Прозрение

Прозрение

В южной Индии, в Гомтешваре, есть величайшая статуя в мире — статуя саньясина Бахубали («человек с сильными руками»). Согласно легенде, Бахубали был младшим сыном царя. Царь отрёкся от власти и мирской жизни, и его царство должен был унаследовать старший сын — Бхарат. Но тот, поговорив с отцом, ушёл в горы и погрузился в мир медитации.

Младший сын Бахубали был великим воином и могучим человеком. Он должен был унаследовать царство и готов был сделать это. Но проблема заключалась в том, что отец, отрёкшись от царства, не сделал на этот счёт никаких распоряжений. Отец рассуждал так: «Как я могу провозгласить одного из моих сыновей наследником того, от чего я отрёкся сам? Я ушёл, но не забираю власть с собой. Если же они хотят царствовать, то теперь это их дело, но, возможно, кто-то из них пойдёт и по моим стопам».

Ситуация была сложной. В государстве стало накапливаться много проблем, а Бахубали не мог принимать решения и издавать указы. Он был очень практичным человеком и был готов решать проблемы царства, но для этого нужно было или распоряжение отца, или формальное отречение старшего брата, который по закону являлся наследником. А старший брат разделил взгляды своего отца и тоже ушёл в горы.

Вскоре терпение Бахубали закончилось, он пошёл в горы, туда, где медитировал старший брат, Бхарат. Когда он нашёл брата, тот сидел на скале и медитировал. Гнев взыграл в Бахубали, он схватил брата своими сильными руками, поднял, и уже хотел было бросить в пропасть, но тут у него возникла мысль: «Что я делаю? Ради чего всё это? Ради царства, от которого отрёкся мой отец? После того как прожил всю свою жизнь, он нашёл его ничего не стоящим. Мой брат также отрёкся от этой власти и любит меня так сильно, что если я попрошу, то он с радостью уступит мне право наследства. Вот и сейчас, когда я поднял его, собираясь бросить в пропасть, он даже не сопротивляется, как будто мы играем».

В детстве он часто поднимал брата своими сильными руками. Слёзы навернулись на его глаза: «Что же я собирался сделать? Что подумают обо мне люди?» И, опустив брата на землю, он погрузился в глубокую медитацию, которая изменила всю его жизнь.

Он и сейчас стоит там, высеченный в белом мраморе. Это очень красивая статуя высотой 52 фута, мизинец её ноги — в человеческий рост. Вокруг неё располагаются высеченные из мрамора ступени, по которым можно подниматься и осматривать статую со всех сторон. На скале высечена притча, повествующая о том, как Бахубали стал просветлённым. В ней говорится, что он простоял в медитации несколько месяцев; вьющиеся растения обвили его ноги, и расцвели цветы; птицы стали вить в его ушах гнезда.

А что же произошло с Бхаратом, который был почти просветлённым? Он был на грани просветления, и он всё ещё там. Что помешало ему?

Когда Бхарат открыл глаза и увидел своего брата стоящим в глубоком безмолвии, и от его облика исходил свет, он очень удивился, потому что его брат никогда не отличался святостью, и вдруг он стал просветлённым, а он, отрёкшийся от царства и приложивший столько усилий, чтобы достичь просветления, всё ещё на пути.

Отец нашёл обоих сыновей медитирующими и тоже был удивлен, обнаружив младшего сына просветлённым. Когда Бхарат открыл глаза и увидел своего отца сидящим перед ним, он спросил:

— Ты видишь, Бахубали стал просветлённым, как это могло случиться? Почему я не достиг этого, потратив столько времени? Что помешало мне?

Отец сказал:

— Тебе мешает нечто очень тонкое. Были цари, которые отрекались от царства, были цари, которые не отрекались от царства. Ты — единственный, кто даже не принял царство, поэтому вопрос об отречении не возникал. Ты в своём роде уникален, и возможно, что эта маленькая идея — очень тонкий эгоизм — и есть причина, которая мешает тебе.

У твоего брата, хоть он и грубый и неискушённый в писаниях, не было таких мыслей. Он пришёл, чтобы убить тебя, но в последний момент осознал и преодолел в себе низменное. А так как он всё делал страстно, со всем пылом своего сердца, он рванулся и стал просветлённым. А ты, двигаясь шаг за шагом, всё ещё на пути. Я верю, придёт и твоё время.