Джатака о царе рыб

Джатака о царе рыб

С восклицания: «Грозой налети, о Паджджунна...» — Учитель — он жил тогда в Джетаване — начал рассказ о том, как ему удалось вызвать дождь.

Случилось так, что в царстве Косалы бог не хотел давать дождя, и все посевы полегли, и везде пересохли пруды, водоемы и озера. Даже пруд, что был неподалеку от главных ворот Джетаваны, обмелел, и все рыбы и черепахи зарылись глубоко во влажный ил. И прилетели тогда на пруд вороны, ястребы, стервятники, и своими острыми, как наконечники копий, клювами принялись разбивать затвердевший ил, вытаскивая и пожирая извивающихся рыбин. При виде этой страшной беды, постигшей рыб и черепах, Учитель исполнился великого сострадания. «Сегодня я должен вынудить небеса разразиться дождем», — вскричал он.

Прошла ночь, наступил день, Учитель совершил омовение, дождался часа, благоприятного для сбора подаяний, и, лучась величием пробужденности, сопровождаемый огромной свитой монахов, направился в Саваттхи за милостыней. А когда в послеполуденное время он и его спутники с чашами, полными подаяния, возвращались из Саваттхи в монастырь, Учитель остановился у спускающихся к воде каменных ступеней джетаванского пруда и попросил тхеру Ананду: «Принеси мне полотенце: я хочу совершить омовение в пруду Джетаваны». «Но, почтенный, — возразил Ананда, — ведь пруд совсем высох, остались только грязь да ил». «О Ананда, — ответил Учитель, — воистину безгранична сила Пробужденного, ступай же и принеси полотенце». Тхера ушел и, вернувшись с полотенцем, подал его Учителю. Тот повязал полотенце вокруг чресел, закинул свободный конец за плечо и, стоя на ступени, воскликнул: «Сейчас я совершу омовение в пруду Джетаваны».

В тот же миг сделанный из желтого мрамора великолепный трон под Саккой, повелителем богов, стал горячим. Сакка быстро догадался, в чем дело, призвал к себе бога дождя, повелевающего облаками и грозовыми тучами, и сказал: «Любезный, на сходах к джетаванскому пруду стоит Учитель, возжелавший совершить омовение. Изволь поторопиться: вели тучам пролить дождь и насытить влагой все царство Косалы». «Будет исполнено!» — ответил Сакке бог дождя и, завернувшись в одну грозовую тучу, а сверху набросив другую, полетел в сторону восхода. И вот он явился на земле в восточной стороне света, вначале — облаком размером с гумно, а вскоре заполнил все небо сотней и даже тысячей огромных облаков и грозовых туч. Загрохотал гром, засверкали молнии, и бог дождя, поворотясь лицом к земле, начал лить воду из поданного ему огромного кувшина, поливая дождем всю Косалу, низвергая водопады влаги. И, не позволяя дождю прекратиться ни на миг, бог в мгновение ока наполнил весь пруд в Джетаване. Только когда вода дошла до ступеней схода, она перестала прибывать. Учитель совершил в пруду омовение, надел свое одеяние шафранного цвета, подпоясался и, закинув край накидки за одно плечо, а другое оставив непокрытым, направился в сопровождении монахов в благоухающую цветами и пахучими траками залу. Там он воссел на свой престол, отмеченный знаками высшей мудрости Пробужденного. После того как монахи совершили подобающие обряды, Учитель поднялся и, стоя у подножья трона на ступеньках, изукрашенных самоцветами, наставил всех членов общины в дхамме. Позволив затем монахам удалиться, Учитель пошел в свою келью, напоенную сладким запахом благовоний, и прилег на правый бок, подобный дремлющему льву.

