Ученики Будды. Аспекты мудрости и практики

Ученики Будды. Аспекты мудрости и практики

Будда всегда тесно связывал знание с тонким мистическим опытом, получаемом на практике. Об этом свидетельствуют многие писания. Существует немало свидетельств тому, что перед тем, как достичь состояния будды, Шакьямуни занимался йогическими упражнениями. Фактически он жил и умер мистиком, для которого практика оставалась единственно верным критерием знания. Именно созерцание, а не догматические определения или философские концепции составляли стержень буддийского Пути (Дхармы). Более того, именно результаты созерцания ложились в основу того или иного учения.

Знание не считалось ценным до того, как перерастало в личный опыт через медитацию. Иначе говоря, так трансформировала практика, что в структуре его эго, его личности происходили изменения, он становился не таким, как прежде. Такое знание уже можно было назвать трансперсональным или сверхзнанием.

Выделяют следующие наиболее распространенные типы сверхзнания, получаемого через духовную практику, обобщенно обозначаемые через термин абихджня. Их точный перечень может разниться в различных канонических текстах, но обычно выделяют следующие:
1) ясновидение, или божественное видение; 2) яснослышание, или божественный слух; 3) знание мыслей другого существа, или чтение чужих мыслей; 4) память о прошлых рождениях как собственных, так и других существ; 5) чудесная сила, дающая возможность создавать магические существа и делать их видимыми, деятельными, превращать одни существа в другие (людей в животных и наоборот), летать, ходить по воде, проникать сквозь землю и стены, сопротивляться горению и т.д.

Естественно, говоря о Буддах и Бодхисаттвах, мы подразумеваем, что они наделены некой сверхъестественной силой, поскольку обладают просветлённой природой — для них доступны прошлое и будущее, для них прозрачна вся вселенная, открыта карма всех живых существ… Но только ли для Будд и Бодхисаттв это возможно?

Может ли подобными способностями обладать существо, еще не достигшее окончательного просветления? Что об этом говорят Буддийские тексты? Как могут проявиться божественное зрения, божественный слух, способность вспоминать прошлые воплощения в жизни того, кто вступил на путь практика?

Мы посмотрим на примеры из жизни тех, кто с одной стороны, добился неимоверных результатов в практике, но с другой, явился в этот мир как обычное человеческое существо, со всеми ограничениями, присущими человеческой природе. То есть примеры из жизни Маудгальяяны, Махакашьяпы, Анируддхи, Ананды и других Великих Учеников Будды.

Многие из них обладали Дэва-глазом. Человеческое зрение ограничено многими факторами, расстоянием, освещенностью, скоростью движения предмета, препятствиями…Все эти ограничения снимаются для обладающего зрением божественным. Он может видеть предметы, находящиеся вдалеке также ясно, как расположенные рядом, может видеть сквозь стены, сквозь горы, сквозь леса.

Так, Махакашьяпа наблюдал паринирвану Учителя, находясь очень далеко: «Первоначально Махакашьяпа уединенно жил в горах и лесах. Внезапно загорелся яркий свет, и содрогнулась земля, и он сказал: “Что значит это знамение? Как будто что-то изменилось”. И божественным зрением увидел он Будду: между двумя деревьями Почитаемый в Мире вступает в паринирвану» (Сюан-Цзан «Записки о западных странах»).

Но этим не ограничивается реализация «Дэва-глаза», она даёт ещё и способность видеть тонкоматериальные вещи, энергию. Взяв примеры из современных ток-шоу об экстрасенсах, можно отнести сюда возможность видеть ауру человека, его энергетическое тело, воспринимать то, что невидимо для обитателей нашего физического мира: духов, относящихся к низшим, срединным или высшим мирам. Человеку не с самой высокой энергией проще увидеть служебных духов, домовых, мелких энергетических паразитов. Именно про это в о основном и рассказывают в передачах эзотерической направленности.

С враждебно к ним настроенными тонкоматериальными существами сталкивались и ученики Будды. Однажды, когда Шарипутра сидел в лунную ночь в Голубинной лощине, проходивший мимо якша нанес ему удар по голове. Великий ученик Будды ничего не почувствовал, ибо обладал неизмеримой мощью, однако Маудгальяяна, находившийся недалеко «узрел … своим дивным, чистым, сверхчеловеческим оком, как якша наносит, достопочтенному Шарипутре удар по голове». То есть он обладал способностью воспринимать зрительно существо, согласно буддийской традиции, относящееся к классу духов, способных как выступать в материальной форме, так и оставаться невидимыми. Шарипутра в ответ на произошедшее восславил чудесные способности своего друга: «Чудесно, друг мой Маудгальяна! Hеобычайно, друг мой Маудгальяяна! Как ты могуч, достопочтенный Маудгальяяна, и сверх обычного силен! Тебе даже якшу видно, а я ничего такого не вижу!» (Сутра о Шарипутре и якше).

