Деяния Агастьи

Великий мудрец Агастья, сын Урваши, рожденный ею от Варуны, появился на свет в кувшине, наполненном водою, в котором и взращен был чудесным образом вместе с братом своим Васиштхой. Он был одним из славнейших мудрецов небесных, и это он помог Индре низвергнуть с неба Нахушу и вернуть свое царство. Но долгие годы он жил на земле, в лесной обители близ гор Виндхья.

Он кормился лесными плодами и кореньями, утолял жажду чистой водой из родника, прикрывал свое тело оленьей шкурой и не знал никакой роскоши, никаких телесных наслаждений. Отречением от мирских радостей, суровым подвижничеством он достиг такой святости и такого могущества, что перед ним склонились даже горы.

Однажды гора Виндхья позавидовала горной вершине Меру, вокруг которой совершают свой путь солнце, луна и звезды. Гора Виндхья сказала солнцу: "Каждый день от зари до заката ты обходишь Меру, окружая ее сиянием и блеском. Я хочу, чтобы и меня ты почтило, обойдя вокруг меня слева направо!" Но солнце отказалось исполнить просьбу Виндхьи. "Не по своему желанию обращаюсь я вокруг горы Меру, - сказало солнце, - а по воле Творца вселенной Путь этот мне предуказан, и я не могу от него уклониться".

Обида и гнев овладели горой Виндхья, чье желание было отвергнуто дневным светилом. И тогда, чтобы отомстить богам и солнцу, Виндхья стала расти и расти в вышину, пока вершина ее не уперлась в небесный свод, преградив дорогу и планетам, и звездам, и луне, и солнцу. Нарушилась смена дня и ночи, на земле воцарился беспорядок, и встревоженные боги отправились к гневной горе и стали просить ее освободить путь светилам. Но Виндхья пренебрегла этой просьбой, не удостоив богов даже ответом.

Тогда по совету Брахмы боги обратились к великому подвижнику Агастье, прославленному своей духовной мощью, и просили его удалить преграду с пути луны и солнца. Агастья согласился. Приблизившись к непокорной горе, он сказал ей: "Благо тебе, о великая Виндхья! Ты затмеваешь все горы своей красотою и блеском! Окажи мне милость, склони пониже свою вершину, чтобы открылась мне дорога в южные страны! Я вскоре вернусь обратно, и тогда ты сможешь опять распрямиться и расти вверх, сколько пожелаешь".

Виндхья не могла отказать преславному сыну Варуны в его просьбе; она наклонила свою вершину, открыв ему дорогу в южные страны, и стала дожидаться возвращения мудреца. Но Агастья остался на юге и так и не вернулся, а Виндхья до сих пор пребывает склоненной, открывая путь солнцу, луне и звездам.

В другой раз мудрый Агастья покарал коварного и злобного царя асуров Илвалу, сына Хлады. Это было в ту пору, когда он женился на прекрасной Лопамудре, и вот как это произошло.

Однажды Агастья шел по лесной дороге и встретил на пути большую и глубокую яму. Агастья заглянул в нее и увидел, что в этой сырой и темной яме у самого дна висят вниз головой его предки, давно ушедшие из жизни. Эта кара постигла их за то, что у Агастьи, их потомка, до сих пор не было сыновей и род их не имел продолжения. Они взмолились к Агастье о спасении: "Только когда родится у тебя сын, мы сможем уйти в царство Индры". Агастья обещал им избавление и отправился искать себе невесту. Но нигде он не мог найти девы, которая была бы достойна стать его женою. Тогда он задумал сам сотворить для себя невесту. От каждого живого существа на земле он взял то, что было в нем самым прекрасным, и, собрав все это воедино, создал дитя, одаренное несравненной красотой и разумом.

В ту пору у царя видарбхов не было потомства, и Агастья отдал ему девочку, которую создал. Царь дал ей имя Лопамудра; и он взрастил ее как родное дитя. Он окружил ее роскошью и заботой. Сто прекраснейших дев страны прислуживали царевне Лопамудре, но она всех затмевала красотой, обхождением и добрым нравом.

