Кесарево сечение: безопасный выход или угроза будущему? (гл. 1-14)

Автор книги французский акушер Мишель Оден предлагает посмотреть на процесс родов с точки зрения физиологии, вернуться к «акушерству в исполнении акушерок» и дать возможность женщинам рожать естественным, физиологичным путем.

ВСТУПЛЕНИЕ

Конец XX и начало XXI в. во всем мире ознаменовались расширением показаний к кесареву сечению в интересах плода и, соответственно, увеличением частоты абдоминального родоразрешения в популяции. Совершенствование техники кесарева сечения привело к тому, что этот способ родоразрешения стал при отклонениях от нормы самым распространенным в акушерстве, заменив такие операции и пособия, как наложение акушерских щипцов, вакуум-экстрактора, пособия при тазовом предлежании плода.

Отношение многих акушеров к кесареву сечению как к «безопасному» методу родоразрешения привело к тому, что сегодня эта операция производится не только по медицинским показаниям, но и «по заказу» или «по требованию женщины».

«Безопасность» кесарева сечения в наши дни снижает и без того слабый интерес к физиологии родов. «Индустриализация родов» в «эру электроники» практически искореняет такую нужную, самобытную и интересную профессию, как акушерка; в наши дни исчезает «акушерство в исполнении акушерок». И в тех странах, где врачей акушеров-гинекологов больше, чем акушерок, велика доля кесаревых сечений в общем числе родов. Растущее число кесаревых сечений у первородящих женщин создает серьезную проблему ведения беременности и родов у повторнородящих.

Лишь незначительное число акушеров в мире решается на консервативное ведение родов после предшествующего кесарева сечения. Большинство же придерживается постулата: «Одно кесарево сечение – всегда кесарево сечение», несмотря на желание многих женщин, перенесших эту операцию, родить через естественные родовые пути. Лишь в единичных клиниках этим пациенткам предоставляют такую возможность. Складывается впечатление, что скоро среди повторнородящих женщин не будет ни одной, у которой не было бы рубца на матке после одного, двух, трех и т.д. кесаревых сечений. Абдоминальное родоразрешение не требует акушерского мастерства, нужна лишь хорошая хирургическая техника, что, безусловно, приводит к снижению акушерского профессионализма.

Автор этой книги совершенно справедливо и аргументированно предлагает посмотреть на процесс родов с точки зрения физиологии, вернуться к «акушерству в исполнении акушерок» и дать возможность женщинам рожать естественным, физиологичным «нижним путем».

профессор Лидия Логутова,
заместитель директора по научной работе
Московского областного научно-исследовательского
института акушерства и гинекологии

ПРЕДИСЛОВИЕ К РУССКОМУ ИЗДАНИЮ
Россия – особенная страна?

Автор этой книги – практикующий врач, который ныне много путешествует по миру.

Я побывал в самых разных странах, и постепенно у меня сложился собственный взгляд на ту большую деревню, в которой мы живем – на планету Земля. Любые классификации по географическому принципу устарели и потеряли смысл, ведь современный человек может позавтракать в Москве, а поужинать уже в Мехико. Моя классификация основывается на одной из важнейших составных частей нашего образа жизни, а именно – на том, каким образом в том или ином месте дети рождаются на свет.

Во всем мире неуклонно растет доля кесаревых сечений в общем количестве родов, и именно на этом критерии я построил свою классификацию.

Первыми в ней идут страны-«лидеры», где доля кесаревых сечений уже превысила 40%. Там живет больше половины населения планеты, ведь к ним относятся Китай, Индия, Бразилия и большинство других стран Латинской Америки, Тайвань, Южная Корея, Иран, Турция, Греция, южная часть Италии. Другие страны время как будто обошло стороной: в таких странах, как Голландия, Швеция и Япония, количество детей, появляющихся на свет при помощи хирурга, не превышает 15%. К этой группе относится и Россия. Где-то в середине находятся США с Канадой, большинство стран Европы, Австралия и Новая Зеландия. В мировую классификацию я не включаю Африку: там ситуация слишком сложная.

Надеюсь, это предисловие поможет российским читателям понять, что в моей «системе координат» их страна принадлежит к числу тех, в которых кесаревых сечений делается сравнительно мало, а процент живых и здоровых новорожденных – приемлемый для стран с сопоставимым уровнем жизни. Полезно задуматься: почему большинство женщин в России еще способно рожать естественным путем? Ответ на этот вопрос помог бы вашей стране избежать ошибок, которые допустили многие другие страны. Объяснений этому, скорее всего, несколько. Одно из них то, что в России женщины рожают по большей части в женском окружении. У вас много акушерок, и большинство акушеров-гинекологов – женщины. Кроме того, модное поветрие – приглашать отцов присутствовать при родах – еще не укоренилось.

Сейчас, когда одна из важных задач здравоохранения во многих странах – сдерживать рост числа кесаревых сечений в родах, из сравнительного изучения опыта разных стран мы должны извлекать серьезные уроки.

Мишель Оден, август 2005 г.

БЛАГОДАРНОСТИ

Редакционная группа Международной школы традиционного акушерства искренне благодарит тех, кто сделал возможным появление русского издания книги: Тамару Садовую, Лидию Логутову, Дмитрия Акимова, Анну Кутищеву, Ирину Муравьеву, Наталию Уилсон, Марину Маркелову, Катерину Панину, Ивана Ахматова, Евгению Мишину, Алену Лебедеву, Ольгу Махрову, Ольгу Голованову, Владимира и Светлану Рыжкиных, Евгению Ежову, Романа Попова, а также всех будущих и настоящих родителей, прочитавших книгу еще до выхода ее в свет, воспользовавшихся данными в ней советами и поделившихся своим мнением и опытом с редакцией.

ОТ РЕДАКЦИИ

В русский перевод книги были включены дополнения и исправления, сделанные автором во время нашей работы и присланные им непосредственно в редакцию. Таким образом, данная книга является исправленным и дополненным изданием по отношению к вышедшему в Лондоне в 2004 году.

ГЛАВА 1
Чудесная операция

С ноября 1953 по апрель 1954 года, будучи студентом-медиком, я проработал шесть месяцев в родильном отделении одной парижской больницы в качестве экстерна. В то время экстернам в клиниках доверяли лишь простейшие обязанности. На практику по акушерству я попал случайно – просто место было вакантным. Никакого интереса к родам у меня не было, акушером становиться я не собирался, к тому же мне было нужно время для серьезной подготовки к важным экзаменам, так что в родильном отделении я старался бывать как можно меньше. Практика длилась достаточно долго, и я смог изучить основы акушерского дела и понять, что в истории деторождения наступает новый этап.

Мои комментарии как наблюдателя
После конференций мне, прежде всего, вспоминается то, о чем говорилось в кулуарах между заседаниями или в ресторане. В больнице тоже нередко больше узнаешь в нерабочей обстановке. Однажды мы обедали с одним из интернов того самого родильного отделения, где я был экстерном. В 1950-е годы интернами в парижских больницах работали молодые практикующие доктора, и их полномочия были весьма серьезны. Когда разговор зашел о том, какой стремительный скачок сделала медицина после Второй мировой войны, он рассказал мне, как ему видится будущее акушерства. «Практическая часть акушерства станет очень простой», – говорил он. – «Если роды идут легко и без проблем, значит, можно рожать как обычно, а если они затяжные и трудные, то медлить нечего: кесарево сечение в нижнем маточном сегменте. Это будет пустячная операция!» Такая техника кесарева сечения была в ту пору новой и в 1950-е годы в силу своей безопасности постепенно стала вытеснять классическую. За время полугодовой практики в качестве экстерна мне однажды представилась возможность ассистировать при кесаревом сечении в нижнем сегменте. Этого было достаточно, чтобы понять основные этапы операции. В то время в парижских клиниках кесарево сечение делалось примерно в 1% случаев.

На пути развития новой техники лежали серьезные препятствия. Главным из них было то, что акушеры редко имели хирургическую подготовку. В большинстве случаев они зависели от хирургов, а те еще мало владели новой техникой. У акушеров было устоявшееся пристрастие к щипцам, ставшим в течение трех веков символом акушерской врачебной практики. Разговорившись с толковым интерном, я понял, что многие доктора предпочитали не замечать появления новой, безопасной техники кесарева сечения, словно побаиваясь своих коллег-хирургов и их столь престижного статуса. То, что я был в родильном отделении всего лишь малоискушенным наблюдателем (ведь я собирался становиться хирургом), помогло мне понять, какими мотивами были движимы многие врачи-практики: им «мешали» возраст и профессиональный опыт. Не примечательно ли, что врач, заведовавший в то время родильным отделением и давший свое имя одной из разновидностей акушерских щипцов, почему-то никогда не поддерживал разговоров ни о кесаревом сечении, ни о его перспективах?

Мои комментарии как участника событий
Едва став интерном, я стал активно заниматься хирургией, ведь я мечтал об этом еще в бытность студентом-медиком. Успех, результат – вот к чему я стремился, так что меня не могла удовлетворить работа в терапевтических отделениях, где занимались преимущественно диагностикой. (Это было сразу видно, так как с первого же дня учебы мы активно участвовали в буднях больничной жизни). Бросалось в глаза, что блистательные доктора, обсуждавшие мудреные диагнозы, мало интересовались лечением и зачастую не могли повлиять на течение болезни. В хирургии все было по-другому. До сих пор помню одну из первых пациенток, которую видел в хирургическом отделении. У нее было ущемление грыжи, и нехитрая операция спасла ей жизнь.

Однажды, когда я был на ночном дежурстве в отделении хирургии, мой приятель из родильного отделения позвал меня ассистировать при экстренном кесаревом сечении. Так я научился новой технике этой операции. Я не мог и предположить тогда, что эта случайность предопределит мою будущую врачебную карьеру.

Позже, в 1958-59 годах меня призвали в армию и, как многих других, отправили на алжирскую войну. Я был приписан к госпиталю в Тизи-Узу, административном центре Большой Кабилии, населенной в основном берберами. Мы были заняты работой днем и ночью, было много операций, и это была преимущественно военно-полевая хирургия. Время от времени к нам поступали из горных селений женщины с затяжными родами. Я спасал новорожденным жизнь с помощью кесарева сечения в нижнем маточном сегменте, и на следующий день после операции все селение говорило об этом спасении, как о чуде. Позднее, летом 1960 года открылась вакансия хирурга в Гвинее, в Западной Африке. Там новая безопасная техника мне тоже очень пригодилась.

В 1962 году я узнал, что больнице в 80 км от Парижа потребовался доктор в хирургическое отделение. Я послал резюме, даже предварительно не посетив эту больницу. Мне подходил вариант жить за пределами столицы, но неподалеку от нее. Так я перебрался в маленький городок Питивье. В одном здании с хирургическим находилось небольшое родильное отделение, в котором работали две акушерки. Они очень обрадовались моему появлению, узнав, что я владею современной безопасной техникой кесарева сечения. Там же был хирург старшего поколения, который по-прежнему оперировал классическим способом. Когда я впервые сделал кесарево сечение в Питивье (между операцией вправления грыжи и удалением желчного пузыря), старшая операционная сестра всплеснула руками: «Что за чудесная операция! Это просто спасение!»

ГЛАВА 2
На распутье

Глобальное явление
Внучки женщин, которые рожали во времена моей молодости, в начале нового века смотрят на кесарево сечение «по-современному». Для большинства из них это просто один из двух возможных путей, которыми ребенок может появиться на свет. Сегодня в некоторых странах «верхним путем» рождается больше половины младенцев. В огромной Китайской Народной республике в год делается порядка шести с половиной миллионов кесаревых сечений – это примерно каждые вторые роды. В Бразилии, население которой равно населению Германии, Франции и Испании вместе взятых, путем кесарева сечения рождается больше 50% детей.

Конечно, есть разница между городскими и сельскими районами, между частными и государственными клиниками: в частных клиниках таких огромных городов, как Сан-Паулу или Рио-де-Жанейро, четыре новорожденных из пяти появляются на свет кесаревым сечением – восемьдесят процентов! В ряде клиник практика такова, что кесарево сечение является правилом, исключение из которого делается лишь когда женщина изъявляет желание родить естественным путем. Культура, поощряющая кесарево сечение, распространяется все шире. Малообеспеченные женщины часто прибегают к операции, боясь низкого качества медицинского обслуживания.1 В государственных больницах Бразилии «всего лишь» 40% детей рождаются на свет кесаревым сечением. Почти такая же практика имеет место и в других крупных городах Латинской Америки (Мехико, Сантьяго), а также на юге Италии.

Если нынешняя тенденция сохранится, то, вероятнее всего, в ближайшем будущем многие другие города и даже страны пересекут 50-процентный порог. В этот длинный список входит значительная часть Азии: Индия (особенно Нью-Дели), Тайвань, Таиланд, Сингапур, Южная Корея, Иран. Также к ним относятся Куба и большинство других стран Латинской Америки (за исключением Боливии). Уже близка к этой и ситуация в Турции (особенно в Стамбуле), Греции, Испании, Португалии. Даже в странах, которые в этот список не вошли, «верхний путь» сегодня воспринимается как обычный способ рождения. В США, например, доля таких родов – около 26%; в Западной Европе (Великобритания, Франция, Германия, Швейцария, Венгрия), а также в Австралии и Новой Зеландии одни роды из пяти происходят путем кесарева сечения.

Право выбора
Поскольку кесарево сечение стало восприниматься как обычный способ рождения, встал вопрос о признании права женщины на выбор. Так мы вошли в эпоху «кесарева сечения по требованию женщины». Начиная с 1997 г. эта тема неоднократно обсуждалась на страницах авторитетных медицинских журналов 2345. Новое явление «элективного кесарева сечения» (то есть операции по выбору, по желанию), сначала возникло в Италии и в крупнейших городах Латинской Америки, а потом стало распространяться по всему миру. В конце двадцатого века врачи сомневались, стоит ли соглашаться на кесарево сечение «по требованию женщины».4 К началу XXI века, вопрос стоит уже по-другому: а не предоставить ли всем женщинам возможность выбрать кесарево сечение по собственному желанию?6 Количество кесаревых сечений «по заказу» год от года постоянно увеличивается. В США оно выросло с 1,56% от всех родов в 1999 г. до 1,87% в 2001 г.

В распространении этих новых веяний прямо или косвенно участвуют некоторые врачи-акушеры. Примечательно, что в ходе опроса, посвященного предпочтениям докторов-акушеров, 31% лондонских женщин – акушеров-гинекологов ответили, что в случае доношенной неосложненной беременности для рождения собственного ребенка они избрали бы плановое кесарево сечение7. Похожие предпочтения высказали и акушеры-гинекологи (как мужчины, так и женщины) в Северной Америке8. Влиятельный специалист-акушер, лондонский профессор Creep поддержи-вает сторонников нового подхода теоретическими соображениями. Подчеркивая, что объем головного мозга – главный фактор, затрудняющий рождение ребенка, он утверждает, что кесарево сечение – процедура, способствующая эволюции человеческого рода, что оно технологически разрешает «конфликт между необходимостью бежать и необходимостью думать»9. Стеер полагает, что в 6удущем непредсказуемый риск, связанный с родами естественным путем, станет неоправданным для большинства женщин. Если кесарево сечение станет нормой, то размеры малого таза перестанут быть сдерживающим фактором для среднего веса плода, таким образом, «верхний путь» для большинства станет необходимым, предсказывает он.

Подобные высказывания раздаются по обе стороны Атлантики. В своем заявлении, опубликованном в октябре 2003 г. Комитет по вопросам этики Американской коллегии акушеров и гинекологов, указывает, что плановое кесарево сечение по желанию будущей матери не противоречит требованиям медицинской этики. Вот как прокомментировал это заявление авторитетный врач-акушер В. Бенсон Харер-младший из Морено-Вэлли (Калифорния): «По-моему, это шаг вперед на пути к нашей цели. Полагаю, что в будущем по мере появления новых научных данных это вмешательство будет получать все большее признание»10. В то же время в Великобритании Национальный институт качества медицинской помощи (NICE) выпустил предварительные рекомендации, в которых указано, что врач не должен отказывать женщине в праве рожать кесаревым сечением по желанию, однако должен выяснить, записать и обсудить с нею мотивы принятия такого решения. В странах, где государство участвует в оплате медицинских услуг, оно постарается избегать дополнительных расходов, связанных с удовлетворением всех запросов матери.

Родиться «верхним путем» или «нижним»? Новым поколениям выпала небывалая возможность выбора. Несомненно, это новая веха в истории... млекопитающих! За несколько десятилетий операция, призванная спасать жизнь, стала частым и даже обыденным способом производить потомство на свет. Как такое могло произойти?

ГЛАВА 3
Безопасней год от года

Главная причина растущей популярности кесарева сечения почти во всех странах мира – надежность и безопасность этой операции.

Прямым путем или непрямым?
Что касается безопасности, то здесь переломный момент наступил вскоре после Второй мировой войны, когда началось широкое распространение новой техники. Ранее для доступа к матке хирурги пользовались наиболее прямым путем: кожа, фасции и мышца матки рассекались вертикально от места чуть выше пупка и почти до лона (лобка). По ряду причин к этому – «классическому» – способу прибегали только в крайнем случае. Риск кровотечения из толстой маточной стенки и опасность инфицирования были слишком велики; спайки могли стать причиной непроходимости кишечника; рубец на стенке матки часто оказывался несостоятельным, поэтому примерно в 2% случаев последующие беременности сопровождались разрывом матки по рубцу и кровотечением.

Принцип новой техники заключался в том, что вскрытие стенки матки стало проводиться горизонтальным разрезом в другом месте – в зоне тонких тканей так называемого «нижнего сегмента». В шейке матки различают две части: влагалищную и надвлагалищную, находящуюся в брюшной полости. На поздних сроках беременности надвлагалищная часть значительно увеличивается в размерах, образуя «нижний сегмент». Последний покрыт легкосмещаемым листком брюшины (серозной оболочки, выстилающей снаружи внутренние органы). С введением кесарева сечения в нижнем маточном сегменте различного рода осложнений стало гораздо меньше. В это же самое время стали разрабатываться более безопасные методики анестезии, в распоряжении врачей появились первые антибиотики, стало возможным переливание крови, пластиковые трубки для внутривенного вливания пришли на смену резиновым, что сделало эту процедуру намного безопаснее (был исключен риск аллергической реакции на каучук). Так за несколько лет рискованное вмешательство, к которому прежде прибегали в крайних случаях для спасения жизни, по целому ряду причин превратилось в операцию эффективную и вполне безопасную.

Методика, по которой проводится кесарево сечение в наши дни, принципиально не отличается от той, которая была усовершенствована в 1950-е годы. Здесь подходит именно слово «усовершенствована», так как задолго до этого некоторые врачи-акушеры пробовали оперировать через поперечный разрез в нижнем маточном сегменте. В самом начале XX в. этот «непрямой» способ отстаивал профессор Манро Керр, врач-акушер из университета Глазго1. Его идеи восприняли и распространили Джозеф ДеЛи и ряд других авторитетных практикующих врачей в Америке. Однако лишь в 1950-е годы во всем мире новый метод стал постепенно вытеснять старый.

Пфанненштиль и революция бикини
С тех пор, по мере дальнейших усовершенствований, кесарево сечение становилось все безопаснее и воспринималось как все более допустимое. До конца 60-х годов кожный разрез делался одинаково: вертикально от пупка до лона. Это было легко, быстро и безопасно. Несмотря на то, что порой после вертикального разреза на коже оставался толстый грубый красный рубец, этот вид разреза брюшной стенки считался приемлемым, так как кесарево сечение делали редко, по жизненным показаниям. Когда же роды «верхним путем» вошли в повседневную практику, стали приниматься в расчет и эстетические соображения, особенно когда в пляжной моде настала эра бикини.

