Джатака о Суджате

буддизм, Будда, реинкарнация"Зачем стенать?!" – говорил Учитель, живший в роще Джетавана, и рассказывал по этому поводу историю о некоем мирянине, у которого умер отец. Мирянин со смертью родителя предался отчаянию и скорби и никак не мог утешиться. Учитель, провидя его готовность вступить в Поток и вкусить от плода Истины, в сопровождении молодого монаха пошёл в Саваттхи собирать подаяние. Явившись в дом мирянина, гости сели напротив хозяина, и Учитель, поприветствовав его, обратился к нему с такими словами: "Брат, в миру пребывающий, я вижу, ты во власти печали?" На что тот отвечал: "Да, всеблагостный". – "В прежние времена, о братья, мудрые, утратив родителей, не предавались печали!" – заметил Учитель и, уступая просьбам, рассказал о прошлом.

"В далёкие времена, когда в Бенаресе правил царь Брахмадатта, бодхисаттва обрёл рождение в семье некоего мирянина, и его нарекли Суджатою. Едва лишь достиг он совершеннолетия, как умер его дед. Отец Суджаты исполнился великой печали: забрав прах с места сожжения, он поместил его в усыпальницу в своём саду и всякий раз, приходя туда, почтительно украшал усыпальницу цветами и предавался воспоминаниям об умершем. Погружённый в скорбь, он не мылся, не умащался маслом, не вкушал пищу, не заботился о делах. Видя всё это, бодхисаттва говорил: "С кончиною моего деда отец поддался скорби, кто ж другой, как не я, сможет вернуть ему ясность мыслей? Знаю я средство, которое избавит его от печали!"

И вот углядел он за городом мёртвого быка и, поднеся ему травы и воды, стал приговаривать: "Ешь, ешь, пей, пей!" Видя его за этим занятием, прохожие восклицали: "Почтенный Суджата, в разуме ли ты, что подносишь еду и питьё мёртвому быку?" – на что Суджата не отвечал ни слова.

Придя к его отцу, прохожие рассказали: "Сын твой лишился рассудка, потчует мёртвого быка травой и водой!" Забыв об отце, мирянин забеспокоился о сыне. Он поспешил к нему и спросил: "Что с тобой, дорогой Суджата? С чего это ты подносишь еду и питьё мёртвому быку?!" – и, сказав так, он пропел такую гатху:

"Зачем стенать? Зачем, травы нарезав,
"Ешь, ешь", – ты просишь мёртвого быка?
Еда, питьё поднять быка не в силах.
Рассудка ты лишён наверняка".

На это бодхисаттва пропел такую гатху:

"Вот голова его, и хвост его, и уши, –
Вдруг встанет бык, печали вняв моей?
Мой дедушка утратил зримый облик,
Но слёзы льёшь о нём ты столько дней!

У дедушки же ни головы уже, ни рук, ни ног не видно. Так не утратил ли ты рассудок, рыдая над земляною насыпью?!"

Услыхав такие речи, отец бодхисаттвы подумал: "Мудр сын мой! Он знает, что должно знать и в этом и в том мире, и поступил так лишь затем, чтобы наставить меня!" И он сказал: "О дорогой Суджата, премудрый! Я понял, что всё явленное непостоянно, и потому не стану больше печалиться! Да избавит от горя отца такой сын, как ты!" И, молвив так, он воздал хвалу сыну:

"Поистине, погасло пламя скорби, –
Как будто залит жертвенник водой.
Из сердца моего занозу вынув,
Помог ты обрести мне вновь покой.

О юноша, слова твои услыша,
Я впредь рыдать не буду без конца!..
Так, умудрённый, сострадая горю,
Спасает, – как Суджата спас отца!"

Закончив это поучение, Учитель наставил слушавших в четырёх благородных истинах и разъяснил суть джатаки, сказав: "В те времена я был Суджатою!" Мирянин же, приобщась к Истине, вступил на благой восьмеричный путь Освобождения.

вернуться в ОГЛАВЛЕНИЕ