Путешествие в Гималаи

Жизнь полна самых приятных неожиданностей и исполнений желаний!

Более 14 лет я мечтал попасть во Вриндаван - город пяти тысяч храмов, где Кришна являл свои удивительные игры, и вот – мы  здесь, неподалёку от дворца Шримати Радхики, Божественной Супруги Господа.

Вчера был Дивали – древний праздник, олицетворяющий вечное торжество добра над злом,- в этот день в незапамятные времена герой «Рамаяны» убил злобного демона Равану. Вся Индия  до сих пор пышно празднует это событие: заранее были раскуплены петарды во всех магазинах, и до двух часов ночи грохот и радостные возгласы доносились со всех улиц, а небо каждую  секунду озарялось разноцветными яркими вспышками. В духовном мире каждый день – праздник, поэтому рано утром павлины распустили свои пышные хвосты и оповестили своим курлыканьем округу  о наступлении следующего торжества - Говардхана-Пуджи. В этот день маленький  Кришна усмирил гордыню царя небес, подняв мизинцем огромную гору, в честь чего сегодня всех ожидает множество изысканных угощений. Зная это, обезьяны заранее занимают удобные места на деревьях и на заборах, чтобы воспользоваться первой же возможностью приобщиться к пиру. Вриндаван -   необычное место:  здесь совершенно явственно ощущается невидимое присутствие Кришны и Его ласковая постоянная забота. Самые сокровенные желания осуществляются здесь естественным образом, а атмосфера пронизана духом трансцендентных приключений.

Удобно расположившись в сени одного из деревьев желаний и наслаждаясь восхитительным пиром, я вдруг услышал от своего друга: «а давай-ка, махнём в Гималаи, к истокам Ганги!». С Сергеем Орещенко,- фотокором госдумы мы познакомились ещё в послевоенном Сухуми, где он делал репортаж для Российских СМИ, а я участвовал в гуманитарной миссии. Лёгкий на подъём и постоянно весёлый (несмотря на свои 60 лет), он в очередной раз озадачил меня необычным предложением. Конечно, побывать в Гималаях хотел бы каждый, но я никогда даже не задумывался всерьёз о такой возможности... Чтобы развеять мои сомнения, Сергей в двух словах обрисовал схему путешествия и, смеясь, добавил: «послезавтра – 15 ноября, последний день, когда можно попасть в те места, а через неделю мы уже вернёмся, так что - решайся!». После таких аргументов не согласиться просто невозможно. Отдав остатки пира обезьянам, и спешно собрав вещи, мы едва успели поймать моторикшу, чтобы успеть на вечерний автобус из Вриндавана в Хардвар – древний город в предгорьях великих Гималаев.

Конечно, путешествие по Индии в общественном транспорте – уже экстрим сам по себе: пришлось потрястись ночь в  набитом до отказа автобусе в ковбойской позе с ногами выше головы, в безуспешных попытках уснуть под громкую музыку и дребезжание двигателя.

Рано утром мы пересели на автобус, следующий в Уттаркаши, и на этот раз мне пришлось испытать действительно острые ощущения: всю дорогу я обливался холодным потом, с ужасом поглядывая из окна на проплывающие далеко внизу маленькие квадратики полей. Узенькая лента асфальта извивалась на такой высоте, что казалось - мы летим на самолёте! Справа - скала, а слева дорога переходит в обрыв, причем безо всяких  ограничительных столбиков. Сергей же был в полном восторге от открывшейся панорамы, снимая всё в открытую дверь на видеокамеру. Не на шутку обеспокоенному кондуктору пришлось придерживать за пояс моего друга - чтобы он, увлёкшись, не вывалился в пропасть. В Уттаркаши мы узнали, что отъезжающий в Ганготри автобус – последний в этом году: он заберёт оттуда последних жителей, после чего высокогорный городок на полгода завалит снегом. Пока жителей нет в городе, поклонение матери Ганге поддерживают обитатели высших планет. Обладая необыкновенными способностями, сквозь толщу снега они входят в закрытый храм, где выражают своё почтение великой реке, берущей начало в духовном мире. Когда весной сходит снег,  священники обнаруживают тщательно убранный храм, наполненный ароматами благовоний, и на алтаре - ещё свежие цветы. Воды Ганги духовны по своей природе, благодаря чему она обладает способностью смывать с тонкого тела человека все негативные впечатления и  возвышать сознание тех, кто соприкасается с её водами, произносит или слышит её имя, а так же просто думает о ней. Неся благо всем обитателям вселенной, она становится видимой для людей высоко в горах, а, достигая   Индийского океана, уходит в другие миры. Необычные очищающие свойства Ганги не перестают удивлять учёных - в ней без следа исчезают все болезнетворные микробы,  благодаря чему её вода никогда не портится, оставаясь чистой и свежей, сколько бы её ни хранили. Путешествуя и общаясь с разными людьми, я слышал много легенд от старожилов, что великие реки Днепр и Волга соединены с Гангой, и в древности волхвы подносили свои дары священной Ганге, опуская их в эти реки. В «Шримад Бхагаватам» описывается, что великие мудрецы могут пользоваться  Гангой, как космическим лифтом: погрузившись в медитативном состоянии в её воды, через мгновение они  выходят на любой из 14 планетных систем вселенной. Изучая ведические писания, начинаешь понимать разницу между технократической и духовной цивилизациями:  раньше люди, обращаясь к  внутреннему миру, раскрывали прекрасные качества своей души, за что природа награждала их чудесными способностями. Теперь же, используя свой разум лишь на 5%, мы становимся  все более и более несчастными, поскольку наша цель – не жизнь души, а лишь приобретение временных благ и защита от наказаний матери- природы. Действительно – всё, чем мы сейчас гордимся,- лишь зависящие от электричества заменители спрятанных в нас способностей. Их от нас прячут потому, что духовно мы – ещё младенцы. Особенно ясно осознаёшь это здесь, в святом месте.

