Джатака о торговце-мошеннике

Джатака о торговце-мошеннике
Перевод Б.А. Захарьина.

С восклицания: "И впрямь премудр зовущийся "Премудрым"..." - Учитель - он жил тогда в Джетаване - начал рассказ о торговце-мошеннике. Жили в Саваттхи два человека, которые занимались торговлей: погрузив на повозки товары, они отправлялись вместе торговать по деревням, а потом с вырученными деньгами возвращались домой. И вот что однажды надумал один из них, человек бесчестный: "Много дней мой товарищ терпел тяжкие мучения: питался кое-как и спал где придётся; сейчас он дома и объедается изысканными блюдами с разнообразными вкусными приправами. Несварение желудка наверняка приведёт его к смерти. А пока я поделю всю нашу прибыль на три части: одну часть отдам его наследникам, две части возьму себе". Так думал этот нечестный торговец, однако не спешил делить прибыль и всё убеждал своего товарища подождать, каждый день говоря: "Завтра разделим, завтра".

Другой торговец хорошо всё понимал и, видя, что попытки поторопить товарища и побудить его к дележу тщетны, отправился в монастырь и почтительно припал к стопам Учителя, который оказал ему ласковый приём. "Что-то ты слишком долго не появлялся? - сказал Учитель. - Прошло так много времени с тех пор, как ты приходил навестить нас в последний раз". Торговец рассказал обо всём Всеблагому. Выслушав его, Учитель молвил: "Не только ведь ныне этот мирянин мошенничает в торговле: он и в прежние времена был нечестным торговцем и, точно так же как теперь старается провести тебя, тогда тоже дерзко пытался водить за нос мудрых". И по просьбе честного торговца Учитель поведал ему о том, что было в прошлой жизни.

"Во времена стародавние, когда на бенаресском престоле восседал царь Брахмадатта, бодхисаттва появился на свет в семье бенаресского торговца и в день наречения был назван Пандитом, то бишь "Мудрым". Когда он вырос, то вступил в долю с одним торговцем по имени Атипандит, то есть "Высокомудрый", и занялись они своим делом вместе: загрузили в Бенаресе пятьсот подвод товарами и отправились торговать по деревням, а распродав всё и нажив много денег, вернулись в Бенарес. Когда наконец они приступили к дележу прибыли, Атипандит заявил: "Ты просто "Мудрый", а я "Высокомудрый", мудрому полагается одна часть, а высокомудрому - две части". "Но ведь мы одинаково потратились и на товары, и на быков и повозки, и на всё прочее? - возразил Пандит. - Почему же ты должен получить вдвое больше, чем я?" "Просто потому, что я - "Высокомудрый", - твердил Атипандит. И так они препирались всё ожесточеннее, покуда совсем не рассорились.

"Ладно, - подумал Атипандит, - есть одно хорошее средство". Он решил поступить так: попросил своего отца спрятаться в большом дупле дерева, сказав ему: "Когда мы оба явимся сюда, крикни: "Атипандит должен получить две части!" Потом Атипандит отправился к бодхисаттве. "Послушай, любезный, - сказал он ему, - о том, что мне по праву причитаются две части, наверняка знает божество, обитающее вон в том дереве. Пойдём же, спросим у него". Он подвёл бодхисаттву к дереву и воззвал к духу дерева: "Сделай милость: рассуди нас!" Отец Атипандита ответил из дупла не своим голосом: "Расскажите, в чём дело!" "Да вот, почтенный, - стали объяснять оба, - одного из нас кличут Пандитом, а другого - Атипандитом; мы торговали вдвоём; как нам теперь поделить между собой прибыль?" "Пандиту - одну часть, а Атипандиту - две части", - тотчас же отозвалось дерево. Услыхав такое решение, бодхисаттва сказал себе: "Сейчас я узнаю, божество ли это говорило или кто-либо другой". С этой мыслью он притащил пук соломы, затолкал в дупло дерева и поджёг. Когда пламя добралось до отца Атипандита, тот выскочил обожжённый из дупла, ухватился за ближайший сук и повис на нём, а потом свалился на землю. Во время падения он успел пропеть такую гатху:

И впрямь премудр зовущийся "Премудрым", 
Другой же не похож на мудреца: 
Из-за сыночка, что "Мудрейшим" назван, 
Живьём чуть не изжарили отца. 

Двое торговцев после этого поделили прибыль на две равные части, и каждый, забрав свою долю, отправился восвояси.

И, повторяя: "Он и в прежние времена был таким же нечестным торговцем", - Учитель завершил рассказ о прошлом и так истолковал джатаку. "Нечестным торговцем, - молвил он, - был тогда тот же нечестный торговец, мудрым же торговцем - я сам".

вернуться в ОГЛАВЛЕНИЕ