и несёт его сквозь века, как и новые формы, накапливая свой золотой фонд для всех грядущих поколений. Это — безценное наследие минувшего и на нём можно обнаружить отпечатки всего, что пережил народ за долгие века своего развития, всего, что он помнит, и то, что уже активно не осознает, но что существовало в далеком прошлом, и сохраняется в языке» (Н. Гусева «Русские сквозь тысячелетия»). Иначе говоря, обратившись к языку, мы можем понять, не только, чем сейчас живет и дышит нация, но и чем она жила раньше.

Времена меняются, и сейчас наша планета в целом переживает не лучший период. Считается, что летя по своему космическому пути Земля, или говоря языком сутр, мир Саха, вместе с Солнцем описывает определённые фигуры вокруг центра Вселенной, то приближаясь к нему, то удаляясь от него. И вот, в момент наибольшего удаления, на земле наступает тёмное время — Кали-юга, когда нравственность приходит в упадок, ослабевает способность людей заниматься духовной практикой, да и сами люди постепенно вырождаются, как говорится: «…религия, правдивость, чистота, терпимость, милость, продолжительность жизни, физическая сила и память — всё будет ослабевать день за днём благодаря могущественному влиянию эпохи Кали» (Шримат-Бхагаватам).

В период Кали-юги всё чистое и светлое уходит в глубинную память, в подсознание, а на поверхность выползает мрак. Людям становится ближе всё, что воспринимается через тёмные очки, через призму этого мрака. В этом же ключе написана и «история», стартующая от описания воюющих племен полуобезьян.

Но есть факты, говорящие об ином — о великой и могущественной культуре, которая была утеряна и разрушена, а свидетельства о ней стёрты. Писания повествуют о сильных духом людях, соблюдавших строгие обеты, поклонявшихся богам и ненарушавших заповеди. Если мы почитаем Рамаяну или Махабхарату — древнейшие эпосы — то увидим совсем другой мир, отличный от того, к которому привыкли. К этому миру можно прикоснуться не только через писания, но и через язык.

Язык сохраняет память или сохраняет чистоту, и в своей глубине несёт ту картину миру, те представления о мире, которые были свойственны нашим далёким предкам, жившим в ещё относительно светлую эпоху.

Язык народа такое же живое существо, как и мы с вами. Он тоже живёт и умирает, он тоже развивается и деградирует, так же как живые души, впитывает в себя «современные тенденции». Но некоторые языки, в силу определённых особенностей, оказываются вне контактов с другими, образно говоря, меньше «пачкаются» о мир Кали-юги.

Один из таких языков — якутский — или язык народа Саха. Этот язык долгое время развивался в некоторой изоляции. Современная цивилизация пришла на территории народа Саха достаточно поздно, да, наверное, и не дошла ещё в своей полной «красе». То, что было отчасти забыто и утрачено русским языком, активно включённым в процесс межъязыкового взаимодействия, сохранил язык народа Саха, через него мы можем увидеть историю, а главное, мировоззрение народа, проживающего на наших северных территориях несколько иначе, чем это принято.

Теория Гипербореи или Арктеи говорит о том, что великие арийские роды на территорию современной Индии пришли с Севера. Там где они проходили, разумеется, оставались «следы». На севере России множество рек, санскритские названия которых остались с того древнего периода. Но память об Ариях сохранилась не только в этих названиях.

Анализ этнонима Саха, так называют себя якуты, уже сам по себе открывает многое. Лингвистические исследования, опирающиеся на этимологию, показывают, что само слово Саха представляет собой стяжённую форму от Сакья. Анализируя фонетические процессы, лингвисты с уверенностью говорят об этом.

Наименования целого этноса Якутов совпадает, если обратится к истории слова, с традиционным обозначением рода Шакьев или Сакьев (в другом варианте написания и произношения). Напомним, что именно в этом роду получил воплощение Будда Шакьямуни, мудрец из рода Шакьев. Найдём ли мы какие-то подтверждения этому?

Для современной Якутии значение лексемы соха — связано с оленем. Такое же значение осталось актуальным для современного языка казахов (сакай), киргизов (сайак), эта же семантика сохранилась в русском слове сохатый — «лось». Бывает так, что в процессе развития языка слово сохраняет одно значения и теряет другие. Но анализ родственных слов, семантических связей позволяет найти утраченные смыслы.

Если мы обратимся к символам, то увидим культурный символ, объединяющий значения лексемы — саха (род сакьев) и саха (олень). Олень выступал всегда очень важным символом буддизма, основателем которого был, как мы помним, великий мудрец из рода Шакьев. Таким образом, народ якутов, утратив память о роде Шакьев, который, очевидно, дал тот базис, на котором основана традиционная культура Якутии, всё же сохранил определённую связь на уровне символов.

Согласно «Джатакам», в одной из прошлых жизней Будда Шакьямуни был королём всех оленей. Своё учение Будда впервые изложил в оленьей роще, близ Варанаси. Символом Учения сейчас считается колесо Дхармы в окружении двух оленей, поскольку именно они первыми пришли послушать учение Будды.

В современном мире принято выстраивать определённые рамки и границы. Между религиями, между культурами. В этом плане мы можем услышать множество рассуждений о чуждости буддизма русской культуре. О том, что йога приемлема для мировоззрения индусов, а наше уникальное славянство с ней не совместимо. Но анализ языка и древней культуры говорит об ином: и славянская, и буддийская, и даже христианская культура выросли на одних корнях — на том мировоззрении, которого придерживались древние арии, жившие в своё время и на наших территориях. Каждая из традиций расставила свои акценты, вывела на первый план определённые приоритеты, развила определённые стороны, но это не отменяет общих корней. Именно Род Ариев, род Сакья, самоназванию которого оказывается родственным этноним саха, обозначающий якутов, стал источником чистой энергии, давшей основу всем этим многообразным культурам.

