Измени себя — изменится Мир вокруг
Логотип клуба OUM.RU

Глава 10. Правильное отношение к родам. Немного истории из жизни наших предков

Глава 10. Правильное отношение к родам. Немного истории из жизни наших предков
Глава 10. Правильное отношение к родам. Немного истории из жизни наших предков
Главное, что следует знать и помнить, это то, что роды – полностью физиологичный естественный процесс. И начинается он уже с самых первых дней беременности. Неизвестно почему, но беременную женщину называют «будущей мамой», а ребёнка до самых родов и вовсе именуют неодушевлённым существительным «плод». Тем не менее современная наука подтверждает, что уже на девятой неделе вынашивания человечек ростом не более двух сантиметров шевелит крохотными ручками и ножками. Как же можно называть неживым словом того, кто вполне явственно шевелится, растёт и развивается с каждым днём? Все духовные традиции и учения, да и сама наша человеческая интуитивная природа, говорят о том, что в утробе матери находится живая душа. Так как же мать может быть будущей, если в ней уже живёт её ребёнок, он уже существует?

Даже принятые в нашей речи обороты стараются обойти тему беременности, родов и внутриутробного развития, представляя всё так, будто жизнь человека начинается лишь с его рождения. А как же предыдущие девять месяцев жизни? Ведь в этот период мама так же заботилась о ребёнке и любила его, а он так же рос под её защитой. Екатерина Осоченко обращает внимание на то, что в медицинской литературе период потуг называют «периодом изгнания плода». То есть мать не помогает своему малышу преодолеть все тяготы и появиться на свет, а изгоняет из себя неодушевлённый плод. Изгоняют обычно то, что тяготит, мешает, вредит и т. д.

Кроме того, в наше время беременность и родовспоможение окружены таким количеством медицинских терминов, специальностей врачей и лекарств, что многие женщины забывают о том, что механизм деторождения в их теле предусмотрен самой природой. Они начинают воспринимать роды как неприятную хирургическую операцию. Даже в медицинских документах беременная женщина, с момента поступления на учёт в женскую консультацию вплоть до выписки из родильного дома именуется не иначе как «больной», а беременность указывается в графе «диагноз». Однако всегда ли было так? И является ли такое восприятие родов той глубинной, наследственной женской мудростью? «Если б я была царица, – третья молвила сестрица, – я б для батюшки царя родила богатыря»… Случайны ли эти слова в сказке Пушкина? Говорят ли они об изгнании плода или о рождении Человека в спокойствии и радости?

Впервые качеством одушевлённости ребёнка в утробе матери наделил на рубеже 60–70-х годов ХХ века известный психиатр Станислав Гроф. Работая со своими пациентами, он предположил, что причина их психических расстройств кроется в травмирующих переживаниях, сопровождающих переход из внутренней безопасной среды матки во внешний мир. В это же время активно развивается метод УЗИ, наглядно подтверждая наличие жизни внутри беременной женщины. Применение УЗИ хоть ине заставило медиков считать ещё не рождённого ребёнка личностью, как это утверждал Гроф, но тем не менее привело к развитию различных методик, уделяющих внимание не только физическому, но и психологическому (энергетическому) состоянию женщины во время беременности, и сместило фокус врачей и акушеров в сторону развивающегося внутри ребёнка.

Акушерство как тонкое ремесло родовспоможения имеет древние корни и богатую историю становления и развития, в которой встречались и падения, повлёкшие разрыв контакта этой профессии с матерью и ребёнком на долгие десятилетия.

Акушерки, причастные к высшему таинству появления человека из небытия и помогающие ему прийти в этот мир, всегда считались самыми достойными людьми. «В древнейших письменных памятниках человеческой истории, в священных книгах индусов, египтян, евреев – всюду упоминается об акушерках как особом классе специалистов, а у древних многие богини почитались как покровительницы рожениц» .

Известно, что одним из божеств пантеона древних славян была богиня Рожана. Её имя неслучайно созвучно с такими словами, как «роды», «природа», «плодородие», «родной» и т. д. Инициация женщины как матери являлась моментом перехода к ней женской мудрости рода. У Рожаны был сын Лель. От его имени в старорусском языке произошли «детские» слова: «ляля, лялечка», «люлька», «лелеять». Рожану славили с приходом весны в конце апреля: женщины и девушки разжигали костры, подносили растительные дары, пели песни и водили хороводы. Праздник был сугубо женским, мужчины и парни смотрели на празднование издалека. С приходом христианства Рожану с младенцем Лелем заменила Пресвятая Мария с Христом. Однако суть этих образов не поменялась в сознании людей, так как мать с ребёнком на руках всегда несла в себе святость, заставляя человеческую рациональность преклоняться перед чудом Создания.

Как всякое таинство, недоступное для понимания человеческому разуму, роды сопровождались чередой важных обрядов и ритуалов. Придавалось большое значение связи рождающегося ребёнка с родителями, демонстрации того, что ребёнок ожидаем и желаем. Например, в некоторых селениях незадолго до родов отец должен был собственноручно выдолбить корыто. Сидя в этом корыте, роженица претерпевала схватки, а нередко и рожала малыша. Мальчика обычно заворачивали в нательную рубаху матери, девочку – в нательную рубаху отца. Таким образом уравновешивали женскую и мужскую энергии в ничем не защищённом, восприимчивом энергетическом теле ребёнка. Пуповину не перерезали сразу. Всё время женщина и дитя находились в бане или избе. И лишь когда на небе появлялось Солнце (верховное божество у славян, как и у многих других народов), отец выносил ребёнка наружу и подставлял солнечным лучам. Так совершалось знакомство нового человека с богами и утверждение его на этом свете.

