Джатака о доверии к еде

Перевод Б.А. Захарьина.

С восклицания: "Не доверяй тому, кому не веришь..." - Учитель - он жил тогда в Джетаване - начал разговор о том, что не следует есть что попало, без разбору.

В те времена большинство бхиккху рассуждало так: "Нам подают матери, отцы, братья, сёстры, дяди и тёти по матери и по отцу: они же кормили и поили нас, когда мы жили в миру. Пусть подают и теперь!" И ко всему, что им приносили родственники, будь то еда, одежда, лекарства или что-нибудь иное, относились они с полным доверием и пользовались всем без малейшей осторожности. Узнав об этом, Учитель счёл нужным преподать этим монахам урок дхаммы. Созвал их и обратился к ним с такою речью: "Братия, с кем бы вы ни имели дело - с родственниками или не родственниками, при удовлетворении четырёх главных монашеских потребностей: в еде, одежде, ночлеге и лекарствах - вы должны проявлять осторожность и проверять всё, что вам дают, прежде чем пользоваться. Бхиккху, который будет пользоваться чем-нибудь, не рассмотрев тщательно поданного ему, с истечением отведённого ему срока неминуемо возродится в облике яккхи или бездомного духа. Поэтому есть что попало - всё равно что поглощать яд, а ведь яд убивает, кто бы его ни дал: человек, заслуживающий доверия, или же такой, какому вовсе нельзя доверять. И в старое время случалось уже так, что доверившиеся дающему отравлялись и умирали в мучениях". И, в пояснение сказанного, Учитель поведал монахам о том, что было в прежней жизни.

"Во времена стародавние, когда на бенаресском престоле восседал царь Брахмадатта, бодхисаттва жил на земле в облике торговца и обладал несметными богатствами. И был у него в услужении пастух. Когда хлеба начинали поспевать, пастух этот отгонял коров в лес и там, соорудив для них загон, жил, пас и охранял своё стадо. Время от времени он доставлял торговцу из лесу молоко, масло, сливки и прочее. Неподалёку от загона было логово льва, соседство со львом постоянно наводило на коров страх, они тощали и давали малые удои.

Однажды, когда пастух явился к торговцу с топлёным маслом, тот спросил его: "Послушай-ка, почтенный пастух, а что это масла так мало?" Пастух рассказал ему, в чём дело. "Вот что, почтенный, - сказал торговец, - а нет ли у этого льва особой привязанности к кому-нибудь?" "Конечно, есть, господин, - воскликнул пастух. - Этот лев питает особую привязанность к своей львице!" "А не можешь ли ты изловить эту львицу?" - вновь спросил торговец. "Могу, господин", - ответил пастух. "Тогда сделай так, - посоветовал торговец, - поймай самку и вотри ей в шкуру по всему телу, от морды и до кончика хвоста, яд; втирай яд несколько раз, с небольшими перерывами, чтобы шкура обсыхала. Подержи после этого у себя львицу дня два-три, а потом выпусти. В избытке нежных чувств лев оближет шкуру самки и погибнет. Сдери со льва шкуру, вырви у него клыки, обрежь когти, набери львиного жира и приходи со всем этим ко мне". С этим советом торговец дал пастуху сильного яда и простился с ним.

Пастух расставил сети, поймал львицу и проделал всё, что ему советовал торговец. Когда лев снова увиделся со львицей, он в порыве нежности принялся облизывать её с головы до ног и умер в мучениях. Пастух же забрал шкуру и всё остальное и явился к торговцу. Узнав о гибели льва, тот молвил: "Вот вам урок. Не следует питать нежных чувств к другим: даже такой могучий зверь, как лев, царь животных, погиб в страшных мучениях, потому что, обуянный страстью, стремился к близости со львицей и, облизывал её тело, отравился". И, желая наставить собравшихся в дхамме, бодхисаттва спел по этому случаю такую гатху:

Не доверяй тому, кому не верить,
И даже если веришь, верь едва!
Доверчивость весьма опасна:
Помни, любовь к подруге погубила льва.

Так, наставляя в дхамме всех, кто его окружал, щедро подавая милостыню и творя иные добрые дела, бодхисаттва жил до самой смерти, а с истечением отпущенного ему срока перешёл в другое рождение в согласии с накопленными заслугами". И, завершая свой урок дхаммы, Учитель истолковал джатаку. "В ту пору торговцем, - молвил он, - был я сам".

вернуться в ОГЛАВЛЕНИЕ