Отрывок из поэмы «Сказание о Заххаке». Абулькасим Фирдоуси

Фердоуси
Когда его коварства удались,
Вновь злые козни строить стал Иблис.
Он обернулся юношей стыдливым,
Красноречивым, чистым, прозорливым,
И с речью, полной лести и похвал,
Внезапно пред Заххаком он предстал. 

Сказал царю: «Меня к себе возьми ты,
Я пригожусь, я повар знаменитый».
Царь молвил с лаской: «Мне служить начни».
Ему отвёл он место для стряпни. 

Глава придворных опустил завесу
И ключ от кухни царской отдал бесу.
Тогда обильной не была еда,
Убоины не ели в те года. 

Растеньями тогда питались люди
И об ином не помышляли блюде.
Животных убивать решил злодей
И приохотить к этому людей. 

Еду из дичи и отборной птицы
Готовить начал повар юнолицый.
Сперва яичный подал он желток,
Пошла Заххаку эта пища впрок.
 
Пришлось царю по вкусу это яство,
Хвалил он беса, не узрев лукавства.
Сказал Иблис, чьи помыслы черны.
«Будь вечно счастлив, государь страны!
Такое завтра приготовлю блюдо,
Что съешь ты с наслажденьем это чудо!»

Ушёл он, хитрости в уме творя,
Чтоб дивной пищей накормить царя.
Он блюдо приготовил утром рано
Из куропатки, белого фазана. 

Искуснику восторженно хвалу
Заххак вознес, едва присел к столу.
Был третий день отмечен блюдом пряным,
Смешали птицу с молодым бараном,
А на четвертый день на свой бочок
Лёг пред Заххаком молодой бычок, —
Он сдобрен был вином темно-багряным,
И мускусом, и розой, и шафраном.

Лишь пальцы в мясо запустил Заххак —
Он, восхищен стряпнёю, молвил так:
«Я вижу, добрый муж, твоё старанье,
Подумай и скажи своё желанье». 

«Могучий царь!» — воскликнул бес в ответ. —
В твоей душе да будет счастья свет!
Твоё лицо узреть — моя отрада,
И большего душе моей не надо.

Пришёл к тебе я с просьбою одной,
Хотя и не заслуженною мной:
«О царь, к твоим плечам припасть хочу я,
Устами и очами их целуя». 

А царь: «Тебе согласье я даю,
Возвышу этим долю я твою».
И бес, принявший облик человечий,
Поцеловал царя, как равный, в плечи.

Поцеловал Заххака хитрый бес
И — чудо! — сразу под землей исчез.
Две чёрные змеи из плеч владыки
Вдруг выросли. 

Он поднял стоны, крики,
В отчаянье решил их срезать с плеч, —
Но подивись, услышав эту речь:
Из плеч две чёрные змеи, как древа
Две ветви, справа отрасли и слева!

Пришли врачи к царю своей земли;
Немало мудрых слов произнесли,
Соревновались в колдовстве друг с другом,
Но не сумели совладать с недугом. 

Тогда Иблис прикинулся врачом,
Предстал с учёным видом пред царем:
«Судьба, — сказал он, — всех владык сильнее.
Ты подожди: покуда живы змеи,
Нельзя срезать их! Потчуй их едой,
Иначе ты не справишься с бедой,
Корми их человечьими мозгами,
И, может быть, они издохнут сами».

Ты посмотри, что натворил Иблис.
Но для чего те происки велись?
Быть может, к зверствам он царя принудил
Затем, чтоб мир обширный обезлюдел?