Джатака о глупом перевозчике

Перевод Б.А. Захарьина.

Словами: "Не будь гневлив, о царь земли!" Учитель - он жил в ту пору в роще Джеты - начал свой рассказ о перевозчике. Ибо был, говорят, перевозчик тот глуп и невежествен и не знал ничего о бесценных сокровищах - Будде, дхарме и сангхе, - не ведал о людских добродетелях, делал что на ум взбредёт, уповая лишь на жестокость и силу.

Как-то вечером пришёл к перевозу через реку Ачиравати некий монах из дальних краёв и, думая: "Я должен узреть Пробужденного!" - сказал перевозчику: "Надобно мне переправиться на тот берег, мирянин, дай мне лодку!" - "Не время сейчас, почтенный, - отвечал перевозчик, - заночуй где-нибудь здесь!" - "Где мне здесь ночевать, мирянин? - возразил монах, - перевези-ка меня!" Перевозчик обозлился и, сказав: "Идёмте же, уважаемый!" - усадил почтенного тхеру в лодку, но нарочно повёз не прямо, а вниз по течению. Волны захлёстывали лодку, и одежда у монаха вымокла, а когда вышли на берег, уже стемнело. Поэтому, добравшись до монастыря, монах в тот день не сподобился лицезреть Пробуждённого. Только на следующее утро, когда представилась такая возможность, тхера пришёл к Учителю, почтительно его приветствовал и сел поодаль. Учитель встретил монаха дружески, спросил, когда он прибыл. "Вчера ещё", - отвечал тот. "Отчего же ты только нынче пришёл меня повидать?" - снова спросил Учитель. Тогда монах рассказал всё, как было. Выслушав его, Учитель молвил: "Да, брат, не только ныне ведь, но и прежде перевозчик тот отличался наглостью. Он всего раз вчера досадил тебе своей наглостью, а премудрому она давным-давно надоела!" Слыша то, монах принялся расспрашивать Учителя, и, уступая его просьбам, тот поведал такую историю о прошлом.

"В стародавние времена, когда в Варанаси правил царь Брахмадатта, бодхисаттва обрёл своё земное рождение в семье брахмана. Повзрослев, он отправился в Такшашилу, где постиг все науки, искусства и ремёсла, но после отринул мирскую суету и стал отшельником. Долгое время он жил в Гималаях, собирал дикие плоды, тем и питался, но, испытывая жажду в соли и уксусе, направился как-то в Варанаси. Заночевал в царском саду, а утром пошёл было в город за подаянием. Царь увидал, как он идёт по двору и, ощутив исходившую от бодхисаттвы благодать, велел с почтением ввести его во внутренние покои и накормить на славу. Потом, заручившись его согласием, приказал поселить отшельника в царском саду, каждый день приходил к нему и почтительно сам ему прислуживал. Бодхисаттва же наставлял государя: "О государь! Истинному владыке надлежит править царством своим с тщанием, согласно законам дхармы, исполнясь спокойного терпения, дружественного расположения и сострадания к подданным, и не ходить четырьмя путями неправедными!" И, вразумляя царя день за днём, пел ему отшельник такие стихи:

"Не будь гневлив, о царь земли!
Не будь гневлив, вожак колесниц!
На гнев не ответствует гневом царь,
Почитаемый всеми царём земли!

В деревне, в чаще, в долине, в горах -
Всюду следуй слову сему:
Не будь гневлив, колесниц вожак!
Всюду совету внимай моему!"

"И всякий день бодхисаттва пел так, наставляя царя. Царь же, радуясь всем сердцем, распорядился наградить великосущного, отписав ему владение, приносившее сто тысяч дохода, но бодхисаттва дара не принял.

"Так и прожил в царском саду бодхисаттва целых двенадцать лет. А после стал думать: "Что-то засиделся я тут, пойду-ка теперь поброжу, собирая подаяние, по дальним краям и снова сюда ворочусь". Подумал он так, царю ни словом о том не обмолвился, только сторожу царского сада сказал: "Друг мой, мне здесь наскучило, пойду-ка я собирать подаяние в дальние земли, а потом ворочусь, ты же поведай царю обо всём!" Сказав так, бодхисаттва отправился в путь. "Пришёл он к месту, где был перевоз через Ганг. У перевозчика там была дочь Аварья, потому самого его звали "отец Аварьи". Был тот перевозчик глуп, не ведал, что хорошо, а что плохо, не знал, что для него находка, а что - утрата. Сперва тех, кто требует перевоза, перевезёт через реку, а уж после спрашивает плату. Не хотят платить - вступает в перебранку; тычков да ругани много, а пользы никакой. Вот до чего глуп был перевозчик! И Учитель, достигший уже состояния Всепробуждённости, спел о нём такую гатху:

"Отцом Аварьи все зовут
На Ганге перевозчика,
Сперва народ перевезёт,
Потом уж плату просит он,
В ответ - лишь брань, а счастья нет,
Удача не идёт к нему!"