Чтобы наблюдать существ небесных сфер, нужно обладать более высокой энергией. Идея общаться с богами и согласовывать с ними свои действия не была для Сангхьи Шакьямуни чем-то абстрактным. Например, когда в момент паринирваны Будды многие из присутствовавших монахов плакали и стонали над смертью учителя, Анируддха подбодрил их, сказав, что здесь присутствуют также и многочисленные божества, среди которых также были и те, кто плакали, и сдерживающие свою печаль. Представления Богов о том, как надо проводить ритуал кремации, отличались от человеческих, и обряд был проведен так, как боги подсказали Анируддхе.

Человеческое зрение ограничено этим миром, божественное ― охватывает все миры. Обладатель «Дэва-глаза» получает возможность видеть, всё, что происходит и в адских мирах и в небесных сферах: «Маудгальяяна … может за одни сутки узнать число живых существ на всех звёздах и созвездиях трёх тысяч великой тысячи миров» (Сукхвативьюха сутра).

Анируддха говорит: «Божественным глазом, очищенным и превосходящим человеческий, монах обозревает тысячу миров. Подобно человеку с хорошим зрением, который поднялся в верхние покои дворца и может обозреть тысячу ободов колёс, точно также божественным глазом, очищенным и превосходящим человеческий, монах обозревает тысячу миров» (Маха Госинга Сутта), — исходя из этих строк мы можем понять, что Анируддха мог охватывать взором целую галактику.

Способность обозревать миры часто находила свое прагматическое применение. Так, для буддийских сутр типичен сюжет, когда герой, потерявший кого-то из родственников, хочет узнать его судьбу и оглядывает своим взором те миры, в которых близкий человек мог перевоплотиться и далее приходит к нему на помощь: «Великий Маудгальяяна впервые обрел шесть способностей и пожелал переправить на тот берег своих отца и мать, чтобы воздать им, бережно растившим его, за их благодеяния. И тогда он оком Пути оглядел миры и увидел, что его покойная мать возродилась в мире голодных духов: не видит там ни питья, ни пищи, иссохла до кожи и костей. С жалостью и болью Маудгальяяна наполнил чашку едой и отправился передать ее матери. Мать приняла чашку левой рукой, а правой взяла немного еды. Но как только она поднесла пищу ко рту, та превратилась в горящие уголья, и их нельзя было есть. Маудгальяяна громко вскрикнул, заплакал от жалости и поспешил вернуться к будде и сообщить обо всем этом» (Сутра об Улламбане, проповеданная Буддой).

Способность наблюдать иные миры связана и с возможность переноситься в них. В «Самьюта-Никае» рассказывается такая история:
Однажды один из богов мира Брахмы посчитал, что никто из аскетов не способен добраться до высот его мира. Когда Будда прочёл мысли этого божества, он появился перед ним в сияющем свете. Четыре других великих ученика ― почтенные МахаМаудгалляяна, МахаКашьяпа, МахаКаппина и Анируддха ― решили узнать, где в настоящий момент пребывает Будда и увидели с помощью Божественного Глаза, что он сидит в мире Брахмы. Тогда с помощью сверхъестественных сил они также перенеслись в этот небесный мир и сели на некотором почтительном расстоянии от Будды. Увидев это, божество отбросило свою гордыню и признало высочайшую силу Будды и его учеников.

Посетив другой мир, практик может вынести из него те качества, которые характерны для живущих в нём существ. Более того, для реализованных практиков именно другие миры и становятся пространствами для трансформации негативной энергии, накопленной в мире Саха. Если проводить аналогию с нашими образом жизни, так же как мы ездим попрактиковать в Бодхгайю или на Кайлаш, также более развитые существа отправляются с этими же целями в более тонкие миры.

