Джатака о Супараге

Даже правдивое слово, имеющее в основе праведность, избавляет от беды; насколько же больше награда за саму праведность! Помня это, должно всегда следовать закону праведности. Вот как об этом назидательно повествуется.

Будучи Бодхисаттвой, Великосущный был, как говорят, чрезвычайно искусным кормчим. Такова ведь природная особенность бодхисаттв, что, какую бы область науки или вид искусства они ни захотели изучить, благодаря врожденной проницательности ума они превосходят наиболее искусных людей в мире. Изучив движения светил, Великосущный никогда не ошибался в определении стран света; досконально зная приметы и предзнаменования, как постоянные, так и временные, он стал искусен в определении счастливых и неблагоприятных моментов; по рыбам, цвету воды, виду земли, птицам, горам и другим признакам он прекрасно умел определить любую часть моря; он был предусмотрителен, не поддавался сонливости; легко преодолевал усталость от холода, жары, дождя и других невзгод; обладал неусыпным вниманием и решительностью; благодаря своему искусству плавать по морям и благополучно возвращаться из плавания он водил суда купцов-мореходов всюду, куда бы ни пожелали. И так как его путешествия всегда были в высшей степени удачны, он получил имя Супарага, и город, в котором он жил, также назывался Супарага; и теперь он известен под именем Супарага. Даже когда он состарился, он считался несущим с собой счастье; поэтому купцы-мореходы, желая обеспечить себе удачу в путешествии, обращались к нему с почтительнейшими просьбами, и он по их просьбам садился на суда.

И вот однажды прибывшие из Бхарукачхи купцы, торговавшие с Суварнабхуми, стремясь к успешному плаванию, явились в город Супарага и обратились к Великосущному с просьбой отправиться с ними. Он сказал им:

«От старости отнялось зренье у меня; под гнетом постоянных трудов тяжелых ослабела память; мне не хватает сил, чтобы позаботиться о теле собственном; какой же помощи вы ждете от меня?».

Купцы сказали: «Нам известно, в каком состоянии находится твое тело. Однако, хоть ты и неспособен к тяжелому труду, все же мы хотим взять тебя с собой не для того, чтобы ты трудился, а вот для чего:

Ведь пыль, благоприятной ставшая благодаря прикосновенью к лотосам - ногам твоим, корабль наш к счастью, к удаче поведет чрез это море, какими б ни были огромными препятствия. С такими мыслями к тебе явились мы».

И вот Великосущный из сострадания к купцам, хотя от старости его тело ослабело, взошел на судно тех купцов. Все были чрезвычайно обрадованы его прибытием. «Несомненно, теперь наше путешествие будет вполне успешным»,- думали они. Постепенно они достигли великого океана, неизмеримого вместилища вод, где находился трудно достижимый Патала - обиталище змиев и демонов. В океане кишели разнообразные рыбы; он издавал глухой рокот от движения беспокойных вод, так как его волнами играл, вздымая их, ветер; его дно было покрыто различными драгоценными камнями и горными породами; его поверхность была украшена гирляндами цветов из морской пены.

И вот они достигли моря, чей темно-синий цвет напоминал сапфиров груду, как будто это было небо, расплавленное солнца жгучими лучами. Со всех сторон водою окруженные, они земли не видели нигде.

Когда мореходы углубились так далеко в море, вечером, когда лучи солнца смягчились, утратив свою знойность, перед ними явилось нечто необычайное, необыкновенно страшное.

В одно мгновенье океан стал страшным; казалось, сбросила вода молчания оковы; и разбивалися огромные валы и рассыпались пеной; весь океан ревел, гонимый страшным ветром.

Ужасный ураган вздымал огромнейшие горы вод и гнал, вертел их со страшной быстротой; и принял вид ужасный океан: казалось, земля с ее горами пришла в движение, как будто в день крушенья мира.

