Зачем читать намтары (жизнеописания)?

намтары
Есть такое понятие, как древние писания, то есть тексты, написанные не одну тысячу лет назад. Их классифицируют на две большие группы: философские трактаты (к ним относятся, например, сутры и упадеши) и намтары (или по-русски, жизнеописания). То есть тексты, в которых описывается жизнь и духовный путь практиков, приходивших в этот мир до нас. 
Философские писания – это выверенное до миллиметра, концентрированное знание, своеобразная квинтэссенция. Но этот тип текстов неэмоционален, в них нет какой-то чувственной подоплёки, они в большей степени направлены на тот тип личности, который живет логическим и рациональным рассуждением, в то время как жизнеописания подразумевают некое сопереживание, сочувствие тому персонажу, про которого мы читаем. И вот это как раз является краеугольным отличием жизнеописаний от философских текстов. 
Жизнеописание помогает намного легче проассоциировать себя с героем (необязательно главным), особенно, если оно написано красочно. В читателе пробуждается сочувствие, сопереживание, которое сначала проявляется в вопросах: «А что герой чувствовал, что происходило?» И именно через это читатель постигает новый для него мир.
Наша память устроена по большей части через эмоциональную сферу: мы помним негативные или позитивные эмоции, если они нас взбудоражили. Все мы помним, как в школе зазубривали какой-то умственный конструкт, не укладывавшийся в голову, например, таблицу Менделеева. Тогда мы запоминали именно наше негативное эмоциональное состояние, нагнетая его до определенной степени.
Жизнеописания тесно связаны с эмоциональной сферой. Неискушенный читатель на следующий день не сможет пересказать текст сутры, не сможет даже воспроизвести его в голове. А вот сюжет намтара перескажет легко и свободно, потому что он его прожил, прочувствовал, хотя физически в нем и не участвовал. Если мы копнем дальше в физиологию, увидим такой эффект. С точки зрения работы механизма иннервации мышц, нет никакой разницы, плавает человек в бассейне или смотрит, как плавает кто-то другой. То есть иннервация и физиологические процессы будут проходить приблизительно на одном уровне. Именно поэтому такое количество людей увлекается спортивными шоу. Человек, казалось бы, смотрит в экранчик с пикселами, но при этом в его организме выделяются все те же гормоны (конечно, немного в меньшей дозе), как если бы он в живую в них участвовал. Так и читающий жизнеописание проживает ту же самую радость или горе, что описаны в книге.
Со временем, когда ваша психическая и ментальная сфера разовьются до определенного уровня, вы сможете примерно на том же уровне, с той же долей вовлеченности читать и философские тексты, освоив их язык так же, как когда-то освоили язык своей профессиональной сферы. Жизнеописания — это очень хороший подготовительный этап к тому, чтобы начать читать сложные тексты. 
Язык может быть не просто русским, а, например, математическим русским, йогическим русским, буддийским русским, жаргонным русским, литературным, литературно-художественным, журналистским, научно-популярным. Между этими языками огромная разница. Также существует и язык духовной литературы, язык буддийских текстов. Поначалу он мало понятен. Те, кто открыл «Сутру Лотоса Благого Закона» первый раз, порой честно говорят, что со всей страницы им было понятно всего лишь несколько слов. Читая жизнеописания, вы можете постепенно научиться из контекста понимать значения непонятных вам новых слов, значительно расширить свой лексический запас, привыкнуть к новым выражениям. И в то же время читать относительно спокойно, не теряя общего понимания повествования, постепенно освоить новый язык.
Читая новый текст, мы развиваем в себе новые качества. Нам нравится герой, и, соответственно, хочется ему подражать. А человек устроен таким образом, что подражать кому-то ему необходимо просто потому, что обучение в человеческом мире происходит через подражание. 