К этому перевозчику и обратился бодхисаттва: "Перевези меня, почтенный, на ту сторону!" - "А что дашь в уплату, святой человек?" - спросил перевозчик. "Я, почтенный, сообщу тебе нечто, что умножит и радость твою, и богатство, и дхарму твою!" И, слыша это, решил про себя перевозчик: "Уж что-то мне наверняка перепадёт!" Переправив монаха на другой берег, перевозчик потребовал: "Давай плату!" - "Сейчас, почтенный", - отвечал монах и спел такую гатху, приносящую радость удачи в делах:

"Ещё на этом берегу
Уплаты требуй, не на том:
Ведь разно мыслят тот, кто здесь,
И кто туда перевезён!"

Подумал тогда перевозчик: "Это, видно, его поучение мне, а сейчас он даст ещё что-нибудь!" Между тем бодхисаттва продолжал: "То, что ты слышал, друг мой, должно принести тебе радость удачи в делах, а теперь выслушай то, что умножит твое богатство и дхарму твою!" - и, говоря так, он спел в наставление перевозчику такую гатху:

"В селе, в лесу, в долах, в горах -
Повсюду, перевозчик, ты
Совету следуй моему:
Не будь гневливым никогда!"

Так пел бодхисаттва и, желая способствовать умножению богатства и дхармы перевозчика, наставлял его: "То, что ты услышал, увеличит и богатство, и дхарму твою!" Неразумный же перевозчик ничего не понял в поучении том и спросил бодхисаттву: "И это всё, святой человек, что ты дал мне в уплату за перевоз?!" - "Ну да, почтенный!" - отвечал монах. "Нет, с этого мне толку никакого, дай ещё чего-нибудь!" - "Ничего больше, почтеннейший, у меня нет!" - "Зачем же тогда ты залез ко мне в лодку?!" - завопил перевозчик, набросился на отшельника, повалил его наземь и там же, на берегу Ганги, сев ему на грудь, принялся бить по губам. Вот, монахи, - молвил Учитель, - наставляя царя, отшельник за своё поучение получил в награду богатое владение, наставляя же перевозчика, слепца неразумного, только и получил что по губам! Потому, братия, наставлять надобно лишь достойных, а недостойного - не надобно!" И, говоря так, Учитель - а он уже был всепробуждённым - спел, кстати, такую гатху:

"Царь, поученье получив,
Село богатое дарит,
А перевозчик по губам
Наставника побить спешит!"

Как раз, когда перевозчик колотил отшельника, на берег пришла жена перевозчика - еду ему принесла. Увидев, что творит перевозчик с отшельником, она запричитала: "Господин мой! Перестань бить отшельника, ведь он обласкан царской семьёй!" Перевозчик, услыхав это, ещё больше разъярился: "Не отшельник он - пройдоха, а ты не даёшь мне проучить его хорошенько!" С этими словами перевозчик набросился на жену и одним ударом сбил её с ног. Блюдо с едой выпало у жены из рук и разбилось вдребезги, а сама она, будучи на сносях, выкинула прямо на землю. Люди, что были поблизости, их обступили и, крича: "Вор и убийца!" - схватили перевозчика, связали и поволокли на суд к царю. А царь, разобравшись во всём, по-царски его наказал". И Учитель - он был уже всепробуждённым, - желая разъяснить слушателям смысл происшедшего, спел такую гатху:

"Рассыпан рис, жена - в крови,
Дитя валяется в пыли,
Глупца безмозглого учить -
Рога оленю золотить!"

Заканчивая это поучение, Учитель явил всем действие Четырёх Благородных Истин, и, постигнув их, монах обрёл первый плод от вступления в Поток. Учитель же, разъясняя рассказ и связывая перерождения, добавил: "Перевозчиком в ту пору был тот же перевозчик, что и ныне; царём - Ананда, отшельником же был я сам".

вернуться в ОГЛАВЛЕНИЕ