И солнцу путь закрыли тучи, темные, как змеи многоголовые; как беспокойные их языки, сверкали молнии-лианы, и раздавались страшные раскаты грома.

Окутанное тучами густыми солнце со снопом лучей своих блестящих все ниже опускалось и наконец зашло; воспользовавшись наступившим вечером, со всех сторон надвинулась тьма; и становилась она все гуще.

Стрелы ливня осыпали волн пучину, и океан, как в бешенстве, поднялся; корабль, словно испуганный, вдруг задрожал, повергнув в страх сердца всех мореходов.

Одни в унынии и страхе в изнеможенье онемели; другие же отважно путь к спасению искали; иные к божествам от всей души горячие молитвы воссылали - природа каждого раскрылась в этот миг.

Корабль находился в полной власти у бурных волн, вздымаемых страшным ураганом, и мореплаватели в течение многих дней носились, не видя нигде ни берега, ни благоприятных признаков на море. Такое небывалое состояние морской стихии все увеличивало их растерянность, приводя их в ужас и отчаяние. Тогда Супарага-бодхисаттва обратился к ним с такими словами ободрения: «В этом напряженном возбуждении, столь зловещем, нет ничего необычайного; ведь мы проникли в середину великого океана. Поэтому не нужно вам, уважаемые купцы, поддаваться унынию.

Ведь уныние - не средство от несчастия спастись; довольно предаваться малодушию и робости: лишь тот, кто с бодростью за дело взяться может, благополучно выйдет из всех бед.

Стряхнув уныние и малодушие свое, беритесь вы за дело. Приспело время, к делу! Живая сила ведь, сверкающая бодростью душевной,- то руки мудрого, которыми хватает в каждом деле он успех!

Поэтому пусть каждый из вас со всем усердием принимается за свое дело!».

Этими словами Великосущный поднял бодрость духа мореходов. Они смотрели с тоской, не покажется ли берег, и, взглянув вниз, в море, увидели существа, тела которых, совершенно похожие на человеческие, были словно одеты в серебряные панцири; они то поднимались на поверхность воды, то снова погружались в воду. Полные изумления мореходы, внимательно рассмотрев очертания их тел, обратились к Супараге со словами: «Впервые только здесь, в этом великом океане, нам встречается это знамение! Поистине

Нам видятся воители там, дайтьи в серебряной броне, ужасные на вид; их морды безобразны, как копыта; они то вынырнут, то вновь уйдут под воду, как будто там, в морских волнах, игрою забавляются они».

Супарага сказал: «Это не люди, не демоны - это ведь рыбы; поэтому не бойтесь их. Однако

Далеко удалились мы от городов обоих; ведь это море Кхурамалин; поэтому старайтесь поскорей назад вернуться».

Но мореходы были не в состоянии повернуть обратно: ураган дул им в спину и, вздымая громадные массы воды, с неодолимым бешенством увлекал их корабль все дальше и дальше. И вот, двигаясь все вперед и вперед, они увидели другое море, массы белой пены которого сияли великолепием серебра. Пораженные изумлением, они сказали Супараге:

«Что это за море, которое волнами, в пене потонувшими, словно укутано покровом белым из дукулы; как будто смех там ширится повсюду, несущий месяца лучи расплавленные» .

Супарага сказал: «Беда! Мы зашли слишком далеко.

Молочное то море под названьем Дадхималин: нельзя идти нам дальше, и, если можете, обратно возвращайтесь!».

Купцы сказали: «Невозможно даже замедлить движенье корабля, не то что повернуть обратно! Ведь быстрота течения необычайная, а ветер дует противный».

И вот, миновав и это море, они увидели новое; вода в этом море была красноватая, как огненное пламя; беспокойные волны его блестели, подобно золоту. Пораженные изумлением и любопытством, купцы обратились к Супараге с вопросом:

«Огонь великий, пылающий высокими блестящими волнами, покрытыми румянцем, сияет, словно юных солнечных лучей краса чудесная. Скажи, какое это море?».