Так прекрасна была Лопамудра и столь велика была ее слава повсюду, что никто не смел посвататься к ней, заранее ожидая отказа. И сам царь видарбхов думал: "Едва ли найдется на земле жених, достойный ее".

Но вот настал день, когда Агастья решил забрать у царя сотворенную им деву. Он пришел в столицу видарбхов и сказал царю: "Я хочу взять царевну Лопамудру в жены". Не хотелось царю отдавать свою приемную дочь за отшельника, одетого в оленью шкуру, но отказать великому подвижнику он не решился. А царицу, приемную мать Лопамудры, сватовство отшельника повергло в такое смятение, что она не в силах была вымолвить ни слова.

Тогда Лопамудра сказала царю и царице видарбхов: "Не печальтесь из-за меня. Пусть этот отшельник возьмет меня в жены, и да принесет мое замужество благо вам обоим".

После совершения свадебных обрядов Агастья со своей молодой супругой удалился в лесную обитель. Там он повелел Лопамудре снять золотые ожерелья и браслеты, сбросить одежды из роскошных мягких тканей и надеть платье из грубой рогожи, а на плечи набросить оленью шкуру. Прекрасная Лопамудра с кротостью исполнила веление Агастьи и стала жить с ним в уединенной лесной обители, помогая ему в исполнении обрядов и соблюдении суровых обетов.

Красота, кротость и преданность Лопамудры тронули сердце Агастьи и пробудили в нем великую любовь к ней. И однажды, когда она вернулась с берега реки после омовения, он впервые после свадьбы позвал ее на супружеское ложе. Лопамудра приблизилась к нему, почтительно сложив ладони перед лицом, и сказала ему с нежной улыбкой: "Я знаю, ты женился на мне для того, чтобы у тебя было потомство. Но прежде ты мне должен показать, насколько сильна твоя любовь. Я хочу иметь такое же красивое ложе, какое было у меня во дворце царя видарбхов. Я хочу, чтобы на мне были мои дивные украшения, которые я так любила, и я хочу, чтобы ты был одет в нарядное платье, а не в это грубое рыжее рубище и чтобы тебя украшали венки и гирлянды. Разве грешно украшать себя ради любви?".

Смущенный Агастья ей ответил: "Но у меня нет тех богатств, какими владеет царь видарбхов". - "Разве ты не великий мудрец и подвижник? - возразила ему Лопамудра. - Разве не в твоей власти получить все, чего ты пожелаешь? Ведь я прошу у тебя такую малость!" - "Я не могу обращать свою силу, обретенную отречением от тщеты мирской, на исполнение суетных желаний, - сказал ей Агастья. - Так я могу утратить все мои заслуги". Но Лопамудра стояла на своем: "Либо ты удовлетворишь мою просьбу, супруг мой, либо не будет между нами любви. Пусть останется безупречной твоя добродетель, но и я не отступлюсь от того, что сказала".

И Агастья, видя, что жена его непреклонна, отправился добывать для нее богатство.

Он пришел к государю по имени Шрутаварман и попросил у него даров от избытка его богатств. Но у благородного Шрутавармана не было такого избытка, его доходы равнялись его тратам, и, хотя благочестивый царь готов был отдать славному мудрецу все свое достояние, Агастья не захотел наносить ущерб ему и его подданным, лишая их доли, принадлежащей им по закону.

Взяв с собой Шрутавармана, Агастья пошел к другому царю, которого звали Вриддхашва, в надежде, что у того доходы окажутся больше. Но и у этого царя не было излишков, и, сопровождаемый теперь двумя государями, Агастья отправился к третьему. Но и у третьего царя не было лишних доходов, и тогда они все вместе стали думать, к кому теперь следует идти. И вспомнили доблестные государи, что есть в мире богатейший из царей - Илвала, сын Хлады, внук Хираньякашипу, повелителя асуров; его богатства несметны. И они решили идти с Агастьей к Илвале.

