Измени себя — изменится Мир вокруг
Логотип клуба OUM.RU

Пять стариков

Пять стариков
Пять стариков

Счастлив человек, умеющий отличить настоящее от кажущегося реальным, вечное от преходящего, благое от кажущегося таковым. Дважды счастлив тот, кто знает истинную любовь и способен любить всех. Трижды счастлив тот, кто трудится беЗкорыстно для блага других с утаенной любовью в сердце. Тот же, кто сочетает в своем бренном теле познание, любовь и самоотверженное служение Творцу — йог. К нему тянутся люди и звери, как луговые цветы к майскому Солнцу. И расцветают от его прикосновения.

В стародавние времена этические правила йогов, достигших просветления, перекочевали во все мировозрения мира. Эти правила, эти нравственные упражнения, которые развивают в человеке такие благословенные качества, — доброту, воздержание от нанесения вреда кому-либо из людей или других живых существ, отказ от принятия любых даров, сострадание всему живому, честность, правдивость, милосердие, жизнерадостность, скромность, терпение,  сдержанность, щедрость, ненакопительство, стремление к творчеству во всем, посвящение заслуг на благо всех живущих — являются фундаментом любого духовного развития.

«Но, обладая перечисленными качествами души, — скажете вы, — очень трудно будет выжить простому человеку в нашем черством и несправедливом мире. Может, лучше обойтись без них?» 

Рассмотрим метафору: у плода в чреве матери развиваются глаза, уши, нос, руки, ноги. В утробе ребенку эти органы не нужны, но впоследствии без них человек был бы весьма ущербен. Подобны этим органам и духовные качества, находящиеся сейчас в нас в латентном, неразвитом состоянии. Они нам будут очень необходимы для жизни в следующем, тонком мире. Однако и здесь, на этой железной Земле, без перечисленных духовных качеств мы являемся неполноценными, плутающими в трех соснах, наступающими сотни раз на одни и те же грабли. Об этом говорится в притче о пяти стариках:

Одного молодого человека по имени Ватха очень интересовали чудеса и потусторонние силы. Однажды на глиняной городской площади он увидел коричневого от загара старика, лежащего на доске, утыканной гвоздями. Ватха попросил лежащего научить его спать на острых гвоздях.

«Конечно, конечно, — ответил коричневый, — но сначала тебе придется идти просить милостыню, и всю ее приносить мне. Если ты будешь отдавать мне все заработанные деньги в течение года, тогда я научу тебя». Широкими днями и высокими месяцами юноша с горящим взором работал на старика. В конце концов, Ватха тоже стал коричневым и научился спать на доске, утыканной острыми гвоздями. Но от этого молодой подвижник не стал умнее и духовнее.

Как-то раз на звонкоголосой площади Ватха встретил другого старика, черного от загара, который называл себя йогом. Когда они разговорились, то черный обозвал человека, у которого обучался Ватха, ничтожеством и фокусником. «Я тебя научу делать кое-что получше. Вот смотри! — с этими словами старый старик проткнул себе руку стальной иглой. — Видишь, нет ни капли крови. Я научу тебя, как это делать. Ты сможешь зарабатывать легкие деньги, показывая это набожным людям на рыночных и привокзальных площадях. Но за учебу ты должен будешь отдавать мне половину заработанного». И вот утекли в песок осенние месяцы, как вода сквозь дырявое ведро. И Ватха выучился протыканию иглой своей плоти, целыми днями работая на второго старика.

Через несколько недалеких лет молодой человек прослышал о заезжем чудотворце, имеющем много поклонников. Он разыскал желтоликого старика и спросил его: 

«Каким исключительным знанием ты обладаешь? В чем заключается твоя мудрость? Являешься ли ты более великим йогом, чем я?» 

На что чудотворец липко ответил: 

«Заплати мне сто рупий, и я доставлю тебе мгновенно любое блюдо из любого отеля мира». 

Ватха, не думая, заплатил деньги и пожелал видеть перед собой яства из Лондонского отеля «Савой». Тотчас перед ним материализовалась свежеприготовленная заказанная еда. Потом желтокожий подмигнул Ватхе и предложил доставить наручные часы из любой страны мира. Молодой человек увлеченно достал из кармана еще сто рупий и с энтузиазмом передал чудотворцу — и на его руке заблестели новехонькие швейцарские часы. 

