Джатака о донимающей предостережениями

Джатака о донимающей предостережениями
Перевод Б.А. Захарьина.

Словами: "Пути своей алчности не преградила..." - Учитель - он жил тогда в Джетаване - начал рассказ о монахине, которая донимала всех своими предостережениями. Монахиня эта, рассказывают, происходила из хорошей саваттхийской семьи, но и после того, как приняла монашество, она так и не усвоила дхаммы подвижницы, ибо оказалась склонной к обжорству и жадности. Она ходила собирать подаяние только в ту часть города, где не бывали её сёстры по вере, и люди подавали ей там обильную и вкусную пищу. И вот что придумала она, обуянная страстью к чревоугодничеству: "Если в эту часть города будут приходить и другие монахини за подаянием, на мою долю достанется меньше еды. Надо как-то отвадить отсюда других". И стала она предостерегать всех прочих: "Сёстры, в той части города по улицам бродят свирепые слоны, лошади и псы. Место очень опасное. Не ходите туда собирать милостыню!" После таких предостережений ни одна монахиня не желала не только глядеть - даже голову поворачивать в ту сторону.

Но вот однажды, когда жадная монахиня, как обычно, собирала подаяние в той части города и как раз хотела зайти за милостыней в один из домов, на неё налетел взбесившийся баран и ударил её с такой силой, что сломал ей бедренную кость. Тотчас же сбежались люди, соединили обломки кости, туго-натуго запеленали ногу, затем положили монахиню на носилки и отнесли в монастырь. Другие монахини долго потом насмехались над пострадавшей. "Ты отговаривала монахинь ходить в ту часть города, а сама собирала там подаяние. Вот баран и сломал тебе ногу!" - говорили они.

Весть о происшедшем незамедлительно достигла мужского монастыря. Как-то вечером, сойдясь в зале собраний, монахи толковали между собой о недостойном поведении обманщицы. "Вы только подумайте, почтенные, - восклицали они, - она предупреждала других монахинь, чтобы они туда не ходили, а сама собирала там подаяние, когда взбесившийся баран сломал ей бедренную кость". В эту минуту вошёл Учитель и спросил, по обыкновению: "О ком это вы, братия, здесь беседуете?" "Да вот о такой-то", - ответили монахи. "О бхиккху, - молвил Учитель, - не только ведь ныне, но и в прежние времена она уже отваживала других от того, чем сама не гнушалась. И тогда, как и теперь, она терпела мучения из-за этого". И он поведал собравшимся о том, что было в прошлой жизни.

"Во времена стародавние, когда на бенаресском престоле восседал царь Брахмадатта, бодхисаттва родился лесной птицей. Когда он вырос, то стал старшим над птицами и в сопровождении многих сотен птиц отправился в Гималаи. Когда они все там обосновались, одна хищная птица повадилась летать за кормом на большую дорогу, где подбирала зёрна риса, фасоли и всего, что высыпалось из подвод. И, подумав: "Надо сделать так, чтобы другим птицам неповадно было сюда летать", - эта алчная птица принялась предостерегать всю стаю. "Большая дорога, - возглашала она, - место очень опасное и страшное: на ней то и дело проходят слоны, лошади и другие крупные твари, катятся телеги, запряжённые свирепыми быками, и всевозможные повозки. Мгновенно взмыть в воздух невозможно, поэтому лучше там и не бывать". Все птицы в стае за эти предостережения так и стали её звать - "Анусасика" - "Остерегающая".

Однажды прожорливая птица бродила, подбирая корм, по большой дороге и вдруг услыхала грохот мчащейся с бешеной скоростью колесницы. Повернув голову на шум, она посмотрела на колесницу и, подумав: "Далеко ещё", - продолжала как ни в чём не бывало скакать по дороге. Колесница же неслась с быстротой ветра и мгновенно её настигла. Птица даже не успела взлететь, попала под колёса и была раздавлена. Когда вожак повелел всем птицам собраться, он сразу же увидел отсутствие Анусасики и приказал её найти. Птицы полетели на поиски и, увидев на большой дороге перерезанное пополам тело алчной птицы, поспешили сообщить об этом вожаку. "Что ж, - заметил вожак, - она отговаривала других, но сама разгуливала по большой дороге, поэтому и погибла". И он спел такую гатху:

Пути своей алчности не преградила,
Хотя других остерегала, птица.
И вот лежит без крыльев на дороге:
Несчастную настигла колесница.

Заканчивая своё наставление в дхамме, Учитель истолковал джатаку, сказав: "В ту пору птицей по кличке "Анусасика", была та самая монахиня, которая донимала подруг своими предостережениями; вожаком же птичьей стаи был я сам".

вернуться в ОГЛАВЛЕНИЕ