Джатака о рыбе

Перевод Б.А. Захарьина.

Словами: "Сетей рыбацких не боюсь..." - Учитель - он жил тогда в Джетаване - начал рассказывать историю о том, как некий бхиккху продолжал пылать страстью к оставленной в миру жене. Ибо ведь, когда Учитель спросил его: "Правда ли, брат мой, что ты мучим вожделением?" - тот ответил Учителю: "Правда, Всеблагой". На вопрос же: "К кому вожделеешь ты?" - монах отозвался: "К оставшейся в миру жене, высокопочтенный! Пьянящи и сладостны, будто мёд, руки у жены моей, когда она ласкает меня, и нет у меня сил покинуть её". "Бхиккху, эта женщина вынуждает тебя поступать недостойно, - молвил Учитель. - Ведь однажды ты уже чуть было не принял смерть из-за неё, только мой приход спас тебя". И Учитель поведал тогда о том, что было в прошлой жизни.

"Во времена минувшие, когда на бенаресском престоле восседал царь Брахмадатта, бодхисаттва был домашним жрецом царя. Как-то раз рыбаки забросили в реку невод. По реке в это время плыли две рыбы - муж и жена. Они резвились в избытке страсти и предавались любовной игре. Рыба-жена плыла впереди и, как только увидела ячейки невода, тотчас повернулась и успела спастись. Ослеплённый страстью муж продолжал резвиться и угодил прямо в ячейку невода. Рыбаки сразу почувствовали добычу, подняли невод из воды и вытащили рыбину из ячейки. Решив, что лучше всего зажарить рыбу-мужа на угольях и съесть на берегу, они не усыпили его, а швырнули в кучу песка, сами же стали разводить костёр и точить вертел. Рыба-муж думал: "Не мысль о предстоящем поджаривании на угольях или на остром вертеле страшит меня. И не пугает меня никакая другая боль, а мучаюсь я оттого, что жена моя станет терзаться подозрениями, будто я отправился к другой". И, сокрушаясь так, муж пропел гатху:

Сетей рыбацких не боюсь. Что мне жара и что мне зной?
Боюсь: подумает жена, что я услад ищу с иной.

В это время на берегу реки в сопровождении своей челяди появился домашний жрец царя, пожелавший совершить омовение. Ему были ведомы языки всех земных тварей. Услыхав стоны рыбы-мужа, он подумал: "Эта рыба-муж терзается мучительной страстью. Если он встретит смерть в духовном ослеплении, то, вне всякого сомнения, окажется в чистилище. Буду его спасителем!" Рассуждая так сам с собой, жрец подошёл к рыбакам и сказал им: "Люди добрые, вы ещё, помнится, ни разу не подносили мне рыбы в знак своего уважения". "Господин, - вскричали рыбаки, - о чём тут толковать? Выбери и возьми любую рыбу, какую только пожелаешь". "Ну, тогда, - сказал жрец, - дайте-ка вот эту: эта рыбина мне по сердцу, других не надобно". "Возьми, господин", - сказали рыбаки. Бодхисаттва ухватил рыбу-мужа обеими руками и, присев на берегу, наставительно молвил: "Если бы нынче ты не попался мне на глаза, гибель твоя была бы неминуема. Плыви и не будь отныне рабом страсти". С этими словами бодхисаттва бросил рыбину в воду, а сам возвратился в город".

Завершая своё наставление в дхамме, Учитель объяснил монаху суть четырёх благородных истин, и терзаемый похотью монах обрёл плод праведного знания. Учитель же истолковал джатаку, так связав перерождения: "Рыбой-женой была оставшаяся в миру жена монаха, рыбой-мужем - сам терзавшийся вожделением монах, а жрецом был я".

вернуться в ОГЛАВЛЕНИЕ