Повитухи в те времена не имели медицинского образования, но славились своим умением, основанном на опыте предков. Потомственная повитуха считалась самым лучшим специалистом и пользовалась большим авторитетом у всех слоёв населения. Акушерство испокон веков было занятием сугубо женским. Чаще всего повитухами выступали пожилые женщины, в большинстве своём вдовы, отсюда и название «повивальные бабки». Однако повивать могли и замужние женщины, но только те, кто уже перестал рожать и у кого закончились менструации. Девицы или бездетные жёны не могли быть повитухами, потому что сами не имели опыта родов.

С началом реформаторских нововведений Петра I в акушерское дело приходят европейские порядки. Большим авторитетом начинают пользоваться медики с профессиональным образованием, которые постепенно сделали своей вотчиной и акушерство. В 1752 году Михайло Ломоносов в своём труде «О размножении и сохранении российского народа» рекомендовал написать официальное руководство по акушерскому делу. Двумя годами позже был издан документ («Представление о порядочном учреждении бабичьева дела в пользу общества»), обязывающий всех повитух пройти специальную аттестацию. Те, кто по итогам аттестации признавались достойными, приводились к присяге и звались «присяжными бабками». Список присяжных повитух подавался в полицию для извещения народа. Следуя присяге, такие повитухи должны были посещать без различения и богатых, и бедных женщин. В 1757 году в Москве и Петербурге создаются специальные школы для акушерок – «бабичьи школы». В 1764 году по указу Екатерины II учреждается первый родильный госпиталь в Москве. Однако поначалу родильные дома являлись филиалами сиротских приютов и создавались для неблагополучных женщин, которые после родов отказывались от детей. Женщины из благополучных семей обычно рожали дома, вызывая к себе акушерку. И лишь в 1882 году родильные дома начинают оказывать услуги всем матерям.

Постепенно роды всё более начинают рассматриваться с естественно-научной точки зрения и переходят в ведение врачей-мужчин. Интуитивное женское начало было квалифицированно как ненаучное. Рожениц и младенцев на 115 лет разлучили с акушерками-женщинами, так как высшее образование для женщин было недоступно. К тому времени, как женщины смогли вернуться к родовспоможению, мужской разум уже обустроил родовой процесс с чисто практической точки зрения. Щипцы для извлечения ребёнка, кесарево сечение и токсичные препараты для обезболивания впервые были применены мужчинами-акушерами. К сожалению, и сегодня, спустя два столетия, многие врачи повторяют ошибки своих коллег из прошлого. Эфир, хлороформ и кокаин, сперва применявшиеся для обезболивания в родах и зачастую приводящие к непоправимым последствиям для здоровья ребёнка и женщины, заменили:
  • внутримышечные или внутривенные инъекции анальгетиков;
  • ингаляционная анестезия;
  • местная инфильтрационная анестезия;
  • регионарная (эпидуральная) анестезия;
  • общий наркоз (кратковременный).
Все эти средства за счёт химико-токсических составляющих вызывают онемение (временную остановку естественного функционирования) той или иной мышцы, связки или внутреннего органа различной степени тяжести. Вы можете найти более подробную информацию о каждом из них и последствиях его применения в родах.

С приходом советской власти под контроль государства берётся и такой личный, интимный для семьи процесс, как роды. Лучшими условиями для матери и ребёнка теперь считаются стерильные больничные палаты. Совместное пребывание матери и ребёнка практикуется строго по часам лишь для кормления. В околовоенное время, со второй половины 30-х до конца 50-х годов ХХ века, государство берёт материнство и детство под усиленный контроль. Каждая женщина была обязана состоять на учёте в женской консультации. Так как о неработающих молодых матерях в СССР не слышали, да и слышать не хотели, создаётся целая система детских учреждений для детей с 8-недельного возраста, открываются молочные кухни для искусственного вскармливания. С тех пор началось эмоциональное (энергетическое) разобщение, разделение, отдаление матери и ребёнка.

Медицинская и образовательная системы освобождают женщину от исполнения самой важной и великой задачи любой женщины, у которой есть ребёнок – задачи Материнства. Святой и нежный образ Мадонны с младенцем уступает место румяной колхознице, прижимающей к груди не ребёнка, а пухлый сноп колосьев. Формируется совершенно иной образ счастливой, состоявшейся женщины. Дети становятся лишь дополнением образа правильной среднестатистической семьи. Передаваемое из поколения в поколение (от наших бабушек к нашим мамам, а от них к нам) искажение роли Материнства, рождения женщины как Матери, самого процесса родов и сегодня присутствует в сознании большинства женщин. Мы соглашаемся с собственной некомпетентностью быть Матерью, препоручая себя и своих детей в руки государственных учреждений. Может быть, нам пора вспомнить о том, что давать жизнь – это естественная женская природа? Вспомнить, что, за исключением редких случаев, когда показано медицинское вмешательство, мы в состоянии прожить роды собственными силами с поддержкой семьи, акушерки, адекватных врачей?