Еще в 1900 году Герман Пфанненштиль, хирург-гинеколог из Бреслау (Германия) описал технику горизонтального разреза брюшной стенки в надлобковой области2. Довольно скоро «разрез по Пфанненштилю» вошел во все учебники по хирургии, и многие врачи применяли его при различных гинекологических операциях. Однако еще долгие годы мало кому из хирургов приходило в голову использовать этот доступ для помощи в родах: вполне владея этой техникой, они не считали ее подходящей для кесарева сечения. Первой причиной тому была необходимость оперировать как можно быстрее. Не будем забывать, что десятилетиями большинство хирургов преследовало цель: закончить операцию раньше, чем препарат для общей анестезии попадет к малышу. Это была своего рода гонка: хирург старался добраться до ребенка быстрее, чем обезболивающее вещество «доберется» до плаценты. Впрочем, была и еще одна подспудная причина: в 1960-е годы многие, в том числе и я, с трудом могли себе представить, как может ребенок пройти через узкий надлобковый разрез. Сделать кесарево сечение таким способом я, как и многие мои коллеги, решился только в конце 1960-х. Проведя с десяток таких операций, я убедился, что они занимают почти столько же времени, сколько классическая, с вертикальным разрезом. Без моего ведома медсестра засекла время операции: от разреза на коже до появления малыша на свет прошло 2 минуты и 10 секунд. Во времена моды на бикини женщины стали сравнивать шрамы от вертикального разреза (порою довольно уродливые) и маленькие, почти незаметные рубчики в области лобка: к рождению ребенка кесаревым сечением стали относиться как никогда благосклонно.

Эпоха эпидуральной анестезии
В 1980-е годы реорганизация больниц и появление новых врачебных специальностей шли рука об руку с внедрением новейших технологических достижений. История эпидуральной анестезии – одна из лучших тому иллюстраций.

Идея региональной (действующей в пределах лишь ограниченной части тела) нервной блокады вообще, и эпидуральной блокады в частности, – не нова. Новизна лишь в том, насколько широко ее стали использовать при родовспоможении. Обезболивающий препарат через тонкую трубочку-катетер, вводимую посредством специальной иглы (после обезболивания кожи спины местным анестетиком), поступает в пространство между спинным мозгом и его внешней оболочкой. После 1980 г. спрос на такую процедуру взлетел так стремительно, что большинству анестезиологов пришлось научиться использовать ее во время родов. Так популярность эпидуральной анестезии в родовспоможении послужила причиной возникновения новой медицинской субспециальности – акушерской анестезиологии. Каждодневное применение эпидуральной анестезии в родах выявило новые обстоятельства. Все чаще возникали случаи, когда решение прибегнуть к кесареву сечению принималось уже во время действия эпидуральной анестезии. И тут преимущества местного обезболивания перед общим стали очевидными, ведь мама оставалась в сознании во время операции и сразу после нее.

Развитие акушерской анестезиологии, в свою очередь, подстегнуло технологический прогресс. При обычной эпидуральной анестезии, наряду с прочими, блокируются также двигательные нервы, управляющие мышцами нижней части тела, и женщина не может шевелить ногами. С учетом этого позднее были разработаны более совершенные формы для этого вида обезболивания. Появилась возможность существенно снизить дозу местного анестетика, используя сочетание его с одним из препаратов группы морфина (опиатом) – таким, как фентанил. Благодаря этому женщина в родах может не только шевелить ногами, но даже ходить. Эта разновидность обезболивания стала известна под названием «мобильной эпидуральной анестезии» («walking epidural»). Еще одна широко распространенная форма обезболивания – комбинированная спинально-эпидуральная* анестезия. В этом варианте одна-единственная доза опиата, в сочетании с местным анестетиком или без него, вводится непосредственно в спинномозговой канал, вблизи окончания спинного мозга. Это снимает боль примерно на два часа, а если возникает необходимость в дополнительном обезболивании, то его дают в виде эпидуральной анестезии. Так как внутри спинномозгового канала нет кровеносных сосудов, действующие вещества не поступают в общий кровоток матери. Сегодня технически простое спинальное обезболивание часто применяется при плановых операциях кесарева сечения.

Главным следствием подобных достижений анестезиологии является то, что кесарево сечение становится все более и более приемлемым и безопасным.

* При спинальной анестезии препарат вводится непосредственно в канал спинного мозга, в субарахноидальное пространство, где находится спинномозговая жидкость – ликвор; при эпидуральной анестезии анестетик вводится более поверхностно, в пространство над твердой мозговой оболочкой. – Прим. ред.

Скальпелем или пальцами?
Техника кесарева сечения постоянно совершенствуется. В 1990-е годы группа врачей во главе с Михаэлем Старком из иерусалимской больницы Мисгав-Ладах разработала технику, основанную на так называемом «разрезе по Джоэлу-Коэну» (Joel-Cohen incision), который изначально применялся для гистерэктомии (удаления матки)3. Методика кесарева сечения по Джоэлу-Коэну-Старку существенно ограничивает применение режущих инструментов, тогда как основная часть манипуляций делается руками. Одна из целей, поставленных авторами метода, – исключить все действия, без которых можно обойтись. Имеет смысл рассказать об этой технике подробнее, чтобы и медики, и неискушенные читатели смогли понять ее преимущества (операция проходит быстрее, меньше кровопотеря)4.

Разрез кожи делается, как обычно, горизонтально над лобком. Первое отличие от общепринятой техники: подкожный жировой слой рассекается скальпелем посередине горизонтальной линии лишь на 2-3 см в длину, так, чтобы потом разделить ткани по обе стороны от разреза путем растягивания двумя пальцами. При этом мы избегаем ранения мелких кровеносных сосудов. Аналогично поступают с фасциями, покрывающими мышцы: в них делают небольшой надрез и разнимают пальцами вдоль волокон. Мышечные волокна разделяют, растягивая их в стороны. Брюшину вскрывают, растягивая двумя указательными пальцами. Матку вскрывают также указательным пальцем, затем расширяют отверстие указательным пальцем одной руки и большим пальцем другой. После рождения ребенка и плаценты через это отверстие можно вывести матку на брюшную стенку. Удобство заключается в том, что матка в этом случае оказывается в поле зрения, и наложить швы можно с максимальной надежностью. Далее ушиваются только фасция и кожа. Сегодня хорошо известно, что брюшина срастается быстрее и лучше, если на нее не накладывать швы5.

Результаты многочисленных наблюдений подтвердили, что техника Михаэля Старка сокращает кровопотерю и длительность операции. Так, по данным шведских ученых, роженица при этом теряет в среднем 250 мл крови (против 400 мл при обычной технике). Время операции – в среднем 20 минут против 28 минут при обычном кесаревом сечении6. Это еще одно свидетельство того, что безопасность кесарева сечения становится все выше.

В особых случаях, когда матери ВИЧ-инфицированы, главная наша забота – оградить ребенка от заражения. Сейчас вводится в обиход адаптированная к подобным ситуациям техника «гемостатического кесарева сечения», при которой новорожденный появляется на свет совершенно чистым, без малейшего контакта с материнской кровью.

Можно ли просчитать безопасность кесарева сечения?
Специалисты в области родовспоможения считают, что в современных условиях кесарево сечение – в целом безопасная операция. Примечательно, что для рождения собственных детей многие женщины акушеры-гинекологи предпочитают именно этот метод. Однако статистически оценить уровень безопасности нелегко. Золотое правило, которым следует руководствоваться при медицинских исследованиях, когда нужно сравнить два возможных способа лечения, два метода ведения больных или две стратегии – принцип рандомизации. Он заключается в следующем: обследуемых случайным образом делят на две группы. В первой группе применяется один клинический метод, во второй – другой. В дальнейшем, на этапе обработки данных, оценивают соотношение риски – преимущества для каждого из методов и все это описывают языком статистики. По понятным причинам нельзя одной группе женщин объявить, что им придется рожать вагинальным путем, а другой, также выбранной наугад, – что им сделают кесарево сечение.

Тем не менее, определенные выводы можно делать и из исследований со случайной выборкой, которые не имели непосредственной цели выяснить, насколько часто у матерей возникают осложнения. В одной из таких работ сравнивались две стратегии: плановое кесарево сечение и попытка родоразрешения через естественные пути при доношенной беременности с тазовым предлежанием. Исследованием было охвачено более 2000 беременных женщин в 121 больнице 26 стран7. Частота серьезных осложнений у женщин в обеих группах оказалась приблизительно одинаковой. Схожие выводы можно сделать и из другого исследования4 36 женщин), целью которого было выяснить, какова вероятность передачи вируса СПИД от матери новорожденному в зависимости от того, проводились роды путем планового кесарева сечения или через естественные родовые пути8.

Приведенные результаты подтверждаются также масштабным исследованием датских ученых9, изучивших истории родов 15441 датчанки, рожавшей первого ребенка в тазовом предлежании в 1982-1995 гг. Из них 7503 женщинам было сделано плановое кесарево сечение, 5575 – экстренное кесарево сечение и 2363 женщин рожали через естественные родовые пути. Вопреки устоявшемуся мнению, частота кровотечений и анемии после планового кесарева сечения и после родов через естественные родовые пути оказалась одинаковой (5,7%), несколько выше она была при операциях экстренного кесарева сечения (7%). Тромбоэмболические осложнения после кесарева сечения встречались в 0,1% случаев. С другой стороны, в 1,7% случаев вагинальные роды приводили к разрыву анального сфинктера с последующим недержанием кала. Обычно авторы подчеркивают, что все хирургические вмешательства чреваты риском ранения какого-либо органа, не имеющего непосредственного отношения к данной операции. Статистика этих исследований, однако, свидетельствует, что лишь в нескольких случаях имели место ранения мочевого пузыря (в 0,1% случаев при плановом кесаревом сечении и 0,2% при – экстренном). Подчеркнем особо, что целостность этого органа можно немедленно и с легкостью восстановить в ходе той же операции. Если использовать техники, ограничивающие применение острых инструментов, то риск подобных повреждений будет еще ниже. В вышеупомянутом исследовании не было ни одного случая, когда для остановки кровотечения хирургам бы пришлось прибегнуть к удалению матки. Современная методика кесарева сечения исключает попадание в брюшную полость чужеродных материалов (например, марли), и это значительно снижает риск возникновения послеоперационных спаек и, как следствие, – кишечной непроходимости. Вероятно, в ближайшем будущем обычным делом станет инстилляция (закапывание) в пространство брюшины специальных веществ, предотвращающих образование спаек.

Трудно поддается оценке и уровень смертности женщин в родах: здесь также исследование путем случайной выборки невозможно. Судя по большинству статистических отчетов, материнская смертность после кесарева сечения в три-четыре раза выше, чем после вагинальных родов10. Впрочем, к этим данным нужно относиться осторожно, так как у многих женщин необходимость в кесаревом сечении вызвана проблемами со здоровьем, неблагополучным течением беременности или осложнениями в родах. Каждый из этих факторов уже сам по себе обусловливает повышенную материнскую смертность. К тому же, чтобы достоверно оценить уровень материнской смертности в развитых странах, нужно проанализировать исходы не менее 100 тысяч родов. А в случае развивающихся стран, и в особенности их сельских районов (в частности, в странах, расположенных к югу от Сахары11, 12, – подходы должны быть другими, так как смертность после кесарева сечения там порой в 100 раз выше, чем в странах с высоким уровнем жизни.

Так или иначе, сегодня можно утверждать, что в современных хорошо оборудованных и организованных больницах развитых стран роды путем кесарева сечения и роды через естественные родовые пути мало отличаются в отношении безопасности.

ГЛАВА 4
Разорвать порочный круг

Потребности, о которых забыли
Безопасность кесарева сечения – предпосылка его широкого применения при родах, но не первопричина. Первопричиной все растущего распространения этого акушерского вмешательства, несомненно, является всеобщее культурно обусловленное непонимание того, что прежде всего нужно женщине в родах. Станет понятнее, почему об этих ключевых потребностях забыли, если вспомнить некоторые факты истории. Тысячелетиями культурная среда диктовала, как надо правильно рожать. Затем настало столетие индустриализации в родовспоможении, после чего распространились «методы» так называемых «естественных родов» (как будто вообще могут сочетаться слова «метод» и «естественный»!) Появилась и надежная техника кесарева сечения, позволяющая рожать иным путем, нежели вагинальный.

Ни одна из известных нам культурных моделей не поможет нам заново осознать потребности рожающей женщины. В большинстве традиционных сообществ культурная среда оказывает свое влияние: те, кто помогают в родах, более или менее активно, зачастую насильственно, вмешиваются в физиологические процессы; также вносят свою лепту убеждения и ритуалы. Скажем, во многих сообществах укоренилось убеждение, что помощница должна немедленно после рождения ребенка перерезать пуповину. Бытует мнение, что это предохраняет новорожденного от «опасного» молозива и от других «вредных» воздействий кожного и зрительного контакта матери и ее ребенка.

Именно поэтому нужно обратиться к языку современных физиологов и взглянуть на все с их точки зрения. Таким образом, изучая функции организма, мы вернемся к корням, найдем нечто универсальное, не знающее культурных различий, и заново откроем ключевые потребности женщины в родах. Тогда станет понятно, почему все чаще врачи прибегают к кесареву сечению. Причины здесь – непонимание физиологических процессов, а вовсе не электронный мониторинг плода или опасение судебных исков, недостаток акушерок и изменившийся взгляд на их роль, все более частое применение методов родовозбуждения и эпидуральной анестезии или иные аспекты индустриализации родов в целом. А безопасность кесарева сечения в наши дни, в свою очередь, снижает и без того слабый интерес к физиологии родов.

Открыть заново
Чтобы разорвать этот порочный круг, взглянем на роженицу с точки зрения современного физиолога.

Это побудит нас обратить внимание на самую активную часть ее организма, а именно – на эволюционно древнейшие части мозга – гипоталамус и гипофиз. Все гормоны, регулирующие течение родов, выделяются именно этими двумя железами. Итак, физиолог в первую очередь будет рассматривать эти древние отделы человеческого мозга, совершающие огромную работу в процессе родов, выделяя целый поток гормонов. Нам сегодня известно, что если в процессе родов или в любом эпизоде сексуальной жизни возникает торможение, то источник его следует искать в «новом мозге» – той части головного мозга, которая чрезвычайно развита у человека и которую нередко называют «мозгом интеллекта», или «мыслящим мозгом». Более правильное его название – новая кора, или неокортекс.

Если мы хотим заново открыть, что нужно абсолютно любой женщине в родах, то путь к разгадке – понять и объяснить то, что хорошо известно матерям и акушеркам, у которых есть опыт родов без вмешательств. Если женщина рожает, предоставленная сама себе, без медикаментозных средств, то настает момент, когда она явно стремится оторваться от окружающего мира, словно отправляется «на другую планету». Она позволяет себе то, о чем и не помыслила бы в повседневной жизни, – например, кричать или браниться. Она может принимать самые неожиданные позы, издавать самые непривычные звуки. Все это говорит о том, что контроль со стороны неокортекса ослаблен. Уменьшение активности неокортекса – важнейший аспект физиологии родов с практической точки зрения. Из этого следует вывод, что роженицу надо, прежде всего, оградить от любой ненужной стимуляции неокортекса. Итак, простое правило:

ИЗБЕГАТЬ СТИМУЛЯЦИИ НЕОКОРТЕКСА!

Чтобы использовать правило на практике, следует разобраться, что оно подразумевает. Рассмотрим общеизвестные факторы, способные возбуждать неокортекс человека, и постараемся их избегать:

Язык, и особенно язык рациональный. Когда мы общаемся при помощи слов, неокортекс анализирует то, что мы воспринимаем. Отсюда – одно из важнейших качеств хорошей акушерки: умение быть сдержанной и немногословной, в особенности не задавать вопросов, которые требуют точного ответа. Представим себе, что идет активный период схваток и женщина уже «там, на другой планете». Она позволяет себе кричать, делать вещи, ранее немыслимые для нее. Она забыла то, чему ее учили, о чем она читала в книгах, она потеряла представление о времени – и вдруг ее спрашивают, в котором часу она последний раз мочилась. Типичный пример мощной стимуляции неокортекса! Кажется, это так просто. Но сколько еще пройдет времени, прежде чем акушеры вновь осознают эту истину: помогать нужно как можно молчаливее!

Свет также имеет свойство стимулировать неокортекс. Специалисты по электроэнцефалографии знают, что при стимуляции зрительных реакций самописец отражает возрастание активности головного мозга. Обычный способ снизить активность мыслительной деятельности и помочь человеку уснуть – это прикрыть занавесками окно и выключить свет. Это означает, что с точки зрения физиологии, рассеянный неяркий свет будет заведомо облегчать процесс родов. И снова – многих медиков еще придется долго убеждать в том, что это так серьезно. Примечательно, что женщина, которая уже «на другой планете», помимо своей воли принимает то положение, которое предохраняет ее от излишних зрительных раздражителей. Например, встает на колени и локти, словно молится. Эта распространенная поза в родах не только облегчает боли в пояснице – она дает и другие положительные эффекты: устраняет один из источников страдания плода – сдавление крупных сосудов вдоль позвоночного столба, а также способствует повороту его головки.

Ощущение женщины, что за ней наблюдают, также стимулирует неокортекс. Физиологические реакции на присутствие наблюдающего детально исследованы учеными. Всем известно, что мы чувствуем себя иначе, когда за нами следят. Другими словами, обстановка интимности, уединения (privacy) – фактор, способствующий снижению контроля со стороны неокортекса. Интересно, что все млекопитающие – а у них неокортекс развит меньше, чем наш – стараются производить потомство подальше от посторонних глаз. Те виды, которые ведут ночной образ жизни (например, крысы), рожают детенышей преимущественно днем, а животные, которые активны в дневное время (скажем, лошади), – ночью. Дикие козы уходят для этого в самые недоступные районы гор. У шимпанзе, наших ближайших родственников, самки на время родов покидают стаю. Итак, одна из ключевых потребностей роженицы – уединиться, не быть ни у кого на виду. Таким образом, для нее существенна разница между поведением акушерки, все время стоящей перед нею и внимательно на нее смотрящей, и сдержанным поведением другой, которая тихо сидит в уголке. Именно поэтому следует также по возможности избегать использования любого аппарата, который женщина может воспринять как инструмент наблюдения, будь то видеокамера или прибор для электронного мониторинга плода.

Опасность. Любая ситуация, в которой происходит выделение гормонов группы адреналина, стимулирует деятельность неокортекса, и посему сдерживает процесс родов. Когда возникает опасность, млекопитающим приходится быть бдительными и внимательными. Применительно к нашей теме это означает, что женщина во время родов ощущает потребность чувствовать себя в безопасности. Этой ключевой потребностью объясняется то, что по всему миру и во все времена женщины стремились рожать рядом с собственной матерью или с кем-то, кто может послужить ей заменой. Это, как правило, опытная женщина с опытом матери или бабушки... или повивальная бабка. Акушерка по природе своей олицетворяет материнский образ. В идеале мать – прототип человека, рядом с которым мы себя чувствуем в безопасности и который не станет нас разглядывать или критиковать.