Но есть и ещё одно, пожалуй, последнее, но самое важное качество божественного глаза — это способность видеть Будду в каждом живом существе. В следующих строках оболочки живых существ в виде осквернений, таких как желание, гнев, заблуждения, страстная жажда и неведение сравниваются с гнилым, нераспустившимся лотосом: «Это как омерзительные лотосы, чьи оболочка-лепестки ещё не раскрылись, но внутри которых (находится) Татхагата» (Арьятатхагатагарбха сутра).

Божественное видение — это прежде всего возможность иначе выстраивать свои отношения с людьми и видеть их внутренний потенциал. Более того, увидев в медитации чистую сущность другого человека, практик создаёт для него возможность именно так проявить себя в нашей материальной реальности.

Ясно-слышание ― божественный слух. Такой способность обладал, например, Кашьяпа, о чём и говорит Будда: «Монахи, до той степени, до которой я пожелаю, я слышу за счёт элемента божественного уха, очищенного и превосходящего человеческое, оба вида звуков: божественные и человеческие, как далёкие, так и близкие. Кашьяпа тоже, до той степени, до которой он пожелает, слышит за счёт элемента божественного уха, очищенного и превосходящего человеческое, оба вида звуков» (Самьюта-Никая).

С божественным слухом мы можем одинаково ясно воспринимать звуки независимо от расстояния. Маудгальяяна однажды хотел узнать, как далеко может дойти голос Будды. Волшебным образом он переместился к другому Будде, находящемуся в триллионах световых лет. И там с помощью божественного слуха, он мог ясно слышать голос проповедующего Будды.

Эта абхиджня позволяет понимать смысл произнесённого на неизвестных языках, а также язык птиц и зверей. Также как и предыдущее сверхзнание, оно открывает доступ к тонким мирам, но на уровне звуковых восприятий. Божественному уху слышны проповеди и сутры, произносимые в иных мирах, слышны бесконечные мантры, звучащие в чистых землях.

Среди видов сверхзнания способность помнить свои прошлые жизни всегда занимала важное место. Будда говорил о возможности такого опыта для практиков: «Вот, монахи, какой-нибудь отшельник или брахман вспоминает… различные
места, где пребывал в прежних существованиях, а именно: в одном рождении, в двух рождениях, в трёх рождениях, в четырёх рождениях, в пяти рождениях, в десяти рождениях, в двадцати рождениях, в тридцати рождениях, в сорока рождениях, в пятидесяти рождениях, в ста рождениях, в тысяче рождений, в сотне тысяч рождений, во многих сотнях рождений, во многих тысячах рождений, во многих сотнях тысяч рождений: “Там я жил под таким-то именем, в таком- то роду, в таком-то сословии, таким-то пропитанием, испытывал такое-то счастье и несчастье, достиг такого-то срока жизни. Вслед за тем, оставив существование, я вновь родился в другом месте, там я жил под таким-то именем, в таком-то роду, в таком-то сословии, таким-то пропитанием, испытал такое-то счастье и несчастье, достиг такого-то срока жизни. Вслед за тем, оставив существование, я был вновь рожден здесь”» (Брахмаджала-сутта).

Задачу вспомнить прошлые жизни ставили себе многие монахи, ученики Будды: «Своё сердце, такое стойкое, ясное и чистое... я обратил к знанию предыдущих существований. Я вызвал в памяти свои разнообразные жизни в прошлом — одно рождение, два рождения [и т. д.]... сто тысяч рождений, многие в период распада мира, многие в период воссоздания мира» (Мадджхима-Никая).

Отличаться такой опыт от того, что был достигнут Буддой под деревом Бодхи в момент просветления, будет количественным характеристиками. Если Будда вспомнил все свои прошлые жизни: «Я вспомнил, сначала только части своих прошлых существований, потом полностью жизни следующим образом: сначала одну, предыдущую жизнь, затем две жизни, затем три, четыре, пять, десять, двадцать, потом 50 жизней, затем 100, 1000, 100 000 жизней и так до бесконечности...», то даже опыт архатов ограничен определённым их количеством. Архаты, хотя и знали множество своих жизней, всё же не могли помнить их абсолютно все: «Великие Архаты и Пратьекабудды могут даже помнить прошлое на 80000 Великих кальп. Великие Бодхисаттвы и Будды помнят неограниченное число кальп» (Абхидхармакоша).

Будда не только утверждает, воспоминание прошлых рождений возможно для усердного практика, но и показывает методику, говоря, что вспомнить прошлые жизни, можно за счёт развития способности к концентрации: «Ведь благодаря усердию, благодаря усилию, благодаря прилежанию, благодаря серьёзности, благодаря правильному умонастроению, я обретаю такую сосредоточенность разума, что вспоминаю сосредоточенным разумом различные места, где пребывал в прежних существованиях» (Брахмаджала сутта).