Царь Илвала правил в городе Манимати. Когда-то он обратился к брахманам с просьбой даровать ему сына, силой и доблестью равного Индре, но брахманы ему отказали. С тех пор он мстил им за этот отказ и творил над ними всяческие надругательства. Таков же был и младший брат его Ватапи. Нечестивый Илвала владел даром превращений. По уговору с братом своим Ватапи он превращал его в барана. Потом из мяса этого барана он готовил угощение и предлагал его брахманам, которых приглашал в свой дворец, обещая дары. Когда же брахманы в неведении съедали то запретное мясо, нарушая закон своей варны, Илвала их убивал без пощады.

К этим братьям-злодеям и пришли в поисках богатства Агастья и три благочестивых государя. Илвала встретил их у ворот своей столицы и воздал им должные почести, а затем пригласил во дворец, где предложил им греховное свое угощение. Агастья сразу понял, чем хочет угостить их Илвала; но он решил навсегда покончить с подлым Ватапи и потому не стал отказываться от предложенного мяса. Илвала подал всем гостям равные доли; но Агастья все съел один, не дав своим спутникам притронуться к угощению.

Как только трапеза кончилась, Илвала, полагая, что хитрость его удалась, с насмешливой улыбкой на устах воззвал к брату Ватапи, чтобы вернуть его в прежнее тело. Но тут из желудка Агастьи раздался такой звук, словно грянул гром с неба; и мудрец рассмеялся.

Тщетны были призывы Илвалы к брату; Ватапи растворился в желудке у сына Варуны, и ничего от него не осталось. Так отомстил Агастья Илвале за надругательство над жрецами.

После трапезы Агастья рассказал Илвале, зачем он пришел к нему вместе с тремя государями. Тогда коварный Илвала сказал: "Отгадай загадку, которую я тебе загадаю, и ты получишь все, о чем просишь. Скажи, праведный Агастья, что именно задумал я дать тебе?" Агастья тотчас ему ответил: "Ты хочешь подарить по десяти коров каждому из моих спутников, а мне ты хочешь дать их вдвое больше и в придачу золотую колесницу, запряженную быстрыми, как мысль, конями. Пойди и проверь, правда ли, что эта колесница из золота; ведь ты сам этого еще не знаешь".

Илвала приказал своим советникам пойти и проверить слова Агастьи. Те пошли и, возвратясь, доложили, что колесница и вправду из чистого золота. Опечалился тогда Илвала, думая о том, что, желая надругаться над Агастьей, понапрасну погубил любимого брата, а теперь еще должен подарить неугодному гостю драгоценную колесницу. Но он ничего не мог поделать, и пришлось ему отдать мудрецу и его спутникам предсказанные дары.

На золотой колеснице, полной золотых монет и драгоценных украшений, Агастья и сопровождавшие его государи покинули стольный город асуров Манимати. Цари вернулись в свои государства, а сын Варуны направился в обитель, где ждала его Лопамудра.

Радостно встретила прекрасная Лопамудра супруга, вернувшегося с богатыми дарами. Она обещала подарить ему сына великой доблести и могущества. Тогда Агастья спросил ее, хотела бы она иметь тысячу сыновей или сто сыновей, могучих, как тысяча, или десятерых, равных силою этой сотне, или же одного сына, мощью своей подобного тысяче. И Лопамудра пожелала одного сына, который не имел бы себе на земле равных.

"Да будет так", - молвил Агастья; и в ту же ночь она зачала от него желанного для них обоих сына. На другое утро Агастья покинул свою обитель и удалился в лес совершать суровое покаяние, а Лопамудра осталась в обители дожидаться рождения сына. Семь лет носила она плод под сердцем и только на восьмой год разрешилась сыном небывалого могущества и разума. Уже с малых лет он знал Веды, упанишады и веданги и приносил из леса для священного огня огромной тяжести деревья.

И еще рассказывают про Агастью, что однажды он выпил море, чтобы помочь богам в их борьбе с грозными асурами.

Когда боги, победив асуров, загнали их на дно морское, те задумали отомстить и разрушить до основания все три мира. Но прежде всего они хотели истребить тех, кто владеет священным знанием и ведет праведную жизнь. "Мир крепок знанием, добродетелью и верой. Знание, добро и веру сеют брахманы. Если истребить брахманов, мир окажется на краю гибели" - так рассудили асуры и стали по ночам выходить со дна моря на берег и разрушать обители подвижников.

