Джатака о царе Махапингале

реинкарнация"Народ царём Пингалой..." Эту историю Учитель, находясь в Джетаване, рассказал о Девадатте. Когда Девадатту, который целых девять месяцев замышлял зло против Учителя, у ворот Джетаваны поглотила земля, жители Джетаваны и других соседних мест радовались и ликовали. "Девадатту, противника Будды, поглотила земля, – говорили они. – Теперь, когда враг погиб, Учитель достиг полного просветления".

Весть о смерти Девадатты распространилась по всей Джамбудвипе, узнали об этом якши, бхуты и дэвы. Все они радовались и ликовали.

Однажды бхикшу собрались в зале дхармы и стали рассуждать: "Братья, когда Девадатту поглотила земля, народ смеялся и ликовал". В это время вошёл Учитель и спросил: "Что вы здесь обсуждаете, бхикшу?" Когда те объяснили, Учитель сказал: "Не только теперь, о бхикшу, люди смеются и радуются смерти Девадатты, так было и прежде". И он рассказал историю о прошлом.

Давным-давно правил в городе Варанаси злой и несправедливый царь по имени Махапингала. Что ни день, совершал он по своей прихоти разные злодеяния. Словно сок из сахарного тростника, выжимал он из своих подданных налоги, карал их то и дело всё новыми поборами. Всегда был он груб, суров и жесток и никогда не испытывал жалости к другим людям. Во дворце он был неумолим и беспощаден не только к своим жёнам, сыновьям и дочерям, но и к придворным, брахманам и знатным землевладельцам. Всем был он неприятен, словно песок в глазах, словно камень, попавший в пищу, словно колючка, застрявшая в пятке.

В то время бодхисаттва возродился в образе сына этого царя. Когда после долгого царствования Махапингала наконец умер, все жители Варанаси радовались и хохотали. Они привезли тысячу возов дров, сожгли Махапингалу, вылили на это место тысячу кувшивов воды и помазали на царство бодхисаттву. "Теперь у нас справедливый царь", – говорили они. По всем улицам было приказано бить в праздничные барабаны и поднять над городом стяги и знамёна. У дверей каждого дома были сделаны навесы, и люди сидели под этими навесами на помостах, усыпанных печёным зерном и цветами, ели и пили.

На диване, стоявшем на пышно разукрашенном помосте, в окружения придворных, брахманов, знатных горожан и привратников под белым зонтиком торжественно восседал бодхисаттва.

А в это время один привратник, стоявший возле царя, всё время вздыхал и всхлипывал. Заметив это, бодхисаттва сказал: "Эй, привратник, смотри, весь народ веселится и празднует смерть моего отца, а ты стоишь и плачешь. Разве мой отец был тебе так приятен?" И он произнёс первую гатху;

Народ, царём Пингалой притеснёныё,
В его лишь смерти видит избавленье.
Так был тебе приятен Красноглазый,
Что ты о нём теперь, привратник, плачешь?

Выслушав его, привратник сказалз "Нет, не о смерти Махапингалы я скорблю. Моей голове с лихвой от него досталось. Всякий раз, выходя из дворца и возвращаясь обратно, царь Пингала, словно кузнечным молотом, давал мве по восьми ударов кулаком по голове. Боюсь я, как только попадёт он в другой мир, стукнет восемь раз по голове Ямы, привратника ада, думая, что он меня бьёт. "Слишком уж он непочтителен с нами", – скажут обитатели ада и отошлют его обратно на землю. И тогда он снова каждый день будет бить меня по голове. Вот чего я боюсь, оттого и плачу". И, разъясняя это, привратник произнёс вторую гатху:

Всегда мне был противен Красноглазый,
Боюсь его сюда я возвращенья.
Он, в ад придя, побьёт там бога смерти,
А тот, рассерженный, пришлёт его обратно.

Выслушав привратника, бодхисаттва сказал ему; "Царь Пингала сожжён на костре из тысячи возов дров, место сожжения залито водой из тысячи кувшинов, и борозду кругом провели. А существа, перешедшие в другой мир, в то же тело не возвращаются, поэтому ты не бойся". Так успокаивая привратника, он произнёс третью гатху:

На тысяче возов сожжён,
Из тысячи горшков залит,
Кругом прорыта борозда,
Не бойся, не вернётся он.

После этого привратник успокоился, а бодхисаттва, раздавая дары и совершая другие благочестивые деяния, справедливо управлял царством и возродился согласно карме. Учитель, приведя эту историю, отождествил перерождения: "Тогда Пингалой был Девадатта, а сыном был я".

вернуться в ОГЛАВЛЕНИЕ