Сутра о Нанде (Удана, III,2)

Так я слышал. Однажды Благословенный пребывал в Шравасти, в парке Джеты, монастыре Анатхапиндики. В это время достопочтенный Нанда - брат Благословенного, сын его тети по матери - во всеуслышание сказал многим монахам: "Не удовлетворен я, друзья, святой жизнью. Не могу я вынести святой жизни. Оставлю я ученичество, вернусь к обычной жизни".

Некий монах пошел к Благословенному, и придя, сел сбоку. Сидя там, он сказал Благословенному: "Господин, достопочтенный Нанда - брат Благословенного, сын его тети по матери - во всеуслышание сказал многим монахам: "Не удовлетворен я, друзья, святой жизнью. Не могу я вынести святой жизни. Оставлю я ученичество, вернусь к обычной жизни".

Тогда Благословенный сказал этому монаху: "Пойди, монах, и моим именем позови Нанду, сказав: "Учитель зовет тебя, мой друг".

"Как скажете, господин", - ответил монах, и придя к достопочтенному Нанде, сказал: "Учитель зовет тебя, мой друг".

"Как скажете, мой друг", - ответил Нанда. Тогда он пошел к Благословенному, и придя и поклонившись, сел сбоку. Когда он сел, Благословенный спросил его: "Правда, что ты, Нанда, во всеуслышание сказал многим монахам: "Не удовлетворен я, друзья, святой жизнью. Не могу я вынести святой жизни. Оставлю я ученичество, вернусь к обычной жизни".

"Да, почтенный".

"Но почему, Нанда, ты не удовлетворен святой жизнью?"

"Когда я уходил из дома, почтенный, девушка из рода Шакья, красавица всей округи, взглянула на меня, расчесывая свои волосы, и сказала: "Поскорее возвращайся, мой господин". Вспоминая это, я не удовлетворен святой жизнью. Не могу я вынести святой жизни. Оставлю я ученичество, вернусь к обычной жизни".

И тут Благословенный обхватил достопочтенного Нанду рукою и так же быстро, как сильный мужчина согнутую руку выпрямит или прямую согнет, исчез из рощи Джеты и мгновенно перенесся в обитель Тридцати Трех. А там в то время примерно пятьсот апсар с ногами голубок пришли к Шакре, предводителю богов. И вот Благословенный обратился к Нанде: "Видишь ты, Нанда, этих апсар с ногами голубок?"

"Да, почтенный".

"Как ты полагаешь, Нанда: кто красивее, кто прекраснее, кто очаровательнее - девушка из рода Шакья, красавица всей округи, или эти пятьсот апсар с ногами голубок?" - "По сравнению с ними девушка из рода Шакья, красавица всей округи, почтенный, все равно, что подпаленная обезьяна, безносая, безухая; она и в счет не идет, и в сравнение не идет, и части малой их не стоит, настолько эти пятьсот апсар ее красивее, прекраснее, очаровательнее".

"Радуйся, Нанда, радуйся, Нанда! Ручаюсь тебе, твои будут эти пятьсот апсар с ногами голубок".

"Если Благословенный сам мне ручается, я буду удовлетворен вести святую жизнь под руководством Благословенного".

И вот Благословенный обхватил Нанду рукой и так же быстро, как сильный мужчина согнутую руку выпрямит или прямую согнет, исчез из обители Тридцати Трех и мгновенно перенесся в рощу Джеты. Монахи услышали: "Говорят, что достопочтенный Нанда, - брат Благословенного, сын его тети по матери, - ведет святую жизнь ради апсар. Говорят, что Благословенный поручился, что Нанда получит 500 апсар с ногами голубок".

Тогда монахи, которые были друзьями достопочтенного Нанды, стали звать его наемным и продажным: "Говорят, что достопочтенный Нанда, - брат Благословенного, сын его тети по матери, - ведет святую жизнь ради апсар. Говорят, что Благословенный поручился, что Нанда получит 500 апсар с ногами голубок".

И достопочтенный Нанда, унижаемый, мучимый и терзаемый тем, что монахи, которые были его друзьями, стали звать его наемным и продажным, - отправился в уединение и был вдумчив, ревностен, старателен. Вскоре он вошел и остался в высшей цели святой жизни, ради которой его собратья справедливо уходят из дома в бездомность, узнав и осуществив это для себя здесь и сейчас. Он узнал, что "Рождения исчерпаны, святая жизнь завершена, задача выполнена. Больше ничего не нужно для этого мира". И таким образом Нанда стал еще одним из архатов.

Тогда некое божество, глубокой ночью, освещая своим огромным сиянием весь парк Джеты, приблизилось к Благословенному. Придя и поклонившись ему, оно стало сбоку от него. И стоя там, оно сказало Благословенному: "Господин, достопочтенный Нанда, - брат Благословенного, сын его тети по матери, - через прекращение отходов (асава), вошел и остался в незапятнанной (анасава) свободе осознания, свободе распознавания, узнав и осуществив это для себя в здесь и теперь".

Затем, когда ночь прошла, достопочтенный Нанда пришел к Благословенному, и придя, поклонился и сел сбоку от него. Сидя там, он сказал Благословенному: "Господин, что касается поручительства Благословенного в том, что я получу пятьсот апсар с ногами голубок, то я сейчас освобождаю Благословенного от этого обещания".

"Нанда, постигнув твое осознание моим осознанием, я понял, что 'Нанда через прекращение отходов (асава), вошел и остался в незапятнанной (анасава) свободе осознания, свободе распознавания, узнав и осуществив это для себя в здесь и теперь'. И одно божество сообщило мне, что 'Достопочтенный Нанда через прекращение отходов (асава), вошел и остался в незапятнанной (анасава) свободе осознания, свободе распознавания, узнав и осуществив это для себя в здесь и теперь'. Когда твой ум, через отсутствие пристрастия, был освобожден от отходов (асава), я был тем самым освобожден от обещания".

Осознав важность этого, Благословенный воскликнул:

Тот, кто перебрался через трясину,
сломал тернии чувственности,
достиг прекращения заблуждений,
такого монаха не беспокоят блаженство и боль.