Мигаджала сутта. Охpана двеpей чувств

Будда, сангха, дхарма

(Перевод с английского Дмитрия Ивахненко 
по переводу с пали Тханиссаро Бхикху)

Однажды Благословенный прибывал в Саваттхи. Тогда досточтимый Мигаджала пошел к Благословенному, и подойдя, поклонившись, сел в стороне. И сидя в стороне, он сказал Благословенному:

– Господин, вот говорят: "Живущий в уединении, живущий в уединении". В каком смысле, господин, монах живет в уединении, и в каком смысле он живет в обществе?

– Мигаджала, есть формы, воспринимаемые зрением – приятные, доставляющие удовольствие, очаровывающие, привлекающие, вызывающие желание, соблазнительные, – и монах прельщается ими, стремится к ним, и привязывается к ним. Когда он прельщается ими, стремится к ним, и привязывается к ним, возникает наслаждение. При наслаждении, в нем есть страсть. Когда в нем есть страсть, он связан оковами. И монаха, связанного оковами наслаждения, называют живущим в обществе.

– Мигаджала, есть звуки, воспринимаемые слухом – приятные, доставляющие удовольствие, очаровывающие, привлекающие, вызывающие желание, соблазнительные, – и монах прельщается ими, стремится к ним, и привязывается к ним. Когда он прельщается ими, стремится к ним, и привязывается к ним, возникает наслаждение. При наслаждении, в нем есть страсть. Когда в нем есть страсть, он связан оковами. И монаха, связанного оковами наслаждения, называют живущим в обществе.

– Мигаджала, есть запахи, воспринимаемые обонянием – приятные, доставляющие удовольствие, очаровывающие, привлекающие, вызывающие желание, соблазнительные, – и монах прельщается ими, стремится к ним, и привязывается к ним. Когда он прельщается ими, стремится к ним, и привязывается к ним, возникает наслаждение. При наслаждении, в нем есть страсть. Когда в нем есть страсть, он связан оковами. И монаха, связанного оковами наслаждения, называют живущим в обществе.

– Мигаджала, есть вкусы, воспринимаемые чувством вкуса – приятные, доставляющие удовольствие, очаровывающие, привлекающие, вызывающие желание, соблазнительные, – и монах прельщается ими, стремится к ним, и привязывается к ним. Когда он прельщается ими, стремится к ним, и привязывается к ним, возникает наслаждение. При наслаждении, в нем есть страсть. Когда в нем есть страсть, он связан оковами. И монаха, связанного оковами наслаждения, называют живущим в обществе.

– Мигаджала, есть тактильные ощущения, воспринимаемые осязанием – приятные, доставляющие удовольствие, очаровывающие, привлекающие, вызывающие желание, соблазнительные, – и монах прельщается ими, стремится к ним, и привязывается к ним. Когда он прельщается ими, стремится к ним, и привязывается к ним, возникает наслаждение. При наслаждении, в нем есть страсть. Когда в нем есть страсть, он связан оковами. И монаха, связанного оковами наслаждения, называют живущим в обществе.

– Мигаджала, есть понятия, воспринимаемые рассудком, – приятные, доставляющие удовольствие, очаровывающие, привлекающие, вызывающие желание, соблазнительные, – и монах прельщается ими, стремится к ним, и привязывается к ним. Когда он прельщается ими, стремится к ним, и привязывается к ним, возникает наслаждение. При наслаждении, в нем есть страсть. Когда в нем есть страсть, он связан оковами. И монаха, связанного оковами наслаждения, называют живущим в обществе.

– Мигаджала, монах, живущий таким образом, – даже если он уходит в далекие дикие лесные жилища, тихие и спокойные, удаленные от людей, подходящие для уединения, – всё равно называется живущим в обществе. Почему? Он не покинул своего спутника, пристрастие. Поэтому его называют живущим в обществе.

– Мигаджала, есть формы, воспринимаемые зрением – приятные, доставляющие удовольствие, очаровывающие, привлекающие, вызывающие желание, соблазнительные, – и монах не прельщается ими, не стремится к ним, и не привязывается к ним. Когда он не прельщается ими, не стремится к ним, и не привязывается к ним, наслаждение прекращается. Когда нет наслаждения, он бесстрастен. Когда он бесстрастен, он свободен от оков. Монаха, свободного от оков наслаждения, называют живущим в уединении.

– Мигаджала, есть звуки, воспринимаемые слухом – приятные, доставляющие удовольствие, очаровывающие, привлекающие, вызывающие желание, соблазнительные, – и монах не прельщается ими, не стремится к ним, и не привязывается к ним. Когда он не прельщается ими, не стремится к ним, и не привязывается к ним, наслаждение прекращается. Когда нет наслаждения, он бесстрастен. Когда он бесстрастен, он свободен от оков. Монаха, свободного от оков наслаждения, называют живущим в уединении.

– Мигаджала, есть запахи, воспринимаемые обонянием – приятные, доставляющие удовольствие, очаровывающие, привлекающие, вызывающие желание, соблазнительные, – и монах не прельщается ими, не стремится к ним, и не привязывается к ним. Когда он не прельщается ими, не стремится к ним, и не привязывается к ним, наслаждение прекращается. Когда нет наслаждения, он бесстрастен. Когда он бесстрастен, он свободен от оков. Монаха, свободного от оков наслаждения, называют живущим в уединении.

– Мигаджала, есть вкусы, воспринимаемые чувством вкуса – приятные, доставляющие удовольствие, очаровывающие, привлекающие, вызывающие желание, соблазнительные, – и монах не прельщается ими, не стремится к ним, и не привязывается к ним. Когда он не прельщается ими, не стремится к ним, и не привязывается к ним, наслаждение прекращается. Когда нет наслаждения, он бесстрастен. Когда он бесстрастен, он свободен от оков. Монаха, свободного от оков наслаждения, называют живущим в уединении.

– Мигаджала, есть тактильные ощущения, воспринимаемые осязанием – приятные, доставляющие удовольствие, очаровывающие, привлекающие, вызывающие желание, соблазнительные, – и монах не прельщается ими, не стремится к ним, и не привязывается к ним. Когда он не прельщается ими, не стремится к ним, и не привязывается к ним, наслаждение прекращается. Когда нет наслаждения, он бесстрастен. Когда он бесстрастен, он свободен от оков. Монаха, свободного от оков наслаждения, называют живущим в уединении.

– Мигаджала, есть понятия, воспринимаемые рассудком, – приятные, доставляющие удовольствие, очаровывающие, привлекающие, вызывающие желание, соблазнительные, – и монах не прельщается ими, не стремится к ним, и не привязывается к ним. Когда он не прельщается ими, не стремится к ним, и не привязывается к ним, наслаждение прекращается. Когда нет наслаждения, он бесстрастен. Когда он бесстрастен, он свободен от оков. Монаха, свободного от оков наслаждения, называют живущим в уединении.

– Мигаджала, монах, живущий таким образом, – даже если он живет вблизи деревни, общаясь с монахами и монахинями, мирянами и мирянками, с царем и его советниками, с сектантами и их учениками, – всё равно называется живущим в уединении. Почему? Он покинул своего спутника, пристрастие. Поэтому его называют живущим в уединении.