Вечером, сойдясь в зале собраний, монахи толковали между собой о величии Учителя. «Только подумайте, почтенные, — говорили они, — когда от жестокой суши полегли все злаки, и пересохли все водоемы, и живущие в них рыбы и черепахи оказались обреченными на великие муки, наделенный всеми десятью совершенствами наш Учитель, питающий столько любви, дружеского участия и сочувствия ко всем сущим, исполнился сострадания и решил избавить несметное множество страждущих от мучений. Подпоясавшись купальным полотенцем, он встал на ступени сходов, ведущих в пруд Джетаваны, и в мгновение ока побудил небеса разразиться дождем, таким обильным, что чуть ли не всю Косалу залило водой. Избавив так множество живых существ от телесных и душевных страданий, Учитель спокойно воротился в монастырь». В это самое время Учитель вышел из своей благоухающей кельи, направляясь в залу собраний. Завидев беседующих бхиккху, он спросил их: «О чем это вы, братия, здесь толкуете?» Выслушав правдивый ответ монахов, Учитель заметил: «О бхиккху! Не только ведь ныне Татхагата побудил небеса разразиться дождем при виде страданий столь многих живых существ — он и в ином своем существовании, когда еще был не человеком, а царем рыб, точно так же вызывал дождь». И он поведал собравшимся о прошлом.

«Во времена прошедшие в том же Саваттхи, в том же царстве Косалы, на месте джетаванского пруда была залитая водой ложбина, со всех сторон окруженная густыми зарослями. Бодхисаттва в этом своем существовании был рыбой и жил в ложбине в окружении многих других рыб. И, в точности как и сейчас, в ту пору небеса не проливались дождями над этой землей. Все злаки, что посеяли люди, полегли, в прудах и других водоемах не осталось воды, а рыбы и черепахи зарылись глубоко в ил. И, как это было и теперь, стоило только рыбам и черепахам спрятаться в ил, как налетели вороны и хищные птицы и, разбивая клювами твердеющую корку ила, принялись выковыривать и поедать живых существ. Видя, что всем его родичам грозит гибель, Бодхисаттва решил: «Сейчас, когда на них обрушилось такое несчастье, никто, кроме меня самого, не может избавить их от страданий. Явив приверженность высшей истине, я заставлю бога дождя оросить землю и спасу от мучительной смерти своих родственников». И вот, разбив черную корку высохшего ила, Бодхисаттва выпрыгнул на дно водоема, похожий на благородное сандаловое дерево, покрытое черным лаком. И эта громадная рыбина, широко раскрыв глаза, подобные чистейшей воды рубинам, вперила взор в небеса и воззвала к Паджджунне, владыке богов. «О Паджджунна! — молила рыба. — Я страдаю вместе со своими сородичами. Отчего же ты, видя меня, преданного добру и мучающегося, не велишь небесам разразиться дождем? Хотя я и появился на свет в пруду, где всяк пожирает себе подобных, я за всю свою жизнь никогда не съел ни одной рыбки, даже самой маленькой, величиной с рисовое зернышко, и никогда, ни прежде, ни теперь, не отнимал жизни ни у одного существа. Признай же истинность моих слов и вели небесам пролиться дождем, избавив близких моих от страданий!» И, обращаясь к Паджджунне, как наставник обращается к ученику, воззвал Бодхисаттва в облике рыбы к повелителю богов и спел ему такой стих:

Грозой налети, о Паджджунна!
Наполни иссохнувший пруд!
Меня исцели от мучений,
к воронам суров будь и крут!

И, воззван к Паджджунне и наставив его, как учитель — ученика, Бодхисатта вызвал обильные дожди над всей землей царства Косалы, избавив тем великое множество живых существ от мучительной гибели. В этом же водоеме он и остался жить, а с окончанием отпущенного ему срока перешел в иное существование в полном согласии с накопленными заслугами».

И, завершая свое наставление в дхамме, Учитель повторил: «Так что, братия, не только ведь ныне Татхагата побудил небеса разразиться дождем, но и в прежние времена, когда он существовал в облике рыбы, он точно так же сумел вызвать дождь». Затем Учитель истолковал слушателям джатаку, так связав перерождения: «Рыбами в ту пору были ученики Пробужденного, Паджджунной, владыкой богов, был Ананда, царем же рыб — я сам».

вернуться в ОГЛАВЛЕНИЕ