Ребёнок смотрит на своих родителей и подражает им, если родители в какой-то момент теряют авторитет, то ребенок переориентируется на более авторитетное сознание улицы либо школы, либо телевизора с компьютером. Здесь очень важно понимать, что то, куда ребенок смотрит, и будет определять вектор его движения. И не важно, сколько «ребенку» лет, быть может и 80. И в 80 лет человек может понять, что его мировоззрение не соответствует действительности, и захотеть отказаться от предыдущих догм.
И жизнеописания в этом смысле являются спасительной ниточкой для нас, потому что если перед нашими глазами не будет светлых примеров, то мы будем подражать тем, какие есть. А морок вокруг так или иначе всегда проявлен. Читая литературу определенного уровня, мы получаем образ того, к чему нам стремиться.
Человек привык к определённым стереотипам и не представляет себе жизни вне их. Есть очень хороший пример в «Комментариях к Вималакирти нирдеша сутре». Торговка рыбой была вынуждена заночевать в соседней деревне, куда пришла на базар. Добрый хозяин пустил ее на ночлег в цветочную лавку. Торговка не могла заснуть, потому что ее беспокоил запах цветов. Положив же себе под нос корзину, пропахшую рыбой, она сразу заснула, как младенец. Так же и «практик», только вставший на путь йоги, поначалу не разделяет и с трудом принимает предлагаемые ему ценности. Ну, например, идею о том, что надо вставать в 5 утра.
Именно поэтому мы с трудом воспримем рассказы о сверхреализованных существах, они слишком высоки для нас. Жизнеописания же начинаются с момента, когда практик, о котором рассказывается, был примерно на нашем уровне. У нас всех есть негативная карма. Но у Миларепы ее было гораздо больше, он убил 37 человек, к тому же он был охвачен ненавистью, презирал своих родственников. В общем, те качества, которые мы в себе считаем негативными, и в нем были проявлены. Но мы, читая его жизнеописание, видим, как с помощью практики, с помощью взаимодействия с учителями человек преобразуется. И чем больше мы будем изучать жизнеописания, тем скорее поймем, что негативное качество, которое ставим себе как препятствие к развитию, у кого-то из практиков прошлого было возведено в куда большую степень. Тот же Марпа имел сквернейший характер, он злился по любому поводу, его не любили все родственники. Но он стал абсолютно другим. Такая возможность не закрыта и для нас.
Есть точка зрения, что все реализованные практики (Будда, Махасидхи) по сути не отличаются между собой. Их практика, их видение мира, их уровень энергии, становятся одинаковыми, то есть всеобъемлющими, по сути, для нас бесконечными. Они отличаются только одним фактором, путем, по которому к этому пришли. Есть очень хорошее выражение: гора одна, а тропинок на нее может быть много. Учиться лучше у того, кто преодолел сходные омрачения и проблемы. Поэтому очень важно, что у нас есть огромное разнообразие этих жизнеописаний. 
Жизнеописания очень хорошо показывают, что ни один просветлённый не стал просветлённым просто так. Ни у кого не получилось все быстро и сразу. Они шли к своей цели ни один год и тоже иногда оступались. Такие моменты описаны в каждом Намтаре. Читая желтую йогическую прессу, мы видим красивые картинки, «вылизанные» интервью, определенные образы. Кто-то пытается так жить и не выдерживает. И далее, мучимый чувством вины, уходит из йоги, сделав вывод «я не готов, это не для меня, они все тут просветленные». Такое происходит потому, что духовность изображается слишком глянцево. Человек не видит приложенных усилий, не видит ошибок предыдущих практиков. А видеть все это очень важно.
Ошибка – это всего лишь повод не оступиться в следующий раз. Ошибка – это всего лишь часть пути. Не стоит разделять свою жизнь на две части: йог, когда выполняю асаны на коврике, и не йог – когда вдруг несколько минут посмотрел телевизор. Не стоит выбрасывать часть своего жизненного опыта. Мудрость приходит через разочарование и дискомфорт. Человек, обложенный розовой ватой, не будет задумываться о саморазвитии. Любые ошибки, любые препятствия на пути ― это всего лишь часть пути. Они говорят не о том, что вы не йог, а о том, что преодолев это, вы станете йогом. 