Несколько «если бы...»
Если бы мы осознали ключевые потребности рожающей женщины полвека назад, когда распространилась современная техника кесарева сечения, то история деторождения, несомненно, пошла бы другим путем. И с «акушерством в исполнении акушерок» считались бы уважительно. Акушерки не исчезли бы – полностью, как это произошло в одних странах, или почти полностью – в странах, где они потеряли свою самостоятельность и самобытность, став заложницами медицинских схем. Сравнивая страны, города или больницы, легко угадать, каков там процент кесаревых сечений – для этого достаточно знать соотношение числа акушеров-гинекологов и акушерок. В странах, где акушеров-гинекологов во много раз больше, чем акушерок, последние потеряли свою независимость, а количество кесаревых сечений огромно. Так обстоит дело во многих странах, столь непохожих одна на другую: в Бразилии и еще нескольких странах Латинской Америки, в Китае, Южной Корее, на Тайване и на юге Италии, в Турции и Греции.

Если бы мы поняли, каковы ключевые потребности рожающей женщины, то мы бы не наблюдали сейчас второго и третьего поколений, родившихся при интенсивном врачебном вмешательстве. Есть статистические данные о том, что в определенной степени способность благополучно родить ребенка передается от матери к дочери. В США изучили данные о всех женщинах, родившихся в штате Юта в 1947-57 гг. и впоследствии рожавших в этом же штате в 1970-91 гг. Вот что показало исследование: если женщине делали кесарево сечение по причине «отсутствия прогресса родовой деятельности», то вероятность того, что ее дочери придется самой рожать посредством операции, возрастает в шесть раз1. Выходит, что с приходом эпохи «индустриализации родов» способность к благополучному родоразрешению стала постепенно уменьшаться?

Если бы мы усвоили ключевые потребности роженицы, то история родов не знала бы «эры электроники». Тогда врачи не решились бы с начала 70-х годов записывать в постоянном режиме ритм сердцебиения плода и интенсивность маточных сокращений при помощи электронных приборов. Врачи бы понимали: когда за телесными функциями женщины постоянно наблюдают и она это знает, уже одно это возбуждает неокортекс, а это грозит сделать роды дольше, труднее, а значит – опаснее, так что все больше родов будет проходить при помощи хирурга. Интересный факт: когда настала эра электроники, ученые провели исследования, показавшие, что единственным устойчивым и статистически значимым эффектом электронного мониторинга (сравнительно с обычной периодической аускультацией) было увеличение числа кесаревых сечений.2, 14

Если бы благодаря правильному пониманию процесса родов мы избежали эры электроники, возможно, не возникло бы навязчивой боязни судебных последствий. В 1970-е годы многие врачи не без участия прессы распространили идею о том, что новые электронные методы наблюдения позволяют «рожать без риска» – как будто непроизвольный процесс подобен полету самолета, за которым легко следить и которым можно надежно управлять! Из такого убеждения следует, что причина любого несчастного случая: смерти, инвалидности, – чья-то ошибка или недосмотр, а значит, нужно искать виноватого. Общественность не смогла вовремя понять, что эпидемия судебных исков не могла породить ничего, кроме атмосферы страха в больницах и роддомах. А ведь страх – это как раз то, что делает роды трудными и опасными.

Если бы несколько десятилетий назад мы задали себе правильные вопросы, мы не попали бы сейчас в кабалу прочно укоренившихся теорий. Если бы, например, мы осознали, как важно обеспечить роженице условия, в которых ее адреналин как можно дольше держится на минимальном уровне, то мы бы представляли себе заранее, что присутствие при родах мужчины, неокортекс которого выделяет гормоны стресса, может увеличивать риск. Но вот появляется новое веяние: отцы присутствуют на родах. Его все горячо поддерживают, и сегодня уже никто не осмелится обратить внимание на то, что его бум совпал по времени с резким увеличением числа кесаревых сечений. (В Ирландии отцов допустили в палату только в конце восьмидесятых – тогда же взлетело и число операций.)

Простое практическое правило
Поскольку непонимание физиологических процессов прямо или косвенно ведет к резкому росту кесаревых сечений, предложим очень простое правило, которое поможет уяснить, в чем заключаются ключевые потребности женщины в родах. Его можно выразить всего одной фразой: во время схваток, потуг и рождения ребенка следует устранять все специфически человеческое и удовлетворять потребности, свойственные млекопитающим.

Устранить все, что специфически присуще человеку – это, прежде всего, освободиться от бремени укоренившихся убеждений (крепко сросшихся с ритуалами). Тысячелетиями они вмешивались в физиологические процессы во всех известных нам культурных сообществах (не исключено, впрочем, что на определенном витке человеческой истории это давало эволюционное преимущество). Из этого правила следует, что необходимо сократить до минимума активность неокортекса – отдела головного мозга, мощное развитие которого отличает нас от остальных животных. Отсюда же следует, что язык – еще одна специфическая функция человека – должен использоваться как можно более скупо.

Любое млекопитающее, производя на свет потомство, стремится быть подальше от посторонних глаз. Для женщины в родах это такая же насущная необходимость.

Далее, необходимо удовлетворить ее потребность ощущать себя в безопасности: когда самка млекопитающего в джунглях чует поблизости хищника, роды на время прекращаются. Примечательно, что женщина, укрытая от опасности и посторонних глаз, нередко предпочитает рожать в позах, свойственных млекопитающим, например, на четвереньках.

Часто говорят, что нужно гуманизировать деторождение, то есть сделать его более человечным. На самом деле, если мы хотим снизить процент кесаревых сечений, стоит его сначала сделать более похожим на деторождение у млекопитающих. В определенном смысле роды следует дегуманизировать.

ГЛАВА 5
Когда сбываются мечты...

Мифы, легенды, поэмы и сказания рассказывают нам о человеческих мечтах, живших во всех народах, во все времена. Благодаря технологическим чудесам ХХ века многие мечты вдруг сделались реальностью. Это относится и к кесареву сечению, которое можно воспринимать как осуществление древней, глубоко лелеемой мечты. Давайте пойдем непроторенным путем и посмотрим новыми глазами на то, что я обозначил бы как "искушение кесаревым сечением» – то есть искушение превратить эту операцию в обыденный способ производить детей на свет.

От Асклепия до куклы Барби
Асклепий, бог медицины у древних греков, появился на свет, когда его отец Аполлон рассек чрево своей возлюбленной Корониды, казненной за неверность. Бог Зевс исторг сына своего Диониса из чрева умершей возлюбленной, затем последовала «пересадка» в отцовское бедро, откуда впоследствии и родился младенец. Подобные легенды возникали не только у греков. Многократно звучит мотив кесарева сечения в фольклоре Древней Индии, у египтян, персов и европейских народов. Известны древние китайские гравюры с изображением этой операции, которая проводится, без сомнения, на живых женщинах. В "Шахнамэ" ("Книге царей"), написанной около 1000 года нашей эры, повествуется о подвигах героев доисламского Ирана, и там есть подробное описание рождения кесаревым сечением: Заль, легендарный герой по прозвищу Лев, умоляет вещую птицу Симурга помочь разрешиться своей возлюбленной Рудабе. Симург дает наставления священнику Мобеду, и тот рассекает Рудабе кинжалом бок – так чудесным образом родился Рустам. Интересно, что во всех этих древних легендах операцию проводит мужчина, хотя родовспоможением, как правило, занимались женщины.

По германским преданиям (версия Эйльхарта), таким же путем родился Тристан. Один из самых потрясающих сюжетов изображает гравюра на дереве работы германских мастеров позднего Средневековья – рождение Антихриста кесаревым сечением.

Древним мифам и фольклору Британии также не чужд образ рождения «верхним путем», что подтверждает стих из эпизода трагической гибели Макбета:

...Разочаруйся,
И пусть тебе поведает тот ангел, которому служил ты,
Что Макдуф из чрева матери ножом исторгнут*.

Среди самых ярких преданий, повествующих о кесаревом сечении, следует упомянуть те, в которых мать сама вынимает своего ребенка, а также, где операция делается при помощи... бычьего рога. Сакомб** поведал следующую историю в стихах. В Сан-Себастьяне разъяренный бык вспарывает живот беременной женщине так, что ребенок рождается живым, не пройдя через кости таза: «Плод вышел невредим, минуя узкий путь»***.

Конечно, трудно отделить легенды и выдумки от достоверных исторических фактов. Главная причина подобных затруднений в том, что во многих сообществах в случае смерти беременной женщины ее тело запрещалось хоронить, прежде чем из него вынут дитя. Так порой удавалось спасти«верхним путем» ребенка умирающей матери.

* В. Шекспир, «Макбет» Перевод М Лозинского
** Jean Francois Sacombe, французский врач 1750/60-1822
***В оригинале «Le foetus sort vivant, sans franchir le pelvis» – Прим. перев.

В VIII в. до н.э. римский царь Нума Помпилий издал закон, согласно которому новорожденного обязательно нужно было извлекать из тела женщины, умершей в родах. Закон оставался в силе во время правления многих римских императоров и был назван «Lex Caesarea» от латинского глагола caesere, означающего «резать, сечь». Таково, вероятнее всего, происхождение нашего термина. Название операции «кесарево сечение» никак не связано с обстоятельствами рождения императора Юлия Цезаря. Если бы император родился таким способом, то его мать Аврелия не могла бы впоследствии стать советницей своего взрослого сына. Возможно, один из предков Цезаря (Кесаря) родился «верхним путем», и имя, данное ему в память о хирургическом способе появления его на свет, стало передаваться из поколения в поколение. Позднее католическая церковь приняла закон, подобный Lex Caesarea, чтобы дать возможность спасенному ребенку принять крещение.

Долгое время кесарево сечение имело отношение лишь к трагическим случаям, когда мать умирала родами, но вот в XVI в. сообщается о первом случае, когда операция позволила выжить не только ребенку, но и матери. Швейцарец Жак Нюфер, чьим ремеслом было кастрировать свиней, решился прибегнуть к кесареву сечению, когда его жена никак не могла разродиться. Ей оказались не в состоянии помочь тринадцать акушерок и несколько литотомистов (хирургов, которые специализировались на извлечении камней из мочевого пузыря). Сделав один разрез ножом, Нюфер извлек живого и невредимого ребенка. Своей жене он наложил швы на рану, и она также осталась жива. Этот случай был изложен в первом трактате о кесаревом сечении, сделанном живой женщине. Его правдивость медицинское сообщество подвергало сомнению, поскольку после этого мадам Нюфер прожила долго, благополучно родив более привычным способом еще шестерых детей, в том числе пару близнецов. Одним из самых правдоподобных объяснений могла быть внематочная брюшная беременность (то есть плод мог находиться не в матке, а в брюшной полости). Примечательно, что в подлиннике трактата, написанном на латыни, упоминается лишь об одном разрезе – брюшной стенки, и ни слова о вскрытии матки. Если такая интерпретация верна, то это не было настоящим кесаревым сечением.

В наши дни, когда кесарево сечение стало безопасным и повседневным вмешательством, можно было бы ожидать, что давние мечты и фантазии уйдут мало-помалу в небытие. Это не так. Самые древние и вездесущие мечты человечества постоянно и непреодолимо всплывают вновь, и яркий тому пример – успех беременной куклы Барби с открывающимся животиком.

От Икара до полета через Ла-Манш
Отворить чрево беременной женщины – не единственная давняя мечта человечества, ставшая реальностью в последние годы. Чтобы глубже понять то, что мы рассматриваем как «искушение кесаревым сечением», нелишне будет вспомнить еще одну, столь же давнишнюю мечту.

Икар вместе со своим отцом Дедалом был заключен в башню на острове Крит. Они ухитрились сбежать, но покинуть остров морем было невозможно: царь строго охранял все корабли на острове. Тогда отец и сын решили улететь. Дедал сделал из перьев крылья для себя и для юного Икара. Дедал благополучно добрался до Сицилии, где построил в благодарность за свое избавление храм в честь Аполлона, повесив там свои крылья как дар Богу. Икар же, охваченный восторгом, не последовал за отцом и взмыл вверх, как будто хотел долететь до небес. Но палящее солнце растопило воск, которым были склеены перья, и юноша остался без крыльев. Тщетно махал он руками, на которых не было больше перьев, и призывал на помощь отца – он упал и утонул в пучине моря.

Самым большим желанием Беллерофона было оседлать великолепного крылатого коня Пегаса. Проснувшись однажды утром, он обнаружил под ногами золотую уздечку. Он отправился на луг, где любил пастись Пегас, и нашел там чудо-коня. Конь позволил накинуть на себя уздечку и не сопротивлялся всаднику. К несчастью для себя, Беллерофон возмечтал стать богом. Однажды он направил крылатого коня на Олимп, обиталище богов. Но тут впервые Пегас благоразумно воспротивился, скинул Беллерофона на землю и улетел.

Эти знаменитые мифы характерны не только для греческой культуры. Множество описаний летающих механизмов и существ мы встретим и в древних китайских, корейских и индийских текстах. В индийских Ведах летающие машины назывались вимана. Некоторые представляли собой созданные человеком летательные аппараты, похожие на самолеты с крыльями наподобие птичьих. Иные же были – создания, летавшие необъяснимым способом и, как правило, нерукотворные. В даосских легендах часто упоминаются бессмертные, способные летать по воздуху. Сянь – это люди, наделенные бессмертием и способные летать в силу своей божественной природы. Считалось, что они имеют перья – даосские священники так и называются: юй кэ, что означает «пернатые гости». Среди других примеров летающих существ – фэй тянь («летающие бессмертные») из древнекитайских мифов.

Сегодня, когда перелет с одного континента на другой уже не воспринимается как приключение, можно было бы предположить, что еще одна мечта, из самых древних и живучих, уйдет в небытие, и полету не будет места в наших фантазиях. Вовсе нет: с каждым днем растет популярность всевозможных видов спорта и развлечений, связанных с полетом. Мы увлеклись парашютным спортом, парапланами, дельтапланами, совершаем отчаянные затяжные прыжки, развлекаемся прыжками на резиновом тросе... Словом, человек стремится осуществить свою самую древнюю мечту – летать самостоятельно. Тот, кто перелетел через Ла-Манш на крыльях из углеродного волокна*, навеял Икаровы грезы миллионам таких же, как он, людей...

Искусительный соблазн кесарева сечения нельзя объяснить, если не обращать внимания на то, как поразительно некоторые человеческие мечты и фантазии. Искушение кесаревым сечением – это часть порочного круга, включающего также и пренебрежение физиологией родов.

* Речь идет о Феликсе Баумгартнере, который 31 июля 2003 года стал первым в истории человеком, сумевшим перелететь через Ла-Манш на крыльях из углеродного композита, без помощи мотора. – Прим. ред.

ГЛАВА 6
Вперед, к Homo Sapiens со сверхсовершенным мозгом?

Следует ли воспринимать эпоху безопасного кесарева сечения как новый рубеж в эволюции размеров головного мозга? Стоим ли мы на пути появления Homo sapiens со сверхсовершенным мозгом?

Возможностям есть предел
До последнего времени было принято считать, что в силу особенностей процесса родов и строения женского организма развитию человеческого мозга есть предел. К концу внутриутробного развития наименьший размер головки плода (которая не имеет строго шарообразной формы) приблизительно равен наибольшему выходному размеру малого таза матери (который не является правильным конусом). Эволюции пришлось предусмотреть некоторые решения, чтобы достигнуть пределов возможного.

Первое решение – сделать беременность как можно короче, чтобы ребенок рождался, в некотором смысле, недоношенным. Все происходит так, как будто существует «период первичного развития» (primal period)1, который включает в себя стадию «внутреннего вынашивания», и стадию «внешнего вынашивания», уже в социальной среде. Относительную незрелость новорожденного человека нельзя рассматривать, не принимая во внимание его развитие в культурном окружении. Некоторое время назад я уже высказывал гипотезу о том, что преждевременное рождение может иметь и много преимуществ, если речь идет о развитии мозга, поскольку мир вне утробы дает младенцу неизмеримо больше персонализированных чувственных раздражителей, чем внутриутробный2. Кроме того, в последние годы выяснилось, что беременная женщина в состоянии до некоторой степени адаптировать размеры плода к своим собственным размерам, регулируя приток крови и питательных веществ к плоду. Именно поэтому миниатюрные женщины, которые в качестве суррогатных матерей вынашивают донорские эмбрионы гораздо более крупных по комплекции генетических родителей, нередко рожают детей меньшего размера, чем можно было бы ожидать.

Что касается механической стороны родов, то малыш должен как можно сильнее нагнуть головку, чтобы наименьшим размером начать спиралевидное продвижение вниз через отверстие малого таза матери. Рождение ребенка у человека – сложный асимметрич ый процесс, так как внутренний размер материнского таза на входе шире в поперечном направлении, а на выходе – шире в продольном. Добавим, кстати, что процесс конфигурации (своего рода «лепки») головки может несколько изменять форму черепа малыша, если в этом есть необходимость.

Когда идет речь о механических особенностях родов у человека, трудно удержаться от сравнения нас с нашими близкими родственниками – шимпанзе. Головка доношенного детеныша этой обезьяны занимает значительно меньше места в малом тазу матери, а вульва расположена строго по центру. Поэтому продвижение головки вниз по родовым путям абсолютно симметричное и прямое. Мозг у современного представителя рода Homo в 4 раза больше, чем у его знаменитого предка Люси*. По-видимому, с момента, когда человек отделился от других приматов, и на протяжении всей эволюции гоминидов** существовало противоречие между прямохождением, с одной стороны, и тенденцией к росту объема головного мозга с другой. Противоречивость «устройства» homo sapiens заключается в том, что малый таз приспособленного к ходьбе на двух ногах человека должен быть узким, чтобы ноги располагались на возможно меньшем расстоянии одна от другой: так облегчается передача усилия от ног к позвоночнику при ходьбе и беге. Прямохождение – важная предпосылка развития головного мозга. Когда мы ходим на двух ногах, мы можем нести на голове тяжелый груз. Млекопитающие, ходящие на четвереньках, к этому не приспособлены. Вот почему для того, чтобы появилась «обезьяна с большим мозгом», эволюции пришлось искать другие решения, нежели увеличение объема таза женщины, ведь чем быстрее могли бегать наши предки, тем больше у них было шансов выжить.

* Люси – женщина-австралопитек, скелет которой в 1978 году нашел в Эфиопии Доналд Джохансон. – Прим. перев.
** Гоминиды – семейство антропоидов отряда приматов (в свою очередь относящихся к классу Млекопитающих). – Прим. ред.

Есть и другие основания полагать, что увеличение размеров мозга достигло конечного предела. Когда мы говорим о развитии и увеличении головного мозга, мы не вполне точны. Подчеркнем, прежде всего, что значительно увеличился не весь мозг, а лишь его часть, неокортекс. Неокортекс, или кору головного мозга, можно представить как своего рода мощный суперкомп ютер, который некогда был зависим от древнейших структур мозга, отвечавших за выживание. Для нас сейчас важно то, что «новый мозг» стал одерживать верх и подавлять активность этих древних отделов, особенно в процессе родов. Но несмотря на это, современные женщины пока не потеряли способности выделять необходимые гормоны и рожать собственными силами – при условии, что деятельность их мощного неокортекса будет существенно ограничена. Здесь мы снова приходим к выводу, что развитие человеческого мозга достигло своих пределов. Дальнейшее развитие коры головного мозга может сделать процесс родов невозможным.

Снова бескрайние горизонты?
С появлением безопасного кесарева сечения все жесткие, на первый взгляд, пределы, которые были положены развитию головного мозга, разбиты в пух и прах. До сих пор младенцы со слишком большой головкой, неспособной пройти через малый таз матери, были обречены, и тенденция к увеличению размеров мозга не могла передаться по наследству их потомкам. Сегодня продолжение эволюции мозга в этом направлении снова стало возможным.