Супарага сказал:

«Зовется это море Агнималин, оно повсюду славится. В высокой степени разумно было б нам назад отсюда повернуть!».

Таким образом, Великосущный сказал им только название этого моря и, по своей дальновидности, скрыл от них причину изменения цвета воды. И вот мореходы, миновав и это море, увидели еще новое море, цвет которого был подобен зарослям созревшей травы куша вода же, казалось, блистала сиянием топазов и сапфиров). С живым любопытством они обратились к Супараге с вопросом:

«Какое это море явилося теперь пред нашими глазами? Вода в нем цвета листьев куши перезрелой; словно цветы, его украсили с узорчатою пеной волны, которые взметает страшной силы ветер»

Супарага сказал: «О почтенные купцы, нужно приложить все усилия, чтобы повернуть обратно: дальше этого места идти невозможно!

Ведь это море Кушамалин - неукротимому слону оно подобно; неодолимыми волнами нас оно влечет и отнимает наш покой».

Однако бедные купцы, невзирая на крайние усилия, не могли повернуть корабль обратно, и, минуя это море, они увидели еще новое море, зеленоватая вода которого своим видом напоминала блеск изумруда и аквамарина. И они обратились к Супараге с вопросом:

«Блестящими волнами, как смарагд зелеными, влечет корабль наш словно на прекрасный луг; весь океан украшен пеною чудесной, как бы цветами лотоса ночного. Какой же это океан предстал пред нашими глазами?».

Сердце Бодхисаттвы горело из-за несчастия, которое готово было обрушиться на купцов, и Великосущный, испустив глубокий вздох, медленно сказал им:

«Необычно далеко зашли вы; отсюда трудно нам назад вернуться: ведь это море Наламалин, оно почти у края света».

Услышав это, купцы ужаснулись; они пришли в совершенное изнеможение, руки опустились; отчаяние наполнило их души, и они способны были только вздыхать. После того как они прошли и это море, под вечер, когда солнце со своим снопом косых лучей готово было погрузиться в море, они услышали доносившийся с моря ужасный, пронзающий слух и сердце шум; казалось, все море бушевало, или же беспрерывно рокотал гром, или же трещали охваченные пламенем тростниковые заросли. Услышав этот шум, пораженные страхом и необычайным душевным волнением, купцы вдруг вскочили и, озираясь вокруг, увидели, что огромные массы воды низвергаются вниз, словно там громадная пропасть или бездна; увидев это и оцепенев от невыразимого ужаса и отчаяния, они подошли к Супараге и сказали:

«Хоть слышится еще издалека сей страшный рев владыки рек, охваченного яростью ужасной, но все же разрывает уши и мутит рассудок. Как будто в бездну страшную там низвергаются все воды океана. Какое ж это море? И что нам делать дальше, господин?».

В ответ на это Великосущный с волнением промолвил: «Горе! горе!» - и, посмотрев на океан, сказал:

«Зашли вы словно в самую пасть смерти, откуда нет спасенья: раз попав туда, никто не возвращается обратно - достигли вы зловещей Вадабамукхи».

Тогда бедные купцы, услышав это, воскликнули: «Мы достигли Вадабамукхи!» - и, окончательно лишившись надежды на спасение, пораженные в самые души смертным ужасом,

Одни рыдали громко, другие стали причитать, кричать ужасно; иные же, не в состоянье предпринять что-либо, от ужаса рассудок потеряли.

С истерзанной страданьями душой иные обратилися к богам: одни с особой ревностью перед богов владыкой Индрой преклонялись; другие адитьям, рудрам, марутам и васу, а также Сагаре молились.

