Джатака о женской неверности

"Ты всё добро моё забрал" – это сказал Учитель, пребывая в роще Джеты, по поводу одного монаха, которого соблазняла его бывшая мирская жена. "Почтенный, я тоскую по своей бывшей жене", – сказал Учителю этот монах. "Эта женщина, о монах, не только ныне вредит тебе. И в прошлом случилось так, что тебе из-за неё отрубили голову", – сказал Учитель и по просьбе монахов рассказал о былом:

"Некогда в Варанаси правил царь Брахмадатта, бодхисаттва же тогда был Шакрой. В те времена некий молодой брахман родом из Варанаси изучил в Такшашиле все искусства и в совершенстве освоил стрельбу из лука. За это его стали звать "младший умный лучник". Учитель его, видя, что ученик сравнялся с ним мастерством, выдал за него свою дочь, и тот отправился с нею назад в Варанаси. По пути попали они в одну местность, которую опустошал слон. Лес, где рыскал этот слон, все обходили стороной. Но младший умный лучник, как ни отговаривали его люди, направился с женою прямой дорогой через тот лес. И вот в самой гуще леса выскочил на них слон. Лучник выстрелил ему в висок. Стрела пронзила череп насквозь и вышла с другой стороны, и слон упал тут же мёртвым. Так умный лучник избавил эту местность от напасти. Дальше по дороге он подошёл к другому лесу; там путников грабили пятьдесят разбойников. И снова, не слушая ничьих уговоров, он пошёл напрямик и наткнулся на разбойников. Они только что убили оленя, зажарили его и ели, сидя у обочины. Разбойники увидели, что к ним приближается человек, а рядом – нарядно одетая женщина, и вздумали было взять его в плен. Но их атаман разбирался в людях получше, он всмотрелся в него, понял, что это – человек незаурядный, и не велел никому трогаться с места. Умный лучник подослал к ним жену: "Иди, попроси для нас шампур с мясом". Она подошла и попросила: "Мой хозяин говорит, чтобы вы дали нам один шампур". – "Вот это муж!" – восхитился атаман и велел дать. Но разбойникам показалось, что отдавать чужакам готовую еду – это уж чересчур, и они дали ей шампур с сырым мясом. А лучник себе цену знал. Он рассердился: "Как они смеют слать мне сырое!" Тут и разбойники повскакали: "Что же, выходит, один он мужчина, а мы все бабы?" Лучник поднял лук и сорока девятью стрелами уложил сорок девять человек, только на атамана стрелы не хватило: ведь в колчане его умещалось ровно пятьдесят стрел, а одну он уже потратил на слона. Он повалил атамана на землю, уселся ему на грудь и велел жене подать меч, чтобы отрубить ему голову. А та уже в атамана успела влюбиться и протянула меч рукоятью к разбойнику, а ножнами – к мужу. Атаман ухватился за рукоять, обнажил меч и одним ударом снёс лучнику голову. Разделавшись с ним, он пошёл прочь оттуда вместе с женщиной и спросил её, кто она родом. "Я дочь знаменитого учителя из Такшашилы", – ответила она. "А как этому ты досталась?" – "Отец мой был им очень доволен за то, что тот сравнялся с ним в мастерстве, и выдал меня за него. Видишь, как я тебя полюбила – даже супругом законным ради тебя пожертвовала". "Если она так обошлась со своим законным супругом, – подумал атаман, – она и со мной так же разделается, если ей понравится кто-то другой. С такой лучше не связываться". Тут они подошли к речке, широко разлившейся в паводок. "Милая, здесь в реке живёт злой крокодил. Что делать будем?" – спросил он. "Возьми, господин, мои наряды и украшения, увяжи их узлом в моё сари и перенеси на тот берег, а потом возвращайся за мной". – "Ладно". Вот перебрался он со всеми её украшениями на другой берег и пошёл, не оглядываясь. Та с испугу запричитала: "Господин, ужели ты меня бросаешь? За что так? Вернись!

Ты всё добро моё забрал. Не оставляй меня одну! 
Прошу тебя, вернись скорей, перенеси меня к себе". 

А разбойник с того берега ответил:

"Ты ведь мужу мигом изменила 
Ради постороннего мужчины, 
Ты и мне изменишь без раздумий. 
Нет уж, лучше я пойду подальше. 

Я ухожу далеко-далеко, а ты тут оставайся". И, не обращая больше внимания на её крики, он убежал со всеми её драгоценностями. Вот как попала в беду эта глупая женщина – и всё из-за неумеренности своих желаний. Осталась она в лесу беззащитная, села тут же под куст элагалы и залилась слезами. В тот самый миг Шакра обозревал мир и заметил её, лишившуюся из-за своих чрезмерных желаний и мужа, и любовника. Видя её слёзы, он решил укорить её и устыдить. Перенёсся он к той самой реке вместе с Матали и Панчашикхой и посвятил их в свой замысел: "Ты, Матали, будешь рыбой; ты, Панчашикха, – птицей. Сам я стану шакалом и побегу мимо неё с куском мяса в зубах. Когда я буду пробегать рядом с рекой, выпрыгни рыбой из воды и ляг прямо передо мной. Я выпущу мясо из пасти и брошусь на тебя. Ты ж, Панчашикха, тотчас хватай кусок мяса и улетай, а ты, Матали, соскользни обратно в воду". Матали обернулся рыбой, Панчашикха обернулся птицей, а Шакра обернулся шакалом и с куском мяса в зубах побежал мимо женщины. Рыба выпрыгнула из воды и легла прямо перед шакалом, шакал бросил мясо и метнулся к рыбе, рыба подскочила и упала обратно в воду, птица взмыла вверх с куском мяса в клюве, а шакал остался ни с чем и с понурым видом побрёл к кусту элагалы. Видя всё это, женщина подумала: "Слишком многого он захотел – вот и остался без мяса и без рыбы". Тут она громко и резко расхохоталась. Слыша её смех, шакал спросил:

"Что ты под кустом расселась и впустую зубы скалишь? 
Здесь не пляшут, не поют, барабанов не слыхать. 
Впору плакать, не смеяться. Что ж, красавица, хохочешь?" 

Она ответила:

"Глуп шакал ты, неразумен, безрассуден ты и жаден. 
Коль остался без поживы, так сиди теперь понуро". 

Шакал на это сказал:

"Видишь ты чужую глупость, а своей не замечаешь: 
Коль осталась без мужчины, так сиди теперь понуро". 

Она ответила:

"Прав ты, царственный шакал, речи верные ведёшь. 
Если выйду замуж вновь, буду мужу я верна". 

Но царь богов Шакра не поверил этой распутнице и грешнице. Он сказал:

"Глиняный горшок украла – украдёшь и золотой. 
Коль однажды в грех ты впала, и в другой раз согрешишь". 

Так он её устыдил и заставил раскаяться, а сам вернулся на небеса". Рассказав эту историю, Учитель объяснил затем арийские положения и так связал перерождения: "Лучником был тогда тоскующий монах, женою его – бывшая мирская жена монаха, а царём богов Шакрой – я сам". Вняв объяснению, тосковавший монах обрёл плод прорезавшегося слуха.

вернуться в ОГЛАВЛЕНИЕ