Джатака о Бхимасене

 Джатака о Бхимасене
Перевод Б.А. Захарьина.

С восклицания: «Как только завязался первый бой...» - Учитель - он жил тогда в Джетаване - начал рассказывать о бхиккху, что бахвалился перед другими монахами. Был там, говорят, бхиккху, который в присутствии всех тхер, новообращенцев и монахов среднего возраста и положения, любил похваляться своим высоким происхождением, отзываясь презрительно о происхождении других и выдавая желаемое за действительное. «Почтенные!» - говаривал он обычно. - Никто не отмечен столь высоким происхождением, как моё. И никто не принадлежит к роду, более благородному, чем я. Мы ведём свой род от столь знатной семьи кшатриев, что нет никого, равного нам ни по знатности, ни по богатству! Нет цены всему тому золоту, серебру и вещам, которыми мы владеем! У нас даже слуги и работники едят, сколько хотят, риса с мясом и пахучими приправами, и ходят они в лучших одеждах, шитых в Бенаресе, и умащают тела свои лучшими бенаресскими благовониями. Я же, с тех пор как стал монахом, питаюсь только грубой пищей и хожу в грубых одеждах».

Один бхиккху выяснил истинное происхождение бахвала и изобличил его во лжи перед всеми монахами. Сойдясь в зале собраний, бхиккху осудили неподобающее поведение хвастливого монаха. «Подумайте, почтенные! - возмущались они. - Этот бхиккху вступил на путь спасительного вероучения, однако продолжает лгать и кичиться своим высокородством, относясь к другим с полным презрением». Тут вошёл Учитель и спросил собравшихся: «О чём это вы, братия, здесь беседуете?» «Да вот о том-то!» - ответили монахи и рассказали всю правду.

«Не только ведь ныне, монахи, хвастается этот бхиккху, - заметил Учитель. - Он и в прежние времена точно так же лгал и похвалялся!» - и он поведал им о том, что было в прошлой жизни.

«Во времена стародавние, когда на бенаресском престоле восседал царь Брахмадатта, бодхисаттва появился на свет в маленьком городке, где, однако, был рынок. Отцом его был брахман с северо-запада. Когда бодхисаттва вырос, родители послали его в Таккасилу, к всемирно прославленному наставнику, который передал ему знание трёх вед и восемнадцати наук, искусств и ремёсел. С концом ученичества его стали звать пандитом Чулладхануггаха - «Маленьким лучником». Стремясь найти применение всем своим познаниям и способностям, он покинул Таккасилу и направился в царство Махимсака.

Надобно сказать, что в этом своём рождении бодхисаттва был человеком малого роста, скрюченным и уродливым. Поэтому он подумал: «Если я попробую поступить в услужение к какому-нибудь правителю, он наверняка скажет: «На что мне такой коротышка?» Уж лучше подберу я для своих целей какого-нибудь красивого, статного, рослого молодца и буду жить за его широкой спиной, как под прикрытием». В поисках подходящего человека бодхисаттва зашёл в посёлок ткачей и, увидев там дюжего ткача Бхимасену, подошёл к нему, сердечно приветствовал и спросил: «Как тебя зовут, приятель?» Тот сказал, что его зовут Бхимасеной. «Почему же ты, человек столь красивый и жизнелюбивый, занимаешься недостойной тебя работой?» - вновь спросил бодхисаттва. «Иначе я не умею зарабатывать себе на жизнь», - ответил ткач. «Послушай меня, друг, - сказал тогда бодхисаттва, - брось ты эту работу. Знай, что во всей Джамбудипе нет равного мне лучника, но если бы я осмелился предложить свои услуги какому-нибудь правителю, он в гневе воскликнул бы: «На что ты мне нужен, коротышка?..» Пойди к царю и скажи ему: «Я лучник!» Царь велит взять тебя на постоянную службу с хорошим жалованьем, а я буду выполнять за тебя всю работу и, укрываясь за твоей спиной, обеспечу себе сносное существование. Так оба мы будем счастливы и довольны, только слушайся меня!« «Ладно», - согласился ткач.

Бодхисаттва повёл ткача в Бенарес и, когда они достигли ворот царского дворца, пропустил его вперёд, а сам стал позади, сказав, что его зовут Чулладханапаттхака - «Маленький оруженосец». С соизволения царя они оба вошли в его покои, сердечно приветствовали владыку и почтительно встали поодаль. «Зачем вы пришли ко мне?» - спросил царь. «Государь, - ответил ему Бхимасена. - Я лучник, равного которому нет во всей Джамбудипе». «Сколько же ты хочешь получать за службу у меня?» - снова спросил царь. «Коли положишь тысячу в полмесяца, стану тебе служить», - сказал Бхимасена. «Что это за человек с тобой? - поинтересовался царь. «А это, государь, Чулладханапаттхака, мой маленький оруженосец», - ответил ткач. «Что ж, ладно, - молвил царь, - беру вас обоих на службу».