Мы как представители вида Homo sapiens в значительной степени отличаемся от других приматов, в частности, от наших близких родственников, шимпанзе, особенностями метаболизма жиров. Для человека характерна исключительно развитая способность доставлять молекулы жира и жировые частицы к таким органам, как кожа и мозг. Также для людей характерны наличие подкожного жирового слоя и способность накапливать липиды в таких местах, как молочные железы и ягодицы у женщин и живот у мужчин. При современном образе жизни у людей образуется все более толстый слой подкожного жира.

Уникальная способность доставлять к головному мозгу в больших количествах особые молекулы жирных кислот, которые необходимы для его развития – характерная особенность человека. Растущий мозг остро нуждается в жирной кислоте, называемой ДГК (докозагексаеновой кислоте, DHA): пятьдесят процентов молекул жирных кислот, которые служат «строительным материалом» для развивающегося мозга, – это ДГК. Длинноцепочечные молекулы этой полиненасыщенной жирной кислоты из гру пы омега-3 образуются и содержатся практически только в цепи питания обитателей моря. Чтобы понять один из ключевых моментов человеческой природы, нужно помнить, что фермента десатурации* дельта-4 в нашем организме вырабатывается мало, а ДГК является продуктом той самой десатурации. Иными словами, люди, с их огромным мозгом, слабо приспособлены к тому, чтобы самостоятельно синтезировать молекулу, отвечающую за питание нервной системы**. То есть человеческий организм просто запрограммирован на то, чтобы включать это вещество в свой рацион питания, а говоря практически – употреблять морепродукты. Итак, можно утверждать, что тенденция к увеличению размеров головного мозга неожиданно обрела второе дыхание в век безопасного кесарева сечения, особенно в странах, где население в избытке получает готовую ДГК из даров моря.

* Десатурация – процесс превращения насыщенных жиров в ненасыщенные. Соединения с несколькими двойными связями «углерод – углерод» химики называют ненасыщенными: они способны к присоединению других веществ – сатурации, или насыщению. Процесс же, обратный насыщению, называется десатурацией. – Прим. ред.
** Поэтому такие вещества получили название – незаменимые полиненасыщенные жирные кислоты. – Прим. перев.

То, что эпоха кесарева сечения – поворотный пункт в эволюции человеческого мозга, впервые осознал не специалист в области эволюционной антропологии и не акушер. Джейн Инглиш родилась в 1942 г. классическим кесаревым сечением, произведенным до начала родов. Когда ей было около 30 лет, она стала воспринимать свое рождение через кесарево сечение как призму, сквозь которую можно смотреть на мир и самое себя. Так она пришла к мысли, что изменения, которые раньше могли происходить только в результате мутаций и естественного отбора, теперь могут быть продуктом человеческой изобретательности. Результатом ее интереса к тому, как на человека влияет факт рождения кесаревым сечением, стала книга «Войти через другую дверь», изданной в 1985 году3.

Мне посчастливилось встретиться с Джейн Инглиш в 1980-е годы. Это помогло мне осознать, почему в истории деторождения настал переломный момент, почему история человечества – на крутом повороте, и даже – почему наступил переломный момент в эволюции человека.

ГЛАВА 7
Подходы для XXI века

Может быть, тем, кто думает о будущем, следует равняться на Бразилию? В культурной среде таких городов, как Рио-де-Жанейро и Сан-Паулу, кесарево сечение становится все более популярно. Этим способом рожает большинство женщин, под чьим влиянием слагается общественное мнение – актрисы, знаменитые спортсменки и прочие. Подобную тенденцию можно наблюдать и во многих других странах мира. На Тайване – а это еще один мировой лидер по числу родов кесаревым сечением – многие считают, что выбор момента, астрологически благоприятного для рождения ребенка, может стать залогом его будущего счастья. Есть ли серьезные основания, чтобы повернуть эту тенденцию вспять?

Нет на то оснований, если принимать во внимание только научные критерии XX века. Это те критерии, которыми я пользовался выше, говоря о внедрении безопасной техники кесарева сечения. Чтобы оценить качество акушерской помощи, в основном принимают во внимание такие распространенные критерии, как процент новорожденных, живых к моменту окончания родов, процент здоровых новорожденных, уровень материнской смертности и количество осложнений у женщин (последние включают возможность развития недержания мочи, недержания кала и опущения стенок влагалища). Наши рассуждения относительно эволюции размеров головного мозга также основаны на устоявшихся критериях XX века, поскольку в прошедшем веке дарвиновскую теорию эволюции поддерживали и развивали.

Да, несомненно, есть основания бороться с этой тенденцией, если мы будем учитывать и критерии XXI века. Здесь я, прежде всего, имею в виду стремительное развитие одного из важнейших аспектов нынешней научной революции – «науки о любви*»1. Любовь традиционно была уделом поэтов, художников, романистов и философов. К началу XXI века ее стали изучать и с точки зрения самых разных научных дисциплин. Появление научного подхода к любви – факт, важность которого легко не заметить или недооценить. Тому есть несколько причин. Одна из них заключается в том, что наука чрезвычайно специализировалась: ученые, открывшие малозаметные, но важные детали в одной очень узкой области, не в состоянии связать их с другими исследованиями в иных, столь же узких областях.

Есть и еще одна причина, по которой мы оказались не готовы признать исследования в области «научного познания любви» важнейшими достижениями современной науки. Она заключается в том, что новейшие исследования дают ответы на вопросы, которые никогда ранее не ставились.

* Здесь автор употребляет термин, который не может быть дословно переведен на русский язык – Scientification of Love. Этот термин послужил названием для известной книги М. Одена, в русском переводе – «Научное познание любви». – Прим. ред. 

Три вопроса
Первый пример простого, важного и актуального вопроса, которым почему-то никогда никто не задавался: «как развивается способность любить?». Веками бесчисленные гиганты духа, религиозные вожди, философы, поэты, моралисты и филантропы превозносили любовь, воспевая все ее грани. Для этого нашлось немало слов: сочувствие, альтруизм, самоотверженность, милосердие, великодушие, доброта, человечность, жалость, сострадание, взаимопонимание, всепрощение... Однако, глядя на то, как ведут себя люди XXI века, едва ли кто станет спорить, что эти мудрые слова никак не смогут нам помочь. Сейчас гораздо насущнее разобраться в том, как развивается способность любить, чем неустанно прославлять любовь или задаваться банальными негативными вопросами, например, «как не допустить жестокости и насилия?»

Нынешняя эпоха научного подхода к любви побуждает нас формулировать вопросы позитивно. Данные, полученные в самых разнообразных областях науки, дают ответ именно на такие вопросы. Эти данные заставляют нас осознать, какая огромная роль принадлежит раннему опыту, и в особенности периоду, ближайшему к моменту рождения. Исторически первой путь к научному познанию любви проложила этология – наука о поведении животных и человека. С момента зарождения этой науки предметом особого интереса этологов всегда была взаимная привязанность матери и малыша. Каким бы видом млекопитающих ни занимались исследователи, они неизменно убеждаются в том, что сразу после рождения наступает короткий, но чрезвычайно важный период, который никогда не сможет повториться в будущем. Особенно следует отметить работы Харлоу, ибо он наблюдал за поведением матерей и младенцев у одного из видов обезьян – близких родственников человека. Более того, он проследил за развитием обезьян до их взрослого состояния, и ему удалось обнаружить связь между всевозможными помехами в момент первого контакта матери и новорожденного детеныша и отклонениями в сексуальном и материнском поведении в зрелом возрасте.

Идеи, высказанные этологами, ныне нашли подтверждение в исследованиях, посвященных влиянию на поведение ряда гормонов, участвующих как в процессе родов, так и в различных проявлениях любви. Как нам теперь известно, рожая, женщина непременно должна выделить в кровь настоящий «коктейль» из гормонов любви. Гормоны, выделяемые матерью и плодом во время схваток и собственно родов, не исчезают из организма сразу же – каждый из них играет свою особую роль во взаимоотношениях матери и ребенка в течение первого часа после родов. Эти идеи этологов подтверждаются и при изучении истории жизни тех людей с той или иной формой «нарушения способности любить» (других или самого себя). Такие работы – пример нового подхода, который я называю «изучением первичного здоровья». Результаты этих исследований мы собираем в «Банк данных изучения первичного здоровья».

Вот еще один пример простого вопроса, которым люди никогда раньше не задавались: «как связаны между собой различные ипостаси любви?» Мы обозначаем одним и тем же словом множество самых различных ситуаций, но каковы связи между любовью материнской, отцовской, сыновней; плотской, романтической, платонической, духовной, братской, не говоря уже о любви к родине, к природе, к Матери-Земле? Это еще один случай, когда биология дает нам ответ на еще не заданный вопрос.

Наши сегодняшние знания позволяют утверждать: о какой бы ипостаси любви мы ни говорили, к ней причастен гормон окситоцин. Еще совсем недавно считалось, что этот гормон, выделяемый задней долей гипофиза, оказывает сугубо механический эффект. Хорошо известно, что благодаря окситоцину происходят сокращения мышцы матки при рождении ребенка и плаценты, сокращение особых клеток молочных желез («рефлекс выброса молока»), сокращение простаты и семенных пузырьков у мужчин («рефлекс выброса семени»), а также сокращения матки во время женского оргазма, которые облегчают доставку семени к яйцеклетке. Оглядываясь назад, нетрудно догадаться, почему ученые и клиницисты долго не могли обнаружить столь значительного влияния окситоцина на поведение. Причина в том, что этот гормон не попадает в мозг, если его вводить внутривенно. Переломным моментом стали исторические опыты Пранге и Педерсена, которые догадались ввести окситоцин прямо в мозг нерожавших самок крыс2. Этого было достаточно, чтобы стимулировать у них материнское поведение: если рядом были детеныши другой крысы, они старались собрать их вместе и заботились о них. После этого не стало большой неожиданностью обнаружение в головном мозгу молекул, чувствительных к окситоцину («мозговых рецепторов»). У крыс во время родов увеличивается количество рецепторов к окситоцину в зоне мозга, которую принято называть опорным ядром терминальной полоски (bed nucleus of the stria terminalis, BNST). В эксперименте разрушение этой зоны подавляло материнское поведение, не влияя при этом на процесс родов, значит, можно сделать вывод, что окситоциновые рецепторы этой зоны играют важную роль в материнском поведении. Есть много оснований полагать, что у человека количество мозговых рецепторов к окситоцину также возрастает во время родов. Это еще один повод считать, что у женщины рождающей на свет ребенка, возрастает способность любить.

Важно подчеркнуть, что гормон любви всегда является одной из составляющих сложного гормонального баланса. Когда происходит выброс окситоцина, возникает потребность любить, и предмет этой любви может быть разным в зависимости от того, какие еще гормоны при этом выделяются. Вот почему существует много разновидностей любви. Если, например, одновременно выделяется пролактин, то любовь, скорее, будет направлена к детям, так как пролактин – типичный гормон материнства. Это как раз то, что происходит сразу после родов в физиологически благоприятных условиях, в тот момент, когда уровень окситоцина достигает наивысшего пика (если в помещении достаточно тепло, если нет помех для зрительного и телесного контакта матери и младенца, если никакие посторонние навязчивые запахи не мешают им ощущать запах друг друга)3,4. В других ситуациях внезапный выброс окситоцина не сопровождается существенным выделением пролактина. Это любовь в иной ипостаси – например, любовь к сексуальному партнеру. Поскольку пик выброса окситоцина может составлять с прочими гормонами почти бесконечное разнообразие сочетаний, существует почти бесконечное число всевозможных проявлений любви. Но окситоцин присутствует всегда.

Не забудем и последний из простых и ранее не поднимавшихся вопросов, на который наводит современная наука: почему во всех сообществах принято мешать первому контакту матери и ребенка? Невозможно не задать этот вопрос в эпоху, когда целым рядом научных дисциплин установлено, что короткий период между рождением ребенка и отделением плаценты, скорее всего, играет первостепенную, решающую роль в развитии способности любить. Самый распространенный и поразительный способ вмешиваться в так называемый третий период родов – это внедрить в сознание женщины убеждение, что молозиво – нечистое, вредное для малыша вещество, которое нужно удалить и уничтожить5. Напомним, что, по данным современной биологии, молозиво, которое новорожденный может получить из материнской груди сразу после родов, бесценно. Обратим также внимание на то, что новорожденный ребенок способен искать и находить сосок уже в течение первого часа после рождения4. Различные предубеждения могут накладываться, усугубляя друг друга. Например, у некоторых народностей Бенина (Западная Африка) бытует поверье, что мать в течение суток после родов не должна глядеть в глаза своего ребенка – иначе «злые духи» могут вселиться в его тело. Первому контакту также могут помешать действия, отвлекающие мать. Примеров таких ритуальных процедур немало: поспешно перерезают пуповину, немедленно моют, растирают, туго пеленают младенцев, бинтуют им ноги, прокалывают уши новорожденным девочкам, распахивают двери жилища (у народов Крайнего Севера), окуривают младенца дымом.

Сегодня не только уместно задать такой вопрос – мы уже в состоянии найти ответы на него. Для этого нелишне вспомнить, что тысячелетиями основной стратегией выживания большинства человеческих сообществ было установление господства над природой и группами других людей. Эволюционное преимущество получали не те, кому дан потенциал любви, а те, в ком развивался потенциал агрессии, те, кому он был передан посредством подобных верований и ритуалов. Если мы будем сравнивать различные сообщества, то заметим: чем более необходимо обществу развивать агрессию и способность лишать жизни других, тем агрессивнее ритуалы и верования вмешиваются в ближайший к рождению период жизни человека.

Наши рассуждения приобретают особенное звучание в XXI веке и должны рассматриваться в его контексте. Мы живем в эпоху, когда человечеству нужно вырабатывать принципиально новые стратегии выживания. Мы все острее чувствуем, что традиционные стратегии изжили себя. Мы должны ставить вопросы, которых еще никто не касался, например: как развить в человеке любовь к Матери-Земле? Для того чтобы остановить разрушение планеты, мы обязаны ввести единые принципы существования в нашей «большой деревне». Любовь нам нужна более чем когда-либо. Все верования и ритуалы, взывающие к материнскому инстинкту защиты и агрессии, теряют свои эволюционные преимущества.

Эра безопасного кесарева сечения – это, прежде всего, эра научного познания любви. Приоритеты очевидны.

ГЛАВА 8
Мыслить перспективно

Люди не запрограммированы мыслить о далеком будущем. Миллионами лет наши предки жили одним днем, питаясь тем, что дарила природа. Одни кормились, вылавливая на мелководье ракушки или мелких рыбешек, другие собирали растения или плоды, третьи занимались охотой. Когда, относительно недавно, появились земледелие и скотоводство, людям пришлось развивать в себе способность предвидеть будущее. Жизнь заставляла задумываться хотя бы о временах года. Сегодня в нашем распоряжении оказались такие мощные технологии, что у нас возникла необходимость мыслить на десятилетия, и даже на столетия вперед. То же касается и других сфер человеческой деятельности, в частности, рождения детей.

Трудно изменить человеческую природу, выйти за ее пределы. Вот и профессионалам акушерского дела нелегко заглянуть за пределы короткого периода родов и послеродового периода. До наступления эпохи индустриализации родовспоможения у них не было ни причин, ни поводов для того, чтобы интересоваться возможными долгосрочными последствиями того, каким образом мы рождаемся. Ведь все рождались вагинальным путем, роды начинались самопроизвольно, а матери и ребенку в этой ситуации приходилось полагаться лишь на собственные физиологические ресурсы. Одни роды проходили легче, другие – тяжелее, вот и все. Теперь же у нас много способов рождения детей как «нижним» путем, так и «верхним». А средняя продолжительность жизни, которая ожидает новорожденного на сегодняшний день – порядка 80 лет.

Подспорье, которым можно воспользоваться, чтобы обучить себя мыслить долгосрочными категориями в сфере здоровья – Банк данных о первичном здоровье (Primal Health Research Data Bank, www.birthworks.org/primalhealth). Созданный нами Банк содержит сотни ссылок и выдержек из исследований, опубликованных в авторитетных медицинских и научных журналах. Все эти работы посвящены тому, как события, произошедшие в «первичный период», связаны со здоровьем и поведением человека в последующие годы жизни (под первичным периодом мы подразумеваем период внутриутробного развития, роды и первый год жизни). Отыскать такие исследования нелегко, так как понятия «первичное здоровье» в современных классификациях нет. Для этого и был создан наш Банк данных. При обзоре сведений, собранных в нем, мы сразу увидим, что во всех разделах медицины велись исследования, имеющие целью установить, как связаны болезни взрослого человека с тем, что происходило с его матерью во время беременности. Из подобных исследований можно даже сделать вывод, что наше здоровье в значительной степени формируется в утробе1. Например, мы читаем о том, что мужчина не рискует заболеть раком простаты, если его мать страдала преэклампсией*. Или о том, что вынашивание ребенка во время эпидемии коклюша повышает вероятность, что он заболеет болезнью Паркинсона. Благодаря подобной информации мы учимся задумываться о долгосрочной перспективе.

* Понимание термина «преэклампсия» в англоязычной и русскоязычной медицинской литературе не равнозначно См. Словарь терминов – Прим ред.

Что такое – родиться через кесарево сечение
Как ни странно, поиск научных работ по ключевому слову «кесарево» дает немного. Самые существенные и надежные данные, которые мы найдем таким способом, касаются связи факта рождения кесаревым сечением и риска развития астмы у детей и взрослых.

Финские ученые исследовали факторы риска возникновения астмы и аллергических заболеваний у 31-летних взрослых (родившихся в 1966 году). Оказалось, что у родившихся кесаревым сечением риск развития астмы в 3,23 раза больше, чем у тех, кто родился вагинальным путем2. С другой стороны, частота случаев аллергических заболеваний, таких как поллиноз и экзема, а также склонность к аллергии, выявленной кожными пробами, не превышала «фоновой». Та же группа исследователей изучала риск астмы у семилетних детей3. Было обнаружено, что осложнения в родах вообще и кесарево сечение в частности – факторы риска. Другая группа ученых из Финляндии изучала данные по астме у рожденных в 1987 году, сопоставляя данные национальных органов регистрации рождений с различными документами отчетности государственного здравоохранения. Это исследование, объектом которого стали около 60 тысяч детей, подтвердило, что у рожденных посредством кесарева сечения выше риск стать астматиками в детстве4. Датские ученые также отмечают, что кесарево сечение – фактор, повышающий риск заболевания астмой, но не аллергическим ринитом5, а работа британских исследователей подтвердила, что аллергии с кесаревым сечением не связаны6.

Когда я пытаюсь интерпретировать эти вполне согласующиеся друг с другом данные, я не могу не вспомнить один хорошо известный науке факт: нарушения дыхания у новорожденных возникают гораздо чаще при плановом кесаревом сечении, произведенном до начала родовой деятельности, чем при вагинальных родах или кесаревом сечении в родах. К сожалению, в нашем Банке данных нет ни одной работы, в которой бы сравнивалась статистика для кесаревых сечений, произведенных во время родов и до их начала. Сегодня нам известно, что плод, скорее всего, участвует в запуске процесса родов. Один из способов – подать сигнал, выделяя в амниотическую жидкость вещество, свидетельствующее о том, что легкие «созрели». Более того, есть основания полагать, что гормоны, выделяемые матерью и плодом во время родов, могут способствовать завершению созревания легких7. Таким образом, нетрудно предугадать, что у младенцев, рожденных кесаревым сечением до начала родов, будут чаще возникать респираторные нарушения – и не только сразу после рождения, но и в дальнейшей жизни8. Подчеркнем в этой связи, что кесарево сечение выступает в качестве фактора, повышающего риск развития астмы как заболевания дыхательной системы, но не как аллергического заболевания.