Шептать различные молитвы стали там иные, другие же, как надлежало, преклонились перед Деви; а некоторые, к Супараге подойдя, на разные лады печально, жалостно там в сетованьях изливались:

«Всегда спасал ты от опасностей в беду попавших! Ты полон добродетели высокой, состраданья к ближним. И вот теперь настал тот час, когда ты можешь проявить свою чудеснейшую силу.

Измучены мы, беззащитны, прибежища здесь ищем у тебя, о мудрый! Склони к нам сердце и спаси нас: ведь это яростное море своей Вадабамукхою нас жаждет поглотить!

Не может быть, чтоб равнодушно ты смотрел, как здесь в бушующих волнах мы гибнуть будем! Великий океан ведь не посмеет преступить веление твое; так запрети ж ему, уйми его жестокое волненье!».

Тогда Великосущный, сердце которого было исполнено муки от великого сострадания, обратился к тем бедным купцам со словом ободрения и сказал: «Даже и здесь есть еще средство спастись; оно открывается моему уму. Я применю его сейчас: поэтому вы должны на мгновенье собрать все свое мужество». Купцы, услышав, что даже и теперь, по его словам, еще осталась надежда на спасенье, воспрянули духом и, полные вниманья, замолчали. Тогда Супарага-бодхисаттва накинул на одно плечо верхнее платье, опустился на правое колено, с напряжением своих душевных сил почтил преклонением всех татхагат, и обратился к купцам со словами:

«Будьте свидетелями вы, купцы, и вы, великие боги, обитающие в лоне океана!

Я, напрягая память, вспомнить не могу, чтобы когда-нибудь обидел тварь живую с тех пор, как помню я себя.

Пусть этим словом истины и силою моих заслуг корабль назад вернется, минуя Вадабамукху!».

И вот силою правдивости Великосущного и сияния его заслуг ветер стал дуть в противоположную сторону и вместе с течением повернул корабль обратно. Купцы, увидев, что корабль возвращается, пришли в неописуемое изумление и величайшую радость и, с почтением поклонившись Супараге, известили его, что корабль повернул обратно. Тогда Велико-сущный обратился к купцам с такими словами: «Будьте тверды духом, друзья! Скорее поднимите паруса!». По его наставлению купцы, которым радость вернула силы и решимость, сделали все так, как он велел.

И вот уж раздается смех людей повеселевших; подобно чудным крыльям птицы, натянут белый парус, скользит корабль по волнам моря, блистая, словно лебедь на безоблачном и ясном небе.

Меж тем как при благоприятном ветре и течении корабль повернул обратно и с быстротой небесной колесницы, несущейся в воздухе, полетел как бы по своей воле, в то время, когда уж стал темнеть румянец заката на небе и повсюду стала распространяться густая тьма; когда небеса украсились звездами и, хоть и оставалось еще некоторое сияние на дороге солнца, началось уже владычество ночи, Супарага обратился к купцам со следующими словами: «Какое бы море вы, торговцы морские, ни узрели, начиная с Наламалин, вытаскивайте со дна его песок и камни и наполняйте ими судно, сколько оно может вместить. Благодаря этому корабль, на случай если он снова станет добычей урагана, не накренится, а кроме того, этот песок и камни, которые считаются приносящими счастье, несомненно, будут вам к пользе и выгоде». И вот на более мелких местах, которые им были милостиво указаны божествами, сердца которых были преисполнены глубочайшим уважением и любовью к Супараге, купцы стали вытаскивать, как им казалось, песок и камни, на самом же деле бериллы и другие драгоценности, и наполнили ими корабль. И в одну лишь ночь корабль достиг Бхарукачхи.

Когда настал рассвет, корабль был полон серебра, бериллов, золота, смарагдов, и, к берегам своей страны пристав с весельем, они в высокой радости почтили старца.

Таким-то образом «даже правдивое слово, имеющее в основе праведность, избавляет от беды; насколько же больше награда за самое праведность! Помня это, должно всегда следовать закону праведности».

вернуться в ОГЛАВЛЕНИЕ