О ступнях Будды

О ступнях Будды

— Учитель, — обратился к Будде царь Прасенаджит, — мы все знаем, что ты от рождения наделён тридцатью двумя телесными признаками совершенного существа. Мы видим их все, кроме одного. Сделай милость, покажи нам знак колеса-чакры на ступнях твоих ног. 

Будда вытянул ногу, и все увидели знак колеса-чакры. 

— Скажи нам, что совершил ты в прошлом, отчего этот знак появился на твоих ступнях? 

— Хорошо, я расскажу, — согласился Будда, — Давным-давно на свете жил царь, который страстно мечтал о сыне-наследнике. Когда его жена родила мальчика, радости царя не было предела. Он позвал толкователя примет, который, рассмотрев младенца, сказал: 

— Твой сын, царь, настоящее чудо. Все приметы на его теле свидетельствуют о том, что он станет Чакравартином — повелителем над четырьмя сторонами света. Царь назначил сына престолонаследником. Ребёнок рос понятливым, умным и превосходил других своими достоинствами. Пришло время, и царь отец умер. 

— Царевич, быть тебе царём, — сказали советники. 

— Я не могу быть царём, — ответил тот. 

— Царевич! — взмолились советники, — кого же посадить на престол, если не тебя?! 

— В мире много зла. Люди бездумно убивают, причиняют боль и страдания друг другу. Смириться с этим нельзя, но, если я буду наказывать преступников — предавать их пыткам и казням, то и сам стану таким же, как они. Я не могу так поступать, а потому не хочу быть царём. 

— Что же нам делать? — спросили советники. — Ты — мудрый, научи нас. 

— Объявите по всей земле, что я стану царём, если мои подданные не будут совершать злые дела. 

— Хорошо, — сказали советники, — мы объявим об этом, а ты становись царём, не раздумывай больше.

Царевич вступил на престол, а всем людям его страны было приказано стремиться к добру и милосердию. 

За всем происходящим в том царстве внимательно наблюдал Мара — владыка демонов. Всё, что он видел, ему очень не нравилось. И решил владыка демонов погубить праведного правителя, поссорив его с подданными. Мара написал им послание от имени царя. Получив его, все подданные очень удивились. В том послании было написано, что царь приказывает отказаться от добра и милосердия, которые никому не принесли выгоды, а потому впредь приказывал жить, как прежде — лгать, воровать и убивать. Получив такое послание, подданные царя возмутились: 

— Как может правитель призывать свой народ к таким неправым делам? — говорили люди. 

О недовольстве народа стало известно и самому царю.

— Покажите мне это послание, — распорядился царь, а, увидев его, сказал: Я никогда ничего подобного не писал, не говорил и даже не думал. Кто же так подшутил надо мною? 

А Мара уже замыслил новый способ погубить царя. Однажды правитель ехал по дороге и услышал громкие вопли:

— Кто это так страшно кричит? — подумал он и приказал колесничему править туда, откуда неслись эти крики. Проехав некоторое расстояние, царь увидел огромную яму, до верху засыпанную горящими углями, и сидящего в ней человека, кричащего от нестерпимой боли.

— Что с тобой приключилось? — спросил царь. 

Он думал, что разговаривает с человеком, совершившим какой-то проступок, а это был Мара. 

— Великий, — простонал Мара, — за свои дела в прошлом рождении терплю эти муки. 

— Какое же зло ты совершил, если так страдаешь? — спросил царь.

— Грехи мои ужасны, даже пересказать не могу, — отвечал Мара. 

— Ну, хотя бы перечисли, — стал просить царь. Главное моё преступление в том, что я наставлял людей на путь добра и милосердия. 

— Вот за это я и терплю теперь муки. А что случилось с теми, кого ты учил добру и справедливости? — спросил царь.

— О них можешь не беспокоиться: нет среди них ни одного плохого человека. 

— Тогда ты должен быть счастлив и легко переносить свои муки, — сказал царь, — у тебя нет причины раскаиваться в содеянном. 

Услышав такие слова, Мара понял, что его замысел погубить правителя не удался и сразу исчез вместе с огненной ямой. А царь, подивившись, что за наваждение ему представилось, поехал дальше. 

С тех пор больше никто не мешал царю править так, чтобы в его государстве главными законами были добро и милосердие. Его подданные внимательно следили, чтобы и царь не нарушал свои заветы. 

Вскоре обрёл тот мудрый и благородный царь все знаки правителя мира — Чакравартина, а вместе с ними и тридцать два признака своего совершенства, среди которых был и знак колеса-чакры на его ступнях. 

— Тот царь — это я, — сказал Будда, — оттого и отмечены мои ступни знаком мистического колеса с тысячью спиц.