Кесарево сечение не является существенным фактором риска собственно аллергических заболеваний (так называемых атонических форм: поллиноза, аллергического ринита и экземы), но зато оно, по имеющимся данным, увеличивает число аллергий, вызываемых пищевыми продуктами. Как показывает исследование норвежских ученых, дети, родившиеся путем кесарева сечения от матерей, которые страдают аллергией, чаще имеют аллергию на яйца, рыбу и орехи9.

В эпоху, когда каждый год «верхним путем» рождается около миллиона американцев и несколько миллионов китайцев, странно видеть, что поисковик на сочетание «кесарево сечение» выдает меньшее количество работ, чем многие другие слова.

Первая, очевидная причина в том, что исследования в области первичного здоровья (Primal Health Research) – новая дисциплина. Ей нелегко завоевывать позиции: ученым ничто человеческое не чуждо, и способность мыслить в категориях долгосрочной перспективы в них, как и в остальных людях, не заложена генетически. Любопытно, что все работы, где обращается внимание на связь между кесаревым сечением и астмой, опубликованы уже в XXI веке.

Вторая причина в том, что большинство авторов, изучавших факторы риска в ближайший к родам период, использовали протоколы, имеющие в основе не вполне отчетливые критерии: «осложнения в родах» или «оптимальность родов» (показатель, отражающий, насколько благополучно родился человек – сравнительно с тем, что принято за оптимум). Результаты этой группы работ свидетельствуют: то, как мы родились, влияет на всю нашу дальнейшую жизнь. Тут открывается перспектива для нового поколения научных работ, которые пролили бы свет на проблемы, волнующие тех, кто имеет представление об исследованиях в области первичного здоровья (Primal Health Research).

На нынешнем этапе развития акушерства срочного ответа требуют следующие вопросы: «каковы долгосрочные последствия искусственного возбуждения родов?», «какие долговременные последствия ожидают детей, рожденных посредством кесарева сечения до наступления родов?» Пожалуй, исследователи не осознали, что уже сегодня огромная часть населения Земли – люди, рожденные кесаревым сечением вне родов. Тот, кто задумывается о долгосрочной перспективе, пока мало что может почерпнуть из медицинской литературы. Так, мне недавно попалась работа, где изучались дети, чьи матери страдали депрессией в течение шести месяцев после родов. В возрасте 11 лет их дети проявляли более выраженную склонность к насильственным действиям: чаще дрались в школе, чаще применяли в драках оружие. Мне сразу же захотелось выяснить, не увеличивает ли кесарево сечение риска развития послеродовой депрессии? Я нашел всего пару работ, свидетельствующих о том, что депрессия чаще развивается у матерей после экстренного кесарева сечения (по данным австралийских ученых, в семь раз)10, а найти данные о негативных последствиях кесарева сечения, произведенного не в родах, оказалось пока просто невозможно.

Нарушение способности любить
Пока не появились работы нового поколения, нам остается делать выводы из тех, что опубликованы на сегодняшний день. При обзоре Банка данных выясняется, что у людей, у которых в той или иной форме нарушена способность любить (других людей, или самого себя), в прошлом непременно обнаруживаются неблагоприятные факторы в родах или ближайшем к ним периоде. «Нарушение способности любить» – удачное выражение, подчеркивающее то общее, что есть между всеми этими состояниями, отклонениями в поведении, болезнями. Сюда же относятся и различные виды аутодеструктивного поведения. Исходя из этих данных, я рассматриваю исследования в области первичного здоровья (Primal Health Research) как дисциплину, вносящую вклад в процесс научного познания любви. Тем более что, когда ученые обнаруживают какие-либо факторы риска в ближайший к родам период, это всегда имеет отношение к какой-либо злободневной проблеме современности, будь то состояние, которое можно отнести к «нарушениям способности любить» или вполне определенная болезнь, например, астма.

Вот несколько типичных форм поведения или болезней, которые я отношу к «нарушениям способности любить»: детская и подростковая преступность, самоубийство, токсикомания и наркомания, нервная анорексия, аутизм. Все эти аномалии стали предметом изучения в рамках исследования первичного здоровья (Primal Health Research).

В качестве примера исследований, которые уже были проведены, можно взять работы, посвященные аутизму. Проблема чрезвычайно актуальна, и ее можно относить к разделу «нарушения способности любить». Я заинтересовался проблемой аутизма в 1982 году, когда мне довелось встретиться с Нико Тинбергеном, одним из родоначальников этологии, удостоенным Нобелевской премии 1973 года вместе с Конрадом Лоренцем и Карлом фон Фришем. Будучи этологом, наблюдавшим поведение животных, он, в частности, занимался особенностями невербального поведения детей, страдающих аутизмом. Имея обширный опыт «полевого этолога», он наблюдал детей в их привычной домашней обстановке и не только подробно описал свои наблюдения, но и привел перечень факторов, предрасполагающих к аутизму или усиливающих его симптомы11.

В родах и ближайшем к ним периоде Тинберген выделил следующие факторы: искусственное возбуждение родов, роды с применением анестезии, наложение «высоких» щипцов, реанимация после родов. Он первым отметил среди факторов разного рода искусственное родовозбуждение. Когда мы с ним познакомились, он пытался выяснить, не связаны ли между собой затруднения в установлении зрительного контакта у детей-аутистов и отсутствие зрительного контакта матери и ребенка после родов. Работы Тинбергена (и его жены) стали первой попыткой изучать аутизм с позиций «исследования первичного здоровья» (Primal Health Research).

Может быть, именно благодаря встрече и переписке с Нико Тинбергеном я с таким интересом прочитал в июне 1991 года небольшую статью Риоко Хаттори – психиатра из Кумамото (Япония)12. Она исследовала вероятность возникновения аутизма в зависимости от места рождения. Среди детей, родившихся в одной из больниц, процент аутистов был существенно выше среднего. Оказалось, что в этой самой больнице было принято искусственно вызывать роды за неделю до ожидаемого срока и давать седативные и обезболивающие препараты во время родов. Однако в этой работе не рассмотрено отдельно влияние искусственного родовозбуждения и применения медикаментозных препаратов.

Лишь в 2002 году в медицинской литературе были опубликованы результаты масштабного исследования13, в котором ученые воспользовались официальными списками детей, рожденных в Швеции за 20 лет (с 1974 по 1993 годы). Им также были предоставлены медицинские карты 408 шведских детей3 21 мальчика и 87 девочек), которым в 1987-1994 годах в соответствии с весьма строгими критериями был поставлен диагноз – аутизм. Была также изучена контрольная группа из 2020 детей. Вероятность развития аутизма в значительной степени увеличивали следующие факторы: роды кесаревым сечением, состояние на 5 минуте после рождения ниже 7 баллов по шкале Апгар (то есть не лучшее состояние ребенка после родов), рождение матери за пределами Европы и Северной Америки, кровотечения во время беременности, ежедневное курение в первые месяцы беременности, задержка внутриутробного роста и врожденные пороки развития. К сожалению, авторы не смогли провести различия между кесаревым сечением в родах и плановым. Кроме того, в этой работе невозможно было принять во внимание такой фактор риска, как искусственное возбуждение родов, поскольку, как мне сообщил один из авторов исследования, до 1991 года в национальном реестре рождений этот пункт не значился.

По-новому осмыслить факторы, обусловливающих развитие аутизма позволил отчет о работе австралийских ученых, где отдельно рассматривались случаи кесарева сечения вне и во время родов, а также учитывались факты искусственного возбуждения родов14. В исследуемой группе было 465 человек, родившихся в Западной Австралии в 1980-1995 годах и страдающих различными формами аутизма (именуемыми «расстройствами аутистического спектра»). Этих детей сравнили не только с контрольной группой из 1313 случайно выбранных здоровых людей, но и с 481 братом и сестрой из тех же семей, но не страдающих аутизмом. В сравнении с контрольной группой частота случаев аутизма у родившихся кесаревым сечением до наступления родов была выше в 2,05 раза (статистически вполне значимый результат), а у родившихся в результате экстренного кесарева сечения – в 1,57 раза (также статистически значимый показатель). Среди других значимых предпосылок развития аутизма оказались также эпидуральная анестезия, задержка первого вдоха и состояние ниже 7 баллов по шкале Апгар. При сравнении с братьями и сестрами статистически значимыми факторами также оказались искусственное возбуждение родов, задержка первого вдоха и оценка ниже 7 баллов по Апгар. Также было отмечено, что аутисты чаще рождались кесаревым сечением, чем их здоровые братья и сестры, но эта тенденция не была статистически значимой. Отметим, что по срокам беременности (и по количеству преждевременных родов), по соотношению срока беременности и веса новорожденных, частоте преэклампсии, размерам головки и росту две группы практически не отличались. Так как различий, связанных с условиями внутриутробной жизни, замечено не было, особое значение приобретает именно то, что происходит во время родов и в ближайший к ним период.

В ряде других исследований (все они были гораздо менее масштабными, чем шведское) оценивалась частота осложнений в родах в анамнезе детей-аутистов, для чего использовались различные шкалы параметров «оптимальности». Из этих работ также следует, что у детей с так называемыми «расстройствами аутистического спектра» осложнения в родах встречаются несколько чаще. Есть ли здесь причинно-следственная связь? Отметим, что и в этих работах не учитывался такой фактор, как искусственное возбуждение родов, а случаи кесарева сечения до и после начала родовой деятельности отдельно не рассматривались15,16,17,18.

Пищу для размышлений дают также результаты исследования, где предполагается, что симптомы аутизма появляются, когда головной мозг ребенка после рождения вдруг начинает расти по-особому. В течение первого года жизни ребенка наблюдается резкое и чрезмерное увеличение размеров мозга19. Нельзя забывать, что перинатальный период – это время перестройки роста и развития мозга. Следует также очень внимательно отнестись к работам, в которых показано, что у детей-аутистов имеются нарушения в системе, ответственной за выделение окситоцина, то есть сбои в секреции «гормона любви»20. С этой точки зрения роды и ближайший к ним период также можно представить как этап перестройки.

Из тупика – на широкую дорогу
Рассмотренные нами исследования долгосрочных последствий того, как мы рождаемся, медицинское сообщество и средства массовой информации до сих пор зачастую обходят вниманием, хотя эти работы печатались в авторитетных медицинских и научных журналах и касались очень актуальных вопросов. Их редко цитируют, а многие из них не переиздавали даже сами исследователи.

Поскольку я встречался с авторами некоторых публикаций, позволю себе несколько комментариев относительно подобных исследований. Я пришел к выводу, что научное исследование может быть неполиткорректным. Большинство исследователей, взявшись за изучение долгосрочных последствий того, как рождаются люди, вынуждены были столкнуться с огромными бюрократическими трудностями. Создается впечатление, что они посягают на самые устои общества, ведь процесс родов всегда был обставлен всяческими ритуалами. К тому же большинство людей не обладает способностью мыслить перспективно, а значит, и понимать важность этой передовой области исследований, которая является новой отраслью эпидемиологии. (Эпидемиологи изучают влияние окружающей среды и образа жизни на возникновение заболеваний, состояние здоровья и поведение). Недавно я предложил для обозначения вышеупомянутых исследований ввести термин «тупиковая эпидемиология» («cul-de-sac epidemiology»)21 в противоположность тому, что называется «эпидемиологией замкнутого круга» (то есть эпидемиологии, которая ходит по кругу). Приверженцы последней грешат тем, что еще и еще раз повторяют исследования, в результатах которых и так уже никто не усомнится.

Если глядеть на вещи пессимистически, то напрашивается упрощенческий вывод: политкорректные исследования толкают нас к «эпидемиологии замкнутого круга», а неполиткорректные – ведут к «тупиковой эпидемиологии». Я предпочитаю не терять оптимизма и настаиваю на том, что можно пробить стену в конце тупика и открыть новую широкую дорогу. Иными словами, пора перестать считать незыблемыми рамки политкорректности. Если ученые привыкнут мыслить перспективно, мир благосклоннее отнесется к «эпидемиологии, открывающей горизонты».

Из нового поколения исследований проистекает несколько правил. Одно из них – «жди полового созревания». Эксперименты с животными показывают, что нередко последствия событий, происходивших в самые ранние моменты жизни детеныша, начинают проявляться лишь в период полового созревания. Это касается, в частности, применения в родах медикаментозных средств и родовых повреждений мозга. Здесь напрашивается сравнение с болезнями человека (например (шизофрения, токсикомания, нервная анорексия и другие), обнаруживаются лишь в период полового созревания, но предпосылки для них можно обнаружить во время беременности и в перинатальном периоде. Правило «жди пубертата» требует подходить с осторожностью к результатам исследований там, где наблюдение за участниками велось менее 15 лет. Из этого правила также следует, что в новой отрасли медицины, специализирующейся на болезнях подростков, предстоит сделать еще очень много.

Исследования нового поколения, скорее всего, дадут ответы на вопросы о том, чего нам следует ждать в будущем. Некоторые такие вопросы возникнут в ходе наблюдений и экспериментов над млекопитающими, чей жизненный цикл намного короче, чем у человека. Например, английские бульдоги в наши дни в 90% случаев рождаются в результате планового кесарева сечения. Кроме того, самцы этой породы довольно слабы в сексуальном отношении, и зачастую приходится прибегать к искусственному осеменению. Если между этими явлениями обнаружится взаимосвязь, то нужно будет непременно изучить вопрос о способности к воспроизводству у людей, родившихся плановым кесаревым сечением.

Дополнительный урок
Обзор Банка данных в поисках новых сведений о возможных долгосрочных последствиях рождения кесаревым сечением преподносит нам еще один поучительный урок. Никак нельзя обойти вниманием исследования, из которых следует, что всевозможные осложнения при вагинальных родах тоже, по всей видимости, имеют отрицательные последствия, проявляющиеся через многие годы. К работам, посвященным этой теме, приводят ключевые слова «щипцы», «вакуум-экстракция», «кефалогематома», «реанимация новорожденного». По мере изучения Банка данных появляются все новые доводы за минимальное вмешательство в процесс родов. Для этого надо как можно глубже понять ключевые потребности женщины в родах. Следует также осознать, что одна из главных причин, по которой безопасная современная методика кесарева сечения действительно нужна в наши дни – это необходимость отказаться от такого инструмента, как щипцы. Применение их, помимо всего прочего, грозит серьезными повреждениями тканей матери.

Придем ли мы в конечном счете к простой стратегии с выбором из двух возможных: или роды протекают благополучно вагинальным путем, или роженице делают кесарево сечение в процессе родов, по возможности, не доводя до экстренной ситуации?

ГЛАВА 9
К невиданному разнообразию культур?

Мыслить в масштабах цивилизации
Когда женщина ждет ребенка, ее главная забота – здоровье и благополучие собственного малыша. После рождения младенца ею более чем когда-либо руководит «генетический эгоизм», и нет для нее ничего важнее, чем уберечь свое дитя и удовлетворить все его потребности. Поэтому беременные женщины и молодые мамы мало расположены смотреть на вещи с точки зрения цивилизации. И вполне можно понять – у них иные приоритеты.

Врачи уже очень давно руководствуются гиппократовскими этическими принципами. Гиппократову медицину интересует сам больной, в клятве Гиппократа не упоминается об ответственности врача перед обществом. Что касается акушерки, то по традиции она находится в очень близком контакте, в нераздельном единстве с рожающей женщиной, и для нее важнее всего то, что важно для роженицы. Так что и врачей, и акушерок редко заботят проблемы цивилизации.

Посмотрим шире
Как это ни трудно, нам всем нужно смотреть на вещи шире. Взгляд на роды с позиции «исследований первичного здоровья» (Primal Health Research) и с точки зрения статистики побуждает нас выйти за рамки индивидуального и даже в отдельных случаях пренебречь им, и шире пользоваться понятиями «тенденция», «фактор риска», а также использовать то, что принято называть «статистически значимыми данными». Чтобы осознать, какая пропасть пролегла между человеком и прочими млекопитающими, чтобы задать себе осмысленные вопросы, вспомним для начала, что мы знаем о последствиях кесарева сечения для млекопитающих.

Если ребенок родился кесаревым сечением, значит, применялось общее или местное обезболивание. Анестезия уже сама по себе может вызвать серьезные нарушения в материнском поведении. Почти сто лет назад в Южной Африке ученый и поэт Эжен Марэ провел эксперименты, чтобы убедиться в правильности своего интуитивного предположения о возможной связи между родовыми болями и материнской любовью1. Он наблюдал за группой из 60 полудиких антилоп, в стаде которых за последние 15 лет ни одна мать не бросила своего детеныша. Марэ давал рожавшим самкам вдохнуть пары хлороформа и эфира и обнаружил, что после этого матери отказывались заботиться о новорожденных. В 1980-х годах Кребиль и Пуэндрон изучали влияние эпидуральной анестезии на рожающих овец2. Выводы исследователей просты: когда овцы рожали под эпидуральной анестезией, они теряли интерес к своим ягнятам.

В наши дни кесарево сечение – распространенная практика в ветеринарии, в частности, к нему нередко прибегают при родовспоможении у собак. Эта операция проходит успешно, но потом человеку приходится компенсировать неадекватность материнского поведения, помогать вскармливать малышей и при необходимости давать заменители материнского молока. Подробно описано воздействие кесарева сечения и на приматов, поскольку обезьяны нескольких видов используются как лабораторные животные, в частности, макаки-крабоеды и резусы3. У этих видов самки после кесарева сечения не заботятся о детенышах. Персоналу лаборатории приходилось наносить вагинальный секрет матери на тело новорожденного, чтобы хоть как-то пробудить к нему материнский интерес.

Нет нужды перечислять все примеры опытов и наблюдений ветеринаров и ученых, чтобы убедиться, что операция кесарева сечения – или даже только анестезия как неотъемлемая ее часть – способна в корне исказить материнское поведение млекопитающего.

В этом отношении человек – существо особенное. Миллионы женщин во всем мире проявляют заботу о своих детях после кесарева сечения, эпидуральной анестезии или так называемого «акушерского сна*». Нам известно, почему поведение человека сложнее и почему его труднее интерпретировать, чем поведение других млекопитающих, в том числе и приматов. Род человеческий придумал сложнейшие способы общения. Люди говорят, люди создают культуры. На их поведение больше влияет культурная среда, чем гормональный баланс. Когда женщина знает, что у нее скоро родится ребенок, она заранее настраивается на то, что будет проявлять материнское поведение, даже если ей не придется испытать воздействие «гормонов любви». Это, впрочем, не означает, что нам нечему поучиться у прочих млекопитающих. Столь быстрая и яркая поведенческая реакция животных на вмешательства в их физиологические процессы должна заставить нас глубже разобраться, как же устроены мы сами.

Когда речь идет о человеке, должны учитываться понятия цивилизации и культуры. Если другие млекопитающие не заботятся о своих детях после кесарева сечения, то мы должны уже сегодня задать себе вопрос: что ожидает в будущем цивилизацию рожденных кесаревым сечением?

* Для «медикаментозного акушерского сна отдыха», применяемого в российской практике во время предвестников и раскрытия шейки матки, обычно используют морфиноподобный анальгетик промедол, а также димедрол, анальгин, и транквилизатор реланиум, в некоторые комбинации входят препараты атропин и пипольфен; иногда назначаются препараты для общей анестезии ГОМК и виадрил. Все эти вещества вводятся внутривенно – Прим. ред.