Каким видел мир народ, шедший с севера и несший великую культуру? И об этом может рассказать язык. Как мы помним, мировоззрение в первую очередь сохраняется в языке, и якутский язык сохранил память о тесном контакте с ариями.

Анализируя происхождение лексики якутского языка (официально относящегося к тюркской языковой группе), учёные заходят в тупик. Аналогичные слова якутов не могут быть возведены к общим для тюркской языковой группы корням. Зато находится множество совпадений между языком Шакьев — санскритом и якутским, или языком саха, на что в своё время указал академик Е.С. Сидоров. Санскрит как живой язык на этой планете сейчас не представлен. Но тот свет, который был заложен в нём изначально, остался в других языках. Существуют исследования, подтверждающие родственность русского и санскрита, но сейчас мы остановимся на языке саха. В живом якутском языке Е.С. Сидоров нашёл аналоги таких сложных санскритских понятий, как: самадхи, чакра, прана, карма, бинду, мудра, нирвана и т.д.

Надо заметить, что в мировоззрении якутов очень сильны представления о невероятной силе слова, в народных представлениях слово  одушевлено, имеет собственную душу. Возможно, это связано с глубинной памятью, хранящей знание о могуществе санскрита, языка мантр, языка мудр, языка благословений и проклятий. Приведём как пример несколько якутских лексем, имеющих с санскритскими и общее звучание и общую семантику:

Вис(санскр.) — община, племя, народ.
Биис (як.) — племя, народ.

Дана (санскр.) — человек, род, поколение, люди, народ.
Дьон (як.) — люди, народ.

Аварана (санскр.) — защита, покров или завеса.
Абырал (як.) — защита.

Бидхи (санскр.) — предписание, правило, закон.
Бичик (як.) — письмо, письменность.

Патра (санскр.) — чаша, используемая буддийскими монахами-бхикшу для сбора подаяний.
Бадьыр (як.) — большая чаша или чаша, используемая для ритуалов.

Сома (санскр.) — напиток богов в индийской мифологии.
Саамал (як.) — ритуальное название кумыса, свежий (первый весенний) кумыс.

Ис (санскр.) — сок, напиток.
Ис (як.) — пей, пить.

Ах (санскр.) — говорить, считать.
Аах (як.) — читать, считать.

Саняа (санскр.) — связь, общение.
Саµа (як.) — речь человека.

Рассмотрим несколько конкретных примеров. Санскритское слово мудра имело множество значений - это общее название ритуальных и йогических жестов, т.е. определённых положений рук, ладони, пальцев, которые символизируют какую-либо идею в ходе ритуалов и духовной практики в целом. Также мудра помогает войти в измененное состояние сознания. Якутский язык «запомнил» только одно из значений, мудрами в языке саха называются – жесты, которые совершают пальцами и телом шаманы во время шаманских ритуалов. Но очевидно, именно мудры помогали шаману войти в измененное состояние сознания.

Санскрит, выступавший языком духовного общения, не был предназначен для описания бытовых вещей, мы видим, что со временем, в якутских вариантах слов нарастает именно бытовая семантика, может быть даже прагматичный компонент. Если практики ариев применяли мудры для достижения духовных целей, то со временем, у якутских шаманов на первый план вышла бытовая конкретика, но, тем не менее, общность очевидна. Язык сохранил память о том, что есть механизмы позволяющие работать с энергией и сознанием, в конце концов, память о том, что мир этот далеко не сводится к его материальному плану.

Исследователи говорят о существующей в мировоззрении якутов тенденции преломлять сложнейшие философские концепции через конкретные бытовые образы. Эту же тенденцию мы наблюдаем и в динамике лексических значений — философское и мировоззренческое срастается с бытовым.

Конкретное и бытовое вышло на первый план и в слове — Мандар (як) — узор, роспись, вышивка, восходящем к санскритскому — Мандала (санскр.). Такая трансформация значения заставляет задуматься о значимости столь популярных на русском севере узоров, используемых и в оформлении жилища и на одежде. По сути, нитки этих узоров дают модель космоса, модель мира, выполняют туже функцию, что и мандалы в культуре ариев. Люди не могли жить в «пустом» мире, вокруг них обязательно должно было быть что-то, олицетворяющее богов, дающее выход к ним, и указывающее способ общения, способ получении божественной энергии. Якуты, эвенки, русские  максимально наполняли свой быт «порталами», дающими выход к чистым божественным энергиям – мандалами, мандарами или узорами.

Интересен пример со словом Видья (санскр.) — буквально, «знание» в философии индуизма и буддизма, мистическое познание истинной сути бытия, позволяющее достигнуть освобождения. Якутское Билии — знание и распознавание, показывает, что язык, формируя для народа понятие знание,  не взял за основу понятие, например обозначающее описание мира через физические формулы или химические реакции. Анализ происхождения лексемы показывает – что знание для якутов, это то, что дает возможность постигнуть суть бытия через духовный опыт.

Якутский язык в своей живой форме помогает нам увидеть мир таким, каким его видели древние Шакьи, структурировать его, почувствовать, какие понятие были для них наиболее важными, с одной стороны, и прикоснуться к глубоко спрятанным внутри языка и внутри нашего сознания чистым и светлым энергиям. Такую возможность дает далеко не только якутский язык, проникнув вглубь любого языка, вы прикоснетесь к своему подсознанию, к своей глубинной памяти и памяти своих предков.

автор статьи преподаватель йоги клуба OUM.RU Евдокимова Ольга