Джатака об отрекшемся от учителя

Ты в прошлый раз нас угостил на славу..." – это Учитель произнёс в роще Джеты по поводу Девадатты. Когда Девадатта решил: "Я сам себе Будда, а шраман Готама мне не учитель и не наставник", у него пропала способность созерцать. Позже он расколол общину, а кончил тем, что неподалёку от рощи Джеты провалился сквозь землю, когда направлялся в Шравасти, и вместо того оказался в аду Незыби. Об этом-то и завели беседу в зале для слушания дхармы: "Почтенные! Девадатта отрёкся от Учителя, потому и попал в великую беду – провалился прямо в ад". Учитель пришёл и спросил: "О чём это вы беседуете, монахи?" Те сказали. "Не только теперь, о монахи, но и прежде Девадатта отрёкся от учителя и потому попал в великую беду", – заметил Учитель и рассказал о былом.

"Некогда в Варанаси правил царь Брахмадатта. В ту пору от болезни, называемой "змеиный дых", перемёрла вся семья придворного жреца. Один только сын его спасся. Он ушёл в Такшашилу к знаменитому учителю, изучил у него веды и прочие искусства и отправился домой. А для начала решил побродить по свету и посмотреть, как люди живут. И вот очутился он в каком-то городишке. Рядом была слобода, и жили в ней одни чандалы. Жил там и Бодхисаттва. Был он человеком умным и даровитым и знал особое заклинание, от которого деревья плодоносили в любое время года. По утрам он с двумя корзинами на коромысле уходил из слободы в лес. Найдя подходящее манговое дерево, он становился на расстоянии семи шагов от него, произносил своё заклинание и кропил дерево пригоршнёй воды. И в тот же миг старые листья с дерева облетали и сменялись молодыми, расцветали цветы, отцветали и осыпались; потом появлялись завязи, и за каких-нибудь полчаса созревали из них плоды манго, спелые и сочные, словно из сада небожителей. Они падали на землю, Бодхисаттва собирал их, ел сам, сколько ему хотелось, доверху наполнял обе корзины и нёс плоды в слободу продавать. На вырученные деньги он и жил со своею семьёй.

А молодой брахман увидел Великого, когда тот торговал, и обо всём догадался: "Сейчас не то время, когда зреет манго. Должно быть, этот человек сотворил плоды силой могучего заклинания. Такому заклинанию цены нету! Надо непременно узнать его". Он стал ходить следом за Бодхисаттвой, всё разузнал и однажды, когда Великий был в лесу, он с простодушным видом пришёл к нему домой и спросил у его жены: "А учитель где?" – "В лес ушёл", – ответила жена. Юноша остался дожидаться его прихода. Заметив Великого, он пошёл ему навстречу, принял из рук его коромысло и сам донёс корзины до дому. Бодхисаттва взглянул на брахмана и сказал жене: "Этот молодой брахман, милая, хочет узнать у меня заклинание, затем он сюда и пришёл. Да только удержать его он не сможет, дурной он человек".

А юноша решил: "Попробую я перед ним выслужиться, авось он мне свою тайну откроет", – и стал с того самого дня выполнять в доме у них любую работу: ходил за дровами, молотил рис, стряпал, приносил воду для полоскания рта, палочки для чистки зубов, даже ноги хозяевам мыл. Как-то раз Великий попросил: "Принеси мне, любезный брахман, скамеечку под ноги", так тот, скамеечки не найдя, всю ночь просидел, положив ноги учителя себе на бедро. Прошло время, жена Великого собралась рожать – брахман и тут обо всём позаботился. Наконец жена сказала Бодхисаттве: "Господин мой, ведь этот юноша – брахман, он из благородных, а ради заклинания стал у нас за прислугу. Доверь ему заклинание. Сможет он его сохранить или нет – это уж его дело". – "Ладно", – согласился тот, обучил юношу заклинанию и наказал: "Этому заговору, дорогой, цены нет. Тебе от него будет большая прибыль и великий почёт. Смотри, если тебя когда-нибудь спросит царь или вельможа, от кого узнал его, ты не должен скрывать, кто я такой. Ибо если ты постыдишься сказать, что я – чандал, если слукавишь: "Это заклинание-де я получил от некоего именитого брахмана", то оно потеряет силу". – "С какой стати мне что-то скрывать? – ответил брахман. – Кто бы ни спросил, я назову твоё имя". Он попрощался с Великим и ушёл, повторяя про себя заклинание.

Добрался он до Варанаси, добыл заклинанием манго и выручил за них много денег. А один из плодов купил у него царский садовник и принёс его царю. Царь попробовал и спрашивает: "Откуда у тебя такое манго?" – "Тут есть некий молодой брахман, что торгует манго в любую пору. У него я и купил, государь". – "Скажи ему, чтобы он теперь плоды во дворец приносил". Садовник передал. Брахман стал носить манго к царскому столу. И вот царь оставил его при дворе, богато наградил, а потом и приблизил к себе.

Однажды царь спросил: "Откуда у тебя, брахман, такие красивые, душистые, сочные манго? Они ведь в это время года не родятся. Может, тебе их наг, или волшебная птица, или какой небожитель приносит? Или ты знаешь волшебное слово?" – "Никто мне их не приносит, государь. Есть у меня бесценное заклинание, оно-то их и родит". – "Раз так, нам бы хотелось когда-нибудь посмотреть, как оно действует". – "Хорошо, владыка, покажу". На следующий день царь отправился с ним вместе в парк и попросил: "Ну, покажи". – "Смотри же". Брахман встал в семи шагах от дерева, прошептал заклинание и брызнул на дерево водой. Как и должно было быть, вся крона дерева покрылась плодами, и они дождём посыпались на землю. Свита царя в восхищении замахала платками. Царь поел манго, щедро заплатил брахману и спросил: "У кого же ты выучился такому удивительному заклинанию?" "Если я признаюсь, что научился ему от чандала, будет очень неловко – пожалуй, и разбранят. Заклинание я знаю отлично, никто его у меня теперь не отнимет. Сошлюсь-ка я на знаменитого учителя", – решил брахман и солгал: "Я знаю его от прославленного учителя из Такшашилы". Но тем самым он отрёкся от того, кто его научил, и тут же позабыл заклинание.