«Научи меня творить такие чудеса?» — пролепетал Ватха. Желтоликий, не долго думая, нарисовал на бумажке цифру, у которой количество нулей не входило в рот. Молодой человек развел руками в стороны и стал торговаться. В конце концов, за половину нулей, нарисованных на бумажке, чудотворец согласился взять Ватху в ученики…

И вот минули годы учебы — перед Ватхой распаковались объемные дали и необъятные желания. Немолодой юноша с загорелой душой давно выучился чудотворству материализации вещей и покинул дом третьего старика. Ватха называл себя великим йогом и оказывал всяческие сытые услуги мирянам. К нему приходили толпы коричневых и черных людей, они просили доставить им лекарства из Германии, кофе из Бразилии, кокосы из Африки, продукты быстрого приготовления из Северной Америки. И Ватха все с вожделенной радостью доставлял голодным и просящим…

Но однажды к нему в дом вместе с толпой пришел четвертый старик. Увы, это был не новый чудотворец, а обыкновенный старенький священник из ближайшего буддийского монастыря. Он увидел, как Ватха материализует непростые предметы и дарит их простым людям. 

«Что ты делаешь, негодяй!» — закричал побелевший от ярости священник и принялся избивать Ватху своей тяжелой тростью. 

Бывший юноша опешил и высоко закричал от боли: 

«За что ты меня бьешь? Я ведь делаю добро людям! Я ведь помогаю больным и сирым!» 

На что старик, охаживая свистящей палкой Ватху, прогремел: 

«Ты совершил великое множество краж, грабитель! Ты просишь конфет — и они приходят к тебе из английского магазина. Ты просишь кофе — и оно исчезает с плантаций Бразилии! Сладости и лекарства исчезают в Англии, и владелец магазина не знает, куда они пропали. Вещи, появляясь здесь, пропадают в других магазинах и на оптовых базах. За это непричастных к воровству людей в разных странах мира обвиняют в краже и преступлениях, за это невиновных сажают в тюрьму. Ты — самый большой грабитель! Ты… ты — вот тебе, вот, негодяй, н-на, получи палкой по глупой голове!» 

«Прости меня, старик, я ведь этого не знал! — громко стонал Ватха, защищая свою голову окровавленными руками. — Прости, я больше не буду! Я больше не буду этим заниматься и никому не передам секрета чудотворства! Клянусь — не буду! Прости…»

Минула вереница лет. После того случая Ватха уже не просился в ученики к чудотворцам и сам этим небогоугодным делом никогда не занимался. Однако вокруг его дома все еще нарезали круги голодные толпы искусителей. Миряне кружили у дома, подобно тому, как черный кот кружит вокруг чашки с горячей манной кашей… 

Благословенный Ватха не входил в искушение и не выходил из своего жилища. Трепетный подвижник жил в молитвах и аскезе, он прослыл в округе набожным праведником и стяжающим добродетели старцем. 

И вот однажды ранним утром Ватха встретил в своем саду пятого старика — белоликого, светоносного и молодого. Этот юный старик являлся настоящим, а не уличным йогом. Неожиданная встреча Ватхи с юным стариком произошла, когда он после утренней работы в расцветающем саду своей души случайно заглянул в зеркало…

В этой притче вдумчивый читатель заметит несколько течений мысли. Самая поверхностная струя — человеческие законы даются для слабых людей, неспособных самостоятельно дойти до Истины. Безвольный человек под страхом наказания за нарушение законов принудительно движется к очищению своей души от эгоизма. Страх заставляет ленивого идти на преступления против своей совести. Придет время, он избавит свой ум от греха неведения: и ему не нужны будут правила и рамки. Законы и правила пишут люди, а людям свойственно ошибаться. Нормы поведения, порядки и ограничения свободы подобны паутине. Сильный, волевой человек в любой момент может порвать ловчую сеть законов так же, как небесная птица рвет тенета паука. Мудрый человек живет по законам Космоса, а они включают в себя, как маленькую составную часть, нравственные порядки и правила людей. Свободная птица только делает вид, что играет по паучьим правилам тараканов и сверчков. И всем вокруг кажется, что человек — бескрыл, что он скован притяжением Земли. Но если душе потребуется — она в любую минуту может расправить крылья и улететь. Так и мудрый человек: он соблюдает законы людей только до тех пор, пока они не противоречат законам Космоса. 

Параллельно, но несколько глубже, здесь протекает идея, что все мы друг другу нужны, как учителя и наставники в этой суровой школе жизни. Любой человек является по отношению к другому человеку не отцом или дочерью, не соседом или прохожим, не хозяином или рабом, а лишь — учителем!.. Еще глубже по руслу притчи проходит мысль о законе Кармы, о законе справедливости, законе воздаяния за каждое действие той же монетой…