«Прирожденные культуры»
По вполне понятным причинам мы пока не в состоянии точно ответить на вопрос о будущем нашей цивилизации. Кесарево сечение как потребительский товар слишком недавно существует в истории человечества – еще не сформировалась культурная модель. Пока же мы можем при помощи специализированных баз данных изучать важнейшие характеристики разных культур, учитывая принятые способы деторождения. Так, мы обнаруживаем, что в обществе, которое больше нуждается в воспитании потенциала агрессии, ритуалы и верования грубее вмешиваются в человеческую жизнь во время родов и в ближайший к ним период. Учтем также то, что нам известно из исследований первичного здоровья (Primal Health Research) о различных формах «нарушений способности любить», не забудем и то, что дают нам дисциплины, вносящие свой вклад в научное познание любви. Тогда мы уже сегодня будем в состоянии предугадать, какие последствия для эволюции культуры может иметь все более широкое применение кесарева сечения. Эти последствия отразятся, прежде всего, на способности общаться и взаимодействовать с другими людьми, на любви к ближнему и к себе (общеизвестные составляющие способности любить себя самого – самоуважение и самооценка).

Доля кесаревых сечений в общем количестве родов настолько отличается в разных странах, что мы, пожалуй, всего через несколько десятилетий сможем сравнить, к чему приведут разные тенденции в эволюции культурных сред. Как, например, голландская культура, стоящая за роды естественным путем, изменится по сравнению с культурой бразильской, уже неразрывно связанной с родами кесаревым сечением? Как японская культура будет развиваться в сравнении с тайваньской или южнокорейской? То, что бесчисленные специалисты в области наук о человеке до сих пор не задались такими вопросами и не уловили этих новых тенденций, следует отнести к ограниченной способности человека мыслить долгосрочными категориями.

Пока научное сообщество не осмыслило новых явлений, давайте вновь обратимся к Джейн Инглиш, которая родилась в 1942 году путем кесарева сечения, произведенного до начала родов. Этот способ появления на свет она превратила в своеобразную призму, через которую стала смотреть на мир. Джейн – человек, знающий, что такое наука, имеет степень доктора наук в области субатомной физики, однако то, что у нее получилось, научной работой не назовешь. Изучив свой собственный опыт и собрав истории из жизни, она заключает, что в результате рождения кесаревым сечением (в особенности до начала родовой деятельности) возникает новая культурная среда. Она вводит понятие «прирожденной» культуры («native» culture), используя буквальное значение слова «native», то есть «связанный с родами». Вот один из ее выводов: такое кесарево сечение дает иное восприятие пространства и времени, изменяет «границы личного пространства и возможностей»4. Вопреки общераспространенной тенденции использовать понятие причинно-следственной связи лишь в одну сторону, она осмеливается утверждать, что не только кесарево сечение порождает некоторые особенности личности, но и само оно является следствием этих личностных черт. Этот подход рождает неожиданные вопросы, например: «Почему кесаревым сечением рожают 10% женщин в Амстердаме, но 80% – в Сан-Паулу?»

Как бы то ни было, путешественнику тоже приходится быть готовым к тому, что между Амстердамом и, скажем, Сан-Паулу – огромная культурная пропасть. Ничто не мешает ему бродить ночью по улицам Амстердама, а в бразильском мегаполисе это будет самоубийственно. Но не следует спешить с выводами.

Возможно, понятие «прирожденной культуры» поможет понять причины стремительного возникновения и развития некоторых культурных аномалий в последние годы. Вспомним, например, как вдруг в Америке 70-х возникла культура, связанная с употреблением наркотиков («drug culture»). Примечательно, что это поколение американцев родилось в эпоху «родов в полусне» («twilight sleep»), то есть их матери рожали под воздействием комплекса лекарственных средств, включавшего морфин. Связь между этими двумя фактами выглядит весьма убедительной, если изучить серию работ шведских исследователей Бертила Якобсона и Карин Нюберг, которые можно найти в нашем Банке данных по исследованиям первичного здоровья. Авторы показывают, что если мать во время родов получала определенные обезболивающие препараты (в частности, морфиноподобные вещества), то вероятность, что ее ребенок впоследствии пристрастится к наркотикам, статистически выше.

Обратимся теперь к еще одному примеру. В Бразилии на 10-20% в год растет число пластических операций. По числу таких операций страна уже занимает второе место в мире после США. Мара Кристина Соуза де Лусия, главный психолог университетского госпиталя Клиникас де Сан-Паулу, предприняла исследование, целью которого было оценить степень удовлетворенности людей своей внешностью5. Группа исследователей опросила 346 мужчин и женщин с нормальным весом и выяснила, что 50% недовольны тем, как выглядит их тело, а 67% женщин и 28% мужчин были бы непрочь сделать себе пластическую операцию. «Некоторые ходят от одного врача к другому... и никак не удовлетворятся результатом», – замечает Лусия, комментируя эти цифры. Похожее явление можно наблюдать сегодня и в Китае – еще одной стране, где стремительно растет число кесаревых сечений. Газета «Шанхай дейли» опубликовала результаты опроса, которые показывают, что все больше мужчин прибегает к операциям, чтобы стать похожими на Арнольда Шварценеггера. Доктор Лю Чунлонг, ведущий шанхайский специалист по пластической хирургии, считает, что для этих мужчин хирургия играет роль психотерапии6. Не видим ли мы здесь проявление нарушения способности любить себя?

В наши дни впервые за время существования рода человеческого появилось много способов производить детей на свет. Уже только среди операций кесарева сечения нужно различать хирургические вмешательства, производимые вне родов, в родах и по экстренным показаниям. Каким бы путем ни рождался ребенок, также следует отдельно рассматривать роды, вызванные искусственно и произошедшие спонтанно. Вагинальные роды в иных случаях проходят без введения медикаментов, а часто – под действием эпидуральной анестезии и синтетического окситоцина во всевозможных комбинациях...

Быть может, человечество развивается по пути небывалого разнообразия «прирожденных культур»?

ГЛАВА 10
Добро пожаловать в мир микробов!

Два входа в мир, населенный микроорганизмами
Появляясь на свет, мы неизбежно попадаем в мир микроорганизмов. В тот момент, когда младенец покидает материнское лоно, его пищеварительный тракт и слизистые оболочки стерильны. Уже спустя несколько часов в носу, во рту, в кишечнике новорожденного поселяются миллиарды бактерий, и важнейший вопрос, – какого рода бактерии первыми колонизируют его организм?

Это вопрос первостепенной важности, так как одни микроорганизмы для ребенка с самого рождения знакомы и «дружественны», а другие незнакомы и потенциально опасны. Причиной тому человеческая плацента, весьма активно доставляющая к плоду материнские антитела, которые обычно называют IgG*. Уровень содержания таких антител в организме новорожденного тот же, что и в организме матери, поэтому микроорганизмы, привычные для матери, «знакомы» и организму ребенка, пока еще свободному от них. У человека антитела интенсивнее всего поступают к плоду после 38 недель беременности1. Подчеркнем, что такой высокий уровень антител в организме новорожденного к моменту родов (часто даже выше, чем у матери) – специфическая черта homo sapiens. У низших обезьян, например, беличьей обезьяны саймири, уровень этиx антител при рождении далеко не так высок2.

* IgG – иммуноглобулины класса G. – Прим. ред.

Есть и еще одна причина, почему следует придавать большое значение тому, какие микроорганизмы первыми заселяют организм новорожденного. Бактериологам хорошо известно, что микроорганизмы, первыми «оккупировавшие» новое, стерильное поле, скорее всего, и будут впоследствии господствовать на нем. Из этого следует ряд практических выводов. Во время эпидемий в отделениях для новорожденных было обнаружено, что заражение младенцев стафилококками с высокой вирулентностью* можно предупредить, если вовремя нанести на слизистую носа или пуповинный остаток культуру специально подобранных штаммов стафилококков с ослабленной вирулентностью и высокой чувствительностью к антибиотикам3.

* Вирулентность – способность микроорганизма вызывать заболевание, степень выраженности его патогенного потенциала. – Прим. ред.

Итак, становится ясно, что с точки зрения бактериологии новорожденный нуждается в том, чтобы находиться в контакте с одним-единственным человеком – своей матерью. Ясно также, что с точки зрения бактериологии есть кардинальное, неустранимое различие между вагинальными родами и кесаревым сечением. Человеческому младенцу предназначено появляться на свет через отверстие, расположенное вблизи анального отверстия матери. Это своего рода гарантия того, что организм ребенка, и, прежде всего, его пищеварительный тракт будет сразу же заселен огромным разнообразием полезных микробов, находящихся в организме матери. Рождение кесаревым сечением предполагает совершенно иной путь в мир, населенный микробами. Ребенок в этом случае рождается в стерильной обстановке операционной. Первые микробы, с которыми он встречается, – те, которые находятся в больничном воздухе, и те, носителями которых являются окружающие медики. Довольно мало шансов, что его сразу приложат в груди и он получит первое молозиво, содержащее специфические антитела (IgA) и другие вещества, защищающие его от инфекции. Ввиду всех названных причин кишечная флора ребенка, рожденного кесаревым сечением, отличается от той, которая у него была бы, если бы он родился в естественных физиологических условиях. В несвоевременном или ненормальном заселении кишечника новорожденного, возможно, следует искать причину того, что чаще других пищевым аллергиям подвержены дети, родившиеся кесаревым сечением от матерей, страдавших аллергией4.

При любых рассуждениях на эту тему нужно иметь в виду вполне доказанный факт: сам по себе естественный процесс родов благотворно влияет на иммунную систему ребенка. К такому выводу пришли исследователи, которые сравнивали активность клеток, отвечающих за иммунитет, в крови у детей, родившихся вагинальным путем и кесаревым сечением5. От того, каким из двух путей ребенок появился на свет, зависит его иммунный ответ; у полугодовалых детей, родившихся «верхним» и «нижним» путем, эти различия еще сохраняются6. Научные данные свидетельствуют, что от способа появления на свет зависит состав флоры всего пищеварительного тракта, включая полость рта. Американские исследователи обнаружили, что одна из бактерий, повинных в разрушении зубов (Streptococcus mutans), обнаруживается у детей, рожденных кесаревым сечением, годом раньше, чем у рожденных через естественные родовые пути7.

Кишечная флора и здоровье
То, каким образом формируется кишечная флора в первые несколько часов жизни человека после родов, – очень серьезная тема. Прежде всего, здоровая кишечная флора – это мощный барьер, защищающий ребенка от всевозможных патогенных бактерий. Она также играет первостепенную роль в синтезе витаминов и нейтрализации токсинов. Кроме того, она существенно влияет на развитие и созревание иммунной системы. Когда речь идет об основах будущего здоровья ребенка, непременно следует принимать во внимание, каким образом он был рожден, то есть, как происходил его первый контакт с микроорганизмами и как формировалась его кишечная флора. Существует много разновидностей лимфоцитов – клеток, осуществляющих иммунную защиту организма. Здоровое состояние организма предполагает определенный баланс количества лимфоцитов типа ТН1 и ТН2. В момент рождения преобладает действие клеток типа ТН2. Здоровая кишечная флора, как правило, смещает баланс иммунной системы в иную сторону. Если это физиологическое смещение не происходит в нужное время, то теоретически впоследствии повышается опасность проявления той или иной формы аллергии. <

Важность родов и ближайшего к ним периода для развития кишечной флоры доказывается не только теоретическими выкладками. Финские ученые проводили анализ каловой флоры 34 детей, родившихся вагинальным путем и 30 родившихся кесаревым сечением с профилактическим назначением антибиотиков. Исследования проводились в возрасте 3-5, 10, 30, 60 и 180 дней. Выяснилось, что у рожденных кесаревым сечением в содержимом кишечника флора обнаруживалась позже, чем у появившихся на свет естественным путем, а в шестимесячном возрасте эта флора все еще не соответствовала норме8.

Немногие пока отчетливо осознали, что громадная по объему флора кишечника, масса которой достигает 2 кг, является важной индивидуальной чертой каждого человека. Сегодня мно о оворят о возможности оказывать воздействие на микрофлору с помощью так называемых пробиотиков – продуктов, содержащих биокультуры: йогуртов, разного рода напитков и пищевых добавок. На самом деле маловероятно, что бактерии пробиотиков способны внести стабильные изменения в состав микрофлоры, который в значительной степени установился вскоре после рождения и на который влияет способ вскармливания ребенка.

Здесь возникает еще один вопрос: легко ли кормить грудью младенцев, родившихся кесаревым сечением?

ГЛАВА 11
Добро пожаловать в мир запахов!

Несколько историй из практики
В 1977 году на конгрессе по психосоматике, акушерству и гинекологии в Риме я говорил о том, какие условия могли бы способствовать тому, чтобы новорожденный сам нашел грудь в течение первого часа после рождения1. С учетом уровня развития науки тех лет, я мог опираться лишь на свои собственные наблюдения и истории из практики. Я заметил, что новорожденные с трудом находят сосок, если в помещении недавно проводилась уборка и еще не выветрились резкие, навязчивые запахи. Еще меня заинтересовали рассказы коллег, свидетельствующие о том, что у женщин в родах и сразу после родов обостряется обоняние. Вспоминается одна роженица, которая пожаловалась, что чувствует в родильной палате запах сигаретного дыма. Ей вежливо объяснили, что это исключено, однако впоследствии оказалось, что накануне в помещении несколько минут находился рабочий, заменявший лампочку, и от него пахло табаком. Отсюда практический вывод: нужно устранять все специфические больничные запахи в помещении, где происходят роды, и допускать туда строго ограниченное число людей. У меня в то время уже были основания предполагать, что обоняние – это «один из лучших проводников к материнскому соску и, по-видимому, один из способов, при помощи которых новорожденный опознает свою мать».

Мой доклад тогда мог показаться странным по целому ряду причин. В 1977 году большинство гинекологов, педиатров, акушерок, медсестер, равно как и широкая публика, не имели понятия о том, что младенец может находить материнскую грудь в первый час после рождения. Им никогда не доводилось видеть, чтобы новорожденный постоянно находился в руках у восторженной матери в атмосфере, которую можно назвать священной. По заведенному уставу всегда полагалось «обработать» новорожденного, прежде чем показать его матери. Мы тогда еще пребывали в уверенности, что запахи мало влияют на поведение человека; нами руководили бесчисленные обычаи и убеждения, ради которых мать и ее малыша разлучают сразу после родов.

Научные данные последних лет
Исследования последних лет показывают, что, приходя в мир, новорожденный входит и в мир запахов. В тот самый момент, когда младенец попадает в атмосферу и делает первый вдох, слизистые его носа впервые соприкасаются с летучими веществами. До рождения на чувствительные рецепторы уже воздействовали самые разные вещества, которые содержатся в амниотической жидкости или приносятся кровью, но в этом случае про обоняние в полном смыс е слова говорить еще не приходится: для этого раздражители должны соприкасаться с рецепторами в воздушной среде.

Пробки, закупоривающие ноздри ребенка, к середине срока внутриутробной жизни рассасываются. Это знаменует собой начало развития будущего обоняния – одной из наших древнейших сенсорных функций. Отчетливую реакцию на сильные запахи наблюдали у недоношенных детей, родившихся за два месяца до срока2. Сегодня процесс развития системы обоняния уже подробно изучен.

Есть новые исследования, которые показали, что не менее 1–2% наших генов отвечает за производство специфических рецепторов, связывающих молекулы пахучих веществ3. Когда эти рецепторы раздражаются, у нас возникает ощущение запаха. Кроме того, раздражение этих рецепторов вызывает реакцию эндокринной системы. Между обонянием и выделением окситоцина («гормона любви») существует теснейшая связь4. Также тесно связаны система обоняния и центр головного мозга, отвечающий за выделение норадреналина – гормона адреналиновой группы, который помогает новорожденному научиться различать запахи5, 6. Если учесть, что в первый час после рождения уровень норадреналина в крови новорожденного в 20-30 раз превышает тот, который впоследствии установится у него как нормальный, то будет проще понять, как физиология готовит младенца к тому, чтобы «учуять» свою мать.

Из этих теоретических соображений следует, что роль обоняния в поведении человека привычно недооценивалась, особенно в родах и в ближайший к ним период.

В последнее время мы наблюдаем вал экспериментальных исследований, в которых доказано, что новорожденные способны различать объекты по запаху. Некоторые опыты подтвердили, что у малыша еще в утробе складываются предпочтения: одни запахи ему нравятся, другие – нет7. В других работах показано, что естественные запахи существенно влияют на поведение младенцев. В частности, недавно получены данные о том, что новорожденных привлекает специфический запах околоплодных вод8,9,10,11. Судя по всему, и матери, у которых обоняние, как правило, обостряется в родах и в ближайший к ним период, проявляют особую чувствительность к этому запаху. Так, мне не раз приходилось слышать, как сразу после родов, еще не вернувшись «с другой планеты», глядя в глаза только что родившемуся малышу, мама повторяла: «Как он чудесно пахнет!» Есть данные о том, что младенцы проявляют интерес к запаху соска12 и подмышечной впадины13.

Естественные запахи существенно влияют на взаимоотношения между матерью и младенцем, и следует признать, что здесь между родами «верхним путем» в операционной и родами в условиях, приближенных к домашним, без применения медицинских препаратов, существует кардинальное, неустранимое различие. У нас есть много оснований задаться вопросом, легко ли после кесарева сечения кормить малыша грудью. Если говорить о нас, французах, то на ум приходит и такой необычный вопрос: какими станут гастрономические пристрастия в обществе рожденных кесаревым сечением?

ГЛАВА 12
Вскармливание младенца, рожденного кесаревым сечением

Женщина устроена так, что рождение ребенка происходит благодаря выделению большого количества гормонов. Те же самые гормоны обеспечивают и кормление малыша грудью. Так как процесс родов и начало лактации тесно связаны между собой, особое значение приобретают вопросы о вскармливании детей, родившихся кесаревым сечением.

Лактация начинается до рождения ребенка
Между физиологией родов и физиологией грудного вскармливания есть очевидная связь, и это подтверждается множеством примеров.

Млекопитающим вообще и женщинам в частности помогают справиться с родовыми болями морфиноподобные вещества эндорфины1,2. Известно, что они, в свою очередь, стимулируют выделение пролактина, ключевого гормона, обеспечивающего лактацию3. Сегодня мы можем дать объяснение цепочке событий, которая начинается с физиологически обусловленной боли при схватках и приводит к выделению гормона, который необходим для секреции молока.

Один и тот же гормон, окситоцин, обеспечивает сокращения матки во время схваток и сокращение особых клеток в молочных железах – это так называемый рефлекс выброса молока, который возникает во время сосания младенцем груди. Возникает вопрос могут ли женщины, «родившие не рожая», выделять окситоцин так же активно, как те, которые рожали физиологическим путем? Ответ на этот вопрос дает исследование шведских ученых. Они приняли во внимание то, что окситоцин эффективнее всего действует, если выделяется ритмично, в режиме частой пульсации. Исследование показало, что через два дня после вагинальных родов во время прикладывания ребенка к груди, у женщин наблюдалось пульсирующее выделение окситоцина, таким образом обеспечивая эффективность действия гормона. Выделение окситоцина у родивших экстренным кесаревым сечением было менее ритмично4. Кроме того, ученые обнаружили корреляцию между характером выделения окситоцина через два дня осле родов и продолжительностью исключительно грудного вскармливания. Иными словами, продолжительность кормления грудью, по всей видимости, зависит от характера родов. Та же группа шведских ученых обнаружила, что у женщин, рожавших кесаревым сечением, в течение 20-30 минут после начала кормления не происходило существенного нарастания уровня пролактина в крови.

Хотелось бы прокомментировать результаты исследований итальянских ученых, из которых следует, что у матерей, которые рожали вагинальным путем, уровень эндорфинов в молоке в первые дни кормления намного выше, чем у тех, которым было сделано кесарево сечение5. По всей видимости, одна из функций морфиноподобных веществ – вызывать своего рода привязанность к материнской груди и грудному молоку. То есть можно ожидать, что чем сильнее тяга младенца к материнской груди, тем продолжительней и легче будет кормление грудью.

