Джатака о царе Бхару

Перевод Б.А. Захарьина.

Словами: "Святых отцов поверг в раздор..." Учитель - он жил тогда в роще Джетавана - начал повествование о царе Косалы. Как гласит молва, в те времена люди выказывали Всеблагому и его братии великий почёт и подносили щедрые дары. Ибо сказано: "Всеблагой в ту пору был многославен и почитаем, и, поклоняясь ему и взирая на него с благоговением, люди дарили ему и братии богатые дары - одежды и яства, утварь и напитки, снадобья и всё прочее, что было им потребно. Иным же общинам и бездомным скитальцам жертвовали самую малость, нисколько их не почитая". И вот те бхиккху, видя, что почёта и подношений достаётся им всё меньше, стали тайно сходиться днём и ночью и роптать: "С той поры как появился этот подвижник Готама, нас уже не чтут, как прежде, и не одаривают подношениями. Готама же осыпан дарами, ему - почёт и слава! Отчего же, почему так везёт ему?!" И один из них сказал: "Подвижник Готама заполучил себе наилучшее место во всей Джамбудипе, живёт на высотах, вот отчего он и благоденствует!" И тогда бхиккху решили: "Раз так, устроим-ка и мы свой монастырь близ Джетаваны и тоже будем с подношениями!" Однако взяло их сомнение: "Ведь если поселиться там без ведома царя, братия Готамы воспротивится. Поэтому поднесём царю мзду, и, получив достаточно, царь не будет уже столь неколебим и дозволит нам обосноваться в Джетаване!"

И вот, умаслив придворных, они поднесли царю сотню тысяч монет и стали просить: "Великий царь, мы хотим основать своё поселение близ Джетаваны и молим тебя, если бхиккху Готамы станут тебя отговаривать, ты, государь, не слушай их". И царь, не устояв перед подношением, обещал: "Да будет по-вашему!"

Уладив дело с царём, подвижники наняли плотника и принялись строить монастырь, отчего сделался по всей округе великий шум. "Скажи-ка мне, Ананда, - спросил Учитель, - что это за шум и суета у нас?" - "Всеблагой, - отвечал Ананда, - это подвижники из других общин возводят себе поселение близ Джетаваны, вот оттого-то и шум!" - "Но здесь не место для чужого монастыря, о Ананда! - сказал тогда Учитель. - Подвижники из других общин так шумливы, что жить рядом с ними будет тяжко!" И он созвал тогда всех бхиккху и повелел: "Ступайте, братия, к царю и, рассказав ему обо всём, просите, чтоб он воспретил строить здесь чужой монастырь!" Бхиккху толпой направились к царскому дворцу и стали у ворот. Царь же, едва услыхал об их приходе, тотчас догадался, что привело к нему этих монахов. Но, памятуя о мзде, выслал своих прислужников сказать, что, мол, царя нет дома. Бхиккху воротились ни с чем и поведали обо всём Учителю. Тот догадался, что царя, должно быть, подкупили, и послал к царю с тем же поручением двух тхер - Сарипутту и Моггаллану. Но, проведав об их приходе, царь велел отвечать всё так же. И любимые ученики Пробуждённого, воротясь ни с чем, рассказали Учителю о неудаче. "И впрямь, Сарипутта, царя, видно, нет сегодня дома, - сказал тогда Учитель. - Верно, он удалился куда-то!"

На утро Учитель надел чивару, взял чашу для сбора подаяний и, сопровождаемый пятьюстами бхиккху, отправился к царскому дворцу. Услыхав об его приходе, царь сошёл вниз и принял из рук Учителя чашу для подаяний. Потом он усадил Всеблагого, повелел до краёв наполнить - начав с Просветлённого - чаши всех бхиккху лучшим рисом, сдобрив его растопленным коровьим маслом, почтительно поклонился Учителю и пришедшим с ним и скромно присел в сторонке. "О великий государь! - молвил тогда Учитель, желая наставить царя в дхамме. - Знай, что иные цари во времена, давно миновавшие, были мздоимцами и тщились перессорить людей, преданных дхамме, да только поплатились за то царством и нашли свою погибель!" И, уступая просьбам царя Косалы, Учитель поведал тогда историю о прошлом.