С тех пор Бхимасена числился на царской службе, но всю работу за него исполнял бодхисатта. Как раз в это время в лесу в царстве Каси появился тигр. Он нападал на людей, которые проходили по большой дороге, и многих утащил и сожрал. Об этом доложили царю. Царь распорядился позвать Бхимасену. «Сможешь ли ты, любезный, поймать тигра?» - спросил он. «Государь, - возмутился Бхимасена, - какой же я лучник, если не сумею выполнить твоё повеление?» Царь дал Бхимасеие денег и велел изловить тигра. Бхимасена отправился домой и рассказал обо всём бодхисаттве. «Ну что ж, приятель, иди охотиться на тигра», - сказал бодхисатта. «А ты разве не пойдёшь со мной?» - спросил Бхимасена. «Нет, не пойду, но научу тебя, как поступить», - сказал бодхисаттва. «Научи, друг», - обрадовался Бхимасена. «Негоже тебе одному отправляться к логову тигра, - стал поучать ткача бодхисаттва. - Созови крестьян и вели им взять с собой тысячу, нет, две тысячи луков. Потом пойди вместе с ними в лес и, когда они поднимут тигра, отбеги и спрячься в кустах. Припав животом к земле, лежи тихо, пока крестьяне не загонят тигра; когда же они его прикончат, отгрызи зубами кусок лианы, зажми её в кулаке и ступай к убитому тигру. Подойдя, начни кричать на крестьян: «Как вы посмели убить тигра? Я ведь хотел обмотать ему горло лианой и, как быка на верёвке, отвести прямо к царю, для этого я и пошёл в кусты за лианой. Сейчас же признавайтесь, кто прикончил этого тигра, не дождавшись, пока я подойду с лианой?» Крестьяне затрясутся от страха и станут тебя умолять: «Господин, не говори ничего государю». Они станут совать тебе деньги и позволят, вероятно, взять с собой тигра. Царь, когда ты явишься к нему, щедро тебя наградит».

«Да будет так!» - молвил ткач и ушёл. Он сделал всё, как советовал бодхисаттва: захватил с собой убитого тигра и, успокоив весь лесной край, в сопровождении огромной толпы явился в Бенарес. «Вот, государь, - сказал он, представ перед царём, - я убил тигра и очистил лес от хищника». Обрадованный царь пожаловал ему много денег. В другой раз доложили царю, что дикий буйвол совершает нападения на людей, идущих по дороге, и вновь царь послал туда Бхимасену. Наученный бодхисаттой, Бхимасена расправился с буйволом тем же способом, что и с тигром, снова явился к царю и получил щедрое вознаграждение. Так Бхимасена добился большой власти, и власть эта вскружила ему голову, и стал он проявлять непочтение к бодхисатте, и перестал слушаться его советов. «Я ведь не приживальщик у тебя! Да и кто ты такой?» - говорил он и всяческими грубыми речами оскорблял бодхисаттву.

Через некоторое время в страну вторгся со своим войском иноземный царь и, осадив Бенарес, направил тамошнему владыке такое послание: «Либо передай мне власть над царством, либо выходи на бой!» Царь призвал к себе Бхимасену и велел ему вступить в сражение с врагом. Бхимасена облачился в воинское платье и доспехи, вооружился и взобрался наспину боевого слона, прикрытого прочными щитами. Боясь за жизнь Бхимасены, бодхисаттва тоже оделся, вооружился как следует и уселся на слона позади Бхимасены. Сопровождаемый огромной толпой народа, слон вышел через главные ворота из города и отправился на поле боя. Лишь только до ушей Бхимасены донёсся грохот боевых барабанов, он весь затрясся от страха. Бодхисатта сказал ему: «Если ты свалишься со спины слона, тебя наверняка убьют». И, чтобы Бхимасена не свалился со слона, обвязал его поводьями и крепко зажал их концы в руке. Однако зрелище битвы вызвало в Бхимасене столь сильный страх за свою жизнь, что он наложил в штаны, умудрился даже загадить спину слону. «Бхимасена, - сказал тогда бодхисатта, - что-то не вижу я связи между тем, что было, и тем, что сейчас. Прежде ты был готов броситься в битву, а оказалось, что только и способен нагадить на слона». И он спел такую гатху:

Как только завязался первый бой, 
Ты опозорился, бахвал презренный! 
Как совместить воинственную речь 
С такой повадкой жалкой, Бхимасена! 

Выбранив в таких словах Бхимасену, бодхисаттва сказал ему: «Ладно, приятель, не бойся! Я здесь. С какой же стати нам дрожать перед неприятелем?» Он помог Бхимасене слезть со слона, велел ему вымыться и идти домой. Потом, крича: «Сегодня я действую сам за себя!» - устремился в бой. Ворвавшись с громким кличем в ряды врагов, бодхисаттва разметал их укрепления, полонил иноземного царя и доставил его в Бенарес к Брахмадатте. Обрадованный царь оказал бодхисаттве великие почести, и с тех пор слава о пандите Чулладхануггахе разнеслась по всей Джамбудипе. Бодхисаттва дал Бхимасене денег и отослал его в посёлок ткачей, а сам всю остальную жизнь щедро подавал милостыню и творил иные добрые дела, так что, когда настал срок, он перешёл в иное рождение в согласии с накопленными заслугами». Заканчивая своё наставление в дхамме, Учитель повторил: «Так знайте, монахи, не только ныне этот бхиккху бахвалится попусту, он и прежде уже врал и хвастался». Затем он истолковал джатаку, так связав перерождения: «В ту пору Бхимасеной был бахвал бхиккху, а пандитом Чулладхануггахой был я сам».

вернуться в ОГЛАВЛЕНИЕ