Обобщая, можно сказать следующее. Гормоны, выделяемые матерью и младенцем во время родов, остаются в организме или уровень их растет в течение первого часа после рождения. Каждый из них оказывает особое влияние на поведение мамы и малыша7 и на установление взаимоотношений между ними, а, следовательно, и на процесс начала лактации. Именно в этот момент новорожденный ребенок впервые может самостоятельно найти грудь6.

Сегодня в нашем распоряжении есть все больше данных, подтверждающих, что ребенок, рожденный кесаревым сечением (особенно до наступления схваток), в целом физиологически отличается от детей, появившихся на свет вагинальным путем. У рожденных кесаревым путем иначе функционируют легкие и сердце8, у них, как правило, ниже уровень глюкозы в крови9. У рожденных элективным кесаревым сечением в первые полтора часа жизни температура тела обычно ниже, чем у детей, родившихся вагинально или кесаревым сечением во время родов10. Помимо этого существуют различия в иммунной реакции;11,12,13,14 иначе работает система, регулирующая кровяное давление; уровень эритропоэтина и масса кровяных клеток – как правило, ниже19; ниже уровень гормона20, регулирующего активность щитовидной железы21; количество энзимов, выделяемых печенью и кисл тность желудка также отличаются от нормы22.

В ожидании научных доказательств
Эти теоретические соображения заставляют меня предположить, что после кесарева сечения, в особенности планового, возникают трудности с грудным вскармливанием, сокращаются его сроки. Это подтверждают бесчисленные случаи из практики и рассказы, передаваемые изустно. Впрочем, полагаться на «истории из жизни» мы не имеем права. Искусно подобрав такие истории, можно доказать любое утверждение. Ведь есть женщины, которые по нескольку лет вполне благополучно кормят грудью после планового кесарева сечения, есть и такие, которые сталкиваются с серьезными трудностями в кормлении после вагинальных родов без медицинских вмешательств. Что касается статистических данных, то их трудно интерпретировать из-за невозможности случайной выборки – ведь нельзя же с самого начала разделить женщин на две группы по жребию, «прописав» одним кесарево сечение, а другим – вагинальные роды.

По всей видимости, на качество и продолжительность грудного вскармливания влияет и способ обезболивания при родах. Датские ученые сравнили две группы женщин, рожавших кесаревым сечением: 28 женщин рожали под эпидуральной и 28 – под общей анестезией. Женщины в первой группе смогли кормить грудью дольше: до полугода кормили соответственно 71% и 39% матерей23.

Обратимся еще раз к реалиям Бразилии – страны, где количество кесаревых сечений выражается астрономическими цифрами, а роды посредством операции стали частью принятого культурного стереотипа. Однако в этой же стране созданы организации поддержки грудного вскармливания. Очевидно, что одно связано с другим, и это наводит на размышления. В 1981 году в стране была принята Национальная программа поощрения грудного вскармливания PNIAM (Programa Nacional о Incentive ao Aleitamento Materno), которая в 1988 году была включена в бразильскую конституцию. Примечательно, с каким размахом и с какими оригинальными решениями осуществлялась эта программа. В каждом штате были организованы курсы подготовки как для всех категорий профессиональных медиков, так и для народных целителей и других представителей альтернативной медицины. В широкомасштабную кампанию по пропаганде грудного вскармливания включились суперзвезды, были приняты законы, касающиеся рекламы заменителей материнского молока и продолжительности отпуска по беременности и уходу за ребенком. Бразилия также стала активно участвовать в движении за бережное отношение к новорожденным в больницах под названием «Больница улыбается ребенку» (Baby Friendly Hospital Initiative), и в 1998 году уже 103 больницы соответствовали требованиям этой программы. Такое сочетание гигантского количества кесаревых сечений и всеобщего поощрения грудного вскармливания лишь разжигает любопытство: как же теперь вскармливают маленьких бразильцев?

Альмеида и Коуто провели интересное исследование относительно лактации у бразильских женщин-медиков, чья работа заключалась в пропаганде исключительного грудного вскармливания в течение первого полугода после рождения ребенка24. Когда эти консультанты по лактации родили своих собственных детей, средний срок исключительно грудного вскармливания составил всего лишь 98 дней! И это при гарантированном четырехмесячном отпуске по уходу за ребенком! В отчете об этом исследовании есть одна прелюбопытная деталь: 87% специалистов с высшим образованием и 66,7% из числа среднего медперсонала рожали кесаревым сечением. В целом бразильскую статистику больше интересует общий процент женщин, кормящих детей грудью, нежели продолжительность исключительно грудного вскармливания25. Исследование, посвященное вопросу отлучения от груди, проведенное в северо-восточной Бразилии (где 99% женщин кормят грудью при выписке из больницы) показало, что средний срок введения докорма составил 24 дня27. Эти данные подтверждают выводы, сделанные на основе физиологического подхода. Напрашивается вывод, что продолжительное грудное вскармливание трудно обеспечить в стране, где больше половины детей рождается «верхним путем».

Совершенно иную картину ученые увидели в городе Джидда (Саудовская Аравия), где 40% детей находятся на грудном вскармливании не менее года и где доля кесаревых сечений – всего 13%. Кесарево сечение – один из основных факторов, приводящих к раннему прекращению грудного вскармливания27. Следует также упомянуть скандинавские страны, где значительный процент детей вскармливается грудью, а число кесаревых сечений невелико.

В эпоху, когда значительная часть детей на планете рождается кесаревым сечением, есть настоятельная необходимость в детальном исследовании взаимосвязи между обстоятельствами рождения и лактацией. Твердить без конца «Нет ничего лучше груди!» – мало. Сегодня гораздо важнее уяснить, как развивается способность кормить грудью.

Взгляд с практической точки зрения
Кормление грудью после кесарева сечения – практика относительно недавняя. Большинство женщин, рожавших «верхним путем» до 1980 года, не кормили грудью. Согласно оценкам британских ученых, в 1975 году лишь 2% женщин, родивших кесаревым сечением, кормили грудью своих детей28. Это было время, когда развивалось производство «адаптированных» молочных смесей, грудное вскармливание обесценилось, а кесарево сечение делалось, как правило, под общей анестезией, и число таких операций было относительно невелико. В таких условиях ничто не побуждало опровергать широко распространенное убеждение в том, что женщина не может кормить грудью после полостных оперативных родов.

Сегодня во многих странах большинство женщин кормит грудью своих детей и после кесарева сечения. Механизм «запуска» лактации у них не может быть таким же, как после физиологических родов. В большинстве случаев после вагинальных родов без медикаментозного вмешательства следует как можно меньше вторгаться в процесс начала кормления: гораздо важнее дать матери побыть наедине с малышом в обстановке полного покоя и уединения. Напротив, после кесарева сечения маме и ребенку по вполне понятным причинам нужна помощь.

В экстренных ситуациях легче всего сделать общую анестезию, но в этом случае мама находится без сознания во время родов и испытывает сонливость некоторое время после них. Тем не менее, как показывает мой собственный опыт, многие дети могут сами брать грудь через два часа после кесарева сечения под кратковременным и неглубоким общим наркозом. Сегодня, когда широко распространена эпидуральная и спинальная анестезия, многие женщины могут покормить малыша грудью прямо на операционном столе. Что касается будущей способности мамы кормить грудью, то мой собственный опыт и все то, что я слышал, приводят к следующему выводу: намного важнее, было ли сделано кесарево сечение во время родов или до их начала, чем то, какой вид анестезии при этом применялся. Есть основания полагать, что кесарево сечение без родовой деятельности повышает вероятность возникновения трудностей с грудным вскармливанием. Объяснение этому довольно простое: когда время рождения запланировано врачом, ни маме, ни ребенку не дают возможности выделить гормоны, которые отвечают как за роды, так и за лактацию. Как ни странно, мне попалось только одно исследование, посвященное этому вопросу. В этом исследовании, проведенном в Анкаре (Турция), оценивалась связь между временем начала кормления грудью и количеством суточного отделения молока у нескольких групп женщин после повторного кесарева сечения29. Было обнаружено, что по сравнению женщинами оперированными во время родов, у рожавших плановым кесаревым наблюдалась как задержка в начале лактации, так и меньший объем вырабатываемого молока. В первые дни после операции большинство женщин нуждается в помощи, по крайней мере, до момента восстановления кишечной перистальтики, которая позволяет отходить газам. Как и после любой операции на органах брюшной полости, это является переломным моментом с точки зрения комфорта и хорошего самочувствия. Женщине необходим помощник, чтобы принести ребенка, поправить подушки, правильно приложить ребенка к груди. Поначалу маме, как правило, удобнее всего кормить лежа. Медсестра или няня, которая приносит ребенка, может помочь маме удобно устроиться, повернуться, чтобы дать другую грудь. По прошествии нескольких дней женщина может отважиться и поискать другие удобные позы кормления. Вероятно, из-за отсутствия боли в промежности после кесарева сечения (это не подразумевает, что боль в промежности неизбежна после вагинальных родов), многим женщинам удобно кормить, сидя на низком стульчике или по-турецки. По сравнению с ситуацией после вагинальных родов, для поддержания грудного вскармливания после кесарева сечения и маме, и малышу потребуется больше решимости и настойчивости. Понимание и помощь кормящие после кесарева сечения могут найти в местной группе взаимоподдержки. Расскажите матери, какие возможности для этого имеются в вашем городе.

ГЛАВА 13
Тысяча и одно показание для кесарева сечения

Многим женщинам, чьи малыши вот-вот появятся на свет, предложат кесарево сечение. Если мы возьмемся анализировать все возможные ситуации, информация займет тома. Есть несколько способов классификации причин для рождения «верхним путем». Мы постараемся разделить абсолютные и относительные показания к операции.

Абсолютные показания
Будущих мам стоит предупредить о некоторых вполне определенных, не подлежащих обсуждению показаниях к операции, хотя такие ситуации встречаются относительно редко.

К этой группе показаний относится выпадение пуповины. Иногда при излитии околоплодных вод – спонтанном или после искусственного вскрытия плодного пузыря – петля пуповины может выпасть через шейку матки во влагалище и оказаться снаружи. При этом она может сдавливаться, и тогда кровь перестает поступать к ребенку. Это является неоспоримым показанием к проведению кесарева сечения, за исключением тех случаев, когда роды уже в той стадии, когда ребенок вот-вот родится. При родах в срок в головном предлежании выпадение петель пуповины происходит крайне редко, если плодный пузырь не вскрывать искусственно. Более часто оно происходит при преждевременных родах или при родах в ножном предлежании. В течение нескольких минут перед проведением экстренного кесарева сечения женщине следует принять позу на четвереньках – это позволит уменьшить сдавление пуповины.

В случае полного предлежания плаценты она располагается в области шейки матки и препятствует выходу ребенка. Наиболее яркие симптомы этого состояния – выделение алой крови из половых путей, которое не сопровождается болью и чаще всего происходит по ночам в конце беременности. Расположение плаценты достоверно определяется при ультразвуковом исследовании. Полное предлежание плаценты диагностируется в конце беременности. Оно является абсолютным показанием к кесареву сечению. Если во втором триместре беременности выявляется низкое прикрепление плаценты, весьма вероятно, что за оставшиеся недели она поднимется и займет более безопасное положение. Говорить о предлежании плаценты в середине беременности неправомерно.

Отслойка плаценты может произойти как до, так и во время родов. Это означает, что плацента или значительная ее часть отделяется от стенки матки до рождения ребенка. В типичных и очевидных случаях внезапно возникает резкая боль в животе. Эта боль постоянна и не облегчается ни на минуту. Порой – но не всегда – боль сопровождается кровотечением, и женщина может быть в состоянии шока. Часто остается неясным, почему произошла отслойка плаценты, за исключением тех случаев, когда причина очевидна: например, травма (в результате дорожно-транспортного происшествия или бытового насилия) или развитие преэклампсии. При классической форме, когда возникает кровотечение, явное или скрытое (если отток крови невозможен), обычными мерами неотложной помощи являются переливание крови и немедленное оперативное родоразрешение, пока ребенок жив. В более легких случаях, когда плацента отслаивается с краю, на небольшом участке, обычно возникает безболезненное кровотечение. В наше время такие формы отслойки плаценты диагностируются при помощи ультразвукового исследования. Вообще, если врач предлагает сделать кесарево сечение по причине отслойки плаценты, это показание лучше не обсуждать. Преждевременная отслойка плаценты – одна из основных причин внутриутробной гибели плода.

Лобное предлежание – это такое положение головки плода, когда она находится в среднем положении между полным

сгибанием (обычное «затылочное предлежание») и полным разгибанием («лицевое предлежание»). Диагноз лобного предлежания иногда может быть предположительно поставлен при пальпации живота: выступающая часть головки, затылок, располагается вдоль спинки плода. Обычно диагноз ставится в процессе родов при влагалищном исследовании: пальцы акушера находят надбровные дуги с глазницами, уши и даже носик ребенка. При лобном предлежании головка плода проходит через таз наибольшим диаметром (от затылка до подбородка). При сохраняющемся лобном предлежании показания к кесареву сечению абсолютны.

Поперечное положение плода, которое также называется плечевым предлежанием, означает, что ребенок лежит горизонтально, ни головкой, ни ягодицами вниз. Если женщине предстоят повторные роды, более вероятно, что ребенок займет продольное положение к концу беременности или в самом начале родов. Если этого не произойдет, роды через естественные пути будут невозможны. Это еще одно абсолютное показание к кесареву сечению.

Относительные показания
Случаи, когда возникают абсолютные показания к кесареву сечению, крайне редки. Более частые относительные показания в значительной степени зависят от столь разнообразных факторов, как личные качества, возраст и профессиональный опыт акушерки и врача; страна, где рождается ребенок, существующие в данной клинике протоколы и принятые нормы; характер, образ жизни, семейное окружение и круг друзей будущей мамы; последние исследования, опубликованные в авторитетных медицинских журналах и освещенные в средствах массовой информации, данные, полученных с популярных веб-сайтов и т.д. Вот почему частота кесарева сечения так сильно варьирует от акушера к акушеру, от клинике к клинике и от страны к стране.

Наличие рубца на матке (обычно после предшествующего кесарева сечения) – пример относительного и подлежащего обсуждению показания: частота оперативного родоразрешения по этой причине возрастала и снижалась в различные периоды истории деторождения. Сегодня всеобщее внимание привлечено к опасности мертворождения по необъяснимой причине, хотя его абсолютный риск очень мал1. Наличие кесарева сечения в анамнезе – настолько частая ситуация и настолько актуальная проблема, что мы рассмотрим ее отдельно.

«Отсутствие прогресса в течении родов»* часто указывается в качестве причины первого кесарева сечения. В большинстве случаев отсутствие прогресса в родах связано с широко распространенным в наше время непониманием физиологии родов. Потребуются десятилетия для того, чтобы вновь уяснить, что человек относится к млекопитающим, а их ключевая потребность в родах – покой и уединение (privacy). Потребуются десятилетия, чтобы понять, что акушерка – прежде всего, фигура, подобная матери, то есть человек, рядом с которым чувствуешь себя в безопасности, который не разглядывает нас и не критикует. В нынешних условиях было бы опасно сделать приоритетом снижение частоты кесаревых сечений. Немедленным следствием этого станет рост числа опасных вмешательств в родах через естественные пути и увеличение количества новорожденных, нуждающихся в помощи педиатров. А пока мы должны признать, что в век индустриализации деторождения большинство кесаревых сечений вполне оправданно, и отсутствие прогресса в родах – наиболее частое показание к операции.

Несоответствие размеров таза и головки плода** означает попросту, что головка ребенка слишком велика для того, чтобы пройти через кости малого таза. Это расплывчатое понятие, потому что соответствие размеров головки ребенка и таза матери зависит в значительной степени от точного положения головки и от того, как она «сконфигурирует» в процессе родов. В том случае, когда в родах принимается решение произвести кесарево сечение, бывает трудно отличить несоответствие размеров таза и головки плода от «отсутствия прогресса в родах»: в одних и тех же обстоятельствах женщине могут произвольно назвать в качестве причины или первое, или второе.

* Этот распространенный в англоязычной литературе термин – failure to progress – означает, что роды не развиваются согласно тому, что принято за норму, или чрезмерно затягиваются. Это может означать отсутствие прогресса в раскрытии шейки, в сократительной деятельности, в продвижении плода. В отечественной традиции этому понятию соответствуют слабость родовой деятельности, дискоординация родовой деятельности (см. Словарь терминов). – Прим. ред.

** Это понятие – cephalopelvic disproportion (CPD) – соответствует термину «клинически узкий таз» в отечественной медицинской литературе. – Прим. ред.

Страдание (дистресс) плода* также является неопределенным понятием, поскольку разные специалисты используют разные критерии для диагностики этого состояния. Страдание плода часто возникает при отсутствии прогресса в родах. В результате бывает трудно разделить эти два показания к кесареву сечению. В настоящее время родовозбуждение является одним из главных факторов риска того комплекса осложнений, который впоследствии будет записан в истории родов как слабость родовой деятельности, несоответствие размеров головки плода и таза матери или дистресс плода.

* Дистресс плода (англ. foetal distress) – относительно новый в русскоязычной литературе термин, соответствующий гипоксии плода или какому-либо иному его страданию, что определяется, в основном, по изменению характера его сердцебиения. – Прим. ред.

Миомы матки и кисты яичников не являются абсолютными показаниями, за исключением тех случаев, когда они очень крупных размеров или низко расположены, что препятствует прохождению ребенка через родовой канал.

Разрыв анального сфинктера в анамнезе также является относительным показанием к кесареву сечению. По данным американского исследования, кесарево сечение предотвращает недержание кала лишь у одной женщины из двух, имевших ранее разрыв сфинктера во время родов2.

Ягодичное (тазовое) предлежание – типичный пример того, как единственная статья, опубликованная в медицинской литературе, может в одночасье перевернуть весь мир. Можно без преувеличения утверждать, что поворотным моментом в истории родов в ягодичном предлежании стал день 21 октября 2000 года. В этот день в Ланцете, одном из самых уважаемых в мире медицинских журналов, были опубликованы результаты крупного исследования, проводившегося в 121 клинике 26 стран3. Оно имеет большую научную ценность, так как было рандомизированным: ученые случайным образом разделили беременных на две группы и смогли сравнить исход планового кесарева сечения и естественных родов.

Изучались только чисто ягодичное и смешанное ягодичное предлежание. Чисто ягодичное предлежание – такое положение плода в матке, при котором ножки ребенка согнуты в тазобедренных и разогнуты в коленных суставах, то есть ножки вытянуты вдоль туловища. При смешанном ягодичном предлежании ножки ребенка согнуты и в коленях, и в тазобедренных суставах, но находятся выше ягодиц, то есть малыш как бы сидит по-турецки. Случаи ножного предлежания, когда одна или две ножки располагаются ниже ягодиц, были исключены из исследования.

Вот какой вывод делают авторы: «Для доношенного ребенка в ягодичном предлежании плановое кесарево сечение имело более благоприятный исход, чем плановые вагинальные роды; тяжелые осложнения у матерей встречались с одинаковой частотой в обеих группах».

С того дня стало трудно найти врача-акушера, который взял бы на себя ответственность вести роды в тазовом предлежании через естественные родовые пути. Общепринятой тактикой является попытка поворота ребенка за 3-4 недели до предполагаемых родов. Если это не удается, рекомендуется плановое кесарево сечение.

