Измени себя — изменится Мир вокруг
Логотип клуба OUM.RU

Буддачарита. Жизнь Будды. Глава XVII. Свита

Буддачарита.  Жизнь Будды. Глава XVII.  Свита
Буддачарита. Жизнь Будды. Глава XVII. Свита

Главу склонивши, Бимбисара Раджа

Учителя просил принять в подарок

Бамбуковую рощу, Будда принял,

При этом безглагольность сохранил.

Царь, смысл поняв, склонился пред Высоким

И отбыл в свой дворец, а Чтимый миром

Пошел, великим окружен собраньем,

Чтоб отдохнуть в бамбуковом саду.

Здесь всех живущих обращал он к правде

И возжигал для всех лампаду мысли,

Установлял верховного он Браму

И жизнемудрых точно подтверждал.

А в это время Асваджит и Вашпа,

С спокойным сердцем и храня безгласность,

Вошли в тот пышный город Раджигригу,

Настало время пищи попросить.

Достоинством и мягкостью движений

Те двое были в мире несравненны,

Владыки и владычицы, их видя,

Возрадовались в ласковых сердцах.

И те, что шли, остановились молча,

Что были впереди, те подождали,

Что были позади, те поспешили,

И каждый на двоих смотрел светло.

И меж учеников неисчислимых

Один великой славой окружен был,

Он назывался в мире Шарипутра,

На тех двоих с восторгом глянул он.

Изящество движений их увидя,

В движеньях их покорственные чувства,

Достоинство размерного их шага,

Поднявши руки, он их вопросил:

"В летах вы млады, в лике же достойны,

Таких, как вы, не видывал я раньше.

Какому послушаете закону"

И кто учитель ваш, что вас учил"

И в чем ученье" Что вы изучили"

Прошу, мои сомненья разрешите".

Один из Бхикшу, радуясь вопросу,

Приветственно-охотно отвечал:

"Всеведущий рожден в семье Икшваку,

Что меж людей и меж Богов есть первый,

Единый он - великий мой учитель.

Я юн, и солнце правды лишь взошло,

Смогу ли изложить его ученье"

Глубок в нем смысл, для пониманья труден,

Но ныне, сколько скудость мне дозволит,

Его я мудрость вкратце изложу:

Все то, что есть, исходит из причины.

И жизнь и смерть разрушены быть могут,

Как действие причины. Путь же - в средстве,

Которое он четко возвестил".

И Упатйшия, рожденный дважды,

Сердечно то воспринял, что услышал,

Всю мнимость чувства стер с себя, и оком

Увидевшим он восприял Закон.

Причинность достоверную он понял,

Всей мудростью не-самости проникся,

Туман несчетных малых смут содвинул:

Отбросишь мысль о "Я" - нет больше "Я".

Коль Солнце встало - кто ночник засветит"

И стебель срежь - цвет лотоса с ним срезан,

Так стебель скорби словом Будды срезан,

Скорбь не взрастет, и Солнце шлет лучи.

Пред Бхикшу преклонился он смиренно,

Пошел домой. А Бхикшу, подаянья

Собравши, в сад бамбуковый вернулись.

Придя домой с сияющим лицом,

Являл вид необычный Шарипутра,

Мадгалиайяна, ему содружный,

Что был равно ученостью прославлен,

Его увидя, ласково сказал:

"Я замечаю, лик твой необычен,

Как будто весь твой нрав переменился,

Ты счастлив, ты владеешь вечной правдой,

Не без причины эти знаки все".

И тот ответил: "Совершенный молвил

Слова, каких еще не раздавалось".

И повторил он возвещенье правды,

И тот, другой, узрел душой Закон.

Когда давно посажено растенье,

Оно приносит плод свой благотворный,

И если в руки дашь кому лампаду,

Был в темноте, но вдруг увидит он.

Внезапно так уверовал он в Будду,

И оба к Будде тотчас устремились,

И двести пятьдесят за ними верных.

И Будда, их увидя, возвестил:

"Отмечены те двое, что приходят,

Меж верных возноситься будут ярко,

Один своею мудростью лучистой,

Другой же чудотворностью своей".

И гласом Брамы, нежным и глубоким,

"Благословенен ваш приход", - сказал им.

"Здесь тихая и чистая обитель, -

Сказал он, - ученичеству - конец".

Тройной в руках у них явился посох,

Сосуд с водой пред ними появился 31.,

Мгновенно каждый принял постриженье,

Их лик был словом Будды изменен.

Те два вождя и верная их свита,

Принявши завершенный облик Бхикшу,

Простертые, пред Буддою упали

И, вставши, сели около него.

В то время был мудрец, рожденный дважды,

Он Ведающий звался, Агнидатта,

Прославлен был и завершен он в лике,

Богат, имел достойную жену.

Но бросил это все, ища спасенья,

И сделался отшельником молельным.

Близ башни шел он - Башни Многодетской, -

Внезапно Сакью Муни увидал.

Блистателен был ликом Сакья Муни,

Как вышитое знамя храмовое.

Почтительно к Высокому приблизясь,

Он, приклонясь к его ногам, сказал:

"О, долго я сомненьями терзался.

Когда б ты восхотел возжечь лампаду!"

И Будда знал, что тот, рожденный дважды,

Чистосердечно правый путь искал.

Приветливым он голосом промолвил:

"Искателя приход благословенен".

Устав благой был обнят ждущим сердцем,

И Будда изъяснил ему Закон.

Мудрец был после назван Многоведец.

Он раньше говорил: "Душа и тело

Различны", говорил: "Одно и то же",

Есть "Я", и также место есть для "Я".

Теперь свои ученья он отбросил.

И лишь узрел, что скорбь все громоздится,

И правила узнал, как скорбь исчерпать,

Дабы освобождения достичь.

Превратность лика - шаткая опора,

В хотеньи жадном - дикость смутных мыслей,

Но, если это сердцем отодвинешь,

Нет ни друзей, ни недругов ни в чем.

И если сердце жалостью согрето

И ко всему с благим идет волненьем, -

И ненависть, и гнев тогда растают,

Есть равновесье светлое в душе.

Соотношеньям доверяясь внешним,

В уме взметаешь призрачные мысли,

Но мыслью эти тучи разгоняешь, -

Болотный огонек бежит ее.

Ища освобожденья, погасил он

Неверное хотение, стремленье,

Но сердце беспокойное дрожало,

Как в ветре гладь воды приемлет рябь.

Затем, войдя в глубины размышленья,

Покоем покорил он дух смущенный,

И понял он, что "Я" не существует,

Рождение и смерть - лишь тень одна.

Но выше был бессилен он подняться,

Исчезло "Я", и все с ним потонуло.

Теперь же факел мудрости зажегся,

И мрак сомненья, дрогнув, побежал.

Он явственно увидел пред собою

Конец того, что было бесконечно,

И десять разных точек совершенства 32.,

Разочаровавши тьму, он сосчитал.

Убиты десять зерен огорченья,

Еще однажды к жизни он вернулся,

Что должен был он сделать, то он сделал

И посмотрел Учителю в лицо.

Он отстранил три жгучие отравы,

Неведенье, хотение и злобу,

Три восприял сокровища в замену,

То - Община, и Будда, и Закон.

И к трем ученикам пристало трое,

Как три звезды в тройном звездятся Небе,

И троезвездье, в ярком повтореньи,

Служило Будде, Солнцу между звезд