Каждую ночь выходили из океана кровожадные демоны и бродили по лесам, убивая без жалости брахманов; и они не щадили ни детей, ни женщин. Некому стало совершать обряды, нарушилось привычное течение жизни; люди покидали свои жилища и в страхе прятались в горных пещерах. Только храбрейшие из героев, искусные в стрельбе из лука и метании копья, обходили леса в поисках нарушителей мира, но тщетно - нигде их они не находили. Коварные асуры лишь по ночам выходили из моря и до рассвета возвращались обратно.

Тогда боги во главе с Индрой в смятении пришли за советом к Вишну. Они восславили подвиги и доблесть хранителя мира и сказали: "Мы пришли поведать тебе о наших бедах. Избавь вселенную и небожителей от великого страха. Доныне все живые создания на земле пребывали в покое и мире; люди приносили жертвы богам и благоденствовали, не ведая горя. Но теперь на них обрушились великие невзгоды. По ночам кто-то тайно вторгается в благочестивые обители, лишает жизни мудрецов и подвижников, разрушает алтари и наводит ужас на людей. В страхе они покидают города и селения и ищут убежища в горных пещерах. Погасли священные огни на алтарях, и жизнь остановилась, боги остались без жертвоприношений. Нас снедает тревога; неведомая сила грозит принести разрушение и гибель и в наше царство!"

"Я знаю об этом, братья, - отвечал им Вишну, - и я знаю, кто сеет ужас и смерть на земле. Слушайте меня. Это асуры выходят по ночам из океана для тайных убийств, а до рассвета снова прячутся на дно морское. Есть лишь одно средство вызвать асуров на открытый бой - надо осушить море, чтобы им некуда было скрыться. Ступайте к сыну Варуны, праведному Агастье. Только ему под силу исполнить это".

Благодарные боги склонились почтительно перед всеведущим Вишну и отправились к обители Агастьи. Приблизившись с благоговением к сыну владыки моря, боги восславили его прежние подвиги - свержение Нахуши с престола Индры и удаление преграды с пути луны и солнца - и пожелали ему вечного блага. После этого они поведали подвижнику о новых своих тревогах. Боги просили Агастью помочь им обнажить дно великого океана, чтобы покарать коварных разрушителей мира.

И праведный Агастья отправился к берегу океана, а небожители сопровождали его. Они приблизились к морю, над которым веял могучий ветер; волны с грозным рокотом набегали на берег, оставляя на песке белую пену, и птицы, кормящиеся морской рыбой, с резким криком носились над водой. На берегу океана собрались сонмы гандхарвов и якшей и толпы людей - все хотели своими глазами увидеть небывалое чудо.

Подойдя к самой воде, Агастья сказал: "Я выпью это море, точно так же как вы выпиваете сосуд с водой, когда вас мучит жажда. Смотрите, как я осушу морское дно, и будьте готовы к битве". И Агастья вошел в море и приник к воде устами; и все увидели с изумлением, как морская влага стала быстро исчезать в утробе мудреца.

И вскоре открылось дно морское, и боги с громкими кликами бросились биться со своими врагами, затаившимися в глубинах океана. Жестокой, но недолгой была эта битва; небожители легко одолевали асуров, отягченных грехами, и без пощады их истребляли. Тела убитых асуров устлали дно океана; в золотых доспехах, украшенные золотыми ожерельями, браслетами и серьгами, они лежали там, как деревья, срубленные топором в час цветения. И только немногим из них удалось спастись от смерти, бежав в подземный мир.

Победоносные боги, ликуя, вышли со дна моря на берег и восславили подвиг Агастьи. И они просили мудреца снова наполнить океан водою. Но Агастья их опечалил своим ответом. "Нет больше во мне выпитой влаги, - сказал он богам, - она уже испарилась из моего желудка. Осушенное море я уже не могу наполнить водою снова. Отныне это ваша забота, премудрые боги, как вернуть океану воду". И, пожелав небожителям блага, Агастья удалился. А боги, поразмыслив, отправились во главе с Индрой к всемогущему Брахме, чтобы просить у него совета.