Джатака об огненном цветке

Перевод В.В. Вертоградовой

"Не в том беда, что ворон злой..." Эту историю Учитель во время своего пребывания в Джетаване рассказал об одном терзаемом тоской бхикшу. "Правда ли, бхикшу, будто на тебя напала тоска?" - спросил Учитель. "Правда", - отвечал бхикшу. "По ком же ты так тоскуешь?" - "По моей покойной жене, Учитель; это была такая женщина, что сладостные воспоминания о ней не дают мне спокойно жить". Тогда Учитель сказал: "О бхикшу, она ведь желала тебе зла, ещё в прежние времена ты из-за неё был посажен на кол, а из-за того, что причитал по ней, ты после смерти возродился в аду. Почему же ты и теперь так жаждешь её?" И он рассказал историю о прошлом. В давние времена, когда в Варанаси царствовал Брахмадатта, бодхисаттва был божеством воздуха.

В то время в Варанаси происходили ночные празднества каттика. Словно город богов, был разукрашен весь Варанаси, и народ развлекался праздничными играми. У одного бедного человека была единственная пара целой одежды. Когда он выстирал её и, разбив на множество складок, тщательно разложил, жена сказал ему: "Господин, я хочу надеть платье, украшенное огненным сафлором. Тогда я обниму тебя за шею и пойду на праздник". - "Где же нам, бедным, достать сафлор? - отвечал муж. - Надень, милая, своё чистое платье и иди на праздник". - "Если у меня не будет сафлора, - настаивала жена, - на праздничное веселье я не пойду. Можешь взять другую женщину и идти с ней". - "Что ты меня мучаешь, милая, откуда же мы можем достать цветы сафлора?" - "Господин, - отвечала жена, - если человек захочет, у него всё будет. А разве в царских оранжереях нет сафлора?" - "Да ведь это место подобно озеру, которым владеет ракшаса. Оно так сильно охраняется, что подойти близко невозможно. Не думай лучше об этом и будь довольна тем, что у тебя есть". - "Но, господин мой, в ночной темноте нет такого места, куда бы не мог проникнуть человек", - продолжала настаивать жена.

И муж, который очень любил её, поддался, наконец, её уговорам и согласился. "Ну хорошо, милая, не огорчайся", - сказал он и, рискуя жизнью, ночью покинул город и подкрался к царским оранжереям. Но когда он, проломив забор, проник внутрь, сторожа, услышавшие треск ограды, с криками "Вор! Вор!" побежали за ним. С бранью и побоями его поймали и связали.

Утром вора привели к царю. "Пойдите и посадите его на кол", - приказал царь. И когда возвестили удары барабана, вору связали сзади руки, вывели из города и посадили на кол. Он испытывал страшные муки. А вороны, сев ему на голову, клевали его глаза. Но он не обращал внимания на свои мучения и, вспоминая жену, думал: "Теперь я не смогу быть на празднике каттика с нею, обвившей руками мою шею, одетой в платье, украшенное огненным сафлором". И он произнёс следующую гатху:

Не в том беда, что ворон злой меня клюет здесь;
Горе в том, что не достигнет праздника сафлора огненный цветок.

Так он, бормоча всё время о своей жене, умер и возродился в аду. Учитель, приведя эту историю для разъяснения дхармы, отождествил перерождения: "В то время муж и жена были мужем и женой прежних дней, а я был божеством воздуха наблюдавшим за этой историей".

вернуться в ОГЛАВЛЕНИЕ