Царь, благодушествуя, вернулся с брахманом в город. А через несколько дней ему опять захотелось манго. Он пришёл в парк, воссел на своём каменном сидении и сказал: "Брахман, сотвори-ка мне манго". – "Сейчас". Брахман встал в семи шагах от дерева, собрался прошептать заклинание – и вдруг обнаружил, что вспомнить его не может. Он смутился. Царь подумал: "Раньше он при всём народе заставлял дерево плодоносить и всем раздавал плоды, что градом сыпались с дерева, а теперь он стоит как пень. Что-то случилось". И он спросил:

"Ты в прошлый раз нас угостил на славу
Прекрасными и сочными плодами.
Брахман, а ныне это заклинанье
На дерево не действует, как видно?"

"Если я прямо признаюсь, что не смогу больше добыть плодов, царь разгневается. Придётся его обмануть", – решил брахман и отвечал:

"Светила стали неблагоприятно,
Мгновение и час неподходящи.
Я дожидаюсь нужного мгновенья –
Тогда и угощу тебя плодами".

"Это ещё что такое! Раньше ведь о светилах не было речи", – подумал царь и возразил:

"Не заговаривал ты прежде о светилах,
Не ждал благоприятного мгновенья,
А просто приносил нам много манго
Благоуханных, сочных и красивых!

Произносил ты раньше заклинанье,
И дерево плодоносило сразу,
А ныне ты и рта раскрыть не можешь!
Брахма, с тобою что-то происходит!"

"Царя провести мне не удастся. Будь что будет, скажу всю правду, а там его воля", – подумал брахман и сказал:

"Я заклинанье знаю от чандала.
Он мне сказал, чего беречься надо:
"Не смей скрывать моё происхожденье!

Ты, царь, спросил меня, кто мой учитель.
А я, кичась собой, сказал неправду,
Что от брахмана знаю заклинанье.
И вот, забыв его, рыдаю горько".

"Какой дрянной человек! Не уберёг подобное сокровище! – разгневался царь. – Что может значить чьё-то происхождение в сравнении с бесценным заклинанием!

То растенье будет лучшим
Для пчелы, что жаждет мёду,
Где она его добудет,
Будь оно хоть клещевиной.
Кшатрий, брахман или вайшья,
Пусть хоть шудра иль чандал он, –
У кого узнал ты дхарму,
Почитай того всемерно.
Дайте палок негодяю,
Прогоните его в шею!
Он, с таким трудом добившись,
Чтоб ему сказали тайну,
Сам её теперь утратил
В непомерном самомненье".

Слуги исполнили приказ и велели брахману убираться вон из царства: "Ступай обратно к учителю. Сможешь умолить его, чтобы он опять научил тебя заклинанию, – тогда возвращайся. А не сможешь, не смей здесь и показываться!" Делать брахману было нечего. Рыдая, отправился он в слободу к учителю. "Кроме учителя, мне надеяться не на кого, – думал он. – Пойду к нему, попробую умолить его дать мне заклинание снова!" Великий заметил его издали и сразу сказал жене: "Смотри, милая, вон тот самый негодник! Потерял заклинание и идёт за ним опять". Брахман подошёл к Великому, приветствовал его и сел. "Зачем пришёл?" – спросил тот. "Учитель, я солгал, отрёкся от тебя и попал в великую беду", – повинился брахман в своём преступлении и попросил дать ему заклинание снова:

"Как падает неосмотрительный путник
В яму, в канаву, в расщелину, в пропасть, Их принимая за ровное место;
Как наступают на чёрную кобру,
В сумерках видя в ней только верёвку;
Как себе стопы слепец обжигает,
Неосторожно ступив на кострище, –
Так же и я оступился, о мудрый.
Смилуйся, дай мне опять заклинанье!"

"Напрасные слова, любезный, – ответил учитель. – Даже слепец не падает ни в яму, ни в расщелину, когда он предупреждён. Я ведь тебе всё сказал заранее, так что нечего было трудиться приходить ко мне снова.

По правилам я заклинанье рассказал,
По правилам заклинанье ты воспринял.
Условие тебе я ясно изложил.
И если б соблюдал его ты честно,
Тогда и заклинания б ты не утратил.
Ты выслужился и заклинанье получил;
Оно в нашем мире – великая редкость;
Ты мукой обрёл себе средства для жизни.
Безумный глупец! Ты по собственной воле
Неправду сказал и сгубил заклинанье.
Заблудшему, глупому, неблагодарному,
Лжецу, не сдержавшему данного слова, –
Мы вновь заклинанье доверить не можем.
Противен ты мне, убирайся отсюда!"

Так учитель прогнал его, и брахман решил, что жить теперь незачем. Ушёл он в лес и умер там жалкой смертью". Закончив это наставление, Учитель повторил: "Как видите, монахи, Девадатта не только теперь, но и прежде отрёкся от учителя и попал в великую беду". И он отождествил перерождения: "Неблагодарным брахманским юношей был тогда Девадатта, царём был Ананда, а чандалом – я сам".

вернуться в ОГЛАВЛЕНИЕ