Джатака о крокодиле

девадатта, мудрость, морок, будда, бодхисаттваСловами: "За рекой мне не надо..." Учитель – он жил в ту пору в роще Джетавана – начал свой рассказ о том, как Девадатта вознамерился его погубить. А дело было так. Когда до Учителя дошли слухи, что Девадатта покушался на его жизнь, Всеблагой, молвив: "Не впервые, братия, силится Девадатта погубить меня – он делал то же и прежде, но я его нисколько не убоялся!" – поведал собравшимся такую историю из прошлого.

"Во времена стародавние, когда в Бенаресе восседал на троне царь Брахмадатта, бодхисатта обрёл земное рождение в облике обезьяны, обитавшей в предгорьях Гималаев. Он вырос сильным и могучим, не ведающим болезней и слабости, и счастливо жил в лесном убежище на берегу Ганга.

А в Ганге тогда обитал один крокодил. И вот как-то раз крокодилиха, носившая в чреве детёныша, увидела на берегу огромную обезьяну, и нестерпимо захотелось ей отведать её сердца. И сказала она тогда супругу: "Господин мой, я умираю от желания попробовать, каково на вкус сердце того предводителя обезьян!" – "Жена моя, – сказал ей в ответ крокодил, – я обитаю в воде, а обезьяна – на суше. Как, скажи на милость, я сумею её изловить?" – "Уж как-нибудь исхитрись, – ответила крокодилиха, – иначе я просто умру!" – "Ну ладно, – поспешил её успокоить крокодил, – не тревожься, я знаю, как сделать так, чтобы ты полакомилась обезьяньим сердцем!" И вот раз, когда бодхисатта, напившись воды, сидел на берегу Ганга, крокодил подплыл поближе и заговорил с ним. "О Индра средь обезьян! – воскликнул он. – Скажи, почему ты никогда не покидаешь привычного места и питаешься скверными плодами, когда на том берегу Ганга так много деревьев манго и лабуджа, – просто нет им конца! – и плоды их сладки, будто мёд! Почему бы тебе не переправиться через Ганг и не полакомиться плодами на том берегу?!" – "Дорогой крокодил, – отвечала обезьяна. – Ганг глубок и широк, как мне его переплыть?" – "Что ж, – молвил крокодил, – если не побоишься, садись мне на спину, и я перевезу тебя через реку".

Обезьяна поверила крокодилу и согласилась. "Ну, иди же сюда! – сказал тогда крокодил. – Полезай ко мне на спину!" Обезьяна так и сделала. Но только они отплыли от берега, как крокодил вдруг нырнул под воду. "Друг любезный, – закричала обезьяна, – что за шутка! По твоей милости я оказалась в воде!" А крокодил ей в ответ: "Ты что ж думаешь, я потащил тебя через реку из добрых побуждений, следуя дхамме? Да просто моей жене, которая носит детёныша, смерть как захотелось отведать твоего сердца, и теперь её желание очень скоро исполнится!" – "Дружище! – воскликнула тогда обезьяна, – хорошо, что ты предупредил меня об этом, ведь если бы мы, обезьяны, носили при себе сердце, когда скачем по ветвям, оно давно бы уже разбилось на мелкие кусочки!" – "Неужто?! – подивился крокодил. – А где же тогда вы храните свои сердца?" Бодхисатта вместо ответа указал крокодилу на росшее неподалёку от них, на берегу, фиговое дерево, с которого гроздьями свисали созревшие плоды. "Вон, – сказала обезьяна, – видишь: там, на смоковнице, висят наши сердца?!" – "Вижу, – ответил крокодил, – если ты отдашь мне своё сердце, я, так и быть, не дам сгубить тебя!" – "Ладно, – согласилась обезьяна, – вези меня тогда к дереву, и ты получишь то, что с него свешивается!" Крокодил подплыл с обезьяной к смоковнице. Бодхисатта спрыгнул с крокодильей спины и, взобравшись на дерево, уселся на ветке. "О глупый, глупый крокодил! – сказал он. – Ты поверил, что на свете есть твари, которые хранят сердца на верхушках деревьев?! О глупец, я перехитрил тебя! Да будет плодом твоих усилий вот этот недозрелый плод! Тело твоё воистину огромно, а ум ничтожен!" И, желая пояснить эту свою мысль, бодхисатта спел тогда такую гатху:

"За рекой мне не надо ни манго, ни хлебных плодов –
Ничего нет вкуснее смоковницы наших садов!
Твоё тело могуче, да разум твой хил,
Ты обманут – и прочь от меня, крокодил!"

И крокодил в печали и горести, будто глупец, лишившийся тысячи золотых, поспешил ни с чем восвояси". Заканчивая своё наставление в дхамме, Учитель так связал перерождения и истолковал джатаку: "Крокодилом в ту пору был Девадатта, крокодилихой – отроковица Чинча, обезьяной же был я сам".

вернуться в ОГЛАВЛЕНИЕ