Немного страшно идти по пустым улицам покинутого людьми города.

Завтра на площади до трёх часов нас будет ждать джип. Если не успеем вернуться вовремя, то 80 километров по дороге над обрывами придётся прошагать самим,- снега  ждут в любую минуту.   Поклонившись у закрытого храма, молимся Ганге и начинаем свой путь. Поднявшись с рюкзаком на высоту девятиэтажного дома, начинаю смутно догадываться, какие испытания нас ждут впереди: я уже устал, а впереди - ещё 18 километров вверх в горы! Напряжение в ногах усиливается оттого, что, поднимаясь вверх по камням, приходится тщательно выбирать, куда ступить. Неверный шаг – и можно получить сильный  вывих. Чем выше мы поднимаемся, тем более скудной становится растительность: у подножия нас встречали пальмы и банановые деревья, чуть выше - гигантские сосны и гималайские кедры, теперь же даже тощие кустики шиповника встречаются всё реже и реже, уступая место суровому каменному пейзажу. Во время привала у одного из горных ручьёв мой друг признался мне, что в прошлом году в этом месте он повернул обратно - слишком тяжело и опасно быть в горах одному.  Утоляем жажду вкуснейшей кристально чистой водой, и продолжаем путь.

С тяжелыми рюкзаками, мы все же стараемся идти как можно быстрее, чтобы успеть дойти до цели, пока не стемнело. Через несколько часов мы устаём настолько, что уже с трудом встаём после привалов. Тем не менее, нас толкает вперёд мысль о том, что эта тропа уже многие сотни лет ведёт паломников к одной из главных святынь мира. Причём ещё не так давно они преодолевали весь этот долгий путь пешком!

Мы серьёзно ошиблись в своих силах: к пяти часам преодолели чуть больше половины пути, а солнце уже скрылось за одним из высоких заснеженных пиков, и температура в ущелье стала стремительно падать. Вскоре от холода не спасали уже  все наши теплые вещи, и мы с ужасом начали понимать, что в палатке и спальных мешках  нам теплее не будет. О костре не может быть и речи: вокруг - одни только камни. Единственная наша надежда – найти маленький монастырь, который, как нам сказали, должен быть где-то через три километра. Уже полтора часа идём в темноте, пытаясь лучом фонарика  угадать путь. Ноги дрожат от усталости, а сам я трясусь от пронизывающего холода. На ходу на меня потихоньку начинает окутывать сладкая дремота. Уголком сознания понимаю, что из такого сна уже не просыпаются, но мне уже всё равно… Похоже, что мой друг – не в лучшем состоянии. Мы продолжаем идти уже только чтобы подбодрить друг друга. Чтобы придать себе сил, мысленно напеваю:

« многие решили идти в светлый край чистой любви.
многие из нас пали, но не все потом встали.
кто славу искал - тот отстал,
кто покоя ждал - тот устал;
тот, кому трудность – предлог, дальше идти не смог.
А мы - ни влево, ни вправо, упрямо идём прямо,
 шаг за шагом, след в след,
 твёрдо зная: другого пути нет.»

Наконец метрах в пятистах внизу мы увидели спасительный огонёк.

У них – небольшой запас дров и продуктов, достаточный для того, чтобы не выходить из-под толщи снега 6 месяцев. Добравшись до их обители, падаем без сил.

Нас приняли радушно, но из-за кислородного голодания, несмотря на большую усталость, мы так и не смогли уснуть. Попрощавшись рано утром со своими спасителями, продолжаем путь. Оставшиеся 4 километра мы преодолеваем довольно быстро, и вот мы - у подножия глыбы льда, размером с пятиэтажный дом. Это место называется Гомукх - «голова кровы», так как из ледяной пещеры, напоминающей рот коровы, вырывается стремительный поток-Ганга.

Эти места - обитель господа Шивы. Имя «Шива» означает «всеблагой». Великий полубог пребывает здесь в медитации, чтобы помочь Ганге спуститься на планету людей и помочь им духовно возвыситься.

Поклонившись этим великим личностям и передав им  махапрасад от Кришны из Вриндавана, мы набираем у Гомукха воду, и трогаемся в обратный путь. На наше счастье, спускаться гораздо легче, чем подниматься, и мы успеваем вовремя. Уже устав бояться высоты, я всё же отмечаю, что наш водитель Суннит ни на мгновение не забывает о том, как опасна езда в горах: каждые полторы минуты он суеверно прикасается ко лбу, губам и груди, маленьким амулетиком Шивы.

Удивительно живительный воздух в Гималаях: на протяжении всего нашего путешествия я совсем не испытывал голода и даже пожалел, что зря носил с собой еду. Аппетит проснулся только в Хардваре.

Когда мы спустились, всё небо было затянуто  тучами, и ещё несколько дней в горах шёл снег, а по всей северной Индии и во Вриндаване - дождь.

unesco1@mail.ru