Джатака о пирожке из рисовой крошки

 Джатака о пирожке из рисовой крошки
Джатака о пирожке из рисовой крошки Перевод Б.А. Захарьина.

С восклицания: "И нам, богам, потребна пища..." - Учитель - он жил тогда в Саваттхи - начал рассказ о человеке, который был бедняком из бедняков. В Саваттхи был тогда заведён такой порядок.

В один день всю монашескую общину во главе с Пробуждённым угощала какая-нибудь семья, в другой раз это делали три-четыре семьи сообща, а бывало, что для этой цели объединялись все родственники, - иногда вся улица, а то и весь город собирал для общины доброхотные пожертвования.

В те времена, о которых речь, кормить монахов должна была одна из городских улиц. Люди, которые там жили, решили угостить общину во главе с Пробуждённым сладкой рисовой кашей на молоке и пирожками. Жил на этой улице жалкий бедняк, который кормился, работая на других. "Рисовой каши я поднести не смогу, но пирожок подам", - решил этот неимущий. И вот наскрёб он немного мягкой рисовой крошки, замешал её на воде, завернул вылепленный пирожок в лист растения акка и поставил его печься на горячие уголья. Вынув готовый пирожок, он решил поднести его самому Пробуждённому, с пирожком в руке протиснулся вперёд и встал прямо перед Учителем. И как только велено было подавать пирожки, бедняк этот опередил всех и положил свой пирожок из рисовой крошки в чашу для подаяния, которую держал в руке Учитель. И Учитель отказался от всех других предлагаемых ему пирожков и закусил тем самым пирожком, из рисовой крошки.

Весть о том, что Пробуждённый принял из рук бедняка пирожок из рисовой крошки и съел это угощение, не побрезговав, мгновенно разнеслась по городу. Все только об этом и говорили. Царь, его советники и прочие придворные, включая даже стражников, кинулись на эту улицу. Они толпились там, приветствуя Учителя и обращаясь к бедняку с такими просьбами: "Прими от нас, братец, это угощение и ещё две, нет, пять сотен монет. Осчастливь нас своим милостивым согласием принять подношения и благослови нас!" "Надобно спросить у Учителя, как поступить", - подумал бедняк. Он протолкался к Учителю и рассказал тому обо всём. "Возьми у них деньги, - посоветовал Учитель, - и пожелай им удачи в делах и счастья". Бедняк стал принимать денежные пожертвования. Один подал ему вдвое больше, чем другой, третий, видя это, - вчетверо больше, а четвёртый - уже в восемь раз больше, и вскоре набралось у него девять коти золотых монет. Учитель сердечно поблагодарил всех и направился вместе с монахами в монастырь; дождавшись, когда окончится служба, он наставил бхиккху в дхамме и удалился в свою благоухающую келью. К вечеру того же дня царь призвал к себе бедняка и, когда тот явился, пожаловал его в торговцы.

Сойдясь в зале собраний, бхиккху стали обсуждать случившееся. "Подумать только, почтенные, - говорили они, - Учитель принял поданный ему этим бедняком пирожок из рисовой крошки и съел его, не только не побрезговав, но и с таким наслаждением, будто испил напитка бессмертия. А этому жалкому бедняку надавали столько денег и пожаловали его в торговцы! Великое же счастье ему привалило!" В этот миг в залу вошёл Учитель и спросил собравшихся: "О ком это вы тут беседуете, братия?" "Да вот о бедняке", - ответили монахи. "О бхиккху, - сказал тогда Учитель, - не только ведь ныне я, нисколько не поколебавшись, съел пирожок из рисовой крошки: ещё и в прежние времена, когда я был божеством дерева, мне уже приходилось есть подобный пирожок, и тогда тоже благодаря мне бедняк обрёл звание торговца". И он поведал монахам о том, что было в прошлой жизни.

"Во времена стародавние, когда на бенаресском престоле восседал царь Брахмадатта, бодхисаттва был на земле духом и обитал в стволе касторового дерева, что росло на окраине деревни. Тамошние крестьяне поклонялись всем таким божествам. В какой-то праздник они решили почтить божества деревьев жертвоприношениями. Видя, что каждый из жителей деревни с подношениями в руках направляется к божеству дерева, которое он считал своим покровителем, некий бедняк захотел почтить касторовое дерево. Все остальные крестьяне несли божествам венки из цветов, всевозможные благовония, притирания, а также жертвенные пирожки; у бедняка же был только пирожок, испечённый из рисовой крошки, да немного воды в скорлупе кокосового ореха. Придя к касторовому дереву, он остановился поодаль и задумался: "Ведь божества питаются пирожками, что пекутся на небесах. Моего пирожка из рисовой крошки божество наверняка не захочет. Но что ж мне теперь - вышвырнуть его? Нет, уж лучше я сам его съем". Приняв такое решение, он повернулся, чтобы уйти.

Но тут между ветвей, в полный свой рост, появился бодхисаттва и, обращаясь к бедняку, молвил: "Послушай меня, добрый человек: если бы ты был богатым владыкой, то, верно, принёс бы мне в жертву сладких пирожков. Но ты беден. Если же я откажусь от твоего пирожка, то разве мне подадут какой-нибудь другой еды? Не лишай же меня моей доли". И он спел такую гатху:

И нам, богам, потребна пища.
Ко мне почтение храня,
Подай свой пирожок из крошки
И доли не лишай меня.

При этих словах бодхисаттвы бедняк повернулся и, устремив взор на божество, совершил жертвоприношение. Подкрепясь пирожком, бодхисаттва сказал: "О чём ты хотел просить меня, человек, оказав мне почести?" "Я беден, господин, - ответил горемыка, - и решил почтить тебя, надеясь, что ты избавишь меня от бедности". "Не беспокойся более ни о чём, добрый человек, - сказало тогда божество дерева. - Знай же, что ты принёс жертву тому, кто умеет ценить добро и благодарить за него. У подножья этого дерева, там, где корни, зарыты горшки, в которых спрятаны сокровища. Ступай, сообщи об этом царю. Перевези деньги на царский двор, высыпь их там кучей, и обрадованный царь пожалует тебя в торговцы". С этими словами бодхисаттва скрылся из виду. Крестьянин сделал всё в точности, как ему посоветовало божество, и царь пожаловал его в торговцы. Так, с помощью бодхисаттвы, бедняк достиг великого счастья и прожил свою жизнь в довольстве; когда же истёк его срок, он перешёл в иное рождение в согласии с накопленными заслугами".

Заканчивая своё наставление в дхамме, Учитель истолковал джатаку, сказав: "Бедным крестьянином в ту пору был всё тот же бедняк; божеством же, обитавшим в ветвях касторового дерева, был я сам".

вернуться в ОГЛАВЛЕНИЕ