Миларепа постоянно сталкивался с задачами, которые не мог выполнить. Но понимал, что пути назад у него нет, и именно это становилось его главным достижением. За что любят Миларепу? Он почитаем во всем буддизме как величайший практик. 
За то, что его путь наполнен максимальным количеством препятствий и ограничений. За то, что он отрекся практически от всего, ради того, чтобы вдохновлять тех, кто пойдет вслед за ним. Учитель Миларепы, Марпа, жил как мирянин, то есть имел жену, детей, вел хозяйство, из сострадания к людям согласившись жить именно так. Но Миларепу он попросил реализовать идеал практика, отшельника, который будет вдохновлять практиков будущего. То есть человек прожил определенную жизнь не ради собственных реализаций, а формируя идеал для огромного количества учеников, для целой школы. Он сделал все, чтобы каждое его действие вдохновляло какого-то практика в будущем. Он сознательно вкладывал свое внимание в то, что когда-то в этот мир придет душа и именно текст «Жизнеописание Миларепы» поможет ей на жизненном пути, даст ориентиры, послужит опорой в трудный момент. В жизни бывают разные сложности. Но жизнеописания наполняют энергией, уровень жизненных сил поднимается, страдания отступают, особенно в сравнении с тем, что пережил главный герой.
У некоторых сложилось такое ощущение, что все духовные люди угрюмы и унылы. Намтары показывают, что это совсем не так. Вы видите, что практики пренебрегают всем, чтобы испытывать радость от познания истины.
Человек не может стремиться к незнакомому ему вкусу. Сможете ли вы объяснить на словах, каково на вкус яблоко? А чем один сорт отличается от другого? Теперь представьте, что перед вами человек, который никогда не ел яблоки. Может ли он очень сильно захотеть яблоко? Так же и с духовностью. Чтобы стремиться к ней, нужно соприкоснуться хотя бы с подобием вкуса духовности, увидеть радость, стоящую за этим.
Если вам скажут, что йога — это только аскеза на коврике, то вы навряд ли туда придете. Но для кого-то радость сесть на шпагат. Кто-то хочет меньше болеть. Наше сознание постоянно ищет выгоду для себя. В жизнеописаниях мы видим восторг практика. Миларепа спокойно отказывается от предложения побеседовать о дхарме с царем, в обмен на любые дары. Хотя по нашим представлениям – наставлять царя в таких вопросах это «круто». Для него же общение с Дакинями и практика медитаций гораздо дороже, чем общение с высокопоставленным вельможей, ищущим развлечений.
Однажды к одному мудрецу пришел практик, и сказал: «Помоги мне избавиться от страстей, научи, как мне их подавлять и как мне от них отрекаться». На что мудрец ответил глубокой фразой: «Тот, кто попробовал Амриты, никогда больше не будет пить из лужи». Амрита – это напиток богов.
Человек, ощутивший вкус мудрости, не променяет ее на страсти. Намтары дают почувствовать более тонкие вкусы, которых в нашей обычной жизни просто нет: вкус мудрости, вкус отрешенности, ощутить вкус безмятежности.
Жизнеописания, резонирующие с вашим жизненным опытом, лучше сделать своей настольной книгой. К примеру, намтары Миларепы и Йоше Цогял очень похожи между собой: один и тот же уход из социума, одна и та же самоотверженность, точно такая же преданность учителю, точно такие же страдания. Но кому-то ближе один текст, а кому-то другой.
Выбирайте те книги, которые кармически вам близки, и, почувствовав какую-то связь с книгой, обязательно оставляйте ее рядом с собой, обращайтесь к ней, и, возможно, именно она вам даст больше мудрости, и старайтесь переносить эту мудрость в свою жизнь.

материал подготовлен по лекции Павла Коноровского