"Во времена стародавние некий царь Бхару правил своим царством Бхару. Бодхисаттва же в ту пору водительствовал ушедшими в скитания. Ведя отшельническую жизнь, он обрёл пять чудодейственных способностей и развил в себе восемь совершенств. Прожив так долгое время в предгорьях Гималаев, он спустился однажды, сопровождаемый пятью сотнями подвижников, в долину, чтобы раздобыть соли и пряностей. И вот наконец отшельники достигли столицы царства Бхару. Собрав там довольно милостыни, бодхисаттва вместе с братией вышел из города и, присев на корни огромного раскидистого баньяна, что рос у северных городских ворот, совершил трапезу, а после все расположились под тем же деревом на ночлег.

Так прожил подвижник со своими последователями полмесяца, когда в город явился иной предводитель святых людей и с ним другие пять сотен подвижников. Обойдя город и насобирав милостыни, они вышли из городских пределов и, сев у южных ворот под таким же точно баньяновым деревом, совершили там свою трапезу и там же и обосновались. Так прожили обе общины, сколько им было надобно, а потом отправились к себе в Гималаи. Однако после их ухода то дерево, что росло у южных городских ворот, засохло. Когда в другой раз подвижники, которые жили прежде под этим баньяном, первыми явились в город, они увидели, что их дерево мертво. Обойдя город и насобирав довольно милостыни, они вышли за городские стены и расположились на корнях баньяна, что рос у северных ворот, совершили свою трапезу и там и остались. Другие же подвижники прибыли позже. Насобирав в городе подаяния, они направились к своему дереву и, совершив под ним трапезу, тоже расположились было там. "Это - не ваше дерево, а наше!" - закричали им пришедшие первыми. Святые люди принялись препираться из-за места под деревом, и в конце концов разгорелась шумная ссора. "Не занимайте места, где мы жили прежде!" - кричали одни. "На этот раз мы пришли раньше, вот вы и ступайте отсюда прочь!" - отвечали другие. Так, ссорясь и громко крича: "Мы - хозяева!" и "Нет, мы - хозяева!" - они и явились к царю. Царь повелел, чтобы те, которые жили здесь раньше, остались бы хозяевами баньяна. Тогда другие подвижники подумали: "Не можем же мы допустить, чтобы те утверждали, будто одержали над нами верх". И, исполнясь подобных мыслей, они, будучи наделёнными чудесной способностью к всевидению, стали обозревать окрестности. Вскоре взоры их привлекла станина повозки, пригодная для колесницы. Тогда принесли они её во дворец, предложили в дар царю, а взамен испросили у него дозволения тоже сделаться хозяевами баньяна. Царь принял подарок и исполнил их просьбу. Так обе общины стали владельцами одного баньяна! Однако другие подвижники сумели добыть украшенные драгоценными каменьями колёса к той станине и поднесли их в дар царю, прося у него: "Государь! Дозволь только нам одним владеть тем деревом!" И царь дал им на то своё дозволение.

И пожалели тогда первые подвижники о содеянном: "Мы, переборовшие в себе стремление владеть имуществом и победившие желания, мы, отринувшие мир, ссорились с другими из-за места под деревом и подкупали царя дарами! Негоже делать так!" И, снявшись с места, они поспешили прочь, пока не достигли своей обители в Гималаях. Божества же хранители, что обитали по всему царству Бхару, прогневались. "Негодное содеял Бхару, перессорив между собой святых людей" - решили они. И напустили на царство Бхару потоки воды, так что всё царство длиною в три сотни йоджан ушло под воду, как будто его никогда и не было, а жители все до одного погибли из-за своего жадного царя". И, заканчивая это повествование о прошлом, Учитель, достигший к тому времени Всепросветлённости, спел такую гатху:

"Святых отцов поверг в раздор царь Бхару -
И дом его за то воспринял кару.
Дурные помыслы не вникнут в мудреца,
И чистым сердце быть не может у лжеца".

Заканчивая же наставление в дхамме, Учитель молвил: "Государь! Негоже позволять желаниям овладевать тобою, и не следует ссорить между собой две общины святых людей!" И, говоря это, он истолковал джатаку, так связав перерождения: "Вожаком отшельников в те времена был я сам".

вернуться в ОГЛАВЛЕНИЕ