Другой способ воспоминания прошлых жизней связан с техникой обратного отсчёта, когда практику предлагается сначала ежедневно записывать события предыдущего дня, потом двух, трёх дней , потом вспомнить то, что было месяц назад, два, три, год, и фиксируя в дневнике все эти события, уходите глубоко в память, постепенно добираясь до момента своего рождения и дальше, таким образом развивая способность, состоящую «в воссоздании в памяти дней, месяцев и лет вплоть до времени пребывания в утробе, и дальнейшем вспоминании своих прошлых жизней» (Абхидхармакоша).

Аскет, желающий вспомнить свои прежние жизни, «начинает с припоминания той мысли, которая только что исчезла; от этой мысли он движется вспять, рассматривая в обратном порядке события, приведшие к его нынешнему существованию, вплоть до первой мысли, возникшей в момент зачатия. Когда же он вспоминает свои мысли, возникшие в период его промежуточного существования (антарабхава), реализована абхиджня» (Lamotte, p. 332.). Процедура, таким образом, состоит в том, чтобы, начав с момента, ближайшего к настоящему, двигаться по временному потоку вспять.

Ананда и некоторые другие ученики, восстановившие знание о своих прошлых жизнях, составляли группу джатиссара или джатисмара, что и означает «помнившие свои рождения».
Надо сказать, что для общины Будды такое знание было скорее нормой, чем выдающимся достижением.

В «Самьюта-Никае», например, говорится о Кашьяпе: «Кашьяпа тоже, до той степени, до которой он пожелает, вспоминает свои многочисленные прошлые обители в подробностях и деталях».
Анируддха говорит о себе:

«Я знаю прошлые свои рождения,
И где и как я жил, а годы пролетали прочь,
Среди богов Тридцати Трёх был Шакрой я.
Семь раз царём людей я был,
Властителем земли от края до края,
Завоевателем, владыкой Джамбудвипы,
Без армий и оружия я правил с истиной,
С той жизни семь, и ещё семь,
Даже четырнадцать рождений вижу я,
Даже потом, когда в небесном мире я родился» (Тхерагатха).

«Так как мой ум был уже свободен от всех помех в предыдущие эоны, то теперь я могу помнить мои предшествующие воплощения, столь же бесчисленные, как песчинки Ганга», — простираясь у ног Будды говорит Субхути (Шурангама сутта).

Следующей ступенькой развития этого навыка становится знание прошлых и будущих воплощения других существ. Согласно писаниям, практик «направляет своё внимание на познание гибели и перерождения существ. Божественным очищенным зрением он видит, как делатели зла возрождаются в аду, а добродетельные — на небесах, подобно тому как человек во дворце может видеть входящих и выходящих из дома».

В одной из Джатак Маудгальяяна пересказывает престарелому монаху множество его прошлых жизней: «Тогда Маудгальяяна сказал: "Это твоё тело в прошлой жизни. До того, как ты был рыбой, ты был красивой женщиной и был сильно привязан к своему телу. Поскольку у тебя была такая сильная привязанность, ты впустую тратил время и, растратив так всю свою жизнь, умер и переродился рыбой с невероятно большим телом. Будучи рыбой, ты видел монахов или других духовных лиц, и в тебе каждый раз появлялось огромное вдохновение и желание практиковать. Однажды ты был готов проглотить корабль, но вдруг увидел на этом корабле монаха и подумал, что не станешь убивать это святое существо, и ты не проглотил корабль. После этого в твоём уме появилось сильное желание не вредить живым существам. Ты перестал поедать существ и из-за этого умер." Благодаря нравственности непричинения вреда, а также нравственности уважения к монахам ты родился человеком, более того — сам стал монахом и встретился с учением Будды» («Джатка о достоинствах монашеского состояния»).

Именно такие знания позволяли Великим ученикам Будды направлять развитие своих младших товарищей, понимать их проблемы и предлагать действительно адекватные решения.

Способность переноситься в другие миры, видеть Богов, слышать небесные мантры, вспоминать прошлые жизни — это источник глубинных знаний о мире, способ самосовершенствования, но главное — это реальность, ведь «возможное для одного — возможно для всех».


Автор статьи преподаватель йоги клуба oum.ru Евдокимова Ольга