Джатака о леопарде

джатака, леопард, коза, дружба, раздорГоворя: «В порядке ль все, здоровы ли?», Учитель – он жил в ту пору в роще Джеты – начал повествование о козе.

Некогда почтенный Маудгальяяна поселился в горном ущелье с единственным входом. Небольшая площадка у входа служила ему двориком для прогулок. Как-то пастухи решили: «Пусть козы попасутся здесь!» – вошли со своим стадом в то ущелье и зажили там в свое удовольствие. Раз вечером собрали они своих коз и двинулись на новое место. А одна коза, которая паслась поодаль, не заметила, что остальные уходят, и осталась. Когда же коза направилась к выходу из ущелья, ее приметил леопард и, вознамерившись съесть, преградил ей путь. Коза, озираясь по сторонам, заметила леопарда и подумала: «Он затаился там, чтобы убить меня и сожрать! Если поверну назад и кинусь бежать – мне не спастись! Поступлю-ка я так, как в этих случаях поступают люди!» И с этой мыслью коза выставила рога и помчалась прямо на леопарда. И хотя леопард испытывал уже сладостный трепет, полагая, что вот-вот схватит козу, ей удалось избежать его когтей. Она помчалась дальше что было сил, догнала прочих коз и присоединилась к стаду.

Почтенный Маудгальяяна, видевший все это, отправился на другой день к Татхагате и, поведав о случившемся, сказал: «Коза та, о всеблагой, сумела избрать нужный способ действия и, свершив подвиг, избежала когтей леопарда!» Учитель же на то возразил: «О Маудгальяяна! На сей раз коза и впрямь спаслась от леопарда, но прежде бывало и так, что леопард хватал козу, громко блеющую, и разделывался с ней!» И, уступая просьбам Маудгальяны, Учитель поведал ему о прошлом.

В стародавние времена Бодхисаттва обрел свое земное существование в одной богатой семье, что жила в деревне в царстве Магадха. Войдя в зрелый возраст, Бодхисаттва отринул мирские желания, ушел в отшельники и достиг высшего совершенства в искусстве сосредоточенного размышления. Долгие годы прожил он отшельником в Гималаях, но как-то, испытывая нужду в соли и пряностях, пришел в Раджагриху, поставил свою крытую листьями хижину в ущелье среди скал и зажил там.

Все произошло так, как и в тот раз: пастухи пригнали туда козье стадо, затем стадо ушло, а одна коза отстала от прочих. И, увидав ее, одиноко бредущую к выходу из ущелья, некий леопард решил: «Съем ее!» – и преградил ей путь. Коза же, увидев леопарда, подумала: «Не остаться мне нынче живой, если только не придумаю способа смягчить его сердце сладостной и приятной беседой. Иначе конец мне!» И, подумав так, коза приблизилась к леопарду, решив попробовать еще издали завести с ним приятный разговор, и для начала пропела:

«В порядке ль все, здоровы ли?
Благополучна ль, дядя, жизнь?
О счастье вашем матушка
И я сама узнать хотим!»

Леопард подумал: «Эта плутовка хочет меня обмануть, называя «дядей»! Она не знает, до чего я свиреп!» И он пропел ей в ответ:

«Коза! На хвост мой наступив,
Ты потревожила меня!
Не полагаешь ли, что я
За «дядю»отпущу тебя?!»

Коза взмолилась: «Дядюшка, не говорите так!» и снова спела:

«Ах, дядя, вы лицом ко мне
Стояли, я навстречу шла,
А хвост ведь сзади – как же вам
Я отдавить его могла?!»

Леопард вскричал: «Что ты городишь, коза?! Нет такого места, где не было бы моего хвоста!» – и спел в ответ:

«По всем из четырех сторон
Земли, по всем морям, горам,
Мой хвост простерся, о коза!
Как можно не задеть его?!»

Услыхав это, коза решила: «Его, погрязшего в скверне, не прельстишь сладкими речами, заговорю-ка я с ним, как с врагом!» – и пропела:

«И прежде говорили мне отец,
И брат, и матушка,
Что длинен у злодея хвост,
Но я неслась по воздуху!»

«Знаю, – отвечал на то леопард, – что ты неслась по воздуху, но на пути своем сюда ты осквернила трапезу мою!» – и он пропел:

«Оленье стадо ты, коза,
Летя, вспугнула; наутек
Оно в испуге бросилось –
Без трапезы остался я!»

При этих словах коза затряслась от страха и только смогла выкрикнуть сквозь рыдания: «О дядюшка! Не будь жесток и пощади меня!» Но леопард схватил козу за загривок, убил и съел.

И вот к сему два стиха, исполненные мудрости Всепробужденного:

«Схватил за шею леопард
Козу, к нему взывавшую:
Речами ведь прекрасными
Злодея накормить нельзя!
И для злодея правил нет,
Нет дхармы – красоты речей,
Ничем не обуздать его –
Он только силу знает!»

И, заканчивая это наставление в дхарме, Учитель истолковал рассказ, так связав перерождения: «Козою в ту пору была эта же самая коза, леопардом – теперешний леопард, отшельником же был я сам».