С учетом общераспространенного непонимания физиологии родов, придется признать, что сегодня в большинстве случаев лучше пойти на роды кесаревым сечением, чем пытаться родить самостоятельно в окружении напуганных врачей. Так будет до тех пор, пока мы не осознаем ключевые потребности рожающей женщины, в частности, потребность в покое и уединении (privacy). Есть женщины, которые принципиально не против кесарева сечения, но, интуитивно или разумом чувствуют, что дождаться начала родов было бы лучше для ребенка. Эту точку зрения разделяют многие педиатры, которые подчеркивают, что риск дыхательных расстройств у ребенка ниже после «кесарева сечения в родах». Мы должны иметь в виду, что одним из декларируемых преимуществ родов в больнице является возможность выполнения операции в любое время, днем и ночью. Часто утверждают, что экстренное кесарево сечение связано с более высоким риском осложнений со стороны матери по сравнению с плановой операцией. Но не следует путать «кесарево сечение в родах» с экстренным кесаревым сечением.

Сегодня мы должны также подумать о тех женщинах, которые, несмотря на все трудности, стремятся избежать кесарева сечения и родить естественным путем4. Вот несколько простых полезных правил, которые я постепенно вывел из собственного опыта около 300 вагинальных родов в тазовом предлежании (включая два случая домашних родов):

• Наилучшее место и окружение – то, где нет никого, кроме опытной акушерки – по-матерински заботливой и молчаливой, которая старается не привлекать внимания и не боится принимать роды в тазовом предлежании.

• Первый период родов является диагностическим. Если он проходит легко и без проблем – возможны роды через естественные пути. Но если первый период родов долгий и трудный, следует, не мешкая, выполнить кесарево сечение до наступления того момента, когда уже не будет пути назад.

• Поскольку первый период родов – диагностический, очень важно не пытаться искусственным образом облегчить его ни с помощью лекарств, ни с помощью погружения в воду.

• После достижения «точки невозвращения» ключевыми словами становятся покой и уединение (privacy). Здесь самое главное – сделать роды максимально легкими и быстрыми. Даже выслушивание сердцебиения может стать вредным, отвлекающим действием. Основной целью должно стать создание условий для мощного рефлекса изгнания плода5.

• В случаях чисто ягодичного предлежания можно действовать смелее, чем при других видах тазового предлежания.

Эта тактика ведения родов в тазовом предлежании позволяет существенно снизить общую частоту кесарева сечения, поскольку тазовое предлежание при доношенной беременности встречается в 3% случаев.

Сейчас все больше и больше кесаревых сечений делают в случае двойни. Одной из причин является то, что в 40% случаев в тазовом предлежании находится один ребенок из двойни, а в 8% случаев – оба6. Еще чаще кесарево сечение назначают в тех случаях, когда один из детей намного крупнее другого: эта ситуация представляется потенциально опасной для ребенка с меньшим весом, особенно если дети одного пола. Идея планового кесарева сечения в случае двойни может обескуражить тех, кто больше всего озабочен опасностью рождения недоношенного ребенка. Также изредка возникают ситуации, когда второму ребенку приходится помочь появиться на свет с помощью кесарева сечения уже после того, как первый родился естественным путем. Рождение второго ребенка из двойни часто представляется более рискованным, чем первого. Одна из причин – нездоровая суматоха, всякий раз возникающая в родовом зале сразу после рождения первого ребенка, в то самое время, когда так важно поддерживать атмосферу благоговения, по крайней мере, до тех пор, пока не родятся второй ребенок и плацента. Это еще одна современная тенденция, связанная с общераспространенным непониманием роли покоя и уединения (privacy).

В настоящее время тройни почти всегда рождаются путем кесарева сечения, хотя эта практика время от времени подвергается сомнению. Описаны случаи самостоятельных родов тройней... в том числе дома после предыдущего кесарева сечения!6

Также наблюдается тенденция к увеличению частоты кесарева сечения среди ВИЧ-инфицированных женщин. Ставится задача снизить риск передачи вируса от матери к ребенку. Это показание является еще одним примером того, как в одночасье в наш век доказательной медицины может измениться рутинная практика. С 1994 по 1998 годы в США ВИЧ-инфицированным женщинам кесарево сечение делалось примерно в 20% случаев. В 1998 г было опубликовано исследование, в котором было показано, что риск инфицирования ребенка существенно снижается, если избегать вагинальных родов. После этого, в период с 1998 по 2000 г частота кесарева сечения в данной ситуации выросла до 50%7. Вероятно, она будет увеличиваться и далее с приходом новой техники, предохраняющей ребенка от любого контакта с материнской кровью.

Вирус герпеса также может передаваться ребенку при родах через естественные пути. Чаще всего герпетическая инфекция носит рецидивирующий характер. Это означает, что у женщины уже были обострения до беременности. В этом случае риска заражения почти нет, так как у матери успели образоваться антитела, проникающие через плаценту (IgG), которые способны защитить ребенка. Риск более существенен в тех редких случаях, когда первичное заражение матери произошло в период беременности, когда у нее успевают образоваться только антитела класса IgM, которые не проходят через плаценту. В этом случае кесарево сечение позволяет уменьшить риск передачи вируса.

А как насчет ослабленных детей, особенно недоношенных, и тех, кого называют «маловесными», «не соответствующими сроку гестации»? Опубликовано столько противоречивых данных, что любой доктор всегда сможет найти статью в поддержку своей точки зрения.

А как насчет «особенных детей», появившихся на свет в результате длительного лечения бесплодия с применением новейших методов искусственного оплодотворения? А как насчет других «особенных» детей, родившихся вскоре после необъяснимой внутриутробной гибели плода в предыдущую беременность?

В будущем, если мы не вернемся к осознанию ключевых потребностей женщины в родах, пожалуй, будет проще и быстрее рассмотреть оставшиеся основания решаться на естественные роды, чем пытаться анализировать тысячу и одно возможное показание для кесарева сечения.


ГЛАВА 14
После кесарева сечения – всегда кесарево сечение?

В 1916 году Эдвин Крейгин в своем выступлении перед Нью-йоркским медицинским обществом изрек знаменитую заповедь: после кесарева сечения – всегда только кесарево сечение, «Once a Caesarean always a Caesarean»1. Эта фраза была вполне уместна в годы, когда такие операции были редкостью и производились через классический доступ. В таких случаях при последующих самостоятельных родах опасность разрыва матки с опасным для жизни кровотечением была порядка 12%.

После 1950 года
В 1950-е годы, когда операция в нижнем маточном сегменте стала постепенно вытеснять классическую, эту прежде незыблемую акушерскую истину можно было бы пересмотреть, поскольку одним из заявленных преимуществ новой техники была надежность послеоперационного рубца на матке. Однако врачи в большинстве своем продолжали относиться к этому вопросу с осторожностью и не спешили пересматривать устоявшиеся правила. Следствием этого закона было неписаное правило: за свою жизнь женщина может родить кесаревым сечением не более трех раз. Стоит заметить, что, по крайней мере, одна женщина пренебрегла этим правилом. Этель Кеннеди, жена Роберта Кеннеди, с 1951 по 1968 год родила кесаревым сечением одиннадцать детей!

До 1980 года у считанных женщин благополучно завершались роды через естественные пути после кесарева сечения (VBAC – vaginal birth after cesarean). В 1980 году в США таких родов было всего лишь 3,4%. Тогда еще не появилось течение, которое мы сейчас называем «доказательной медициной» (evidence-based medicine). Вагинальные роды после кесарева сечения, VBAC – еще не стали так актуальны, как теперь. Доктора полагались на рассказы коллег, случаи из практики и свои собственные убеждения. Когда количество кесаревых сечений стало резко расти, и когда все больше женщин захотело избежать повторной операции, тема стала насущной, особенно в США. Зачастую трудно было найти врача, которой был бы готов поддержать женщину в попытке родить через естественные пути. Так движение VBAC стало ассоциироваться, как это ни парадоксально, с домашними родами и домашними акушерками, перенимавшими опыт путем ученичества.

Так обстояли дела до момента, когда Национальный институт здоровья США в 1980 году выступил в числе организаторов конференции, посвященной кесареву сечению2. Участники конференции пришли к выводу: VBAC – разумное решение, которое поможет сдержать рост числа кесаревых сечений. Интерес к VBAC стал расти, появился целый ряд работ, в которых авторы попытались оценить безопасность нового подхода3,4,5. Вскоре процент успешных вагинальных родов после кесарева сечения в США вырос с 3,4% (1980 г.) до 21,3% (1991 г.) и достиг максимума к 1996 году – 28,3% женщин6. Затем этот уровень стал падать: 16,4% в 2001 году, 12,7% в 20027. Спад стал еще заметнее после того, как Американская коллегия акушеров и гинекологов рекомендовала, чтобы акушер-гинеколог «в случае попытки вагинальных родов после предшествующего кесарева сечения находился в пределах ближайшей досягаемости, имел в распоряжении аппаратуру для мониторинга родов и был готов произвести в экстренном порядке операцию кесарева сечения»8. Подобные колебания статистики VBAC отмечаются сегодня почти во всех странах мира.

Часто задаваемый вопрос
Когда женщина решается родить вагинальным путем после кесарева сечения, она прежде всего задает вопрос: «Каков шанс, что это получится?» Меня часто поражало, как легко проходят роды после предшествующего кесарева сечения, произведенного по причине затяжных родов, отсутствия прогресса родовой деятельности или страдания плода. Один из самых типичных и поучительных примеров VBAC в больничных условиях – это случай с 43-летней первородящей женщиной, поступившей к нам в клинику в 1970-е годы. После нескольких часов неэффективных схваток мы пришли к выводу, что разумнее сделать кесарево сечение. Через два года она снова поступила в наше родильное отделение в фазе активных родов. Она довольно легко родила второго ребенка вагинальным путем, и весил он на двести граммов больше первого.

Моим первым опытом VBAC во внебольничных условиях был случай с молодой мамой, которая намеревалась рожать первого ребенка дома, но в результате отправилась в больницу, послушавшись совета «умных людей», которые в один голос твердили об опасности первых родов в домашних условиях. Это были затяжные роды, и из-за слабой родовой деятельности пришлось сделать ей кесарево сечение. Готовясь ко вторым родам, она решила доверять себе, а не советчикам. Мне она позвонила около десяти часов вечера, еще до начала активных схваток. Я решил, что лучше буду спать в свободной комнате у нее дома, чтобы не ехать на роды глубокой ночью. Едва заснув, я был разбужен тем специфическим звуком, который сопровождает «рефлекс изгнания плода»! Есть правдоподобное объяснение тому, что такие роды нередко проходят легко: если предшествующее кесарево сечение было сделано в родах, то в матке успели образоваться рецепторы к окситоцину. Иными словами, во время вторых родов матка становится чувствительнее к действию того самого гормона, который делает схватки эффективными.

Когда настала эпоха доказательной медицины, в нашем распоряжении появились точные данные для ответа на этот пресловутый вопрос. Большинство исследований, заслуживающих доверия, показало, что шансы на успех имеют 70-80 женщин из ста 9,10. В нескольких работах дается шкала, в соответствии с которой каждой женщине можно составить индивидуальный прогноз 9,10,11. Два исследования принимали во внимание исключительно факторы, характеризующие течение беременности. В самом масштабном исследовании разработана система, учитывающая в баллах также и факторы, которые могут быть определены при поступлении в больницу (например, состояние шейки матки). Количество баллов отражает вероятность успешных родов. Степень вероятности успешных VBAC колеблется от 49% у женщин, набравших 0-2 балла, до 95% у тех, что набрали 8-10. Вот факторы, увеличивающие число шансов на успех: молодой возраст, уже имевшие место вагинальные роды, предшествующее кесарево сечение по причине слабой родовой деятельности. Авторы не нашли признаков того, что количество предшествующих кесаревых сечений заметно влияет на исход попытки. В США ученые провели по всей стране статистическое исследование в родильных центрах, куда женщины обращались с намерением во второй раз родить вагинальным путем после кесарева сечения. Результаты показали, что из 1453 женщин 87% успешно родили естественным путем12. В США было проведено впечатляющее по масштабам исследование в 19 университетских клиниках. Из 17 898 случаев, когда женщины попытались родить вагинальным путем, успешными оказались 73,4% родов28.

По понятным причинам в упомянутых исследованиях невозможно было учесть то, в какой степени женщине обеспечивали покой и интимную обстановку, а ведь это, пожалуй, следует считать важнейшим слагаемым успеха. В исследованиях VBAC в качестве фактора не учитывалось и использование в процессе родов электронного мониторинга плода (КТГ), хотя есть основания полагать, что его эффект крайне отрицателен.

Часто даваемый ответ
Рассказав докторам о своем желании родить вагинальным путем после кесарева сечения, женщины порой впадали в панику от их ответа: врачи твердили лишь об опасности разрыва матки. После этого многих преследовали кровавые картины будущих родов...

Сегодня клиницисты в состоянии достаточно определенно оценить индивидуальную степень риска. Недавно проведенные исследования авторитетных ученых13,14 показывают, что вероятность разрыва матки во время VBAC составляет порядка 0,5% при условии, что роды не возбуждались искусственно. Главный фактор риска разрыва матки – это именно искусственное родовозбуждение. Вот выводы крупномасштабного исследования, опубликованные совсем недавно: опасность разрыва возрастает в 15,6 раза (!) после родовозбуждения простагландинами и в 4,9 раза – если оные не применялись13. То, что искусственное родовозбуждение (в особенности с использованием препаратов простагландинов) повышает опасность разрыва матки, подтверждено недавним исследованием более чем 35 тысяч женщин в Шотландии, прежде рожавших кесаревым сечением (одни рожали вагинальным путем, другие – кесаревым сечением в процессе схваток)15. О том же свидетельствует и уже упоминавшееся американское исследование в 19 университетских клиниках28. Будущим матерям следует объяснять, что разрыва действительно следует опасаться, если в родах отсутствует продвижение плода или характер его сердцебиения изменяется в худшую сторону. Во время операции участки локального расхождения тканей рубца (так называемые «окна») обнаруживаются чаще, чем истинный разрыв. Женщины также должны знать, что в 0,1-0,2% случаев во время повторной операции кесарева сечения до начала родовой деятельности находят уже существующий разрыв матки16,17.

Опасность может представлять не только искусственное родовозбуждение. Еще один фактор риска – возраст матери: нам известны два исследования, из результатов которых следует, что у женщин старше 35 лет такие роды протекают менее благополучно18,19. Если послеоперационный период в предыдущих родах сопровождался лихорадкой, это также повышает риск20. В нескольких исследованиях было показано, что шансы на благополучный исход уменьшает слишком короткий – менее чем в полтора года – промежуток между родами21. В последнее время все популярнее становится однослойное ушивание стенки матки, чему способствовала публикация нескольких работ, свидетельствующих о более благоприятных краткосрочных результатах, сокращении времени операции и послеоперационного пребывания в больнице. Однако вопрос о влиянии такой техники на VBAC остается открытым. Надежные результаты дает рандомизированное исследование, но единственная работа такого рода охватывала всего 145 женщин – этого оказалось слишком мало для того, чтобы выявить хотя бы один истинный разрыв матки22. Результаты более масштабного исследования без случайной выборки показывают, что при однослойном ушивании стенки матки риск разрыва может быть выше21. В совсем недавно опубликованной работе показано, что увеличивается лишь риск образования «окон» в маточном рубце24. Моя интуиция хирурга подсказывает, что имело бы смысл провести сравнительное исследование ушивания непрерывным швом и отдельными швами. Как правило, при ушивании отдельными швами в один слой любые ткани срастаются с образованием более качественного рубца.

Примечательно, что до сих пор исследователи не пытались выяснить, уменьшается или увеличивается риск, если кесарево сечение было сделано до начала родовой деятельности. Вот почему меня чрезвычайно заинтересовала работа докторов Язилиоглу и Сонмеза из женской клиники Сулеймание в Стамбуле. Они используют технику ультразвукового сканирования для оценки состоятельности рубца на матке. Турецкие ученые обнаружили, что качество рубцовой ткани гораздо выше, если кесарево сечение делается по достижении определенной степени раскрытия шейки матки. Разница была столь значительной, что в своей нынешней практике, прежде чем сделать плановое кесарево сечение, они раскрывают шейку. Сейчас они пытаются оценить эффективность нового похода.

Еще один часто задаваемый вопрос
Женщинам, рожавшим в прошлом кесаревым сечением, важно оценить и степень риска, которому подвергается ребенок. Ответ на их вопросы дает канадское исследование, в котором ученые проанализировали исход 2233 попыток вагинальных родов после кесарева сечения. Здесь один новорожденный погиб, а у троих отмечена та или иная степень повреждения мозга25. Кембриджские и шотландские ученые провели совместное исследование, которое показало, что уровень «перинатальной смертности, связанной с родами» среди 15515 женщин, пытавшихся родить естественным путем после кесарева сечения, составил 12,9 на 1000026. Это, пожалуй, допустимый уровень риска. Впрочем, следует иметь в виду, что эта цифра в 11 раз больше, чем при повторном плановом кесаревом сечении. То же можно сказать и о результатах исследования в 19 университетских клиниках в США. Там было зафиксировано 12 случаев отставания в развитии, связанного с поражением мозга из-за гипоксии у плода при попытке родов вагинальным путем, и ни одного – при плановом кесаревом сечении28. Нужно тщательно изучать подобные данные, взвешивая соотношение риска и преимуществ. В этом вопросе, как ни в каком другом, нужно опираться на статистику. Многие матери способны принимать во внимание как статистические данные, так и свои интуитивные ощущения.

На практике: о чем должны помнить врач и акушерка
В эпоху, когда операцию проводят в нижнем маточном сегменте, обычно недооценивается, насколько успешной может быть попытка вагинальных родов после предшествующего кесарева сечения. Докторам, акушеркам и будущим мамам следует всего лишь помнить, что нельзя искусственно возбуждать роды, и вообще следует избегать применения лекарственных препаратов. В действительности главную опасность для жизни ребенка представляет не разрыв матки: согласно еще одному обширному исследованию кембриджских и шотландских ученых, в случаях, когда мать ранее перенесла кесарево сечение, вероятность внезапной внутриутробной гибели плода по необъяснимой причине после 39 недель вдвое выше вероятности гибели по причине разрыва матки27. Это, на первый взгляд, согласуется с результатами исследования в 19 университетских клиниках США28. Однако анализ 250 тысяч родов, представленный обществу «Society for Maternal-fetal medicine», не подтвердил предположения о том, что предыдущее кесарево сечение влияло на вероятность внутриутробной гибели плода. Итак, если взвесить риски и преимущества, то станет понятно, что вышеприведенные данные – недостаточное основание для того, чтобы не давать женщинам шанса родить самостоятельно и делать всем подряд плановое кесарево сечение на 39 неделе.

Стратегия, которой я давно придерживался, актуальна и сейчас, в контексте современной науки. Даже когда я был почти уверен, что потребуется повторное кесарево сечение (например, при деформации костей таза вследствие травмы), я старался дождаться первых признаков начала родов и только затем приступать к «не-экстренному кесареву сечению в процессе родов» (или, говоря иначе, «плановому кесареву сечению в родах»). Это было гарантией, что ребенок дал знать о готовности к родам, и мама с малышом начали выделять специфический комплекс гормонов. В обычной ситуации, когда самостоятельному течению родов ничто не препятствует, стратегия проста и незамысловата: удовлетворять ключевые потребности женщины в родах (чувствовать себя в безопасности и не на виду у посторонних). Если роды проходят без проблем – можно рожать вагинальным путем, если же нет – следует делать повторное кесарево сечение. Большинство женщин может родить самостоятельно, если отнестись с пониманием к их потребности быть в уединении и покое.