Джатака о кабане

джатака, мудростьСловами: "Куда уходишь..." Учитель – он жил тогда в роще Джетавана – начал повествование об одном тхере почтенного возраста. А дело было так. Как-то раз Водитель воинства дхаммы, став на верхней ступеньке изукрашенной драгоценными каменьями лестницы у входа в благоухающие покои Учителя, вёл в монастыре вечернюю службу. Наставив монахов по слову Сугаты, Сарипутта зашёл в благоухающие покои Учителя, склонился перед ним в поклоне, а потом удалился к себе в келью. Между тем Махамоггаллана, уже отдохнувший у себя в келье, подошёл к тхере Сарипутте и спросил того о чём-то. И Водитель воинства дхаммы, будто вознеся в просторы небес месяц, светом разгоняющий мрак, сделал ясным для вопрошавшего всё неясное и отпустил его от себя.

А в собрании тогда сидели и внимали слову дхаммы верующие всех четырёх разрядов. И вот один из них, тхера почтенного возраста, подумал: "А что, если я при всём собрании задам Сарипутте трудный вопрос и тем собью его? Братия станут думать: "Многознающ же этот бхиккху!" – и заслужу я тем великую славу и почёт!"

И вот он поднялся с места, приблизился к тхере и, став в сторонку, сказал: "Почтенный Сарипутта! Я тоже хотел бы спросить тебя кое о чём! Окажи мне милость, разъясни, что есть проницательность и непроницательность, отклонение и неотклонение, различие и неразличие!" Сарипутта пристально поглядел на вопрошавшего и понял: "Этот старик всё ещё находится во власти желаний, он суетен и не умудрён знаниями!" И, устыдясь за вопрошавшего, Сарипутта, не отвечая ему, положил своё опахало, встал с места и удалился к себе в келью. И тхера Моггаллана также следом за ним ушёл в свои покои. Собравшиеся же, повскакав с мест, закричали: "Выведите прочь этого злокозненного старца, помешавшего нам внимать благостным словам дхаммы!" Тогда тхера преклонного возраста пустился бежать от них и на бегу упал в выгребную яму с нечистотами, что находилась рядом с монастырём, ибо крышка, прикрывавшая яму, разрушилась.

Когда же тот тхера поднялся на ноги, оказалось, что весь он перепачкан нечистотами. И, увидев его в таком виде, прочие испытали сожаление и решили пойти к Учителю.

"Миряне, – спросил их тогда Учитель, – отчего явились вы сюда в неурочный час?" Те же в ответ поведали Учителю обо всём произошедшем. "Да, миряне, – сказал тогда Учитель, – не только в этот раз сей старец, исполненный гордыни и не ведающий своих сил, попытался сразиться с сильнейшим, но перемазался с ног до головы нечистотами. И прежде уже он точно так, исполнясь гордыни и не рассчитав своих сил, дерзнул пойти на сильного, да только выпачкался в дерьме!" И, уступая просьбам собравшихся, Учитель рассказал им о прошлом.

"Во времена стародавние, когда на бенаресском троне восседал царь Брахмадатта, бодхисатта, явившийся на землю в обличье льва, жил в горной пещере в Гималаях. Неподалёку же, близ озера, водилось множество кабанов. Там же, у озера, обитали отшельники в хижинах, крытых листьями. Однажды лев задрал быка или слона, а может быть ещё какого-нибудь зверя и, насытившись мясом, пошёл к озеру напиться. Выходя из озера, он увидел жирного кабана, который пасся в прибрежных зарослях. "В следующий раз съем-ка я этого кабана! – подумал лев. – Только боюсь, увидав меня, он уже больше не придёт сюда!" И, опасаясь, что кабан, заметив его, уже больше не явится на это место, лев повернул прочь. Кабан же при виде этого подумал: "Это он от страха передо мной не смеет пройти мимо и трусливо бежит прочь! Вызову-ка я теперь же этого льва на бой!" Принявши такое решение, кабан задрал рыло и, изготовясь к битве, спел такую гатху:

"Куда уходишь, лев, в неясной мне тревоге? Мы ровня – ты и я, ведь мы четвероноги!"

Лев, услыхав это, молвил: "Дружище кабан! Сегодня мне не до драки. Давай встретимся через семь дней на этом же месте и померимся силами!" И с этими словами лев удалился.

Кабан, гордый, что ему предстоит сразиться со львом, поспешил поведать о случившемся сородичам. Но, услыхав про это, сородичи испугались. "Теперь ты и нас всех погубишь! – говорили они. – Не зная своих сил, ты собрался вступить в бой со львом! Он же, придя сюда, всех нас прикончит. Не будь же безрассуден!" Кабан испугался и стал спрашивать: "Что же мне теперь делать?" – "Ступай к отхожему месту возле хижин отшельников, – отвечали кабаны, – и всю неделю валяйся в нечистотах, так чтобы они засохли корою на твоём теле. На седьмой же день, полежавши в росистых травах, отправляйся первым к назначенному месту. Да опереди льва! Да разнюхай, откуда дует ветер, и стань с подветренной стороны! Лев – тварь чистоплотная и, едва почуяв, чем несёт от твоего тела, уйдёт, оставив тебя победителем!"

Кабан так всё и сделал и на седьмой день явился на место встречи. Но только лишь до льва донёсся его запах – запах нечистот, – как он воскликнул с отвращением: "Дружище кабан! Хорошую же ты придумал хитрость! Когда б ты весь не провонял нечистотами, я тотчас же прикончил бы тебя! Теперь же не то что укусить, даже дотронуться до тебя лапой и то не могу! Ступай прочь, я признаю тебя победителем!" И лев спел тогда такую гатху:

"Кабан, мне мерзок ты, твой смрад и нечистоты – Будь победителем – мне драться нет охоты!"

И лев, отворотясь от кабана, отправился на охоту, а потом, напившись воды из озера, улёгся в своём логове в пещере. Кабан же принялся хвастать перед сородичами, как он победил льва, но те, испугавшись, что лев снова придёт сюда и растерзает их, поспешили переселиться в другое место".

Заканчивая своё наставление в дхамме, Учитель истолковал джатаку, так связав перерождения: "Кабаном в ту пору был наш великовозрастный тхера, львом же – я сам".

вернуться в ОГЛАВЛЕНИЕ